48. Природа глубокого сна

Среди многих посетителей, приходящих к Махараджу, встречаются такие, которые (вероятно, в силу полученного ранее обучения в рамках общепризнанных стандартов) на каком-то этапе достижения понимания попадают в тупик. И тогда они неизменно стремятся получить разъяснение по тому или иному вопросу. Для одной из таких групп людей проблема сосредоточилась вокруг природы состояния глубокого сна.

Они поняли – или, скорее, неверно поняли то, что им было сказано, – что состояние глубокого сна является «конечным», или нашим изначальным состоянием. Они были огорчены, когда Махарадж сказал им, что ничто не может быть более далеким от истины.

«Как может состояние глубокого сна, – спросил Махарадж, – которое чередуется с бодрствующим состоянием в сознании, быть нашим истинным состоянием? Само сознание подвержено влиянию времени и для его проявления и поддержания требуется тело, представляющее собой эссенцию пищи. Следовательно, состояние глубокого сна в большой степени является физическим состоянием, обладающим продолжительностью и чередующимся с состоянием бодрствования. Причина, по которой его ошибочно принимают за необъективное сознание – когда сознание не осознает себя – состоит в том, что во время глубокого сна сознание временно пребывает в покое. Состояние глубокого сна схоже с Осознаванием лишь в том, что сознание в нем не осознает себя, однако, важное отличие, которое необходимо отметить, состоит в том, что состояние глубокого сна – это в то же время состояние „в движении“, поскольку оно имеет продолжительность и после него вновь наступает состояние бодрствования.

Все, что можно сказать, это то, что ощущение присутствия, которое есть во время состояния бодрствования, в состоянии глубокого сна отсутствует. С другой стороны, состояние Осознавания – то, чем мы в действительности являемся – представляет собой полное отсутствие как присутствия, так и отсутствия ощущения присутствия. И это чрезвычайно важное различие.»

Мерилом силы концептуальной обусловленности, которой подвержены люди, якобы достигшие высокого уровня (что бы это ни означало!), является их неспособность понять это основное различие между глубоким сном и Осознаванием, на которое указывает Махарадж. На них было жалко смотреть, когда Махарадж разрушал одну за другой их концепции, которые они так долго и с такой любовью лелеяли и с которыми им так не хотелось расставаться. Но это было просто необходимо. С присутствующим ему чувством юмора Махарадж сравнивал состояние ума задающих вопросы с состоянием ума миллионера, которому сообщили, что все его миллионы внезапно превратились в ничто!

Махарадж пролил дополнительный свет на этот вопрос, объяснив, что и состояние бодрствования, и состояние глубокого сна представляют собой чередующиеся периоды в сознании-в-проявлении. «Если это ясно понять, – сказал он, – путаницы не будет.» «Интересовал ли вас вопрос глубокого сна сто лет назад? – спросил Махарадж ведущего члена группы. – Вам нужен был сон? Теперь же, когда сознание проявило себя в физическом механизме, можете ли вы продолжать жить без глубокого сна сколь угодно долго? Сознание, глубокий сон, состояние бодрствования, продолжительность во времени – все это составляет одну и ту же концепцию, связанную с проявлением. Как можно приравнивать ее к непроявленному Осознаванию, которое представляет собой безвременность, чистую субъективность без малейшего следа объективности?»





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх