38. Бытие – это Бог

Некоторые посетители, послушав Махараджа несколько раз, замечают, что, говоря об истинной природе человека, он редко использует слово «любовь». И вообще он часто говорит, что в процессе проявления непроявленного нет ничего религиозного как такового, ничего, связанного с преданностью и поклонением.

Если кто-нибудь из посетителей спрашивает о том, имеет ли какое-то место в том, что он излагает, любовь, он обычно улыбается и задает контрвопрос: «Что вы имеете в виду под словом „любовь“? Какое значение для вас имеет это слово?» От этого вопроса посетитель обычно теряет дар речи, ибо это слово является одним из тех, которые неверно понимаются и неверно используются, причем, очень широко.

Затем Махарадж продолжает: «Не означает ли слово „любовь“ в своей основе некой потребности? Ибо вы любите человека или вещь, которые удовлетворяют вашу потребность. В действительности, любовь между мужчиной и женщиной удовлетворяет их потребность друг в друге, будь то физическая потребность в партнере или же потребность другого рода. Когда человек обнаруживает, что другой больше не удовлетворяет его потребность, „любовь“ вначале превращается в равнодушие, а затем, возможно, и в „ненависть“. Почему пары, как состоящие, так и не состоящие в браке, так часто меняют партнеров, особенно на Западе? По той простой причине, что они больше не удовлетворяют потребности друг друга, как раньше».

Как-то один посетитель, желая продолжить эту тему, задал Махараджу несколько вопросов.

Посетитель: Но, сэр, это явно узкая трактовка слова «любовь». Наверняка, должно быть и нечто такое, как безличностная, или «вселенская» любовь?

Махарадж: Давайте вначале выясним, о чем мы говорим. Мы говорим о чувствах, об отношении между двумя людьми? Если это так, то может ли любовь быть чем-то иным, нежели противоположностью «ненависти» (и оба эти состояния представляют собой чувства, которые один человек питает к другому)? Такие отношения могут возникнуть лишь в дуалистическом проявлении субъекта-объекта. Если же вы рассуждаете в терминах ноуменального непроявленного, являющегося состоянием полной субъективности (без малейшего следа чего-либо объективного), того, на что можно лишь указать с помощью субъективного местоимения «Я», того тотального единства, которое можно постичь лишь как состояние полноты, целостности, святости, то здесь не подойдут никакие слова. И конечно, в этом состоянии отношение любви-ненависти будет невозможным. Отношение между кем? Поэтому если для описания ноуменального состояния вы используете слово «любовь», то оно, как и любое другое слово, будет абсолютно неуместно.

П: Конечно, я не рассматривал эту тему так глубоко, таким аналитическим образом. Наверное, я имел в виду нечто, что передается словами «Бог есть Любовь» или «Любовь – это религия».

Махарадж (смеясь): Опять же, друг мой, что собой представляют эти фразы, как не сочетания слов, основанных на чьей-то концепции, которая ему нравилась и которую он желал навязать другим? А другие с большой охотой готовы принять любую концепцию, дающую им некого рода моральную опору. В таких случаях ищущий счастлив и удовлетворен своим положением ищущего. Он чувствует себя намного выше других, «заблудших душ, проживающих свои жизни впустую». И в этой позе «просветленного» он счастлив за любое красивое сочетание слов, питающее его эго!

П: Но, Махарадж, слова «Бог есть Любовь» и «Пребывающий в любви, пребывает в Боге и Бог пребывает в нем» использовал св. Иоанн, великий христианский святой, который также считается джняни.

М: Я не сомневаюсь в том, что он был джняни. Но, к сожалению, среди его последователей, похоже, не было ясного понимания того, что эти прекрасные слова на самом деле значили для христианского мудреца, произнесшего их. Св. Иоанн, конечно же, не имел в виду, что «Бог» – это объективная, феноменальная сущность, основной природой которой является любовь.

Давайте, вернемся к тому, что я сказал вам о потребности – основе любви. Подумайте, что является самым бесценным для любого живого существа. Если бы у него был выбор – обладать всем богатством мира, либо своим «бытием», или «сознанием» (вы можете дать этому свое название в добавок к тысячам других, которые уже взгромоздили на него), тем, что дает ему ощущение того, что он жив, ощущение присутствия, и без чего его тело было бы не чем иным как трупом, – что он выбрал бы? Несомненно, не имей он сознания, все богатства мира были бы для него бесполезны. Это бытие, это сознательное присутствие, которым он является, представляет собой бытие каждого живого существа на земле, саму душу всей вселенной – и, таким образом, это здесь-сейчас, это сознательное присутствие, не может быть ничем иным как Богом. Это то, что человек любит больше всего, поскольку без этого нет вселенной, нет Бога. Следовательно, это есть Присутствие-Любовь-Бог. И св. Иоанн несомненно очень хорошо понимал это, когда говорил «Бог есть Любовь...» Ясно, что все, что он мог иметь в виду, это то, что он (Иоанн) и Он (Бог) не были отличны друг от друга как чистая субъективность, как ноумен. Поэтому тот, кто закрепился в сознательном присутствии, которое есть Любовь, которое есть Бог, и пребывает в Боге, а Бог – в нем.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх