Загрузка...


Танки сегодня

В зарубежной военной литературе отмечается непрерывное совершенствование танков, увеличение их числа и… не менее бурное развитие противотанковых средств. Это обостряет проблему повышения живучести танков. Однако они – оружие наступления, и эта проблема должна решаться вместе с улучшением других его боевых свойств.

За 75 лет развития танкостроения вводились разные новшества, относящиеся в основном к средствам наблюдения и связи (приборы ночного видения, лазерные прицелы и т.п.) и защите от оружия массового поражения. И тем не менее танки сохранили основные черты, и прежде всего компоновку, которую еще в 1917 году получил «Рено» FT. Принципиально неизменным остались гусеничный движитель, броневая защита, основное оружие-артсистема, дополненная пулеметом. Правда, были (и есть) огнеметные танки, известны случаи замены пушечного вооружения на пусковую установку ракетных снарядов (американские танки М551 «Шеридан» и М60А2). Кстати, дополнительное ракетное вооружение еще в ходе второй мировой войны появилось на советских Т-60 и американских «Шерманах» некоторых серий. А позже его получили, например, французские танки АМХ13. Однако от пушки никто не отказывался. Но какая разница между современным 120- или 125-мм

гладкоствольным орудием и 37-мм пушкой Гочкисса на «Рено» FT! И дело не в калибре. Нынешние артсистемы оснащены принципиально новыми устройствами. Это эжекторы для отсоса после выстрела пороховых газов из канала ствола, чтобы предотвратить их прорыв в боевое отделение танка. Первые попытки устранить загазованность были предприняты на немецком танке «Пантера». Англичане в конце 40-х годов додумались до значительно более простого агрегата, действовавшего, по существу, автоматически. Эжектор – это толстостенный цилиндр, герметически закрепленный на стволе. На разных артсистемах их размещали примерно посередине ствола или почти у дульного среза. Внутренний объем эжектора двумя тонкими соплами соединялся с каналом ствола, причем эти сопла закрываются клапанами. При выстреле, как только днище снаряда проходило отверстие первого сопла эжектора, пороховые газы под большим давлением заполняли цилиндр. После того, как снаряд миновал выходное сопло, газы устремлялись к дульному срезу, создавая эжекционный эффект -пороховые газы отсасывались наружу.

От распространенных ранее танковых пушек с дульным тормозом теперь отказались. И не случайно: хотя он уменьшал откат, но истекающие из него газы поднимали дым, пыль и даже на какое- то время ослепляли танкистов. Кроме того, дульные тормоза увеличивали «дерганье» ствола, что отрицательно сказывалось на точности стрельбы.

Почти все иностранные танки второго поколения и «подтянутые» под их стандарты танки первого поколения имели или имеют 105-мм нарезную пушку (кроме английского «Чифтена»), Этот калибр считался оптимальным – достаточно большим, чтобы обеспечить высокие бронепробивающее и фугасное действия снарядов, позволяя применять унитарный патрон («выстрел»), приемлемый для заряжания вручную и допускающий высокую скорострельность и солидный боекомплект.

Танки третьего поколения за рубежом вслед за «Леопардом 2» дружно (опять-таки за исключением английского «Челленджера») перешли на 120- мм гладкоствольную пушку, чьи унитарные выстрелы по длине и по весу мало отличаются от выстрелов 105-мм калибра. Мы оснастили гладкоствольными пушками Т-62 чуть ли не на два десятилетия раньше.

Калибр современных танковых пушек (120 – 1 25 мм) не нов. Во вторую мировую войну были такие же калибры на ИС-2, а на КВ-2 и того больше – 152 мм. Следовательно, развитие шло по пути увеличения могущества пушки – наращивания начальной скорости снарядов и создания новых боеприпасов, Требование, чтобы танк имел вооружение, способное поражать современные ему неприятельские, стало обязательным. Для увеличения бронепробиваемости прежде всего требовалось увеличить скорость полета бронебойного снаряда. Еще в годы второй мировой войны изобрели подкалиберные снаряды. Значительно меньшей массы, чем калиберные, они имели начальные скорости полета больше 1100 м/с. У снаряда послевоенной английской танковой пушки L7 этот показатель достиг 1475 м/с, по-вццимому, это был предел для нарезных. И вспомнили о гладкоствольных пушках, чьи снаряды удалось разогнать до 1800м/с. Первыми такие артсистемы получили в 1961 году советские Т-62. Зарубежные конструкторы долго колебались, прежде чем спустя добрых 10 лет разработали для танков гладкоствольную пушку. Но и эти системы имели определенные недостатки. Ведь их снаряд для стабилизации в полете (которая раньше осуществлялась его вращением) снабжался стабилизатором – небольшими крылышками. Он был подкалиберным, значит, более чем вдвое легче обычного. Для бронебойного снаряда это было не так уж важно, но вот фугасный снаряд гладкоствольной пушки оказался менее мощным, чем снаряд нарезной, а ведь танки ведут огонь и по так называемым пехотным целям. По-видимому, это было основной, но не единственной причиной того, что англичане не решились отказаться от хорошо проверенной 120-мм нарезной пушки.

Другим способом увеличения бронепробиваемости снарядов стало использование эффекта кумуляции, то есть получение (благодаря специальной форме разрывного порохового заряда и его металлической облицовки) узкой направленной струи раскаленных газов, истекающих со скоростью более 10 000 м/с. Именно она пробивает, или, как у нас говорили во время войны, «прожигает» броню. Такие снаряды были впервые применены немцами в 1942 году.

В боекомплект танковых пушек входят и снаряды с пластическим взрывчатым веществом. При ударе о броню их мягкая головная часть расплющивается, взрывчатое вещество как бы прилипает к броне и в этот момент подрывается взрывателем. В броне возникают волны напряжения, приводящие к отрыву от ее внутренней поверхности осколков, летящих с огромной скоростью и поражающих экипаж и оборудование. Итак, в боекомплект современных танковых пушек входят традиционные осколочно-фугасные снаряды для действия по небронированным целям, комбинированные осколочно-фугасные кумулятивные (многоцелевые), бронебойные калиберные (для нарезных пушек) и подкалиберные. Для гладкоствольных пушек приняты снаряды с отделяющимся поддоном, то есть стаканом, составленным из нескольких секций, имеющих калибр артсистемы. В нем укрепляется сам снаряд, а после вылета из ствола он отделяется и снаряд летит дальше. Такие снаряды, стабилизируемые в полете оперением, могут иметь длину до 10 калибров. Это позволяет получить большое отношение массы снаряда к площади его поперечного сечения, то есть увеличить его поперечную нагрузку (важнейший фактор увеличения бронепробиваемости). Вращающиеся снаряды не могут быть длиннее 5 – 6 калибров, иначе теряют устойчивость и начинают кувыркаться. Что же касается кумулятивных, то наибольшая бронепробиваемость достигается при подрыве заряда примерно в 30 см от брони, но большая скорость (свыше 800 м/с) уменьшает кумулятивный эффект так же, как и вращение снаряда, поэтому- то кумулятивные снаряды гладкоствольных пушек имеют начальную скорость порядка 800 – 1000 м/с. Понятно, что чем меньше скорость снаряда, тем больше время полета его до цели, а в результате (особенно при стрельбе по движущимся целям) падает меткость. Однако от кумулятивных снарядов не отказываются прежде всего потому, что их бронепробиваемость значительно выше, чем у сплошных бронебойных с сердечником. Последние изготавливают из самых тяжелых и твердых металлов или сплавов. Так, американцы разработали снаряд с сердечником из обедненного урана. Кстати, металлический уран воспламеняется на воздухе и, проникнув за броню, вызывает пожар внутри танка.

Когда среди противотанковых средств на первое место вышли вертолеты, вооруженные ПТУРами, в боекомплект танков внедряются специальные оперенные снаряды с головками самонаведения по лазерному лучу или по ИК-излучению летательного аппарата.

Поскольку при калибрах 120 – 125 мм трудно изготовить унитарные боеприпасы, то применяют раздельное заряжание, как на советских танках Т-64, Т-72 или английских «Челленджерах». Но 120-мм пушки западногерманских «Леопардов-2» имеют унитарные выстрелы – для них разработали сгораемые гильзы, что упростило работу экипажа: нет необходимости выбрасывать стреляные гильзы и предусматривать для этого специальные устройства. Для увеличения скорострельности применяются механизмы, облегчающие заряжание, как, например, на Т-72, они действуют от электромоторов с частичным использованием энергии отдачи пушки и позволяют исключить из экипажа танка заряжающего.

Увеличить огневую мощь можно за счет сокращения времени на обнаружение, опознание цели и определение исходных данных для стрельбы. Предстоит довести вероятность поражения движущегося танка первым выстрелом с расстояния 3000 – 4000 м до 0,7 -0,8. Ведь если тот стреляет не хуже, то до второго выстрела дело уже может и не дойти. Какие же приборы и инструменты определяют так называемое время «реакции оружия» и его меткость? В системы управления огнем входят перископические оптические прицелы с двумя каналами (дневным и ночным) и встроенным дальномером. Последний, как правило, лазерный, причем на дистанции от 200 до 8000 м точность измерения достигает 10 м. Большинство прицелов имеет независимую от пушки стабилизацию поля зрения в вертикальной плоскости. Ночные прицелы рассчитаны на дальности до 2000 м. В них используют низкофоновые телевизионные или тепловизионные приборы. Командир имеет не только свой прибор наблюдения, но и прицел, обычно панорамный, с широким углом зрения и большим увеличением (дох 20), который связан с прицел-дальномером наводчика. Таким образом командир дает ему целеуказание и может по необходимости заменить его.

Современные танки оснащены электронными баллистическими вычислителями. С их помощью в прицел автоматически вводятся поправки, либо это делает наводчик, или же команды с баллистического вычислителя поступают на исполнительные механизмы наводки пушки. В баллистические вычислители данные вводятся автоматически от датчиков либо наводчиком или командиром. Это угловая скорость цели, угол наклона оси цапфлушки, скорость бокового ветра, атмосферное давление, влажность (от датчиков, установленных на крыше башни) и т.д. Вручную вводятся данные о

типе боеприпасов, их температуре, степени износа канала ствола пушки (о количестве ранее произведенных выстрелов). Последний фактор влияет на начальную скорость снаряда, Чем больше износ канала ствола, тем ниже начальная скорость при том же типе снаряда, а живучесть современных танковых пушек доставляет 500 – 600 выстрелов.

На всех современных танках есть механизмы стабилизации пушки в двух плоскостях, Система синхронизации работает от гироскопов с помощью электрогидравлических приводов. Стремление их создателей направлено на повышение точности и уменьшение мертвого времени срабатывания гироскопических датчиков, К средствам повышения меткости стрельбы относятся и теплоизоляционные кожухи, надеваемые на стволы для предотвращения его деформации от неравномерного нагрева солнечными лучами.

Дополнительным вооружением служат спаренные с пушкой пулеметы винтовочного калибра, реже – крупнокалиберные. На башне устанавливается один или два зенитных пулемета тех же калибров.

Все это грозное оружие танкисты должны эффективно применять в любых условиях. Оснащение танка приборами ночного видения стало возможным с появлением электронно-оптических преобразователей, действующих на использование фотоэлектрического эффекта. Они работают в пассивном режиме, фиксируя тепловое (инфракрасное) излучение цели – корпуса танка в районе силового отделения, горячих выхлопных газов, человеческого тела, их прожекторы систем активного обнаружения освещают цель, а отражение излучения воспринимается приемной аппаратурой. В инфракрасных прожекторах используют ксено- новые лампы с возможностью переключения на ИК- или видимый свет, приборы ночного видения бывают моно- и бинокулярные, теле- и перископические, неподвижные и вращающиеся в горизонтальной плоскости и даже с качанием в вертикальной. Активные приборы работают в ближней ИК области спектра (0,76 – 1,2 мкм), но неудобны тем, что противник обнаруживает их на расстояниях в несколько раз больших, чем танкисты обнаруживают его. Кроме того, они громоздки, тяжелы, потребляют много электроэнергии и уязвимы для пуль и осколков. На западногерманских танках «Леопард 1А4» и «Леопард 2», американском М1, «Абрамс» применены пассивно-активные приборы наблюдения, на французских -телевизионные системы наблюдения, работающие при низких освещенностях. Так, на танке АМХ-32 телевизионная камера установлена на пушке. Телевизионным прицелом оснащались и некоторые серии танка «Леопард 2». Преимущество их состоит в возможности одновременного наблюдения на экранах командиром и наводчиком. Изображение можно передать по радиоканалам, командиру батальона на другие машины. Но такие приборы опять-таки громоздки, дорогостоящи и уязвимы.

В последнее время все большее применение находит тепловизионная бесподсветочная аппаратура, обеспечивающая скрытость работы, помехоустойчивость, обнаруживающая цели сквозь дым, туман, не засвечивающаяся вспышкой дульного пламени при выстреле и осветительными ракетами. Их свойства улучшены применением микроканальных усилителей (стеклянные пластинки с большим числом тонких каналов). Однако и эти приборы сложны и дороги.

Все современные танки оснащают эффективными – дневными и ночными приборами для прицеливания и наблюдения. Однако дальность визуального обнаружения цели, даже с помощью таких приборов, невелика. Поэтому разрабатываются радиолокационные средства обнаружения и опознания объектов. Так, на французских танках АМХ-30 стоят радиолокационные ответчики типа «свой-чужой», мгновенно вводящие ответ в систему управления огнем.

Теперь настало время затронуть проблему обеспечения живучести танка, то есть способности сохранить и быстро восстановить боеспособность при воздействии противотанковых средств противника.

К системам обеспечения живучести танка относятся обычная и «активная» броня; так называемая заброневая защита, включая противоатомную; автоматическое противопожарное оборудование и средства маскировки. В этом же аспекте рассматриваются и меры по уменьшению габаритов танка, прежде всего высоты.

…Конечно, броня и танк неотделимы. Но какой же должна быть толщина стальной гомогенной брони, если противотанковые ракеты четвертого поколения и кумулятивные снаряды способны пробить до 800 – 900 мм (французский комплекс «Дард-120»)? На танках времен второй мировой войны толщина брони достигла 250 мм.

Военные специалисты по-разному подходят к этой проблеме. Одни стоят за непосредственное усиление броневой защиты, в том числе от оружия массового поражения. Для этого усиливают пассивную защиту и создают активную. Пассивным будет увеличение толщины брони и разработка ее новых типов, установка противокумулятивных экранов, использование как дополнительной защиты баков с топливом. Разнесенную броню в виде экранов во второй мировой войне применили немцы. Новый же ее тип – разнесенная или многослойная -специалисты ФРГ и США применили на экспериментальном танке МВТ-70 в начале 70-х годов. Она состояла из двух раздельных стальных листов и внутреннего листа из алюминиевого сплава с прокладкой из пенопласта. В 1976 году в Англии создали комбинированную (композитную) броню «чобхэм». Она состоит из нескольких слоев высокопрочной стали, алюминия и керамического материала. Считается, что «чобхэм» танка «Челленджер» обеспечивает защиту от противотанковых ракет «Свингфайр», пробивающих 500 мм монолитной брони.

На английском танке «Велиэнт» впервые использовали «адаптированную» (накладную) броню. На корпус и башню, изготовленные из алюминиевого сплава, спереди и с боков навесили съемные блоки брони «чобхэм». Так можно защитить и другие машины.

Система динамической защиты, или активная броня, состоит из пластин (плоских контейнеров), содержащих взрывчатое вещество. Активная броня может быть либо навесная, либо встроенная. При попадании в такой контейнер кумулятивного снаряда его содержимое взрывается, распыляя или отклоняя струю раскаленных газов. Силой взрыва может быть развернут и сплошной бронебойный снаряд. Впервые «активная броня» была с успехом применена израильтянами в боях в Ливане в 1982 году. Теперь она применяется повсеместно. Ее, в частности, в обоих вариантах получили наши танки Т-64, Т-72, Т-80 и даже более старые Т-55, Т-62.

В другом варианте заряды взрывчатого вещества размещаются между листами многослойного разнесенного бронирования. Там же помещаются подвижные броневые пластины. При срабатывании заложенной между ними взрывчатки такая плита либо разворачивает попавший бронебойный снаряд (сердечник), либо разрушает кумулятивную струю.

Прочность металлической брони увеличивают, вводя в ее состав обедненный уран (например, на американских танках М1А1).

И, наконец, об истинно активной защите, разрабатываемой, в частности, в Израиле. В нее будут входить несколько электронно-оптических детекторов и пусковых установок для небольших противоракет, размещенных на корпусе танка, которые автоматически запускаются навстречу подлетающему реактивному снаряду.

Уже на машинах второго поколения были применены конструктивные элементы защиты от проникающего излучения, возникающего при ядерном взрыве. Гамма-лучи достаточно хорошо ослабляются толстой стальной броней. Для ослабления потока нейтронов используют вещества с высоким содержанием водорода, а также с добавками бора и лития в толстых слоях «подбоя» внутри боевого отделения танка.

Для того чтобы внутрь машины не попадали радиоактивная пыль, отравляющие и бактериологические вещества, танки герметизируют, что, кстати, нужно и для движения по дну рек. Кроме того, внутри них создается избыточное давление: через фильтровентиляционные установки подается очищенный воздух.

Известно, что примерно на 50% подбитых танков вспыхивали пожары, прежде всего загоралось горючее, поэтому танки давно оснащали огнетушителями, а теперь и автоматическим противопожарным оборудованием (ППО). Есть термодатчики, размещенные в наиболее опасных местах, они приводят огнетушители в действие за несколько миллисекунд. Для тушения пожара применяются смеси галогеноуглеродов (вместо апробированной углекислоты), газ «хэлон 1301» (углерод-бром- фтор). Системы эти многократного действия. И вот результат: во время войны 1982 года в Ливане на израильских танках «Меркава», снабженных ППО фирмы «Спектроникс», от огня не погиб ни один экипаж. А на М60 и «Центурионе» с устаревшими системами ППО 25% потерь экипажей вызывались пожарами.

Вторая группа мер повышения живучести танка направлена на снижение вероятности их поражения любыми средствами. Это достигается уменьшением габаритов танка, а также воздействие на операторов противотанковых комплексов и мерами увода с траектории самонаводящихся или наводящихся по лазерному лучу ракет.

Чтобы не взорвался боекомплект, его размещают, например, в кормовых нишах башни. Если он взорвется, то энергия взрыва через легковыбиваемые вышибные крышки уйдет наружу. К косвенным методам защиты относят маскировку в традиционном понимании (маскирующая и искажающая раскраска, использование растений и их имитации и т.п.), уменьшение размеров танка, снижение вероятности поражения его путем повышения скорости, а также активное воздействие на противника. В настоящее время танк нуждается в маскировке также в инфракрасной и микроволновой областях спектра. На всех танках по обе стороны передней части башни гроздьями размещают направленные под разными углами вверх и в сторону короткие гранатометы. Экипаж остановившегося танка производит залп дымовыми патронами, которые на расстоянии нескольких десятков метров образуют плотную дымовую завесу, скрывающую машину от наводчиков противника. Английские гранаты содержат дымообразующий состав на основе красного фосфора. Применяются также нефтепродукты, гексахлорэтан и т.п., образующие аэрозоли. Дымовая завеса высотой до 15 и глубиной до 40 м «закрывает» танк также и в инфракрасной области спектра лазерного и электромагнитного излучения. Такие гранаты, в частности, разработаны для американского «Абрамс» М1.

Танкисты получили огнезащитную одежду, шлемы (особенно израильские), предохраняющие голову от мелких осколков.

Под подвижностью или маневренностью понимают такие характеристики, как максимальная скорость, скорость и проходимость по пересеченной местности, запас хода по топливу. Весьма важным стало «автомобильное» качество -приемистость, то есть способность быстро набрать полную скорость.

Зарубежные танкостроители стремятся к повышению средних скоростей, улучшению их маневренности. Для этого танки оснащают более мощными двигателями, повышая удельную мощность, то есть отношение мощности двигателя (в л.с.) к массе машины (в тоннах). Если на танках второго поколения удельная мощность составляла 15 – 20 л.с./т, то у третьего поколения она достигла 27 л.с./т и имеет тенденцию к увеличению. Кстати, ее повышение свыше 30 л.с./т (такой она была у танков БТ) считается нецелесообразным ввиду возможности заноса танка на поворотах при больших скоростях. Большое внимание уделяется надежности работы в широком интервале температур, в условиях повышенного запыления. К другим требованиям относится легкий запуск в любое время года и возможность работы на различных сортах топлива.


Советская самоходная установка ЗСУ-57-2


Дизельные многотопливые двигатели мощностью 1100 – 1500 л.с. пришли на смену карбюраторным. Они легко запускаются, способны сразу воспринимать полную нагрузку, малошумны, имеют большой срок службы, удобны в обслуживании и ремонте. Для маскировки немаловажно и то, что температура отработанных газов на выходе дизеля на 100 – 200°С ниже, чем у карбюраторных двигателей. На зарубежных танках применяются в основном четырехтактные дизели (на английских, японских и шведских -двухтактные). Наиболее мощными и удачными считаются дизели западногерманской фирмы «МТУ». Ее 12-цилиндровый V-образный дизель мощностью 1500 л.с., массой 2580 кг находится в едином блоке с трансмиссией (общий вес 5,7 т).

На нашем танке Т-80, американском «Абрамс» и шведском Strv103 установлены газотурбинные двигатели. Они имеют большую, чем дизели, габаритную мощность, легко запускаются при низких температурах, конструктивно проще, но расход топлива у них выше, как и стоимость.

Что касается трансмиссии, то, по общему мнению, она должна иметь гидромеханическую коробку передач и механизм поворота на основе гидрообъемного привода.

Трансмиссия обеспечивает широкий диапазон изменения силы тяги, повороты танка с различными радиусами и эффективное торможение. Трансмиссии разделяются на одно- и двухпоточные, коробка передач и механизм поворота объединены в один механизм передачи и поворота МПП. Все большее применение находят гидромеханические трансмиссии, то есть механическая коробка передач и гидропередача. Последняя автоматически изменяет крутящий момент и число оборотов коленвала двигателя в зависимости от конечной нагрузки. Такие трансмиссии облегчают работу водителя. Некоторые из них имеют всего две передачи вперед – замедленную и ускоренную. Однако их коэффициент полезного действия ниже, чем у механических. Двухпоточные гидромеханические трансмиссии включают в себя дифференциальный привод, (при движении по прямой включается дополнительный привод). Их коэффициент полезного действия также несколько ниже, чем у механических. Ныне предпочтение отдается двухпоточным трансмиссиям с гидрообъемными передачами.

На многих машинах устанавливают оборудование для пуска двигателя в зимних условиях. Увеличение емкости топливных баков (и экономичности двигателя) повысило запас хода одиночной машины до 500 (М60А1, АМХ-30, «74») – 600 («Леопард 1А2») км по шоссе. Применение гусениц с резинометаллическим шарниром увеличило их пробег до 10 000 км. К тракам крепят сменные резиновые подушки и дополнительные грунтоза- цепы. На современных иностранных танках удельное давление на грунт варьирует в пределах 0,71 (АМХ-30) -0,97 кг/см2 («Чифтен»).


Американский танк М45


Большинство зарубежных танков имеет индивидуальную торсионную подвеску, простую по устройству, малоуязвимую в бою и достаточно надежную. Часто она сочетается с гидравлическими амортизаторами на первых и последних катках. Более перспективной считается гидропневматическая (ГПП), примененная на шведском танке Strvl03, японском «74» и английском «Челленджер», которая обеспечивает высокую плавность хода. Ее упругим элементом является газ азот в замкнутом объеме. Масло используется в качестве рабочей жидкости амортизатора и для герметизации газового цилиндра. ГПП компактнее, чем торсионная, и размещается вне корпуса. Она позволяет регулировать клиренс и общую высоту танка в пределах 30 – 40 см.

К средствам связи относятся радиостанции и внутренние переговорные устройства. Радиостанция может быть одна или две, как на «Леопарде» и на всех командирских танках. Каждая работает на свою штыревую антенну телефоном или телефоном и телеграфом, как на АМХ-30 и «Чифтен». В основном это станции частотной модуляции, число фиксированных рабочих частот от 880 до 1840. Дальность связи на стоянке и в движении 20 – 35 км.

Почти все послевоенные танки оснащены индивидуальными плавсредствами – навесными понтонами, поплавками, подъемными кожухами («Центурион», М47, М48 и др.) либо оборудованы для преодоления водных преград по дну. М60А1 и «Чифтен» могут переходить реки до 5 м глубиной, а «Леопард», АМХ-30, «74» – до 4 м. Движение на плаву осуществляется перематыванием гусениц.

К аэротранспортабельным относятся ПТ-76, М41, «Шеридан», АМХ-13 и «Скорпион». Некоторые могут сбрасываться с парашютом. Лишь немногие транспортные самолеты, такие, как американский «Галакси», поднимают любые основные танки.

Вспомогательным оборудованием служат курсоуказатели (навигационная аппаратура для движения в отсутствие видимости и под водой), метео- датчики, радиометры и т.п. К навесному оборудованию относятся противоминные тралы, бульдозерные отвалы, детекторы мин и пр.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх