Загрузка...


« Штурмовые тракторы»

«Отцом» французских танков считается полковник, а впоследствии генерал Ж. Этьен, осенью 1914 года служивший начальником штаба 22-го артиллерийского полка. Также, как Суинтон, он обратил внимание на высокую проходимость американских гусеничных тракторов «Холт», и у него родилась мысль создать на его основе боевую машину. Однако, справедливости ради, отметим, что во французской армии Этьен не был ни единственным, ни первым. И если его имя осталось в истории, то только потому, что именно он правильно понял назначение будущего танка и проявил незаурядную настойчивость в «пробивании» нового оружия среди высшего командования.

Энтузиазм французского полковника помог преодолеть сомнения и недоверие генералитета, заручиться поддержкой главнокомандующего генерала Ж. Жоффра. Тот оценил идею Этьена и дал ей «зеленый свет».

За технической помощью Этьен обратился от его имени к известному конструктору и владельцу автомобилестроительной фирмы Л. Рено. Тот был человеком серьезным и ответственным, потому, сославшись на отсутствие опыта в разработке гусеничных машин, отказал. Этьен вспомнил, что подобным опытом располагает фирма «Шнейдер» – один из крупнейших производителей вооружения, и 20 декабря 1915 года обратился к ее главному конструктору Э. Брийе с предложением взяться за создание бронированной машины. Несколько раньше тот с успехом забронировал трактор «Холт». Теперь, в январе 1916 года, через Жоффра фирма получила заказ на 400 машин, ставших известными как танки «Шнейдер» или СА1.

Узнав об этом, начальник армейского управления моторизации тоже обратился к главнокомандующему и получил разрешение дать аналогичный заказ на 400 танков фирме «РАМН» в городе Сен-Шамон.

Французские танки (официально – «штурмовые артиллерийские трактора») мало походили на британских собратьев. Их гусеницы не охватывали корпус, а располагались по его бортам или под ним, ходовая часть подрессоривалась специальными пружинами, что заметно облегчало работу экипажа. Однако из-за того, что верхняя часть корпуса сильно нависала над гусеницами, проходимость французских танков была хуже, они не преодолевали даже незначительные вертикальные преграды. Особенно это было свойственно «сен-шамонам», И все же они неплохо воевали!

«Шнейдеры» побывали в схватках с противником 473 раза, «сен-шамоны» – 375, в частности, способствовали наступлению 18 июля 1918 года между реками Эна и Марна. Впрочем, оба танка играли роль скорее самоходной артиллерии – после того, как пехотинцы захватывали первую линию немецких окопов, подошедшие танки открывали огонь по второй и третьей, которые зачастую оказывались недоступными для полевой артиллерии.

Наибольшего успеха французские танкисты добились 18 июля 1918 года под Суассоном – это дело даже называли «французским Камбре», только командующий Ж. Фош учел промах Хейга, оставившего ударные части без резервов, и на этот раз успех был полным.

Но неугомонный Этьен делал основной упор на легкий танк, способный непосредственно сопровождать пехоту на поле боя. К тому же такая машина была бы малозаметной и менее уязвимой для вражеской артиллерии. В июле 1916 года он вновь обратился к Рено и на этот раз сумел уговорить промышленника. В результате появился один из самых знаменитых и, безусловно, самый выдающийся танк первой мировой войны «Рено» FT.

К моменту завершения военных действий французы разрабатывали и несколько образцов тяжелых танков, в частности, 1А и 1В фирмы «FCM», оставшиеся незавершенными, и 2С. Последний сделали после войны, но всего в 10 экземплярах (кстати, идея создания подобных машин также принадлежала Этъену). 1А должен был весить 30 т, иметь 75-мм пушку во вращающейся башне, на 45-тонном 1В предполагали поставить 105-мм орудие.


Французский танк «Шнейдер»









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх