Загрузка...


18. Перевооружения, которые не состоялись

После десятилетней службы броненосцев в составе флота МТК по настоянию вице-адмирала Н. В. Копы- това, бывшего в то время главным командиром Черноморского флота и портов, предложил поочередно на первых трех кораблях произвести замену огнетрубных котлов на более совершенные водотрубные системы Бельвиля "образца 1896 года".

6 сентября 1897 года ГУКиС заказал котлы для "Екатерины II" частному заводу Горяинова в городе Николаеве, который в течение одного года изготовил 18 котлов с общей нагревательной поверхностью 2730,4 м и рабочим давлением пара 17 кг/см . В середине 1898 года броненосец поставили у причала Лазаревского адмиралтейства, в мастерских которого меняли котлы и одновременно перестраивали главные машины с двойного на тройное расширение. Изменения в каждой машине включали замену двух крайних цилиндров низкого давления на цилиндры высокого (диаметром 1,016 м) и низкого (2,392 м) давления. Средний цилиндр высокого давления соответственно оставался цилиндром среднего давления. Винты и валы оставили без изменений. В мастерских также менялись магистральные трубы водоотливной системы. Паровые вентиляторы и водоотливные машины заменили на электрические, электроэнергия к которым подавалась от двух установленных динамо-машин.

Используя замену котлов, вице-адмирал Н. В. Копытов представил в МТК соображения о перевооружении "Екатерины II". Согласно проекту, на всех трех кораблях считалось целесообразным установить шесть 305-мм орудий длиной сорок калибров, девять 152-мм орудий длиной сорок пять калибров, а также уничтожить бортовые выступы и на батарейной палубе установить шесть, а на мостике четыре 47-мм одноствольные пушки.

Это заметно бы увеличило боевые возможности броненосцев. Новые 305-мм орудия были на 36% мощнее аналогичных орудий "Чесмы" и на 63% – "Екатерины II" и пробивали 305-мм плиту крупповской брони с расстояния одной мили (1852 м). Их скорострельность при установке в башнях с электрической системой подачи и наведения превышала старые в три раза. Несоизмеримым было и фугасное воздействие 152-мм снарядов пушек Канэ, которое превышало фугасное воздействие старых 152-мм снарядов в 6,5 раз.

При перевооружении кораблей МТК предлагал не менять систему бронирования, а ограничиться заменой старых сталежелезных плит верхнего и нижнего казематов на новые крупповские, толщиной в 75% от толщины старой плиты. Замена брони уменьшала перегрузку на "Чесме" и "Екатерине П" на 308 т, на "Синопе" – на 128 т. Соответственно уменьшалась и осадка: от 7,6 см на "Синопе" до 13 см на "Чесме".

Начать модернизацию тогда не смогли – в Петербурге артиллерию изготовили бы только через четыре года.

Спустя 2 года (декабрь 1899 г.) артиллерийский отдел МТК вновь поднял вопрос о перевооружении этих броненосцев. "Все они, благодаря быстрому развитию техники, менее чем за десять лет устарели и являются теперь более чем слабыми по сравнению с новыми броненосцами", – говорилось в решении Комитета.

Теперь МТК предложил кардинально переделать корпуса и установить на "Чесме" и "Синопе" новые котлы системы Бельвиля. Корпуса выше батарейной палубы полностью перестраивались, и затем на кораблях устанавливались две башни с двумя 305-мм орудиями, а во вновь устанавливаемых отдельных казематах располагались десять 152-мм орудий Канэ. На модернизацию всех трех броненосцев МТК запросил 8 миллионов рублей.

Но и этому проекту не суждено было осуществиться. На "Екатерине II" котлы уже меняли, а средств на быстрое изготовление брони и артиллерии не было – шло усиленное строительство кораблей для Тихого океана.

Два отечественных бронепрокатных завода Ижорский и Обуховский полностью были загружены изготовлением брони для пяти броненосцев типа "Бородино". Им предстояло в общей сложности сделать 13 500 т плит. Имея общую производительность 4000 т в год, они по плану выполнили этот заказ лишь спустя

три с половиной года, после чего их ждала новая работа – изготовление брони для строившегося в Николаеве броненосца "Князь Потемкин Таврический". Аналогичным образом обстояли дела и на Металлическом заводе, изготавливавшем башни, и в цехах Пути- ловского завода, где шло производство 305-мм 40-кали- берных орудий. Выполнить заказ для первых трех черноморских броненосцев они могли не ранее апреля 1902 г.

После замены котлов в июне 1902 г. на "Екатерине II" начались сначала швартовые, а 26 октября того же года и ходовые испытания, на которых броненосец развил наибольшую скорость 15 узлов при 82 оборотах винта и мощности 9978 л. с.

В мае 1903 г. на одном из заседаний артиллерийского отдела в МТК настояли на том, чтобы на "Чесме" начать одновременно с заменой котлов и перевооружение. Основными доводами отделения являлись представленные сведения о перевооружении почти всех устаревших броненосцев на флотах мира. Особо показательным, по мнению начальника артиллерийского отдела генерал-майора Кроткова, было перевооружение даже двух весьма устаревших японских броненосцев "Фусо" и "Чин-Иен". Весомым аргументом являлось и то, что на кораблях типа "Екатерина II" метацентрическая высота составляла 1,06 м, в то время как броненосцы других стран того же водоизмещения и времени постройки имели всего около 0,76 м. Это давало большие возможности для любой модернизации, не опасаясь при этом за остойчивость. На модернизацию "Чесмы" требовалось три года и 4 миллиона рублей. Корабль имел обе машины в хорошем состоянии и легко мог бы развить скорость более чем 13,5 узлов при условии большей производительности котлов.


Корабли типа "Екатерина II" занимали второе место по численности в серии среди броненосцев Русского флота. Но несмотря на то, что все они однотипны и строительство корпусов велось по одному теоретическому чертежу и, следовательно, имели абсолютно одинаковые размерения, корабли все же различались между собой как по силуэтам, так и по различного рода изменениям, вызванным улучшениями в конструкции в процессе строительства. В наборе корпусов имелись лишь незначительные различия, в основном связанные с местами расположения переборок из-за установки на кораблях механизмов, изготовленных различными заводами. По этой причине "Чесма" и "Екатерина II" имели машины двойного расширения, а "Синоп" и "Георгий Победоносец" – тройного. Все четыре броненосца имели гребные винты различных размеров, но все четырехлопастные системы Гриффитса с изменяемым шагом. Имелись различия и в установке котлов, так на "Екатерине II" топки их располагались в диаметральной плоскости, на остальных кораблях они выходили к бортам.

Различия в артиллерийском вооружении заключались в длине 305-мм орудий, равной на "Екатерине II" и "Синопе" тридцати калибрам, на "Чесме" и "Георгии Победоносце"- тридцати пяти. Кроме того, если на первых трех кораблях для защиты от атак миноносцев на батарейной палубе размещалось по восемь пятиствольных 47-мм орудий, а на марсах по четыре 37-мм пятиствольных пушки Гочкисса, то на "Георгии Победоносце", в отличие от них, пятиствольные пушки на батарейной палубе заменили при проектировании на такое же число одноствольных 47-мм орудий и на марсе установили десять 37-мм одноствольных пушек.

Имели существенные различия в конструкции и размерах барбетные установки. На "Екатерине II", кроме того, станки 305-мм орудий, в отличие от остальных кораблей, были снижающимися. Броневые прикрытия установок различались между собой по форме. На "Екатерине Н" прикрытия, имевшие толщину 38,1 мм, находились на уровне верхней палубы и имели проемы, в которые проходили орудия во время их подъема для выстрела. На "Чесме" и "Синопе" прикрытия принципиально одинаковой конструкции различались тем, что у первого имели вид обтекаемого параллелепипеда с вырезанными в нем амбразурами, у второго состояли из плоских броневых листов, набранных в форме усеченного многогранного конуса. Только на "Георгии Победонесце" броневое прикрытие имело башенноподобный вид с наклонной лобовой частью.

Различные диаметры барбетных установок повлияли и на размеры защищавших их грушевидных казематов. Все они, будучи по длине почти одинаковыми, имели из-за этого существенные различия в размерах по ширине. Так наибольшая ширина казематов на "Екатерине II" и "Чесме" в районе носовых установок составляла 23 м, на "Синопе" его ширина равнялась ширине корабля, а на "Георгии Победоносце" из-за установки на нем столов уменьшенного диаметра только 17,8 м, то есть на 3,2 м менее ширины корабля.

Существенными отличительными чертами силуэтов "Чесмы" и "Екатерины II" являлось наличие у них выступов за борт грушевидного каземата, спонсонов для 47-мм орудий и телескопических труб (после установки в 1902 году на "Екатерине II" новых котлов трубы сделали цилиндрическими, несколько увеличенного диаметра). Для "Георгия Победоносца" отличительной особенностью силуэта был марс для 10 мелких пушек и стрела длиной 15 м для спуска катеров.

В постройке броненосцев типа "Екатерина II" видны все те трудности, с которыми приходилось сталкиваться Морскому министерству в деле организации строительства, а МТК – в непрекращающейся вплоть до вступления кораблей в строй разработке их проектов. Эти причины, создавшие длительные сроки строительства, характерны не только для русской судостроительной промышленности, они также характерны и для строившихся в ту пору новейших броненосцев как в Англии, так и во Франции. Для сравнения следует отметить, что "Колингвуд" строился около семи, а "Формидабль" около десяти лет. Необходимо также иметь ввиду, что перед постройкой броненосцев типа "Екатерина II" наши кораблестроители имели только уже отчасти устаревший опыт создания и службы единственного русского броненосца "Петр Великий", который использовался при постройке. Широко применялся и зарубежный опыт. Разрешая разного рода трудности МТК и строители кораблей детально изучали и анализировали доставленные из Англии и Франции чертежи, спецификации и многие другие вопросы, решенные в этих странах при постройке новейших броненосцев. Русские кораблестроители, создавая броненосцы типа "Екатерина II", приобрели огромный опыт, который использовался в создании всех последующих русских броненосцев додредноутной эпохи.


Броненосный корабль "Двенадцать Апостолов" – один из пяти барбетных кораблей Практической эскадры Черноморского флота.


На основании этих данных управляющий Морским министерством адмирал Ф. К. Авелан дал согласие на начало работ.

В июле 1903 г. ГУКи С заказал котлы для "Чесмы" заводу Горяинова в Николаеве, изготовившему ранее котлы для "Екатерины II".

По контракту предстояло изготовить 18 водотрубных котлов Бельвиля общим весом с водой 538 т (вес старых ко2 тлов 885 т), площадью колосниковых решеток 98,6 м и рабочим давлением 17 кг/см . Через год котлы были готовы, и после этого ГУКиС заказал Обуховскому заводу четыре 305-мм и десять 152-мм орудий. Башни заказали Металлическому заводу, а броневые плиты для защиты десяти предполагаемых к установке казематов – Ижорскому.

Когда в 1905 году шла подготовка к установке новых котлов, кораблестроительный отдел МТК, обобщив боевой опыт русско-японской войны, настоял на отмене предстоящих работ. В качестве основного аргумента приводилась недостаточная живучесть корабля из-за наличия переборки в диаметральной плоскости, хотя первые претензии по этому поводу кораблестроительное отделение Комитета заявляло в 1903 году. Окончательно перевооружение и замену котлов отменили уже по просьбе главного командира Черноморского флота и портов, и выделенный для "Чесмы" в 1905 году 1 млн рублей пошел на восстановление крейсера "Очаков".

На "Синопе", прослужившем уже более десяти лет, в 1899 г. также появилась необходимость замены старых котлов, так как часть из них к тому времени уже имела небольшие выпучины в топках. В начале февраля 1899 года ГУКиС заключил контракт с "Обществом Механических производств в Южной России" в Николаеве на изготовление двадцати котлов Бельвиля весом с водой 452 тонны (вес старых 850 т), рабочим давлением 17 кг/см и площадью колосниковых решеток 87,1м 2 .

После замены котлов на "Екатерине II" "Синоп" поставили у стенки Лазаревского адмиралтейства. Используя предстоящие работы, артиллерийский отдел МТК вновь предложил произвести и перевооружение "Синопа".

В мае 1903 г. из- за недостатка средств ГУКиС отложил начало перевооружения исходя из того, что после замены котлов корабль некоторое время еще может прослужить в качестве броненосца береговой обороны и одновременно быть учебным, для практики учеников артиллерийской школы.

К маю 1904 года замену котлов произвели. В сентябре того же года, обобщив опыт русско-японской войны, главный командир Черноморского флота и портов предложил МТК снять с "Синопа" все бортовые торпедные аппараты, оставив лишь один кормовой. В докладной записке по этому поводу в качестве примера приводился бой 1 августа 1904 года владивостокских крейсеров "Россия" и "Громобой", на которых оказались выведенными из строя почти все надводные аппараты, не имевшие броневой защиты. Комитет, утвердив это предложение, в конце концов решил не менять минное вооружение на "Синопе", оставив его единственным из трех первых броненосцев в строю, и перевести затем в состав резервной эскадры.

После русско-японской войны в морских кругах справедливо считали, что время первых броненосцев "Двадцатилетней программы" безвозвратно ушло. Все новые строившиеся корабли рассчитывались на ход от 16 до 18 узлов, и они уже не могли действовать в одной эскадре с этими кораблями, имевшими максимальный ход до 15 узлов.

Командующий Практической эскадрой Черноморского флота вице-адмирал Г. Ф. Цывинский считал так же. Лучшими, по его мнению, на флоте являлись три броненосца "Пантелеймон", Три Святителя" и "Ростислав" и крейсера "Очаков" и "Кагул". Остальные же корабли он считал устаревшими, включая и миноносцы.

С исключением из состава флота "Чесмы" и "Екатерины П" на Черноморском флоте в строю еще остались три броненосца с барбетными установками. Поэтому вопрос о перевооружении "Синопа", "Двенадцати Апостолов" и "Георгия Победоносца" оставался еще нерешенным.

В мае 1908 г. по указанию МТК на "Синопе" и "Георгии Победоносце" определили величину мета- центрической высоты. Оказалось, что "Синоп" при переуглублении на 0,7 м имел водоизмещение 11 310 т, что превышало проектное (9990 т) на 1320 т или 13,2 %. Его метацентрическая высота оставалась довольно большой – 1,2 м. Среднее переуглубление "Георгия Победоносца" равнялось 0,6 м, водоизмещение 11 032 т, что составляло перегрузку 735 т или 7,3%. При таком переуглублении верхняя кромка броневого пояса возвышалась над водой всего на 0,15 м.


"Екатерина II"


"Чесма"


"Синоп"


"Георгий Победоносец "


Наружный вид броненосцев типа "Екатерина II"

Предполагаемый наружный вид броненосцев типа "Екатерина II" при перевооружении. Проект 1899 г. На кораблях планировалось "срезать" корпус, сделав батарейную палубу верхней; установить башни, аналогичные башням броненосцев типа "Бородино", а на месте грушевидного каземата – надстройку с 152-мм орудиями в отдельных казематах. Сталежелезная броня заменялась на крупповскую. Вооружение броненосцев составило бы 4- 305/40-мм, 10 – 152/45-мм и 18 малокалиберных орудий.


Чуть позже, 4 июня 1908 г., в МТК под председательством адмирала И. М. Дикова, которому довелось в течение нескольких лет командовать Практической эскадрой Черноморского флота, состоялось совещание по "вопросу перевооружения черноморских кораблей".

Докладчик, полковник А. Н. Крылов, считал, что перевооружение "ввиду крайне недостаточной их остойчивости должно быть связано с их переоборудованием".

Так, по его мнению, "корабль "Двенадцать Апостолов" после разбития небронированных оконечностей переворачивается от одной перекладки руля на борт, а "Синоп" и "Георгий Победоносец" совершенно теряет при этих условиях остойчивость". Он считал, что "при замене толстой сталежелезной брони этих кораблей более тонкой современной можно не только обеспечить боевую остойчивость бронированием оконечностей, но и заменить артиллерию на новейшую". Это, по расчетам А. Н. Крылова, позволяло уменьшить осадку каждого на 0,3 м и увеличить скорость на 0,5 узла.

Взамен старой артиллерии артиллерийский отдел МТК предлагал установить на "Георгии Победоносце" и "Синопе" по четыре 305-мм 52-калиберных орудия в новых башнях и восемь 120-мм орудий в казематах.

"Двенадцать Апостолов" предлагали вооружить четырьмя 254-мм и четырьмя 120-мм орудиями.

Общая стоимость переоборудования этих трех кораблей вместе с предполагавшимся одновременно и перевооружением броненосца "Три Святителя" определялась в 30 миллионов рублей. Судостроительные заводы обещали произвести все работы за пять лет.

"Таким образом после переделки к 1 января 1913 г. мы будем иметь эскадру из четырех кораблей со средним ходом в 13,5 узлов, обладающих надлежащей остойчивостью, броней и вооружением из двенадцати 12-дюймовых, четырех 10-дюймовых и двадцати восьми 120-мм орудий", – сказал в конце своего доклада А. Н. Крылов.

Обсудив доклад, присутствовавшие на заседании контр-адмиралы Яковлев, А. А. Вирениус, Л. К. Кологерас, капитаны II ранга П. В. Римский-Корсаков и Касков, председательствовавший адмирал И. М. Диков и сам докладчик пришли к выводу о том, что сумма в 30 миллионов рублей слишком велика для того, чтобы в 1913 г. иметь эскадру пусть и перевооруженных, но уже морально устаревших кораблей.

Этой суммы тогда вполне хватало на строительство двух 12 000-тонных броненосцев типа "Князь Потемкин Таврический", которые к тому времени с появлением "дредноутов" также устарели. Официальным заключением собрания явилось следующее: "Линейные корабли "Двенадцать Апостолов", "Георгий Победоносец" и "Синоп" перевооружать не следует. После перевооружения "Трех Святителей" и образования с ним бригады из четырех кораблей исключить их из списка."









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх