Загрузка...


17. Десантные операции в Крыму

Другой задачей флота, не менее важной, чем завладение Босфором, являлась защита своего побережья, и в первую очередь крымского, от высадки вражеского десанта.

В Англии считали весьма вероятным скрытый подход своей эскадры к Дарданеллам, где его и могла обнаружить русская разведка. С проходом же эскадры Босфора до начала вторжения оставалось уже менее суток.

Самым вероятным пунктом вторжения долгое время считалось побережье близ Судака или Евпатории. Затем следовало ожидать дальнейшее продвижение войск к Севастополю для его осады.

Подобный сценарий был уже однажды опробован во время Крымской войны. Тогда, в декабре 1853 года, англо-французская эскадра вошла в Черное море, конвоируя транспорты с войсками. Через несколько дней союзники объявили России войну.

Только спустя месяц у Одессы появилась армада из 16 парусных, 3 винтовых линейных кораблей и 13 кораблей других классов под общим командованием вице-адмиралов Гамелена и Джорджа Дандаса.

Попытка высадить десант у Одессы не удалась, и эскадра, обстреляв город, ушла в крейсерство вдоль черноморского побережья. Только к концу августа 1854 г. союзники решились на высадку десанта в Крыму и взятие Севастополя. Для этого из Варны вышел объединенный флот в составе 89 кораблей охранения и 300 транспортов, имея на борту 62-тысячный десант.

В течение четырех дней войска беспрепятственно высадились в 30 километрах от Евпатории между озерами Камышлы и Кичик-Бель. 8 сентября при реке Альма произошло первое сражение, в котором 33,6-тысячный корпус русской армии потерпел поражение. Поняв, что дни Черноморского флота сочтены, командование решило затопить часть его кораблей и закрыть ими вход в Севастопольскую бухту. На дно легли 5 линейных кораблей и 2 фрегата. Спустя несколько дней началась осада Севастополя. Одновременно несколько меньших по численности десантов высадили у Керчи и Еникале, а поддерживающие их корабли, войдя в Азовское море, обстреляли все города побережья.

Тактическая инициатива полностью перешла к союзным войскам, а последовавшие затем ожесточенные обстрелы Севастополя с моря поставили его защитников в невероятно тяжелые условия.

Под руководством вице-адмиралов В. А. Корнилова и П. С. Нахимова, ставших народными героями, солдаты, матросы и простые жители города в течение почти года выдерживали осаду. Но силы оказались неравными. Отсутствие железной дороги, невозможность доставки войск и боеприпасов не позволяли усиливать ряды защитников Севастополя. В ночь на 28 августа 1855 г. по приказу главнокомандующего князя М. Д. Горчакова защитники города организованно покинули Севастополь, перейдя по деревянному понтонному мосту на его Северную сторону. В эту же ночь на дно бухты легли оставшиеся корабли, а укрепления, верфи и склады на Южной стороне сожгли или взорвали. Севастополь лежал в развалинах. Так спустя 349 дней окончилась героическая оборона Севастополя.

Войска союзников, истощенные жестокими боями, продолжать активных действий не стали. Через восемь месяцев они покинули Крым.

Постепенно в город начали возвращаться его жители. 9 августа 1856 года над городом был вновь поднят Российский флаг. Для возрождения города и судоходства Государственный совет принял решение о создании акционерной компании "Русское общество пароходства и торговли" (РОПиТ). 3 августа 1856 г. Общество начало свою деятельность.

С отменой в октябре 1870 г. Парижского договора значение Севастополя как будущего места базирования боевых кораблей заметно возросло. В 1871 г. главный командир Николаевского порта – основного места базирования малочисленного Черноморского флота – вице-адмирал Н. А. Аркас на заседании Государственного совета поднял вопрос о создании в Севастополе военной базы.

Спустя несколько месяцев, 14 января 1872 г., у великого князя Константина Николаевича состоялось совещание, на котором решили, что "… благоустройство Севастопольского порта заслуживает особого внимания правительства". Николаеву отводилась роль судостроительного центра, а Севастополь в дальнейшем "…должен сделаться местом стоянки судов Черноморского флота".

Севастополь в те годы представлял собой поселение с деревянными домиками среди развалин каменных домов, оставшихся со времени осады. Берега бухты были усеяны многочисленными деревянными причалами, не имевшими практически никакого оборудования. Все грузы с купеческих барж, барков и бригов увозились на телегах, запряженных лошадьми. Основную массу заходивших судов составляли парусные. И не случайно. Среди четырнадцати российских портов Севастополь по грузообороту занимал лишь одиннадцатое место, даже несмотря на столь удобную, обширную и тихую бухту. Главным недостатком этого порта являлось отсутствие железной дороги.

Фактически строительство порта, мастерских, стапелей и города следовало начинать заново. "Так как в настоящее время уже трудно ожидать сосредоточения против Севастополя таких средств атаки, какие были употреблены союзниками, то все укрепления должны быть устраиваемы не для противодействия правильной осаде, а с целью лишь воспрепятствовать высадке десанта в окрестностях Севастополя,"- говорилось в директиве Константина Николаевича. Особое значение придавалось укреплению Херсонесского полуострова.

Вся ответственность за возрождение Севастополя возлагалась на вице-адмирала Н. А. Аркаса, с именем которого связано последующее его строительство.

В июне 1873 г. образовали Севастопольское градоначальство. Город получил главу – государственного администратора и хозяина и с того времени стал заметно преображаться.

Уже тогда стало ясно, что по своему положению Севастополь не мог быть хорошим торговым портом. Основным его недостатком являлось отсутствие железной дороги и длинный путь доставки грузов на материк через весь Крымский полуостров. В 1875 г. жизнь показала, что совместить в Южной бухте два порта, военный и торговый, невозможно. С того времени она отошла в ведение Морского и Военного министерств.

К Южной бухте подвели ветку железной дороги, затем появились двух- и трехэтажные каменные строения и причалы. Долгое время неотъемлемой частью бухты были две круглые "поповки" со стоящими рядом несколькими винтовыми рангоутными кораблями. В 1882 г. в бухте появилась императорская яхта "Ливадия". Ее своеобразный корпус и три стоящие в один ряд трубы удивляли жителей и гостей города.

Особенно интенсивное оборудование порта началось с 1884 г. Для этой цели использовали средства, отпущенные на двадцатилетнюю программу. Реконструировали и ветку железной дороги, построили железнодорожную станцию. После этого в порт в сутки могли доставлять до 400 вагонов.

По настоянию нового главного командира Черноморского флота и портов вице-адмирала А. А. Пе- щурова торговый порт из Северной бухты перевели в Стрелецкую. До этого в Феодосии в 1884 г. также начали строить причалы, подводя к городу ветку от Лозо- во-Севастопольской железной дороги.

В 1887 г. в Севастополь пришел на достройку первый черноморский броненосный корабль "Екатерина II". Через год он и другой броненосец "Чесма" начали испытания. С этого времени стоящие в Южной бухте корабли ежегодно пополнялись своими новыми собратьями.

Окончательно Севастополь как главная база Черноморского флота стал после отданного 11 мая 1890 г. императором Александром III приказа, в котором жители города прочли следующее: "Мы признали за благо сохранить за Севастополем значение исключительно военного порта и даровать городу сему средства для развития и преуспевания в будущем".

К середине 90-х годов Севастополь стал оплотом империи на юге. Главный Морской штаб так определил значение базы и Крымского полуострова в случае начала войны: "Крымский полуостров значительно развился за последнее десятилетие в экономическом отношении и, получив особо важное значение с перенесением в Севастополь базы Черноморского флота, уже сам по себе может быть целью наступательных операций противника. Поэтому все пути, ведущие в Крым, приобретают огромное значение, и попытки со стороны противника к обладанию им, дабы отрезать Крым, являются весьма вероятными, так как полуостров связан с Империей одноколейной железнодорожной линией Харьков-Лозовая-Севастополь, пересекающей Сиваш в 50 верстах восточнее Перекопского перешейка".

Учения по отражению вражеского десанта ежегодно входили в план боевой подготовки флота и проводились "на основании Высочайше утвержденного расписания сбора войск для летних занятий".

Наиболее массовыми учения по высадке десанта стали проводить с 1895 года, когда план захвата Босфора был разработан в Генеральном штабе в деталях. В учениях постоянно участвовали войска Одесского округа, оборонительного Севастопольского отряда и Практическая эскадра Черноморского флота.

Так, в проводившейся в 1897 г. высадке десанта Одесский отряд включал 8213 офицеров и солдат, 16 орудий, 427 лошадей. Севастопольский отряд насчитывал 7050 человек, 22 орудия и 364 лошади. Ему предстояло выполнить свои задачи, то есть помешать высадке и в случае неуспеха, вступив в бой, оборонять крымское побережье от Джарылгачской косы до Каланчанского лимана.

Участвовавшие в учении корабли делились на два отряда: боевой и транспортный. В первый вошли броненосцы "Три Святителя", "Георгий Победоносец", "Чесма", "Екатерина II", крейсер "Память Меркурия", канлодки "Запорожец", "Черноморец" и "Терец", минные крейсера "Казарский" и "Гридень" и 10 миноносцев. Транспортный отряд состоял из транспортов Добровольного флота "Херсон" и "Владимир" и пароходов РОПиТ "Новосельский", "Ростов", "Екатерина II", "Чатыр-Даг" и "Арарат". Всего в учении задействовали 31 корабль.

Для всей этой внушительной силы, требующей слаженного взаимодействия, в Главном Морском штабе заранее разработали тактическое заданиел в котором говорилось, что "одновременно с открытием боевых действий на западной сухопутной границе Империи в Черное море вошел союзный флот с десантом. Ему дана задача высадиться на побережье Джарылгачского залива и установить свое господство на путях сообщения Крымского п-ва, отрезав Севастополь".

Высадку именно в этом месте ГМШ считал наиболее вероятной, потому что с началом строительства новой железнодорожной ветки по маршруту Николаев- Херсон-Перекоп-Джанкой Крым был связан с империей уже двумя железными дорогами, участки которых, пересекая Перекоп, проходили рядом и являлись бы самой главной целью вражеского десанта в Крыму.

Доступ к этому участку был возможен как с запада, со стороны Каркитинского залива, так и с востока, со стороны Азовского моря.

В последнем случае десанту предстояло бы преодолеть защищенный крепостью Керчь-Еникальский пролив, что являлось маловероятным. Поэтому Джарылгачский залив и находящаяся рядом Бакальская бухта, достаточно глубокие для стоянки больших кораблей, были наиболее удобными для высадки. Расположенный рядом с заливом населенный пункт Скадовск станет первым объектом атаки десанта, хотя он и не представляет собой никакой "стратегической цены".

Ежегодное учение 1897 г. началось ранним утром 25 августа. В Одессе приступили к погрузке, артиллерии, обозов, лошадей и десанта на прибывшие незадолго до этого транспорты. Рейд надежно охранял крейсер "Память Меркурия". Погрузка проходила с Карантинного, Платоновского и Нового молов.

Одновременно в Севастополе на броненосцы и транспорты также шла погрузка войск. Для доставки десанта к кораблям использовали специальные баржи, понтоны и барказы. Плавсредств оказалось достаточно, и за один рейс сумели перевезти около 3500 человек. Совершив два рейса, к полудню погрузку окончили.

На "Три Святителя" погрузили 580 человек и 4 лошади, "Чесму" и "Екатерину II" – по 557 и "Георгий Победоносец" – 537 человек.

Окончив погрузку почти одновременно, оба отряда отправились в точку встречи. В море к каждому отряду присоединились корабли охранения. В 2 часа ночи

26 августа они соединились на траверзе маяка Тархан- кут и, построившись затем в две кильватерные колонны, двинулись к Джарылгачскому заливу.

Рано утром показалась Джарылгачская коса, и броненосцы стали линией вдоль берега, приготовившись к бомбардировке побережья в нескольких километрах от Скадовска. Прозвучал первый "залп". По этому сигналу со стоявших за броненосцами транспортов началась погрузка войск на миноносцы, катера и шлюпки.

Но на берегу не "дремали". Дозорная застава, заранее обнаружив "вражеские" корабли, заняла оборону и даже начала "обстрел" кораблей из орудий. Эскадра ответила "мощным залпом". Завязался "бой".

По тактическому условию первый эшелон десанта все же достиг берега и закрепился на нем, а к трем часам дня высадились второй и третий эшелоны войск. Усиленный прибывшими подкреплениями десант перешел в "атаку".

Весь этот сценарий и разыграли на учении. Затем в более спокойной обстановке транспорты, "Екатерина II", "Новосельский", "Арарат" и "Чатыр-Даг", имевшие малую осадку, подошли ближе к берегу и продолжили "высадку войск". Защитники Крыма отступили. Посредникам – офицерам Генерального штаба – пришлось признать, что "вражеский десант удался". Вечером учения окончились.

Простояв на якоре сутки, броненосцы забрали десант и ушли в Севастополь, а транспорты в Одессу.

Присутствовавшие на учении посредники от Генерального штаба сухопутных войск пришли к выводу, что в случае заблаговременного обнаружения вражеской эскадры и столь большого времени высадки (более 6 часов) вероятность своевременной переброски частей Севастопольского оборонительного отряда считалась высокой.

Но при этом вражескому флоту предстояло еще прорываться через минные заграждения у Босфора, затем вступить в артиллерийский поединок с шестью броненосными кораблями Черноморского флота и у крымских берегов выдержать нападение более чем 20 миноносцев.

И если при этом нападавшие избегнут значительных потерь, даже в случае успешной высадки, основную задачу – пересечение веток железной дороги (что означало бы начало осады Севастополя и Крыма) – выполнить не удастся. Севастопольский оборонительный отряд, в состав которого входили 49-й Брестский, 50-й Белостокский и 51-й Литовский пехотные полки, 13-я артиллерийская бригада и 7-й Донской казачий полк (всего около 10 000 чел.), мог, заняв оборону, сдерживать наступление, а через сутки к месту боев начали бы прибывать войска Одесского округа, что и решило бы исход "дела".

Появившаяся в Черном море вражеская эскадра в конечном итоге, спустя некоторое время, "завладела бы морем" и произвела бы обстрелы портов побережья, но продолжительное ее присутствие на театре военных действий исключалось. Слишком много требовалось для ее обеспечения. Так что главную стратегическую задачу в случае войны – захват Севастополя – основной противоборствующей стороне, которой, естественно, была давний политический противник Англия, решить не удастся. И повторения событий сорокалетней давности Россия уже не допустила бы.

Основная тяжесть начавшейся войны перейдет на сухопутный юго-западный фронт. А это будет означать, что Черноморский флот и приданные ему для обороны войска выполнят свою стратегическую задачу защиты юга России.

Видимо, хорошо об этом знали и в Англии.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх