Загрузка...


16. "Рано утром флот отправится напролом"

В секретных планах верховного командования России захват проливов всегда являлся первостепенной задачей. Основным документом того времени, определявшим действия флота, была докладная записка контр-адмирала великого князя Константина Николаевича, написанная им в Главный Морской штаб 15 ноября 1849 г.

В записке говорилось, что

"наш Черноморский флот состоит из 13 линейных кораблей: 84-пу- шечных "Варна", "Селафаил", "Ягудил", "Храбрый", "Уриил", "Ростислав", "Святослав", "Гавриил", "Султан Махмуд", "Силистрия", Три Иерарха" и 120-пушечных "Двенадцать Апостолов", Три Святителя". В скором времени будут еще спущены "Чесма" (84-пушеч- ный) и "Париж" (120-пушечный). Во флоте также имеются 8 фрегатов "Мидия", "Кагул", "Сизополь", "Месемарис", "Браилов", "Флора", "Коварна"; 6 пароходо-фрегатов "Крым", "Владимир", "Бессарабия", Тромоносец", "Офелия" и "Херсон" и много мелких судов, корветов и бригов.

На эти суда можно свободно посадить 12 батальонов, то есть полную пехотную дивизию. Они необходимы, так как недостаточно разгромить Константинополь, следует там еще и укрепиться.

Когда наступит благоприятный момент, то флот построится в одну общую линию баталии: линейные корабли впереди, за ними фрегаты. Пароходы должны будут держаться так, чтобы всегда могли подать помощь подбитому кораблю. Расстояние же между кораблями должно быть не более 100 саженей (около 210 м). У всех кораблей якоря должны быть перенесены на корму и приготовлены шпрингами, так как это делали англичане при Абукире. Это необходимо для того, чтобы, не делая циркуляции, быстро стать на якорь, не меняя направления.

Ранним утром флот отправится под всеми возможными парусами напролом. При его приближении первые откроют пальбу батареи, но они не смогут достать до середины пролива. Начав беглый огонь на оба борта, мы при попутном ветре и течении быстро пройдем опасный участок так, что батареи не смогут сделать более двух залпов.

Разделив предварительный огонь, каждый корабль выпустит по каждой батарее по 45 ядер. Все 13 кораблей выпустят тогда 585, а то и все 600 ядер.

Так как расстояние будет не более 300 саженей (310 м) от середины пролива до берега, то число попаданий будет большим примерно одна треть. На каждой батарее от 20 до 30 орудий, и их легко можно уничтожить."

Аналогичным образом Константин Николаевич предлагал быстро, в тот же день, занять и Дарданеллы, потому что противодействие Англии и Франции "не замедлит себя ждать".

"Сколько англичане и французы не посадят солдат на флот (а они его непременно пошлют), ни одна живая душа не пройдет. Не будь же Дарданеллы в наших руках, нас также скоро выгонят из Константинополя, как мы в него и вошли.

Я ни слова не говорю о турецком флоте, так как при его теперешнем состоянии он большого препятствия составить не может.

Три условия необходимы для успешного исполнения этого предприятия: неожиданность, быстрота и отвага. Не останавливаться перед трудностью и опасностью, а идти прямо напролом, не боясь потери трех, четырех и даже пяти кораблей и нескольких тысяч людей потому, что результат этого стоит. И не надо забывать, что взятие Босфора есть только первый шаг и что надо непременно занять Дарданеллы – ключ к Царьграду."

По предварительным подсчетам Константина Николаевича в 1849 году десант мог состоять из 34 тысяч солдат и 11 тысяч кавалерии (всего 45 тысяч).

Спустя четыре года началась Крымская война, и объединенный англо-французский флот свободно вошел в Черное море. Войну Россия проиграла, потеряв при этом весь Черноморский флот.

До 1871 г., то есть до известной нам Парижской конвенции, ни Россия, ни Турция не могли иметь флот на Черном море. Вопрос же о проливах вновь поднимался в 1871 г. в связи с рассылкой канцлера А. М. Горчакова своих "циркуляров". "Султану представляется право открывать проливы в мирное время для военных судов дружественных и союзных держав, в случае если Высокая Порта будет считать это нужным, дабы обеспечить исполнение постановлений Парижского трактата 1856 г.,"- говорилось в решении очередной Лондонской конвенции 1871 г.

Война с Турцией в 1877-1878 гг. хотя и окончилась успешно, но показала, что в будущем одной лишь армией Константинополь не взять.

Проанализировав итоги боевых действий войны 1877-1878 гг., Александр II поручил генералу графу Тотлебену, бывшему в то время главнокомандующим сухопутными силами, разработать иной план захвата Босфора – с моря силами десанта.

План Тотлебена оказался весьма прост. В случае новой войны он предлагал доставить к турецкому побережью войска, разместив их на мобилизованных торговых судах. Грузить войска планировалось в Одессе. Тогда это был самый оборудованный порт.

В течение нескольких лет этот авантюрный план на случай войны считался основным. Для этой цели в Одессе даже создали "особый запас" из 100 полевых орудий.

И хотя план Тотлебена имел множество недостатков, ничего другого из-за отсутствия боевых кораблей, вооруженных тяжелой артиллерией, ни Морское, ни Военное ведомства предложить не могли. Все хорошо понимали, что высадить такой десант быстро не удастся, а в море, в случае его своевременного обнаружения, он будет разгромлен превосходящим по численности англо-турецким флотом.

В марте 1881 г. Александра II зверски убили народовольцы, и план захвата Босфора отошел на второй план.

Но Морское министерство Босфор без внимания не оставило. Летом 1881 г. капитан II ранга С. О. Макаров, будучи командиром парохода "Тамань" – стационера в Константинополе, произвел промер фарватера в Босфоре. В частности, он пришел к выводу, что в Босфоре существует два течения: верхнее – из Черного моря в Мраморное и нижнее – в обратном направлении. Это явилось важной информацией для планирования минных постановок.

В 1885 г., когда строительство броненосцев шло полным ходом, а отношения с Англией вновь обострились из-за конфликта в Афганистане, к планам захвата проливов вернулись вновь.

Осуществить десантную операцию возлагалось на Одесский военный округ, усиленный "особым запасом" артиллерии, которая тайно хранилась вот уже несколько лет.

Для переброски около 30 тысяч человек готовились привлечь около 60 частных пароходов. Затем эти же пароходы должны были совершить второй рейс, доставив десанту подкрепления. Но как нам уже известно, войны тогда удалось избежать.

Вновь к планированию активных действий вернулись только в 1895 г. К тому времени в составе Черноморского флота имелось уже 6 броненосцев, вооруженных 32 – 305-мм и 46 – 152-мм орудиями. В случае атаки Босфора им противодействовали бы береговые батареи, на которых находилось 48 тяжелых орудий (2 – 355-мм, 2 – 280-мм, 12 -240-мм, 8 – 210-мм, 24 – 150-мм).

25 июня 1895 г. исполнявший обязанности военного министра генерал-адъютант Обручев обратился к управляющему Морским министерством адмиралу Н. М. Чихачеву с запросом "О готовности к высадке десанта на Черном море".

Спустя некоторое время в ГМШ разработали "резолюцию", в которой выделялось то, что:

а) готовность к выходу в море судов нашего Черноморского флота должна быть повышена назначением для него дополнительно 2-3 месяцев плавания;

б) в дополнение к имевшимся на Черном море 1000 минам для заграждения входа в Босфор (из них сферических, годных к установке при сильном течении всего 435) следует изготовить еще 1000 сферических мин;

в) к имеющимся заградителям "Буг" и "Дунай" поставить еще 2 заградителя меньших размеров (это предложил главный командир Черноморского флота и портов вице-адмирал Н. В. Копытов);

г) для возмещения недостатка в транспортах и десантных средствах построить три специальных судна с приспособлениями для быстрой погрузки, выгрузки и перевозки полевой артиллерии (одно судно) и кавалерии (два судна).

Для всего этого требовалось ассигновать 3 576 172 рублей.

Одновременно увеличили число орудий "особого запаса" с 79 до 116 и добавили к ним еще 24 пулемета Максима, бывших в то время в войсках в единичных экземплярах. Состав "особого запаса" обновили, включив в него новые 229-мм мортиры.

Следующее совещание по проливам состоялось 6 июля 1895 г. Присутствовавшие на нем министры, военный, морской и иностранных дел, а также некоторые высшие государственные чины и посол в Турции А. И. Нелидов под председательством генерал-адмирала Алексея Александровича пришли к единому выводу о возможности захвата проливов, в результате чего "Россия выполнит одну из своих исторических задач, станет хозяином Балканского полуострова, будет держать под постоянным ударом Англию, и ей ничего не будет угрожать со стороны Черного моря."

О всех этих секретных приготовлениях, конечно, догадывались в Англии и Турции. Поэтому для России иногда делали исключения. Так в описываемый период султан разрешил проход в Черное море для ремонта фрегату "Дмитрий Донской", крейсеру "Адмирал Корнилов" и крейсеру II ранга "Забияка". В Средиземное же море проходили крейсер "Память Меркурия" и минные заградители "Буг" и "Дунай", которые затем вернулись обратно.

Эти уступки все же не помешали Военному министерству начать разрабатывать операцию захвата пра ливов. Осенью 1895 г. для этого учредили специальную секретную комиссию якобы для "определения численности артиллерии особого запаса". В действительности комиссии предстояло решить гораздо более важный вопрос.

Под председательством начальника Главного штаба сухопутных войск генерала Обручева разработали уже в деталях план операции.

В обсуждении плана от Морского ведомства приняли участие генерал-майор Кротков, отвечавший за артиллерийское обеспечение, и капитан II ранга Г. Ф. Цывинский – за минное.

Параллельно этому в штабах Одесского военного округа и Черноморского флота начали во всех деталях прорабатывать организацию захвата проливов. Результатом этого и явилось очередное секретное совещание от 19 ноября 1895 г., итоги которого полностью приведены автором в 14 главе.

В мае 1896 г. в Турцию в качестве "туристов" через Средиземное море направились Кротков и Г. Ф. Цывинский. Прибыв в Дарданеллы на итальянском пароходе, они приступили к осмотру "достопримечательностей".

После их возвращения в Петербург и изучения привезенной информации план захвата проливов окончательно был подготовлен. Согласно ему броненосцы с кораблями сопровождения, имея на борту десант в 200-300 человек, утром, как это часто было во время учений, выйдут из Севастополя и скроются за горизонтом, следуя якобы в Одессу или Новороссийск. Отойдя за пределы видимости с берега, они повернут на Босфор и, доведя эскадренный ход до полного (12,5- 13 узл.) спустя 22 – 23 часа пройдут расстояние в 280 миль и подойдут на рассвете к Константинополю. Летом у Босфора рассвет наступает от 4 до 6 часов утра.

Погрузка десанта будет производиться в Одессе. Для этого на рейде, за пределами видимости с берега, в назначенном месте соберутся мобилизованные пароходы Добровольного флота ("Херсон", "Петербург", "Саратов", "Орел", "Ярославль", "Тамбов", "Владимир", "Киев", "Екатеринославль", "Кострома", "Нижний Новгород" и "Херсонес"), каждый из которых сможет взять на борт до 2000 человек. На погрузку десанта требовалось 12 часов, а начинать его следовало между 15 и 16 часами.

После погрузки транспорты под охраной канлодок и минных крейсеров выйдут из Одессы между 2-3 часами ночи в день выхода эскадры из Севастополя. Следуя 8-9-узловым ходом, десант встречался у Константинополя с броненосцами и шел к Босфору. Скрытности и внезапности операции уделялось первостепенное значение. От этого и зависел успех всего "дела". Если выход броненосцев из Севастополя не мог никого на сторожить, то посадка десанта в Одессе привлекала всегда внимание публики. Ставка делалась на то, что это производилось ежегодно во время учений, а тренировки по погрузке и выгрузке на транспорты проходили еще чаще. Основной же канал быстрой передачи донесения – телеграф – без труда можно было перекрыть.

В тактическом отношении план захвата Босфора выглядел следующим образом. В случае благоприятной погоды высаживать десант следовало на черноморском побережье близ Константинополя. Это подвергало войска меньшей опасности, чем высадка их в проливе, и позволяло высадить весь десант сразу.

После этого следовало заминировать вход в Босфор со стороны Мраморного моря. Это исключало бы последующее противодействие англо-турецкого флота и позволяло свободно маневрировать нашим кораблям.

В 1895- г. эту задачу должны были выполнить крейсер "Память Меркурия" и пароходы "Ольга" и "Пушкин". Каждый из них мог брать по 300 мин. В случае, если в минировании будут участвовать минные транспорты "Буг" и "Дунай", то заграждение могло составить 1500 мин. Прорыв минных транспортов осуществлялся при непосредственной поддержке артиллерии с броненосцев.

Если высадка 30-тысячного десантного корпуса близ Константинополя и прорыв, а затем и минирование Босфора произойдут одновременно, успех операции будет обеспечен. Но для этого нужна была только хорошая погода, отсутствие тумана и волнения у берега.

В случае же неблагоприятной погоды МГШ считал, что "придется вести минное наступление", то есть уничтожать, как и в первом случае, огнем с броненосцев береговые батареи и ставить у входа в Босфор со стороны Мраморного моря минные заграждения и сети.

Для этого флот занимал позицию севернее форта Карибджи и вел обстрел фортов. Шесть броненосцев, крейсер и пять канлодок могли вести огонь с одного борта 24 – 305-мм и 30 – 152-мм орудиями, сосредотачивая его поочередно на каждом форту. Эта была огромная разрушительная сила, и уничтожение обстреливаемого форта спустя 20-25 минут было очевидным. В него на столь близкой дистанции попало бы до 75% всех выпущенных снарядов (что составляло 70 попаданий 305-мм и 200 – 152-мм снарядов).

Подавляя один форт за другим, на них или на ближайшее побережье и высаживался десант с транспортов.

После захвата проливов их защиту от появившегося бы менее чем через сутки английского флота следовало осуществлять согласно плану, предложенному капитаном II ранга Г. Ф. Цывинским.

Вот что писал он по этому поводу:

"Не касаясь первой половины плана, т. е. овладения Босфором, я изложил в записке следующий план отражения прорыва английского флота. Освободившиеся от высаженного десанта транспорты (30 – 40 штук) становятся в две линии поперек Босфора на якоря с трюмами, заполненными пустыми бочками (для плавучести) и глухо- задраенными непроницаемыми переборками, все – носами к неприятелю; капитаны и матросы съезжают с транспортов. Этот плавучий забор устанавливается в районе Босфора, обстреливаемом нашей береговой артиллерией, поставленной на Бейкосе, и судами нашей эскадры. Затем за корпусами пустых пароходов (с нашей стороны) спрятано 20 – 30 небольших миноносок с готовыми минами Уайтхеда. Английский флот, форсируя (малая ширина Босфора не позволит английскому флоту идти иначе, чем в строе 2-х кильватерных колонн) Босфор и встретив под нашими выстрелами эту живую изгородь, постарается их таранить; передние мателоты неминуемо завязнут своими таранами в корпусах 2-х тонущих пароходов, а задние вынуждены будут остановить свой ход; затем на сильном течении в узком коридоре корабли, без хода и лишенные поворотливости, поплывут лагом (боком), и весь строй собьется в кучу. В это время из-за пароходов выскакивают все 20 – 30 миноносок и атакуют скученную эскадру. Кроме того, с обоих берегов из привезенных легких аппаратов также выстреливаются мины Уайтхеда. Вся эта картина была изображена на плане Босфора в большом масштабе и даже раскрашена. Представляя проект, я скромно оговорился, что не считаю его непогрешимым, но он имеет больше шансов на успех, нежели старый план с минным заграждением."

Все эти планы, тщательно разработанные в ГМШ, так и остались на бумаге. Сначала этому мешала внешнеполитическая обстановка, а с восшествием на престол Николая II присущая ему нерешительность и подавленность овладела двором и всем высшим командованием, так что ни о каких решительных действиях не могло быть и речи. Более того, с занятием далекого Порт-Артура центр тяжести внешней политики России переместился на Дальний Восток.

Но несомненно одно, что в случае отдачи приказа в период с 1895 по 1904 гг., то есть в последнее десятилетие перед потрясениями Великой империи, Босфор был бы взят. И как могли бы развиваться события после этого на мировой арене, сейчас можно только догадываться.

И все же эпопея с проливами имела продолжение. Во время первой мировой войны Англия и Франция в марте 1915 г. начали секретные переговоры с Россией и обещали отдать ей Константинополь, западный берег Босфора, Мраморного моря и Дарданелл, часть азиатского побережья, острова в Мраморном море и острова Имброз (Имрос) и Тенедос (Бозджаада). Об этом Россия не могла и мечтать. Она стояла на пороге осуществления своей вековой мечты.

Взамен от России требовалось одно – решительное наступление на германском фронте, и оно затем состоялось.

Спустя год, в марте 1916 г., свои права на будущие территории и проливы Россия официально закрепила специальным договором с Антантой, и с окончанием войны все они перешли бы под владения империи. Но спустя еще один год не стало самой Российской империи.


ТТД броненосцев типа "Екатерина II"

ТТД главных механизмов броненосцев типа "Екатерина II"

* Суммарная мощность при форсированной тяге котлов.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх