Загрузка...


15. Проливы

Черноморские проливы Босфор и Дарданеллы во все времена являлись стратегически значимыми для России. Для юга огромной империи они были единственным выходом из Черного в Средиземное море, представлявшее собой в конце XIX века центр мировой цивилизации и торговли. Оба пролива отстоят друг от друга на расстоянии 190 км и разделяются Мраморным морем (площадью 11 500 км ).

Корабль, идущий из Черного в Средиземное море, входил в Босфор (или Константинопольский пролив), на берегах которого расположилась столица Турецкой империи Константинополь (Стамбул). Довольно узкий (в некоторых местах его ширина достигает 750 м) пролив длиной около 30 км у своих азиатских берегов образовывал бухту Золотой Рог длиной 12 км и глубиной до 33 м.

В водах этой живописной бухты в описываемый период, почти всегда без движения, стоял на якоре устаревающий турецкий флот.

Минуя Босфор, мореплаватели входили в Мраморное море, а через некоторое время их встречал другой пролив – Дарданелльский. Он имеет длину 60 км, ширину в наиболее узкой его части 1,3 км, в наиболее широкой 7,5 км и разделяет собой Галлиполийский полуостров, относящийся к Европейскому материку, и северо-западный берег Малой Азии.

Азиатский берег пролива весьма низкий и пологий, европейский же – преимущественно высокий и отвесный, издали простирающийся желтой песчаной полосой. Воды Дарданелльского пролива впадают в Эгейское море, которое соединяется со Средиземным.

Не одно столетие моряки всех стран проходили через эти проливы. Для выхода из Черного моря кораблю следовало заблаговременно подойти к Константинополю с расчетом на вход в Босфор ранним утром и обязательно при отсутствии тумана, весьма частого в этих местах.

Это являлось основным условием в конце XIX века, во-первых, потому, что турки всегда запрещали нахождение ночью кораблей других стран в проливах и в своем внутреннем море – Мраморном, а во-вторых, ночной проход был весьма затруднителен в навигационном отношении.

Войдя рано утром в Босфор, корабли, как правило имевшие скорость до 8 узлов, к концу дня проходили Дарданеллы и входили в Эгейское море.

Красота обоих проливов, как впрочем и всего Средиземного моря, неописуема. Голубой воздух делал видневшиеся на берегах мечети и строения, а также качавшиеся в водах проливов легкие парусные лодки как бы сошедшими с полотен И. К. Айвазовского.

Но в секретных документах Главного Морского штаба России места для описания этих красот не было. Все отчеты агентов, донесения и описания проливов пестрели столбцами цифр, фотографиями, подробными картами и схемами артиллерийских батарей. Напомним, что Босфор и Дарданеллы были главным стратегическим объектом на юге империи, и мысль об их захвате не оставляла русских императоров уже почти два столетия.

По мере продвижения России к Азовскому и Черному морям весьма сильно стала ощущаться потребность страны в морских торговых путях, ведущих в Средиземное море. Впервые эту задачу попытался решить Петр Великий, послав в 1699 г. в Константинополь корабль "Крепость" с послом России. Затем в Турцию отправили посольство во главе с князем Голицыным. Но это ни к чему не привело. Турецкий султан от переговоров отказался, считая Черное море своим внутренним.

Отторгнутая от Черного моря Прутским миром, Россия вплоть до правления Екатерины II не имела право проводить через проливы даже торговые суда. Лишь после Куйчук-Кайджарского мирного договора 1774 г. Россия овладела частью побережья Азовского и Черного морей и получила возможность прохода торговых судов через оба пролива.

В 1776 г. четыре наших фрегата все же попытались пройти Босфор. И хотя на них все пушки находились в трюмах и поверх них был уложен груз, а сами пушечные порты были заделаны, корабли не пропустили.

Бывали, правда, и исключения. В 1798 г. проливы прошла эскадра адмирала Ф. Ф. Ушакова. Ее проход был выгоден Турции. Более того, в том же году Турция и Россия заключили союзный договор, благодаря которому в течение 8 лет султан позволял пропускать все торговые и вспомогательные корабли русского флота.

Но спустя три года, в 1801 г., император Павел I заключил тайный договор с Францией, долгое время враждовавшей с Турцией, согласно которому в случае успеха в войне Турцию предлагалось поделить на сферы влияния. Смерть Павла I полностью разрушила эти планы. Внешняя политика России резко изменилась. В очередном договоре с Турцией, подписанном 11 сентября 1805 г., говорилось, что во время войны русские военные корабли смогут беспрепятственно проходить проливы. Спустя всего лишь год и этот договор потерял силу. Турция после Аустерлицкого сражения (в котором она не участвовала) попала под влияние Франции.

18 октября 1806 г. Россия объявила Турции войну, что вызвало сближение последней с Англией, и 5 октября 1809 г. между ними был заключен очередной договор.

Можно смело утверждать, что оба пролива на протяжении нескольких веков являлись камнем преткновения во внешней политике Российской империи и объектом пристального внимания всех европейских стран, и в первую очередь Англии. Но наиболее сильно эти противоречия обострились во второй половине XIX века.

Лишь однажды, в 1833 г., между Россией и Турцией был подписан выгодный Ункяр-Искелесий- ский договор, в котором говорилось, что "… мир, дружба и союз будут навеки между Россией и Турцией". Подписавшие этот договор граф А. Орлов и визирь Хюсрев Мехмед-паша выполнили волю императора Николая I и турецкого султана Махмуда II. Конечно, главным в этом договоре являлись не высокие слова о дружбе, а то, что по требованию России Турция закрывала проливы для других стран, что в первую очередь касалось Англии.

Столь выгодные условия договора – благодарность Махмуда II за поддержку Россией Турции в ее войне с Египтом.

В знак признательности за столь немыслимый для многих союз один из русских 84-пушечных кораблей Черноморского флота получил имя "Султан Махмуд".

Но столь выгодный для России договор просуществовал недолго. Под нажимом всесильной Англии в Лондоне в 1841 г. встретились дипломаты России, Франции, Пруссии, Англии и Турции. Это первое многостороннее соглашение ("Лондонские конвенции о проливах 1841 г."), весьма невыгодное для России, лишний раз подтвердило отмеченное ранее в двухсторонних англо-турецких соглашениях 1809 и 1840 гг. то, что "Оттоманская империя не позволит проходить в мирное время боевым кораблям всех стран. Турецкий султан имеет право пропускать через проливы только небольшие боевые корабли, состоявшие в распоряжении посольств". Каковы же были условия прохода кораблей в случае войны, в договоре не говорилось.

После Лондонской встречи в 1841 г. Босфор и Дарданеллы, как и прежде, вновь закрыли для России и открыли для других стран.

Затем с помощью Англии Босфор укрепили, и к 1849 г. его защищали уже 13 батарей (8 на азиатском и 5 на европейском берегах).

Проливы постепенно превращались в своеобразную крепость.


– 









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх