Загрузка...


14. "Боевые силы Черноморского флота можно признать достаточными"

В 1890 г. Практическая эскадра провела в плаваниях четыре месяца. С вступлением кораблей в вооруженный резерв готовность флота к отражению нападения и к бою резко снижалась. Это хорошо понимали в Главном Морском штабе. 24 декабря 1890 г. на флот пришел приказ, согласно которому в виде "опыта" на два года для эскадры составили следующую программу плавания. Ежегодно четыре месяца эскадра находилась в кампании, совершая интенсивные плавания и проводя боевые учения. Оставшиеся же восемь месяцев корабли находились в вооруженном резерве с трехдневной готовностью к выходу в море. Этих дней вполне хватало, чтобы узнать о намерении английского Средиземноморского флота пройти Дарданеллы и Босфор.

Во время нахождения в резерве на кораблях оставляли боезапас, а команда сокращалась на 30% (до этого оставляли только вахту). В плавательный ценз – основной показатель прохождения службы морского офицера в то время – зачислялся только один день из шести.

Подготовка к кампании заметно сокращалась. В 1891 г. ее начали раньше обычного – 18 мая. Эскадру теперь возглавил старший флагман Черноморского флота вице-адмирал Новиков, сменивший О. К. Кремера, ушедшего в отставку по выслуге лет. На "Екатерину II" прибыл новый командир капитан I ранга М. Реунов. Кампанию начали три броненосца, канлод- ка "Терец" и шесть миноносцев.

22 мая корабли сопровождали отдыхавшую на юге императрицу Марию Федоровну. Она на вновь прибывшем из Франции крейсере "Адмирал Корнилов" отправилась из Севастополя в Ялту.

После почетного конвоирования началась будничная работа. С 4 июня для пробы машин в море несколько раз выходил "Синоп". Сама же эскадра последующие три недели стояла на якорях на Севастопольском рейде. 7 июня вернувшаяся из Ялты императрица посетила флагманский "Синоп", подарив тем самым команде один праздничный день.

Спустя неделю эскадра ушла в крейсерство вдоль побережья. Севастопольский рейд опустел.

В море провели очередные испытания машин. Самым быстроходным вновь оказался "Синоп", он имел скорость 14,3 уз, "Екатерина II" развила 14,25 уз, а "Чесма" достигла только 13 уз. На сопровождавшем их миноносце "Батум" во время плавания приступили к пробному отоплению котлов нефтью, и он, неестественно сильно дымя, заметно выделялся из стремительной колонны миноносцев.

21 июня эскадра бросила якорь у Тендровской косы – здесь теперь долгое время будет основной полигон флота. Штаб посчитал, что это место являлось более удобным для рейдовых учений, чем Севастопольская бухта.

У косы провели стрельбы из малокалиберных орудий. 30 июня эскадра ушла сначала в Севастополь для погрузки угля, а затем к мысу Айя, близ Ялты, где все три броненосца начали стрельбы из тяжелых орудий.

После стрельб следующим местом нахождения эскадры стала Феодосия. С 6 по 14 июля там проводили минные стрельбы. У Феодосии 7 июля при внезапно налетевшем порывистом ветре миноносец "Измаил" сорвало с якоря и выбросило на берег. К счастью, сильных повреждений он не получил, и через день его вывела на воду канлодка "Донец".

Затем эскадра ушла в крейсерство вдоль кавказского побережья – 20 июля пришла в Новороссийск, 3 августа вернулась в Севастополь.

После погрузки угля кораблям вновь предстоял переход. На этот раз в Одессу для приема и конвоирования десанта к Очакову. Высадка десанта проводилась ежегодно и являлась неотъемлемой частью боевой подготовки.

После этого у Тендры приступили к отработке совместного плавания и перестроений в различные ордеры. 3 сентября эскадра прибыла в Севастополь. 9 сентября кампанию 1891 г. окончили.

Плавания броненосцев в 1892 и 1893 гг. весьма схожи с плаваниями предыдущих трех лет. Броненосцы обязаны были проходить мерную милю, отрабатывать стрельбы, совместные плавания, постановку мин и отражение атак миноносцев. Ежегодными стали их участие в высадке десанта и переходы вдоль побережья с заходом почти во все черноморские порты империи. Ежегодно жители приморских городов видели или стоящие на якоре, или идущие вдали величественные силуэты трех броненосцев, стройные мачты канонерских лодок и узкие, готовые к стремительному броску корпуса миноносцев.

В апреле 1892 г. в Севастополь на достройку пришел броненосец "Двенадцать Апостолов". Через год на нем начались ходовые испытания.

По просьбе главного командира Черноморского флота и портов Черного моря адмирала Н. В. Копытова в 1892 г. в Севастополь для испытания "Двенадцати Апостолов" прибыл контр-адмирал С. О. Макаров, бывший в то время главным инспектором морской артиллерии, с членами МТК старшим судостроителем Н. Е. Кутейниковым и подполковником А. Ф. Бринком. 11 сентября они на "Чесме" произвели опыты по определению кренящего момента установок, который оказался очень большим. По этой причине при повороте правой и кормовой установки на правый траверз, а левой на правый борт на 37° от ДП возникал крен 7,6°. При таком крене затруднялось вращение орудийных платформ. Например, правая установка могла сделать поворот на 30° от траверза и останавливалась, так как дальнейшее вращение оказалось не под силу механизму горизонтального наведения, но крен при этом уменьшился на 0,4°. Для установки орудий в диаметральную плоскость приходилось поворачивать поочередно носовую и кормовые установки, уменьшая тем самым крен, или же одну из носовых установок противоположного крену борта приводить на траверз. По указанию С. О. Макарова, переместив в каждой установке ручную лебедку для подъема зарядов из передней части в тыльную и поместив там же по восемь 305-мм снарядов, немного подцентровали их, что уменьшило крен на 0,2°. И все же оставшийся крен представлял еще, кроме затруднений в наведении орудий, неудобство в управлении кораблем и эксплуатации котлов из-за оголения части трубок, а это в бою при внезапном наведении орудий на один из бортов привело бы к тяжелым последствиям.

Следует отметить, что еще до работы С. О. Макарова и членов МТК на "Чесме" имелось приспособление для выравнивания крена при учебных стрельбах. Для этого в три бортовые коридора между 39 и 54 шпангоутами провели специальные трубы, через которые они заполнялись водой, но на это потребовалось бы два часа, что абсолютно не устраивало ни моряков, ни МТК. На заседании МТК по этому вопросу (в феврале 1893 года) так и не пришли к окончательному решению. Ни один из вариантов устранения крена, а именно: установка в те же станки более легких 254-мм орудий, замена прежних установок на новые уцент- рированные с теми же 254-мм орудиями и устройства для заполнения водой противоположных крену отсеков в течение двух минут – не были одобрены; первые два из-за дороговизны, последний как не отличавшийся новизной и в целом не устранявший этого существенного недостатка.


305-мм орудие броненосца "Чесма ".


Корабли Практической эскадры на Севастопольском рейде.


В сентябре 1893 г. под флагом контр-адмирала И. М. Дикова начались испытания на пятом черноморском броненосце "Георгии Победоносце". Произвести весь комплекс испытаний осенью не удалось из-за существенных недоработок, не были закончены работы по устройству мостика, шлюпбалок, и, кроме того, по вине Морского министерства на корабле отсутствовала артиллерия со станками и барбетные установки. Ходовые испытания в полном объеме начались летом следующего года. 9 июня 1894 года корабль, имея проектное водоизмещение 10 280 т при 87 об/мин. винта и развитой средней мощности машин 9843 л. с, показал отличные результаты – скорость 16,5 уз.

После испытаний в 1892 году на броненосце "Александр II" противоминных сетей с наклонными выстрелами МТК принял решение об их установке на других кораблях флота. В 1893 году Кронштадтскому пароходному заводу для броненосцев "Георгий Победоносец" и "Двенадцать Апостолов" заказали противоминные выстрелы и сети, которые и установили на них в конце 1895 года.

В том же году на "Георгии Победоносце", в бортах, в районе 39 и 48 шпангоутов, устроили по два лацпорта для погрузки угля через батарейную палубу, а спустя три года для улучшения обзора повысили боевую рубку.

В кампанию 1894 г. вступили уже четыре броненосца. Командовал эскадрой вице-адмирал И. М. Диков, державший свой флаг на "Синопе". За ним в строю шли "Чесма" (командир капитан I ранга К. Вальронд), "Екатерина II" (командир капитан I ранга М. Реунов) и "Двенадцать Апостолов" (командир капитан I ранга Е. Федосьев).

В этом году интенсивность боевой подготовки заметно возросла. Так, например, в течение кампании на броненосцах произвели 294 выстрела из минных аппаратов. Освоили на эскадре и новый вид связи. Корабли, направляя в небо лучи прожекторов, могли "переговариваться" на 20-мильном расстоянии.

Каждый броненосец перед итоговой зачетной стрельбой проводил минимум шесть подготовительных артиллерийских и четыре минных.

Совсем по-иному начали "отражать" ночные атаки миноносцев, приблизив условия их проведения к боевым. Миноносцы с наступлением сумерек уходили далеко за горизонт. Затем они с различных направлений "нападали" на эскадру, стоявшую на якоре. Между патрульными катерами с броненосцев и миноносцами завязывались "жаркие" бои, после чего они, освещаемые прожекторами с броненосцев, засыпались "градом" снарядов из малокалиберных орудий.

Эти учения показали, что отряд, состоящий из 10 миноносцев, представляет большую опасность для эскадры при условии, что в ее составе будут отсутствовать дозорные катера или миноносцы, вооруженные пушками Гочкисса.

19 сентября эскадре устроил смотр посетивший СевастопольАлександр III.

Через две недели, несмотря на надвигавшийся шторм, корабли ушли к Тендровской косе, а затем, уклоняясь от сильного порывистого ветра и волнения, к Одессе. Но в течение нескольких дней шторм неотступно преследовал эскадру. И все же на обратном переходе в Севастополь восьмибалльный ветер, нагнавший волны невиданной высоты, не помешал броненосцам успешно провести пробную стрельбу из 305-мм орудий.

После нескольких залпов на наветренный борт оказалось, что ведение эскадренного боя на сильном волнении, используя 305-мм орудия, вполне возможно, хотя при этом возникали затруднения в управлении. Правда, действовать в такую погоду 152-мм орудиями все же оказалось невозможным – в пушечные порты сразу же проникали большие массы воды. В полдень 7 октября ветер еще более усилился, а волнение достигло максимальной девятибалльной отметки. Корабли, освещенные ярким солнцем, все более и более начали заваливаться то на один, то на другой борт. Их бортовая качка уже достигала 15°, а килевая 5°. Теперь они стали черпать воду носом и бортами. Огромные водяные каскады, неистово играя, проносились по верхней палубе, скатываясь затем основной своей массой вновь в море и лишь частично сквозь люки и амбразуры проникая внутрь кораблей. Пришлось уменьшить ход до 4,5 узлов. Но и это не помогло. Вода стала проникать сквозь порты и крышки клюзов на батарейную палубу, попадая затем в кубрики.

Лучше всех на волну всходил "Двенадцать Апостолов". Но его бортовая качка была большей, из-за чего на нем много воды брали срезы, а брызги легко проникали через амбразуры в носовую барбетную установку.

Идущие в строю "Капитан Сакен" и "Казарский" не смогли далее противостоять волне и ветру. Подняв специальные штормовые трисели, они отстали и остались штормовать.

К вечеру эскадре пришлось вновь уменьшить ход. Первые признаки ослабления ветра появились только утром 8 октября. Штормовое испытание показало отличные мореходные качества броненосцев. Все они, как теперь стало ясно, несмотря на трудности в наведении орудий, могли все же вести стрельбу даже на 7- балльном волнении.

20 октября 1894 года Российскую империю облетело известие о кончине Александра III. Император скончался во время пребывания на юге. 24 октября крейсер "Память Меркурия" под Императорским штандартом в сопровождении "Двенадцати Апостолов" доставил в Севастополь тело усопшего. Весь Черноморский флот, выстроившись в одну линию, встречал этот траурный эскорт.

Как только оба корабля начали входить в гавань, эскадра окуталась дымом прощального салюта. "Память Меркурия", пройдя вдоль линии кораблей, стоявших с отопленными реями, зашел в Южную бухту и ошвартовался у Царской пристани, где в ожидании стоял императорский поезд. В момент подхода крейсера к пристани эскадра начала салютовать, произведя в общей сложности 31 залп. Через трое суток на кораблях выровняли реи, и флот вновь зажил своей повседневной жизнью.

3 ноября днем в море на мерную милю ушли "Чес- ма" и "Синоп", а вечером на ночную стрельбу – "Двенадцать Апостолов". На следующий день кампанию окончили. В вооруженный резерв теперь вступили шесть броненосцев. Из них "Георгий Победоносец" завершил все испытания, а прибывшему из Николаева броненосцу "Три Святителя" их предстояло начать в будущем году.

В 1894 г. императора Александра III сменил цесаревич Николай Александрович. Россией начал править новый император Николай II.

При Александре III Россия, всегда готовившаяся к войне, волею политиков и обстоятельств не воевала. В царствование же нового императора страна всегда вступала в войны, к ним не готовая. Наследником престола стал цесаревич Георгий Александрович – родной брат Николая II.

До начала кампании 1895 г. "Синопу", "Екатерине II" и "Двенадцати Апостолам" пришлось сопровождать цесаревича с вдовствующей императрицей Марией Федоровной из Одессы в Батум и обратно. Поэтому в кампанию этого года корабли вступили позже обычного, 15 июля.

Кампанию начали четыре броненосца, новейшим из которых был "Георгий Победоносец". "Чесму" по ряду причин в кампанию не ввели. Командовал эскадрой И. М. Диков, получивший чин вице-адмирала.

Через неделю эскадра прибыла к месту проведения рейдовых учений – Тендровской косе, а "Георгий Победоносец", отделившись, продолжал ходовые испытания. Известная во всем мире, английская фирма Модслей, изготовившая для корабля главные механизмы, сдавала их "в казну" в течение двух лет. Поэтому на броненосце постоянно находился их представитель. Его присутствие в разгар боевой подготовки сочли нежелательным. "Так как броненосец "Георгий Победоносец" находится в полной боевой готовности и в этом году вступил в строй, то я нахожу его присутствие неудобным, так как он может сообщить своему правительству о состоянии нашего флота сведения, совершенно для нас нежелательные. Однажды во время стрельбы в присутствии контр-адмирала Б. К. Де-Ливрона англичане критически отзывались, высказав, что у нас артиллерийское дело поставлено выше, чем у итальянцев," – писал командованию эскадры главный командир флота и портов Черного моря вице-адмирал Н. В. Копытов. Англичан сняли с броненосца и отправили в Англию через Одессу.

В 1895 г. на эскадре начали все более и более делать упор на артиллерийские стрельбы, которые для броненосцев являлись основой их боевой подготовки. От того, какого уровня совершенства достигнут обслуживающие оружие офицеры и матросы, и зависел успех в возможном бою. Усиленной подготовкой артиллеристов занимались во всех флотах мира. Лидировал в этом английский флот.

Обучение артиллеристов на русских броненосцах проводилось согласно составленной программе. Основными слагаемыми успеха являлись подготовительные стрельбы.

Все подготовительные стрельбы, число которых увеличилось, проводили из 37-мм стволов Гочкисса, вставляемых в каналы 152- и 305-мм орудий. Это давало экономию в расходовании боезапаса и сберегало дорогостоящие стволы от выгорания, неизбежного при стрельбе боевыми зарядами. Одну из таких стрельб провели 19 августа у Одессы. На эскадре, шедшей двумя колоннами, по команде увеличили дистанцию между кораблями до 6 кабельтовых (ок. 1120 м), а затем двумя последовательными поворотами "все вдруг" (в морской практике называемой коордонатом) увеличили дистанцию и между колоннами до 16 кабельтовых (ок. 2970 м).

Стрельбу начали в заранее установленные миноносцами пирамидальные щиты небольших размеров. Тренировались башенные и плутонговые командиры и наводчики орудий. Их цель состояла в том, чтобы получить практические навыки с учетом всех тех факторов (туман, мгла, качка и др.), которые могли появиться в настоящем бою.


Проектъ Совершенно секретно.

ЗАКЛЮЧЕНІЯ

ВЫСОЧАЙШЕ назначенного Особого Совещанїя, подъ председательствомъ ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЫСОЧЕСТВА Великого Князя Генералъ-Адмирала АЛЕКСЕЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА, по вопросу о соответствіи установленныхъ въ 1881 г. главныхъ основанїй развитїя флота съ настоящими общеполитическими и военными требованїями.

Заседание 19 Ноября 1895 г.

По заявленїи АВГУСТЕЙШАГО Председателя о причинахъ и цели Совещанїя, приступлено было къ пересмотру заключенїй 1881 г. въ томъ же порядке, въ какомъ они и тогда обсуждались. Относительно Чернаго моря было принято во вниманїе следующее:

Боевые силы Черноморскаго флота, въ особенности по окончанїи постройки восьмаго броненосца, двухъ крейсеровъ, двухъ посыльныхъ судовъ и 30 миноносцевъ – можно признать достаточными, – темъ более, что Черноморскїе броненосцы по своему типу и артиллерїйскому вооружению вполне пригодны къ действїямъ противъ береговыхъ батарей. Но эти силы содержатся в зимнїе месяцы не въ достаточной степени готовности. Для Россїи, вопросъ заключается теперь уже не въ преобладанїи надъ Турецкимъ флотомъ: а въ томъ, чтобы не допустить Англичанъ овладеть выходомъ изъ Босфора въ Черное море. Къ возможности какихъ либо действїй нашихъ съ этой стороны. Англія теперь относится съ чрезвычайной подозрительностью, и съ наступлетемъ осени сосредоточиваетъ у входа въ Дарданеллы сильную броненосную эскадру. Противъ каждаго судна, высылаемаго нами въ Средиземное море, она систематически выставля- етъ два. Соперничать съ Англіей на море мы не можемъ; но мы можемъ и должны оградить себя отъ вторженія Англійскаго флота въ Черное море. Разстояніе отъ Бизикской бухты, въ окрестностяхъ которой обыкновенно держится Англійская эскадра, до выхода изъ Босфора гораздо ближе, чемъ отъ Севастополя, и потому, чтобы не опоздать, и такимъ образомъ не лишиться возможности осуществить крайне важный для нас планъ действій, намъ необходимо держать нашу Черноморскую эскадру, съ Ноября по Мартъ, въ полной, ежеминутной готовности, т. е. не въ состояніи вооруженного резерва, какъ она теперь содержится, а подъ флагомъ. Теперешнее крайне натянутое положеніе можно, конечно, считать временнымъ; но и после его прекращенія мы не имеемъ права ослабевать в нашей бдительности: такъ какъ, при известныхъ случайностяхъ, собьітіия могутъ развиться съ поразительной быстротой.

Конечно, содержаніе Черноморской боевой эскадры въ плаванїи лишніе 4 месяца въ году потребуетъ значительнаго расхода, но въ виду крайне важной, государственной цели, которая при этомъ имеется въ виду, расходь этотъ представляется безусловно необходимымъ.

Менее успешно, чемъ созданіе боевого флота, выполнено постановленіе 1881 г., относящееся къ подготовке перевозочныхъ средствъ для десантнаго отряда. При десанте, боевые суда слу- жатъ только конвоемъ – и затемъ, въ случае надобности, подготовляютъ своимъ огнемъ успехъ самой высадки; а десантный отрядъ весь располагается на перевозочныхъ судахъ, снабженныхъ приспособленіями для быстрой посадки и высадки. Главнымъ средствомъ для этого долженъ служить Добровольный флотъ, который очень развился въ последніе годы, какъ въ количественномъ, такъ и въ качественномъ отношеніи. Кроме того, Морское Министерство само располагаетъ тремя купленными у него пароходами, которые теперь служатъ учебными судами; но легко мо- гутъ снова превратиться въ транспорты. Русское Общество Пароходства и Торговли также имеетъ теперь большие пароходы, удобные для перевозки войскъ. Къ сожаленію, большая часть этихъ средствъ находится значительную часть года вне Чернаго моря; такъ что, въ первый же день по полученіи приказанія нельзя надеяться собрать средства для посадки более чемъ 8000 чел. Следующий эшалонъ могъ бы быть отправленъ лишь спустя некоторое время. Если отправка десанта будетъ совершаться при условiяхъ подобныхъ темъ, которыми мы пользовались въ 1833 г., т. е. при согласіи на это Турецкаго правительства, то такое промедленіе не повредитъ делу существенно.

Въ противномъ случае, оно можетъ оказаться пагубнымъ. Съ своей стороны Одесскій военный округъ содержитъ въ усиленномъ составе 2 дивизіи и стрелковую бригаду, и могъ бы выделить въ первый же день по полученіи приказаній до 25.000 чел. Представители Военнаго ведомства признаютъ указанный въ 1881 г. составъ единовременнаго десанта въ 30.000 чел. действительно необходимымъ для осуществленія предположеннаго плана. Кроме того, такъ какъ въ составъ этого десанта обязательно должны входить части кавалеріи и полевой артиллеріи, а также осад- ныя орудія и большое количество артиллершскихъ запасовъ, и для быстрой посадки, удобного размещены на судахъ и погрузки означенныхъ войсковыхъ частей и грузовъ требуются суда съ спеціальньїми приспособленіями, – то, независимо оть подготовки частныхъ перевозочныхъ средствъ достаточныхъ для принятія во всякое время десанта указанной численности, выясняется необходимость иметь казенные транспорты съ специальными приспособленіями для кава- леріи, полевой артиллеріи и осаднаго парка, – причемъ вопросъ о такихъ транспортахъ уже на- меченъ къ обсужденію въ Особомъ Совешаніи, подъ председательствомъ Действительного Тайна- го Советника Сольского.

По вышеизложеннымъ соображетямъ, относительно развитія нашіхъ морскихъ силъ въ Черномь море, Совещаніе считало бы необходимымъ:

1. Боевыя суда Черноморского флота ежегодно держать подъ флагомъ, сверхъ срока определенного для нихъ обычною программою плаванія, еще въ теченіи 4-хъ зимнихъ месяцевъ, съ 1 Ноября по 1 Марта.

2. Безотлагательно снабдить Черноморскій флотъ транспортами специально приспособленными для перевозки кавалеріи, полевой артиллеріи и осаднаго парка.

3. Принять соответственныя меры для развитія частныхъ перевозочныхъ средствъ въ Черномъ море до размера необходимаго для посадки во всякое время, въ теченіи 24 часовъ, не менее 25.000 чел

4. Въ устьяхь Дуная ограничиться высылкою средствъ, требующихся для прегражденія выхода въ море неприятельскими мелкимъ судамъ.


Важным показателем считалась скорость заряжания 305- и 152-мм орудий, а также правильность и быстрота их наведения. Для достижения хороших результатов задолго до стрельб под руководством офицеров-артиллеристов начинались ежедневные тренировки. Иногда для обучения привозили матросов с транспортов, миноносцев и канлодок, которые являлись резервом в случае начала войны.

На тренировках подавались как правило два снаряда и заряды к ним, которые проходили весь путь от погребов и крюйт-камер до линии заряжания непосредственно у клинового затвора.

В среднем на эскадре достигали неплохих результатов. Так с момента выстрела до готовности 305-мм орудия к новому залпу на "Екатерине II" проходило 3 мин. 50 сек., "Синопе" – 3 мин. 20 сек., "Георгии Победоносце" – 3 мин. 20 сек. и "Двенадцати Апостолах" – 4 мин. 15 сек.

На последующее затем наведение на цель и готовность к выстрелу требовалось соответственно на "Екатерине II" 80, "Синопе" – 75, "Георгии Победоносце" – 90, "Двенадцати Апостолах" – 60 сек. (Все данные для 6-узл. хода).

152-мм орудия в среднем заряжали в течение 90 сек., а наведение производилось от 45 до 80 сек. в зависимости от скорости хода.

Интенсивные тренировки позволяли затем сокращать эти показатели на 15-20 секунд.

В моменты, когда до щитов оставалось три кабельтова (575 м), в стрельбу включалась малокалиберная артиллерия.

Широко на эскадре начали применять для связи с берегом и голубинную почту. Так, на эскадре, стоявшей у Евпатории, с "Георгия Победоносца" выпустили "для тренировки" 50 голубей-"связистов", взятых в Севастополе. Проделав 120-километровый путь, голуби прилетели в Севастополь на специальную голубиную "базу" на форту "Константин". Подобная связь широко применялась и на других флотах. В Англии она практиковалась уже около 10 лет.

11 сентября эскадра вновь прошла штормовое испытание. Для "Георгия Победоносца" оно явилось первым.

При ветре от 9 до 10 баллов и сильном волнении, согласно рапорту командира эскадры, "… броненосцы держались хорошо, хотя размахи качки доходили иногда на "Георгии Победоносце" до 13° на борт".

Спустя две недели кампанию 1895 г. окончили.

В середине девяностых годов прошлого века соотношение сил на морских театрах вновь изменилось и опять не в пользу России. Гонка морских вооружений, в которую теперь включились Северо-Американские Соединенные штаты и Япония, казалось, вот-вот достигнет своего апогея и пойдет на убыль, но так не происходило. От одной судостроительной программы все страны приступали к осуществлению другой, и гонка начиналась заново.

Не осталась в стороне и Россия. 19 ноября 1895 г. в Петербурге собралось "Особое собрание" под председательством генерал-адмирала Алексея Александровича. Итогом совещания явилась новая программа строительства кораблей для Дальнего Востока.

Уделили внимание и нуждам Черноморского флота. Для его усиления решили заложить два крейсера по 6632 т, которых явно не хватало в составе Практической эскадры.

Но самым важным для флота было то, что на совещании подтвердили его главные стратегические задачи. "Боевые силы Черноморского флота можно признать достаточными", – говорилось в секретном решении совещания.

Осенью 1895 г. в Турции начались беспорядки. Поэтому с 11 декабря 1895 г. до 25 апреля 1896 г. эскадра находилась в кампании и простояла в полной готовности, совершив несколько выходов в море.

Четыре летних месяца и зиму с 1896 на 1897 г. эскадра также провела в плаваниях. В летнюю кампанию 1897 г. Черноморский флот имел в своем составе уже шесть броненосцев. Новейшим из них был "Три Святителя", вступивший в строй в 1895 г. На достройке в Николаеве стоял седьмой корабль "Ростислав". Черноморский флот ежегодно усиливал свою мощь.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх