Загрузка...


12. Броненосцы вступают в строй

На Черноморском флоте в 80-х годах прошлого века для обучения личного состава ежегодно в плавание назначалась Практическая эскадра. В зимнее время те немногочисленные корабли разоружали, выводя их в вооруженный резерв. По назначенным в Практическую эскадру кораблям можно было судить о силе флота. Как правило, весь флот составляли две "поповки", крейсер "Память Меркурия" и несколько номерных миноносцев. Основная же ударная сила флота – броненосцы – достраивались. Во время их строительства внешнеполитическая обстановка в целом была спокойной. Только однажды, в 1885 году, когда корпуса всех трех кораблей еще находились на стапелях, в очередной раз возникла угроза войны с Англией.

В том году, 18 марта, в Азии в районе Кушки произошло вооруженное столкновение русских и афганских войск. Наши войска под командованием генерала Комарова разбили передовые части афганской армии, которыми руководили советники из Англии. Возник конфликт, грозивший перерасти в войну.

На этот раз Турция заняла враждебную Англии позицию, и мощь английского Средиземноморского флота грозила обрушиться как на Россию, так и на Турцию.

"Готовьте немедленно "Память Меркурия" и "Гонец" с полным вооружением и приспособлениями для забрасывания минами. Вооружайте все миноносцы," – приказал 30 марта 1885 г. главный командир Черноморского флота и портов вице-адмирал Н. М. Чихачев. В Николаеве начали срочно готовить к плаванию обе "поповки".

2 апреля все боевые корабли начали кампанию. Полным ходом шла подготовка к постановке минных заграждений у Севастополя, Керчи, Очакова и Батуми.

Некоторые корабли стояли в готовности к переходу к Босфору для минной постановки. Готовились к мобилизации и пароходы РОПиТ.

Одновременно турецкий султан, не простивший Англии бомбардировку Александрии и захват Египта, также приказал укреплять Дарданелльские батареи. Воевать с двумя странами Англия не решилась, и на этот раз все обошлось.

Спустя два года, в октябре 1887 г., Севастополь встречал буксируемую из Николаева "Екатерину II". В неестественно высоком корпусе, как бы лежавшем на водной глади и медленно двигавшемся в гавань, стояли только две трубы да множество деревянных навесов и тамбуров. Лишь моряки да большие знатоки боевых кораблей могли угадать, каковым же будет силуэт этого грозного исполина. В глубине гавани, у достроечной стенки РОПиТ, стоял другой однотипный броненосец "Чесма".

Через год, в 1888 г., оба этих корабля вышли на ходовые испытания. Тогда же для них в Англии известной фирме Буливанта заказали противоторпедные сети и шесты, которые изготовили быстро и в том же году установили на броненосцах.

В этом же году кораблям выпала почетная "обязанность" – сопровождать Александра III, шедшего на пароходе "Эриклик" из Новороссийска в Батум. Эта "обязанность" затем будет представляться броненосцам ежегодно.

В 1889 г. к испытаниям приступил и "Синоп", на котором также установили противоторпедные сети.

Теперь флот имел полноправную броненосную эскадру, которой еще предстояло пройти много доработок, испытаний и боевую учебу, прежде чем все три броненосца превратятся как бы в одно целое, способное по команде производить любые перестроения и поражать металлом указанные цели.


Сравнительная таблица ТТД броненосцев "Екатерина II", "Колингвуд" и "Формидабль"

На испытаниях в 1889 г. выяснилось то, что корабли имеют неплохую скорость: "Синоп" – 16.5, "Екатерина II"- 15,1 узла. Только "Чесма" "недобрала" до проектной (0,5 узла), и ее скорость составила 13,5 узлов. Корабли провели и несколько пробных артиллерийских стрельб, оглашая гулом своих орудий Крымское побережье. Этот гул впоследствии станет привычным для обывателей.

В конце августа 1889 г. на флоте начали проведение ежегодных учений по высадке десанта у Очакова. В ночной "бомбардировке" побережья приняли участие "Екатерина II" и "Чесма" ("Синоп" проходил ходовые испытания).

Участвовать во втором этапе учения – прорыве Очаковского фарватера, соединяющего Черное и Азовское моря, кораблям не разрешили из-за "весьма благоразумного расчета, того, что фарватер узок". Прорыв осуществляли канонерские лодки "Кубанец", "Уралец", "Терец", "Запорожец" и 3 миноносца.

После учений Практическая эскадра из 9 вымпелов под командой контр-адмирала К. П. Пилкина прибыла на Одесский рейд. На этом боевая подготовка для броненосцев окончилась.

По окончании постройки броненосцев типа "Екатерина II" Черноморский флот по своей боевой мощи несоизмеримо превзошел турецкий, который в тот период не располагал ни одним кораблем, сравнимым с "Екатериной II". В составе флотов сильнейших морских держав "ровесниками" "Екатерины II" являлись барбетные броненосцы в Англии, шесть кораблей типа "адмиралов", спущенных на воду в период с 1882 по 1886 гг., во Франции – "Адмирал Воден" и "Формидабль". При их постройке западным кораблестроителям удалось добиться меньшей перегрузки, которая составляла на первом броненосце типа "адмиралов" "Колингвуде" только 500 т, и более высокой скорости хода. Кроме того, в Англии добились более выгодного отношения веса корпуса к водоизмещению. Уменьшенный, по сравнению с зарубежными аналогами, запас угля на "Екатерине II" обуславливался ограниченным районом действий в пределах Черного моря. В отношении бронирования, французские корабли, имевшие пояс по всей длине ватерлинии, состоявший из 550-мм и 400мм броневых плит, имели перед русскими кораблями некоторые преимущества, но при этом надо иметь в виду, что столь толстые плиты были железными и приблизительно соответствовали сталежелезной броне толщиной 420 и 300 мм. Наличие более толстого броневого пояса у "Колингвуда" достигалось главным образом тем, что он занимал всего 46% длины корабля по ватерлинии, оставляя совершенно незащищенными носовую и кормовую оконечности. Несравнимо выгодно от западных кораблей в отношении площади забронированного борта выделялась "Екатерина II", а вес ее залпа на нос составлял 230% от носового залпа "Колингвуда" и 217% от соответствующего залпа одного из французских кораблей. Бортовые залпы "Екатерины II" и "Колингвуда" приблизительно равнялись между собой, но составили только 78% бортового залпа "Формидабля". Залп русского броненосца на корму превосходил соответственно на 23% и 15% залпы английского и французского кораблей.

Большее число орудий главного и среднего калибра позволяло "Екатерине II" достигать в бою и большей скорострельности. Более выгодное для русского броненосца ведение боя на носовых курсовых углах позволяло ему иметь больше шансов и на осуществление рокового таранного удара, считавшегося в то время морскими теоретиками весьма вероятным.


Броненосный корабль "Синоп " уходит в море.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх