Загрузка...


15 октября 1917 г. – Резолюция команды линейного корабля "Заря Свободы" с одобрением решений областного съезда Советов Северной области и требованием созыва Всероссийского съезда Советов.

Мы, команда линейного корабля "Заря Свободы, собравшисъ на общем собрании 15 октября и вы- слушав доклад тов. Линяева относителъно областной северной конференции, приветствуем ее все решения и просим Кронштадтский Совет рабочих и солдатских депутатов принятъ энергичные меры созыва Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестъянских депутатов на 20 октября, который только один может вывести страну как от разрухи, так и от натиска неприятеля взамен контрреволюционного Временного правителъства, которое желает задушитъ нашу революцию. Оно все время старается оклеветатъ революционный Кронштадт и наших товарищей в действующем флоте, которые действительно стоят за интересы трудового народа и борются до последней капли крови с натиском неприятеля.

Товарищи матросы, солдаты и рабочие, кто следит за политикой Временного правителъства и Бонапарта-Керенского, который все время нас обвинял, то каждый из вас скажет, что он ведет к гибели нашу родину и революцию.

Товарищи! Настало время, когда не место бытъ такому правителъству y власти. Мы все скажем: руки прочъ, вся властъ Советам рабочих, солдатских и крестъянских депутатов. Помните товарищи, что время не ждет, каждый час промедления дает возможностъ правителъству организоватъ вокруг себя контрреволюционные элементы. Доволъно слов, нужно действоватъ! Итак, товарищи, сплоченным, дружным, организованным путем все за работу!

Газета "Пролетарское дело", 18 октября 1917 г., №80.


Учебное судно "Заря Свободы ". Повреждения труб и надстроек после обстрела с Красной Горки. 1921 г.


Перепугавшись вооруженной толпы, временное правительство наконец-то дало о себе знать. Демонстрацию расстреляли. Чуть позже арестовали и Л. А. Бергмана, предъявив ему и еще восьми членам Кронштадтского совета, обвинение в "действиях по свержению временного правительства". Столь "радикальные" меры по наведению законности в Кронштадте ничего не дали. К тому же в октябре до всех донеслись известия о сдаче немцам островов Моонзундского архипелага. Часть защищавших Моонзунд моряков новая власть бросила на произвол судьбы, и многие из них были расстреляны или попали в плен. Жаркие схватки и гибель боевых кораблей на Кассарском плесе оказались напрасными. Власть, девизом который стал лозунг "война до победного конца", окончательно растеряла своих немногочисленных сторонников. Теперь флот перешел на сторону нового комитета – Центробалта.

Лозунги и поведение большевиков, под началом которых и находился новый комитет, оказались более просты и понятны народу, чем те длинные демагогии членов временного правительства, сидевших к тому же в вечной колыбели царизма – Зимнем дворце. Смена власти назревала, и непосредственным участником этого стали моряки учебного судна "Заря Свободы". Так, на собрании в ночь с 22-го на 23 октября комитет корабля постановил, что команда полностью выполнит решение Центробалта об уходе в Петроград для поддержки большевиков.

Съемка с якоря и швартовых хмурым утром 25 октября прошла организованно, и "Заря Свободы" уже через час входила в Морской канал и затем стала на якорь против железнодорожной станции Лигово. Кораблю поставили задачу своим артогнем не пропустить в Петроград юнкеров и в случае необходимости, спустив катера и шлюпки, высадить на станцию десант. В тот же день из Кронштадта в столицу ушли минные заградители "Амур" и "Хопер", яхта "Зарница". Не остались в стороне и моряки Гельсингфорса. Его покинули и ушли на помощь кронштадтцам эскадренные миноносцы "Самсон" и "Забияка" и миноносцы "Деятельный", "Меткий" и "Мощный".

До 30 октября "Заря Свободы", предводимая комиссаром Иваном Николаевичем Колбиным (1893-1953 гг.) простояла в Морском канале. Эти пять дней оказались судьбоносными. Временное правительство большевики без излишнего шума просто выгнали из Зимнего дворца, и в России, по пророческим словам большевистского вождя В. И. Ленина, "всерьез и надолго" установилась Советская власть. Серьезные намерения новой власти поняли сразу же после ликвидации в начале ноября мятежа, затеянного "безнадежным" либералом А. Ф. Керенским и поистине боевым генералом Красновым. После ликвидации мятежа два корабля по приказу Центробалта ушли в Петроград. Один из них "Заря Свободы" (под руководством уже другого комиссара 3. С. Линяева) стал y Николаевского моста на место, где за несколько дней до этого стояла "Аврора", сделавшая несколько холостых, но ставших достоянием истории залпов. На зиму "Заря Свободы" вернулась в Кронштадт.

Зима 1917-1918 гг. в Кронштадте и Петрограде оказалась более голодной и холодной, чем прежняя. Продолжение развала страны в силу объективных причин, несмотря на все свои старания, большевики остановить не смогли. К тому же в стране началась гражданская война. И все же на флоте первые практические действия Советской власти ощутили весной. Тогда были сформированы Морские силы Кронштадта. Их главной задачей стало отражение атак английских интервентов, бывших в недавнем прошлом союзниками выгнанного временного правительства. Ядром этих сил стали новые и боеспособные корабли, и "Заре Свободы" вместе с другими устаревшими кораблями досталась весьма скромная роль. Они находились в списке для "ликвидации" и стояли разбросанные по всем тихим уголкам Кронштадта, ожидая своей очереди на разборку.

Но прождать "спокойно" в те грозные годы не смогли и они. В 1921 г. в Кронштадте разразился мятеж. На этот раз солдаты и матросы, не получившие от большевиков того, чего они так ожидали получить в 1917 г., на несколько дней взяли власть в городе, на кораблях и крепости, так и не поняв за четыре года, что между "либералами-керенцами" и "большевиками-ленинцами" были огромные различия. После обстрела Кронштадта из тяжелых орудий с форта Красная Горка и дружной атаки красноармейцев, подошедших к нему по льду, мятежники сдались. Их судьба сейчас нам неизвестна. Глядя на фотографии попавших тогда под обстрел кораблей, невольно кажется, что судьбу мятежного Кронштадта разделили и они.

Досталось и "Заре Свободы". Она со снесенными мачтами и трубами, продолжала стоять в гавани, олицетворяя своим видом финал Российского императорского флота.

Построенные во времена царствования Александра III, ознаменовавшие собой стабильность и созидание, броненосцы "Император Александр II", "Император Николай I", "Гангут", "Наварин" и броненосные крейсера "Адмирал Нахимов" и "Рюрик" положили начало столь необходимой для крепнущей империи "двадцатилетней программе".

Их судьбы сложились трагично. "Гангут" затонул на Балтике вблизи родных берегов. "Наварин", "Адмирал Нахимов" и "Рюрик" погибли за тысячи миль от Санкт-Петербурга – города, где их построили. Преступная политика царизма в тот период и один из ее результатов – война с Японией не пощадили ни кораблей, ни людей, героически сражавшихся на них. "Императору Николаю I"  удалось уцелеть. Но цена спасения оказалась очень высокой – сдача в плен, бросившая пятно позора на весь наш флот.

И только один из них смог избежать трагической участи, постигшей его собратьев. Это был броненосец "Император Александр II". Прожив чуть более десятка лет после первого надлома империи – революции 1905 года корабль стал непосредственным участником одолевших царскую Россию катаклизмов, которые она уже не смогла выдержать. Разделил судьбу страны и флота 34-летний ветеран – первый корабль казавшейся судьбоносной судостроительной программы.

Сейчас мы хорошо знаем: как в былые времена, так и сегодня империи, уходящие в небытие, берут туда и свои корабли.

Санкт-Петербург – Гродно. 1993-1996 гг.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх