Загрузка...


2. Становление броненосного судостроения в России

В 1864 г. подступы к столице на море защищали десять однобашенных и три двухбашенные броненосные лодки, четыре башенных фрегата, три плавучие батареи и два броненосных фрегата с деревянными корпусами. Все эти корабли имели на вооружении десять 280-мм, тридцать 229-мм, семьдесят одно 203-мм и одиннадцать 152-мм орудий. Этот состав оборонительного флота признавался достаточным.

Недостроенными оставались спущенные на воду броненосные фрегаты "Князь Пожарский" и "Минин". Проект, по которому начинали строить оба корабля, вобрал в себя все лучшие качества казематированного фрегата "Беллерофон" – знаменитого творения Э. Рида. При разработке чертежей МТК обратил особое внимание на улучшение их мореходности и маневренности. Кроме того, против прежних бортовых броненосцев уменьшили число орудий для установки вместо них нескольких более мощных внутри своеобразной бронированной цитадели со срезанными углами. Первоначально проектируемая для них артиллерия состояла из восьми 229-мм нарезных орудий. Но потом ее состав изменили, планируя разместить в цитадели восемь 203-мм нарезных, а на верхней палубе в носу и корме по одному 152-мм нарезному орудию на поворотных платформах.

Корпуса обоих фрегатов набрали двухдонными, по бракетной системе, бывшей также одним из новшеств Э. Рида. На кораблях предусматривалась установка развитого рангоута, а отношение длины к ширине, большее, чем у аналогичных английских кораблей, и наличие съемных гребных винтов говорило о желании МТК сделать их хорошими "ходоками" в крейсерстве не только под действием машин, но и под парусами.

"Князь Пожарский", заложенный еще в 1864 г. на верфи Галерного островка и строившийся заводом Митчеля, вступил в состав флота в 1869 г.


Броненосный фрегат "Князь Пожарский ".


Сильно перегруженный, корабль после первых неудачных испытаний вынудил МТК прибегнуть к некоторым изменениям. Под руководством контр-адмирала Н. А. Попова на корабле уменьшили рангоут и путем перемещения части внутренних грузов изменили центр тяжести, что заметно улучшило его мореходные качества. После чего "Князь Пожарский" стал первым броненосным кораблем русского флота, совершившим дальнее плавание. В 1873 г. он ушел в Средиземное море, пробыв там в качестве стационера два года, и только осенью 1875 г. вернулся в Кронштадт.

Результатом плавания явилось последующее усовершенствование корабля как крейсера. В Кронштадте подводную часть покрыли деревом и цинком, взамен шести котлов установили восемь, что повлекло и изменение его силуэта – к одной постоянной трубе добавили вторую подъемную. Это увеличило его скорость до 11,7 уз, которая, конечно же, считалась недостаточной.

Совсем по другому создавался фрегат "Минин". Строительство корабля началось в августе 1865 г. на Невском судостроительном и механическом заводе Семянникова и Полетики. В 1866 г. МТК коренным образом изменил проект, предложив достроить его башенным, что, по мнению комитета, заметно усилило бы его наступательные качества. В итоге "Минин" становился вполне мореходным кораблем, имевшим приподнятый бак, две двухорудийные башни Кольза с четырьмя 229-мм орудиями и 178-мм броневым поясом. С увеличением мощности машин до 4000 л. с. скорость планировалась 14 уз, а развитое парусное вооружение на треногих мачтах еще более улучшило бы ходовые качества.


Броненосный фрегат "Минин ".


Для воплощения этой идеи пришлось удлинить корпус и внести изменения, которые отодвинули спуск корабля до октября 1869 г. В самый разгар строительства в 1870 г. в Бискайском заливе произошла известная катастрофа с английским броненосцем "Кэптен" – творением Купера Кольза, бывшим почти однотипным с "Мининым". Эхо этого события сразу же докатилось и до МТК, который забил тревогу, и, несмотря на то, что на "Минине" надводный борт предусмотрительно сделали выше, чем у "Кептена", а треногие мачты имели меньшие размеры, строительство остановилось и в дальнейшем велось совершенно по другим, кардинально переработанным чертежам. Переделка корпуса потребовала много времени и средств. Только в 1874 г. МТК разработал новую спецификацию корпуса, по которой достройку корабля вел уже Балтийский завод. Спустя четыре года фрегат прибыл в Кронштадт. Испытания, проведенные в том же году, показали отличную скорость нового крейсера – 14,5 уз. Сразу же по готовности "Минин" ушел в Средиземное море.

Время проектирования А. А. Поповым "монитора-крейсера" и переоборудования "Минина" в башенный фрегат относится к периоду создания крейсерского флота России, необходимость в котором назревала все более и более. Идеальными океанскими крейсерами в мировоззрении судостроителей всех стран оставались все же безбронные корабли, эталоном которых тогда являлись английский "Инконстант" и американский "Вампаноа", имевшие большие скорости 15,5 и 17,7 узла.

Свои взгляды на строительство крейсерского флота в феврале 1868 г. изложил капитан 2 ранга Н. В. Копытов. "Русский военный флаг, водворенный на океанах Вашим Императорским Высочеством, в будущем никогда уже не покинет этого своего полезного поприща",- писал он в докладной записке на имя генерал-адмирала Константина Николаевича. Н. В. Копытов предлагал строить специально проектируемые корабли с броневым поясом шириной семь футов (2,1 м) только по ватерлинии, уменьшив "надводные тяжести", установив на них "самые сильные" механизмы и имея при этом развитую парусность. Корпуса крейсеров в целях облегчения следовало строить композитными, которые "… должны быть крепкими и с большими таранами".

Предлагаемый Н. В. Копытовым к строительству крейсер должен иметь водоизмещение 7718 т, мощность машин 7200 л. с, длину 91,4 м, броню батареи 203 – 229 мм и артиллерию из 12 229-мм орудий, находившихся не на верхней, а в батарейной палубе и стрелявших четыре в носовой сектор, шесть на борт и два в корму.

Предложение Н. В. Копытова рассмотрели в МТК. Занимавшийся этим вопросом полковник М. М. Окунев признал неоправданным наличие композитного корпуса с тараном. Все остальные предложения и являлись тактико-техническим заданием для крейсеров-корветов, к проектированию одного из которых приступили в МТК под руководством А. А Попова, творчески использовавшего при этом свой опыт строительства "Князя Пожарского".


Броненосный корвет "Герцог Эдинбургский ".


Главным при составлении чертежей нового океанского крейсера явилось наличие более сильной артиллерии, чем на американских и английских крейсерах, для чего корабль должен был иметь 203-мм артиллерию, предложенный Н. В. Копытовым 152-мм пояс шириной 1,8 м и скорость большую, чем у рангоутных и башенных броненосцев, полный трехмачтовый рангоут, большую автономность и удобное размещение экипажа. Все эти условия являлись неотъемлемыми при проектировании наших броненосных крейсеров в конце прошлого века.

В результате спроектированные в МТК корабли имели водоизмещение 4607,4 т, мощность машин 6300 л. с, длину между перпендикулярами 82,3 м, наибольшую ширину 14,6 м, среднюю осадку 6,4 м. Борт предполагалось защитить двумя рядами железных плит: верхним, состоящим из 15 плит небольшой толщины (152 мм) и нижним из 17 плит 127-мм толщины. Сам корпус имел возвышенный бак и ют. В феврале 1869 г. сначала отменили тимберовку и замену машин на деревянном корвете "Генерал-Адмирал", а затем и на других деревянных крейсерах, что говорило о предстоящем их исключении и о предполагаемом строительстве новых кораблей подобного ранга. И действительно 2 июля 1869 г. поступило "… высочайшее разрешение заложить новый, вполне современный корвет, наименовав его "Генерал-Адмирал". Через две недели приказом по Морскому ведомству старый "Генерал-Адмирал" исключался из состава флота, а новый зачислялся в списки. Одновременно последовало указание о строительстве другого однотипного корабля, "… так как оба судна будут предназначены для одинаковых целей". Второй корвет назвали "Александр Невский".

Непосредственно на стапелях работы начались лишь к концу 1870 г. К строительству "Генерал-Адмирала" приступил Невский механический, а "Александра Невского" – Балтийский заводы, принадлежавшие тогда частным лицам. Наблюдающими за строительством первого корабля назначили поручиков Прохорова и Самойлова. Спустя три года 26 сентября 1873 г. "железный броненосный корвет" "Генерал-Адмирал" спустили на воду. В январе 1874 г. второму кораблю, находившемуся еще на стапеле, присвоили новое имя "Герцог Эдинбургский", с которым он и вошел в историю флота. Его спуск состоялся 29 августа 1875 г. В состав флота корабли вошли соответственно в 1875 и 1880 гг. Длительное строительство "Герцога Эдинбургского" было вызвано чрезвычайным обстоятельством – пожаром на заводе Берда, изготавливавшем для него механизмы.

В процессе строительства первоначальный проект несколько изменили, что в основном коснулось артиллерии, которая на обоих кораблях стала состоять из четырех 203-мм орудий, располагавшихся весьма оригинально. Все орудия находились в диаметральной плоскости и путем перемещения могли стрелять на оба борта. В носу и корме на поворотных платформах размещалось еще по одному 152-мм орудию. В результате такого расположения вес бортового залпа составил 1409 кг.

С вступлением в строй обоих кораблей частично восполнилась необходимость России в крейсерском флоте, который ГМШ еще в 1870 г. предложил иметь из четырех отрядов, состоявших каждый из одного броненосного фрегата и двух клиперов. Поочередно они несли службу в бескрайних океанских просторах.

Русско-турецкая война наглядно показала, что наш флот в стратегическом отношении мог обеспечить лишь защиту столицы да ведение крейсерских операций ограниченного масштаба. Начало войны застало флот врасплох. Находившийся в Средиземном море броненосный фрегат "Севастополь", к тому времени уже изрядно устаревший, стоял на ремонте в итальянском порту Специя. После ухода "Севастополя" в Брест турецкий флот полностью перешел в Черное море. Весь русский крейсерский флот находился или в Атлантике или в Тихом океане, но и он состоял только из неброненосных кораблей.

Три броненосца, незадолго построенные до этого, еще не были готовы к боевым действиям: "Генерал-Адмирал" ремонтировался после посадки на мель, "Князь Пожарский" оснащался к плаванию, а "Герцог Эдинбургский" еще не прошел ни одного курса боевой подготовки. На броненосце "Петр Великий" в Кронштадте устанавливалась артиллерия.

Успешные действия русской армии создали угрозу для Турции в потере Константинополя. Это обстоятельство заставило британский Средиземноморский флот войти в Мраморное море и оставаться там до осени 1878 г. Правда, в мае 1878 г. Морское министерство все же послало в Средиземное море фрегат "Князь Пожарский" и клипер "Джигит". Но эти меры явились запоздалыми, и оба корабля не могли оказать влияния на ход событий.

После войны к 1880 г. с вступлением в строй "Генерал-Адмирала", а также с обобщением опыта продолжительных плаваний "Минина" и "Князя Пожарского" в МТК появилась возможность использовать весь накопленный опыт. "Фрегат "Минин" представляет во всех отношениях прекрасное военное судно дальнего плавания и заслуживает быть образцом, если только брать в соображение корпус, машины и вооружение", – писал, указывая все же на ряд других второстепенных недостатков, старший офицер корабля.

При проектировании следующих крейсеров в МТК приняли за основу "Минин", увеличив водоизмещение более чем на тысячу тонн в сравнении с фрегатами типа "Генерал-Адмирал", так как они оказались весьма перегруженными. Более того, к моменту проектирования очередных кораблей в судостроении уже широко начали применять судостроительную сталь, которая при тех же размерениях корпуса, что и у "Минина" позволяла уменьшить его вес на 30%, а это давало большие запасы для вооружения, брони и размещения более мощных машин. Приняв за основу длину корпуса "Минина", МТК в проекте увеличил ширину на 0,9 м (ширина "Минина" 14,9 м) для большего разноса вант, что на прежних кораблях оказалось недостаточным. Более того, для сохранения скорости в проекте рассчитали более плавные обводы ватерлинии, убрав миделевую вставку, установленную на прежних кораблях.

В конце января 1880 г. в МТК под руководством А. А. Попова составили оба проекта с учетом вышеизложенных требований. Первый проект имел водоизмещение 5723 т, т. е. равное "Минину", второй – 4606 т, что было ближе к водоизмещению "Генерал-Адмирала", и длину корпусов равную длине прототипов. В обоих проектах запас угля предусматривался гораздо большим, чем у нового английского броненосного крейсера "Нельсон", имевшего всего 600 т при водоизмещении 7329 т.

На новые корабли планировалась установка машин мощностью в 7000 л. с, но работающих только на один вал как вместе, так и поочередно. Проектную скорость определили в 16 уз, что было больше, чем у быстроходных английских почтовых пароходов и новейших броненосных крейсеров "Шеннон" и типа "Нельсон".

Парусная оснастка проекта предполагалась полной, обеспечивавшей при умеренном ветре ход 9 – 10 уз. Плаванию под парусами в длительном крейсерстве по-прежнему отводилась значительная роль, машины использовались лишь в исключительных случаях.

Система бронирования оставалась подобной прототипам, но с поясом, не доведенным до оконечностей, и с броневыми траверзами. Железные плиты заменили на "железные плиты, облитые сталью", толщиной в центре 152 мм и 100 мм у оконечностей.

Первый, "больший", проект имел вооружение из четырех 203-мм, двенадцати 152-мм орудий, второй – из четырех 203-мм, шести 152-мм орудий и двух 152-мм мортир.

Окончательно планировавшиеся к постройке два полуброненосных фрегата решили строить по проекту, близкому по типу к "Минину", т. е. с большими размерениями.

В конце сентября 1880 г. начали набирать остов первого фрегата, названного "Дмитрий Донской", а через пять месяцев в феврале 1881 г. на Балтийском заводе – второго "Владимира Мономаха". Строителями кораблей назначили соответственно Н. Е. Кутейникова и Н. А. Самойлова. 10 октября 1882 г. на воду спустили "Владимира Мономаха", 18 августа 1883 г. – "Дмитрия Донского". Достройка на плаву каждого корабля производилась быстро, и уже в июле 1883 г. "Владимир Мономах", а затем в 1885 г. и "Донской" вступили в строй. Испытания кораблей показали хорошие результаты, оба они достигли проектной скорости.

Во время строительства проект усовершенствовался. Отказались от подъема гребных винтов при ходе под парусами, на "Дмитрии Донском" одновальную установку заменили двухвальной и соединили полубак и полуют настильной палубой, образовав на месте верхней, как это осталось на "Мономахе", батарейную. Артиллерийское вооружение оставили на "Мономахе" равное по численности "Минину". На "Донском", уменьшив 203-мм орудия до двух, увеличили число 152-мм орудий до четырнадцати.

Вступив в строй, оба корабля основную часть своей службы так же, как и их предшественники провели в океане.

Период становления русского броненосного флота характерен созданием только крейсерского флота. Исключение составляли лишь две "поповки", построенные в силу резко переменившихся обстоятельств на Черном море.

Артиллерийское вооружение кораблей колебалось от 152-мм – стандартного калибра всех крейсеров до 305-мм на "Петре Великом" 1*. Число орудий менялось в пределах от двух до четырех 203-мм и от двух до четырнадцати 152-мм орудий, расположенных как на верхней, так и на батарейной палубе. Калибр 229 мм, первоначально планировавшийся к установке, полностью заменили на 203 мм.


Броненосный фрегат "Дмитрий Донской" в Японии. 1887 г


Система бронирования оставалась одинаковой для всех фрегатов и состояла только из броневого пояса по ватерлинии, колебавшегося по толщине от 100 мм до 152 мм. Первый корабль этого периода "Князь Пожарский", кроме того, еще имел и центральный каземат с 114-мм железной броней.

Особенностью при проектировании первых трех кораблей являлось наличие одной трубы, в которую входили все котельные дымоходы. Но как потом выяснилось, тяга на "Пожарском" была недостаточной, что и повлекло позже установку на нем второй трубы и достройку "Мономаха" двухтрубным (на "Петре Великом" в 1879 г. предполагалась замена котлов также с установкой двух труб). Все остальные броненосцы этого периода были двухтрубными. Фрегаты имели весьма развитую парусность. "Все русские броненосные крейсера спроектированы для хорошей мореходности. Они имеют мощную парусную оснастку, а их железные корпуса полностью обшиты деревом (Не была обшита деревом подводная часть только "Минина" – В.А.), чтобы повысить их эффективность при действиях в дальних районах. Значение парусов на крейсерах часто недооценивают, а они важны и в военное время и в мирное. Понятно, насколько важен для крейсера уголь во время войны, и часто может требоваться, чтобы крейсер прибыл на дальнюю станцию, сохранив на борту полный его запас. В мирное время за сохранение парусов говорят "экономия и требования дисциплины",- писал тогда по поводу нашего кораблестроения австрийский инженер Теодор Альбрехт.

1* Подробно о строительстве этого корабля вы можете прочитать в монографии автора "Броненосец "Петр Великий", г. С.-Петербург, 1993 г.


Примечания:



2. Становление броненосного судостроения в России

В 1864 г. подступы к столице на море защищали десять однобашенных и три двухбашенные броненосные лодки, четыре башенных фрегата, три плавучие батареи и два броненосных фрегата с деревянными корпусами. Все эти корабли имели на вооружении десять 280-мм, тридцать 229-мм, семьдесят одно 203-мм и одиннадцать 152-мм орудий. Этот состав оборонительного флота признавался достаточным.

Недостроенными оставались спущенные на воду броненосные фрегаты "Князь Пожарский" и "Минин". Проект, по которому начинали строить оба корабля, вобрал в себя все лучшие качества казематированного фрегата "Беллерофон" – знаменитого творения Э. Рида. При разработке чертежей МТК обратил особое внимание на улучшение их мореходности и маневренности. Кроме того, против прежних бортовых броненосцев уменьшили число орудий для установки вместо них нескольких более мощных внутри своеобразной бронированной цитадели со срезанными углами. Первоначально проектируемая для них артиллерия состояла из восьми 229-мм нарезных орудий. Но потом ее состав изменили, планируя разместить в цитадели восемь 203-мм нарезных, а на верхней палубе в носу и корме по одному 152-мм нарезному орудию на поворотных платформах.

Корпуса обоих фрегатов набрали двухдонными, по бракетной системе, бывшей также одним из новшеств Э. Рида. На кораблях предусматривалась установка развитого рангоута, а отношение длины к ширине, большее, чем у аналогичных английских кораблей, и наличие съемных гребных винтов говорило о желании МТК сделать их хорошими "ходоками" в крейсерстве не только под действием машин, но и под парусами.

"Князь Пожарский", заложенный еще в 1864 г. на верфи Галерного островка и строившийся заводом Митчеля, вступил в состав флота в 1869 г.


Броненосный фрегат "Князь Пожарский ".


Сильно перегруженный, корабль после первых неудачных испытаний вынудил МТК прибегнуть к некоторым изменениям. Под руководством контр-адмирала Н. А. Попова на корабле уменьшили рангоут и путем перемещения части внутренних грузов изменили центр тяжести, что заметно улучшило его мореходные качества. После чего "Князь Пожарский" стал первым броненосным кораблем русского флота, совершившим дальнее плавание. В 1873 г. он ушел в Средиземное море, пробыв там в качестве стационера два года, и только осенью 1875 г. вернулся в Кронштадт.

Результатом плавания явилось последующее усовершенствование корабля как крейсера. В Кронштадте подводную часть покрыли деревом и цинком, взамен шести котлов установили восемь, что повлекло и изменение его силуэта – к одной постоянной трубе добавили вторую подъемную. Это увеличило его скорость до 11,7 уз, которая, конечно же, считалась недостаточной.

Совсем по другому создавался фрегат "Минин". Строительство корабля началось в августе 1865 г. на Невском судостроительном и механическом заводе Семянникова и Полетики. В 1866 г. МТК коренным образом изменил проект, предложив достроить его башенным, что, по мнению комитета, заметно усилило бы его наступательные качества. В итоге "Минин" становился вполне мореходным кораблем, имевшим приподнятый бак, две двухорудийные башни Кольза с четырьмя 229-мм орудиями и 178-мм броневым поясом. С увеличением мощности машин до 4000 л. с. скорость планировалась 14 уз, а развитое парусное вооружение на треногих мачтах еще более улучшило бы ходовые качества.


Броненосный фрегат "Минин ".


Для воплощения этой идеи пришлось удлинить корпус и внести изменения, которые отодвинули спуск корабля до октября 1869 г. В самый разгар строительства в 1870 г. в Бискайском заливе произошла известная катастрофа с английским броненосцем "Кэптен" – творением Купера Кольза, бывшим почти однотипным с "Мининым". Эхо этого события сразу же докатилось и до МТК, который забил тревогу, и, несмотря на то, что на "Минине" надводный борт предусмотрительно сделали выше, чем у "Кептена", а треногие мачты имели меньшие размеры, строительство остановилось и в дальнейшем велось совершенно по другим, кардинально переработанным чертежам. Переделка корпуса потребовала много времени и средств. Только в 1874 г. МТК разработал новую спецификацию корпуса, по которой достройку корабля вел уже Балтийский завод. Спустя четыре года фрегат прибыл в Кронштадт. Испытания, проведенные в том же году, показали отличную скорость нового крейсера – 14,5 уз. Сразу же по готовности "Минин" ушел в Средиземное море.

Время проектирования А. А. Поповым "монитора-крейсера" и переоборудования "Минина" в башенный фрегат относится к периоду создания крейсерского флота России, необходимость в котором назревала все более и более. Идеальными океанскими крейсерами в мировоззрении судостроителей всех стран оставались все же безбронные корабли, эталоном которых тогда являлись английский "Инконстант" и американский "Вампаноа", имевшие большие скорости 15,5 и 17,7 узла.

Свои взгляды на строительство крейсерского флота в феврале 1868 г. изложил капитан 2 ранга Н. В. Копытов. "Русский военный флаг, водворенный на океанах Вашим Императорским Высочеством, в будущем никогда уже не покинет этого своего полезного поприща",- писал он в докладной записке на имя генерал-адмирала Константина Николаевича. Н. В. Копытов предлагал строить специально проектируемые корабли с броневым поясом шириной семь футов (2,1 м) только по ватерлинии, уменьшив "надводные тяжести", установив на них "самые сильные" механизмы и имея при этом развитую парусность. Корпуса крейсеров в целях облегчения следовало строить композитными, которые "… должны быть крепкими и с большими таранами".

Предлагаемый Н. В. Копытовым к строительству крейсер должен иметь водоизмещение 7718 т, мощность машин 7200 л. с, длину 91,4 м, броню батареи 203 – 229 мм и артиллерию из 12 229-мм орудий, находившихся не на верхней, а в батарейной палубе и стрелявших четыре в носовой сектор, шесть на борт и два в корму.

Предложение Н. В. Копытова рассмотрели в МТК. Занимавшийся этим вопросом полковник М. М. Окунев признал неоправданным наличие композитного корпуса с тараном. Все остальные предложения и являлись тактико-техническим заданием для крейсеров-корветов, к проектированию одного из которых приступили в МТК под руководством А. А Попова, творчески использовавшего при этом свой опыт строительства "Князя Пожарского".


Броненосный корвет "Герцог Эдинбургский ".


Главным при составлении чертежей нового океанского крейсера явилось наличие более сильной артиллерии, чем на американских и английских крейсерах, для чего корабль должен был иметь 203-мм артиллерию, предложенный Н. В. Копытовым 152-мм пояс шириной 1,8 м и скорость большую, чем у рангоутных и башенных броненосцев, полный трехмачтовый рангоут, большую автономность и удобное размещение экипажа. Все эти условия являлись неотъемлемыми при проектировании наших броненосных крейсеров в конце прошлого века.

В результате спроектированные в МТК корабли имели водоизмещение 4607,4 т, мощность машин 6300 л. с, длину между перпендикулярами 82,3 м, наибольшую ширину 14,6 м, среднюю осадку 6,4 м. Борт предполагалось защитить двумя рядами железных плит: верхним, состоящим из 15 плит небольшой толщины (152 мм) и нижним из 17 плит 127-мм толщины. Сам корпус имел возвышенный бак и ют. В феврале 1869 г. сначала отменили тимберовку и замену машин на деревянном корвете "Генерал-Адмирал", а затем и на других деревянных крейсерах, что говорило о предстоящем их исключении и о предполагаемом строительстве новых кораблей подобного ранга. И действительно 2 июля 1869 г. поступило "… высочайшее разрешение заложить новый, вполне современный корвет, наименовав его "Генерал-Адмирал". Через две недели приказом по Морскому ведомству старый "Генерал-Адмирал" исключался из состава флота, а новый зачислялся в списки. Одновременно последовало указание о строительстве другого однотипного корабля, "… так как оба судна будут предназначены для одинаковых целей". Второй корвет назвали "Александр Невский".

Непосредственно на стапелях работы начались лишь к концу 1870 г. К строительству "Генерал-Адмирала" приступил Невский механический, а "Александра Невского" – Балтийский заводы, принадлежавшие тогда частным лицам. Наблюдающими за строительством первого корабля назначили поручиков Прохорова и Самойлова. Спустя три года 26 сентября 1873 г. "железный броненосный корвет" "Генерал-Адмирал" спустили на воду. В январе 1874 г. второму кораблю, находившемуся еще на стапеле, присвоили новое имя "Герцог Эдинбургский", с которым он и вошел в историю флота. Его спуск состоялся 29 августа 1875 г. В состав флота корабли вошли соответственно в 1875 и 1880 гг. Длительное строительство "Герцога Эдинбургского" было вызвано чрезвычайным обстоятельством – пожаром на заводе Берда, изготавливавшем для него механизмы.

В процессе строительства первоначальный проект несколько изменили, что в основном коснулось артиллерии, которая на обоих кораблях стала состоять из четырех 203-мм орудий, располагавшихся весьма оригинально. Все орудия находились в диаметральной плоскости и путем перемещения могли стрелять на оба борта. В носу и корме на поворотных платформах размещалось еще по одному 152-мм орудию. В результате такого расположения вес бортового залпа составил 1409 кг.

С вступлением в строй обоих кораблей частично восполнилась необходимость России в крейсерском флоте, который ГМШ еще в 1870 г. предложил иметь из четырех отрядов, состоявших каждый из одного броненосного фрегата и двух клиперов. Поочередно они несли службу в бескрайних океанских просторах.

Русско-турецкая война наглядно показала, что наш флот в стратегическом отношении мог обеспечить лишь защиту столицы да ведение крейсерских операций ограниченного масштаба. Начало войны застало флот врасплох. Находившийся в Средиземном море броненосный фрегат "Севастополь", к тому времени уже изрядно устаревший, стоял на ремонте в итальянском порту Специя. После ухода "Севастополя" в Брест турецкий флот полностью перешел в Черное море. Весь русский крейсерский флот находился или в Атлантике или в Тихом океане, но и он состоял только из неброненосных кораблей.

Три броненосца, незадолго построенные до этого, еще не были готовы к боевым действиям: "Генерал-Адмирал" ремонтировался после посадки на мель, "Князь Пожарский" оснащался к плаванию, а "Герцог Эдинбургский" еще не прошел ни одного курса боевой подготовки. На броненосце "Петр Великий" в Кронштадте устанавливалась артиллерия.

Успешные действия русской армии создали угрозу для Турции в потере Константинополя. Это обстоятельство заставило британский Средиземноморский флот войти в Мраморное море и оставаться там до осени 1878 г. Правда, в мае 1878 г. Морское министерство все же послало в Средиземное море фрегат "Князь Пожарский" и клипер "Джигит". Но эти меры явились запоздалыми, и оба корабля не могли оказать влияния на ход событий.

После войны к 1880 г. с вступлением в строй "Генерал-Адмирала", а также с обобщением опыта продолжительных плаваний "Минина" и "Князя Пожарского" в МТК появилась возможность использовать весь накопленный опыт. "Фрегат "Минин" представляет во всех отношениях прекрасное военное судно дальнего плавания и заслуживает быть образцом, если только брать в соображение корпус, машины и вооружение", – писал, указывая все же на ряд других второстепенных недостатков, старший офицер корабля.

При проектировании следующих крейсеров в МТК приняли за основу "Минин", увеличив водоизмещение более чем на тысячу тонн в сравнении с фрегатами типа "Генерал-Адмирал", так как они оказались весьма перегруженными. Более того, к моменту проектирования очередных кораблей в судостроении уже широко начали применять судостроительную сталь, которая при тех же размерениях корпуса, что и у "Минина" позволяла уменьшить его вес на 30%, а это давало большие запасы для вооружения, брони и размещения более мощных машин. Приняв за основу длину корпуса "Минина", МТК в проекте увеличил ширину на 0,9 м (ширина "Минина" 14,9 м) для большего разноса вант, что на прежних кораблях оказалось недостаточным. Более того, для сохранения скорости в проекте рассчитали более плавные обводы ватерлинии, убрав миделевую вставку, установленную на прежних кораблях.

В конце января 1880 г. в МТК под руководством А. А. Попова составили оба проекта с учетом вышеизложенных требований. Первый проект имел водоизмещение 5723 т, т. е. равное "Минину", второй – 4606 т, что было ближе к водоизмещению "Генерал-Адмирала", и длину корпусов равную длине прототипов. В обоих проектах запас угля предусматривался гораздо большим, чем у нового английского броненосного крейсера "Нельсон", имевшего всего 600 т при водоизмещении 7329 т.

На новые корабли планировалась установка машин мощностью в 7000 л. с, но работающих только на один вал как вместе, так и поочередно. Проектную скорость определили в 16 уз, что было больше, чем у быстроходных английских почтовых пароходов и новейших броненосных крейсеров "Шеннон" и типа "Нельсон".

Парусная оснастка проекта предполагалась полной, обеспечивавшей при умеренном ветре ход 9 – 10 уз. Плаванию под парусами в длительном крейсерстве по-прежнему отводилась значительная роль, машины использовались лишь в исключительных случаях.

Система бронирования оставалась подобной прототипам, но с поясом, не доведенным до оконечностей, и с броневыми траверзами. Железные плиты заменили на "железные плиты, облитые сталью", толщиной в центре 152 мм и 100 мм у оконечностей.

Первый, "больший", проект имел вооружение из четырех 203-мм, двенадцати 152-мм орудий, второй – из четырех 203-мм, шести 152-мм орудий и двух 152-мм мортир.

Окончательно планировавшиеся к постройке два полуброненосных фрегата решили строить по проекту, близкому по типу к "Минину", т. е. с большими размерениями.

В конце сентября 1880 г. начали набирать остов первого фрегата, названного "Дмитрий Донской", а через пять месяцев в феврале 1881 г. на Балтийском заводе – второго "Владимира Мономаха". Строителями кораблей назначили соответственно Н. Е. Кутейникова и Н. А. Самойлова. 10 октября 1882 г. на воду спустили "Владимира Мономаха", 18 августа 1883 г. – "Дмитрия Донского". Достройка на плаву каждого корабля производилась быстро, и уже в июле 1883 г. "Владимир Мономах", а затем в 1885 г. и "Донской" вступили в строй. Испытания кораблей показали хорошие результаты, оба они достигли проектной скорости.

Во время строительства проект усовершенствовался. Отказались от подъема гребных винтов при ходе под парусами, на "Дмитрии Донском" одновальную установку заменили двухвальной и соединили полубак и полуют настильной палубой, образовав на месте верхней, как это осталось на "Мономахе", батарейную. Артиллерийское вооружение оставили на "Мономахе" равное по численности "Минину". На "Донском", уменьшив 203-мм орудия до двух, увеличили число 152-мм орудий до четырнадцати.

Вступив в строй, оба корабля основную часть своей службы так же, как и их предшественники провели в океане.

Период становления русского броненосного флота характерен созданием только крейсерского флота. Исключение составляли лишь две "поповки", построенные в силу резко переменившихся обстоятельств на Черном море.

Артиллерийское вооружение кораблей колебалось от 152-мм – стандартного калибра всех крейсеров до 305-мм на "Петре Великом" 1*. Число орудий менялось в пределах от двух до четырех 203-мм и от двух до четырнадцати 152-мм орудий, расположенных как на верхней, так и на батарейной палубе. Калибр 229 мм, первоначально планировавшийся к установке, полностью заменили на 203 мм.


Броненосный фрегат "Дмитрий Донской" в Японии. 1887 г


Система бронирования оставалась одинаковой для всех фрегатов и состояла только из броневого пояса по ватерлинии, колебавшегося по толщине от 100 мм до 152 мм. Первый корабль этого периода "Князь Пожарский", кроме того, еще имел и центральный каземат с 114-мм железной броней.

Особенностью при проектировании первых трех кораблей являлось наличие одной трубы, в которую входили все котельные дымоходы. Но как потом выяснилось, тяга на "Пожарском" была недостаточной, что и повлекло позже установку на нем второй трубы и достройку "Мономаха" двухтрубным (на "Петре Великом" в 1879 г. предполагалась замена котлов также с установкой двух труб). Все остальные броненосцы этого периода были двухтрубными. Фрегаты имели весьма развитую парусность. "Все русские броненосные крейсера спроектированы для хорошей мореходности. Они имеют мощную парусную оснастку, а их железные корпуса полностью обшиты деревом (Не была обшита деревом подводная часть только "Минина" – В.А.), чтобы повысить их эффективность при действиях в дальних районах. Значение парусов на крейсерах часто недооценивают, а они важны и в военное время и в мирное. Понятно, насколько важен для крейсера уголь во время войны, и часто может требоваться, чтобы крейсер прибыл на дальнюю станцию, сохранив на борту полный его запас. В мирное время за сохранение парусов говорят "экономия и требования дисциплины",- писал тогда по поводу нашего кораблестроения австрийский инженер Теодор Альбрехт.

1* Подробно о строительстве этого корабля вы можете прочитать в монографии автора "Броненосец "Петр Великий", г. С.-Петербург, 1993 г.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх