Загрузка...


Торжество открытія "Канала Императора Вильгельма".

Торжество открытия канала, соединяющаго Северное море съ Балтийскимъ, началось 7 іюня 1895 г. въ старомъ ганзеатическомъ Гамбурге, главном центре морской торговли Германіи. Въ Гамбурге собрались все немецкіе государи и вместе съ примцемъ Генрихомъ Прусскимъ и обоими гамбургскими бургомистрами встретили прибывшаго въ 4 ¼ час. дня императора Вильгельма II съ четырьмя старшими сыновьями-¼принцами. Вскоре по прибытіи императора состоялся въ городской ратуше торжественный обсдъ, на которомъ присутствовали германскіе государи, иностранные принцы, генералитетъ, адмиралы, министрм, члены рейхстага и журналисты. На этомъ обеде императоръ произнесъ свою первую миролюбивую речь. По окончаніи банкета, на Альстеровомъ островке зажжены были блестящая иллюминація и фейерверкъ. Посредине знаменитаго Альстероваго бассейна настроенъ былъ искусственный островъ съ фантастическими гротами, шатрами, галлереями, лужайками, клумбами. Все это было залито электрическимъ светомъ.Десятки тысяч народа любовались очаровательнымъ зрелищемъ и горячо приветствовали императора, объезжавшаго островъ на маленькой паровой яхте.

Въ 11 час. вечера императоръ Вильгельмъ отбылъ въ Брунсбюттель, находящійся при впаденіи канала въ устье Эльбы. Вследъ за императорской яхтой прошли къ Брунсбюттелю все иностранныя суда, которыя должны были участвовать въ церемоніи открытія канала.

8 іюня, въ 4 часа утра, начался церемоніальный проходъ судовъ по вновь сооруженному каналу. Во главе флотиліи шла колоссальная императорская яхта "Гогенцоллернъ", перерезавшая протянутый черезъ каналъ трехцветный канатъ. За нею следовали германскій крейсеръ "Kaiser-Adler" 3* , – на которомъ находился Е. И. В. великій князь Алексей Александровичъ и другія высочайшія особы, – германскій быстроходный пароходъ "Императоръ Вильгельмъ II", германская яхта "Lehnsahn", a за ними уже суда разныхъ національностей и въ числе ихъ русская канонерка "Грозящій".

Погода стояла великолепная. Одно задругимъмерно про- ходили суда по каналу, разукрашенному флагами, гирляндами и имперскими орлами. По всему берегу разставлена была пехота и кавалерія. Тамъ, где очертанія береговой линіи давали судамъ возможность подойти къ берегамъ канала, тысячи народа приветствовали ихъ восторженными возгласами. Стоявшій все время на палубе яхты "Гогенцоллернъ" импсраторъ видимо глубоко тронутый приветствіями, благодарилъ, кланяясь по всемъ напрааленіямъ. При проходе нашей канонерки "Грозящій", стоявшій на берегу оркестръ исполнилъ "Боже, царя храни!" Команда, посланная на реи, ответила восторженнымъ троекратнымъ "ура". Французскій крейсеръ "Сюркуф" былъ приветствованъ марсельезой. Французскіе офицеры отвечали на приветствія молчаливыми поклонами.

Конечный пунктъ канала – Гольтенау съ ранняго утра представлялъ весьма оживленную и пеструю картину. Масса пароходовъ, биткомъ набитыхъ пассажирами, прибыла въ Гольтенау со всехъ кильскихъ пристаней. Трибуны для публики, воздвигнутыя y Гольтенау, по обоимъ берегамъ рейда и канала, казались сплошнымъ моремъ головъ. Ровно въ половине перваго замеченъ былъ желтый императорскій штандартъ, и въ 12 часовъ 33 минуты яхта "Гогенцоллернъ" дошла до Гольтенаускаго шлюза, пройдя весь каналъ в 8 часовъ. Выходъ импера- торской яхты изъ шлюза предстаалялъ эффектное зрелище. Сперва виднелся только профиль яхты, a затемъ, когда, по спуске воды, шлюзъ былъ открытъ, яхта быстро пошла къ Гольтенауской гавани. Какъ только толпа увидела императора, стоявшаго на капитанскомъ мостике, въ адмиральскомъ мундире, въ ленте Чернаго Орла, со всехъ сторонъ раздались приветственные крики. Выстроенные вдоль шлюза лейбъ-рота 1-го гвардейскаго полка и отрядъ матросовъ взяли на караулъ. Броненосецъ "Курфюрстъ Фридрихъ Вильгельмъ" тремя быстро следовавшими другъ за другомъ выстрелами подалъ сигналъ к салютамъ. На сигналъ тотчасъ откликнулись громомъ пушечных выстерловъ. Со всехъ судовъ раздалось громкое, долго несмолкавшее "ура". Отовсюду понеслись звуки германскаго гимна "Heil Dir ini Siegerkranz", сменившіеся затемъ на иностранныхъ судахъ звуками соотвстствующихъ національныхъ гимиовъ. Растроганный императоръ благодарилъ, отдавая честь. Какъ только яхта "Гогенцоллернъ" бросила якорь, къ императору явились съ рапортами начальники эволюціонныхъ эскадръ и капитаны надъ портами. Вскоре, одно за другимъ, стали прихо- дить суда, следовавшія по каналу, и становились на якорь въ Кильскомъ Рейде.

Все прошедшіе каналъ германскія и иностранныя суда присоединились на Кильскомъ рейде къ остальнымъ судамъ, прибывшимъ на празднество открытія канала и не имевшимъ возможности, за своею многочисленностью, участвовать въ церемоніяльномъ прохожденіи канала Всехъ судов на Кильскомъ рейде собралось къ открытію канала около ста, изъ нихъ 25 броненосцевъ, 3 броненосныхъ крейсера, 21 крейсеръ, 6 канонерокъ, 7 контръ-миноносцевъ, 4 яхты, 3 вестовыхъ судна, около 30 морскихъ миноносокъ и несколькихъ учебныхъ судовъ. Больше всего судовъ принадлежало, конечно, Германіи, распределнвшій свой флогь на три эскадры, мнноносную флотилію н отряды учебныхъ судовъ. Первая эскадра, называвшаяся эволюціоииой и находившаяся подъ командой вице- адмирала Кестера, состояла нзъ четырехъ лучшихъ германскихъ броненосцевъ: "Friedrich Wilhelm", "Brandenburg", "Weisenburg" н "Worth" (последнимъ командовалъ принцъ Генрихъ Прусскій), контръ-миноносца "Jagd" и четырехъ меньшихъ миноносцевъ. Во вторую эскадру, которой присвоено было названіе "Балтійской", входила, въ чнсле 8 другихъ судовъ, и нмператорская яхта "Гогенцоллернъ", – прекрасное, громадныхъ размеровъ судно, прнспособленное къ разведочной службе в военное время. Третья германская эскадра называлась "эскадрой Севернаго моря" и состояла изъ 4 небольшихъ броненосцевъ и несколькихъ судовъ старой конструкціи. Изъ русскихъ судовъ, кроме "Грозящего", находились, какъ известно, на Кильскомъ рейде броненосный корабль "Императорь Александръ II" и крейсерь "Рюрикъ". Французскій крейсеръ "Сюркуф" присоедннился къ стоявшимъ на рейде двумъ другимъ судамъ французскаго отряда: броненосцу "Гошъ" и броненосному крейсеру "Dupuy de Lomй". Отрядь состоялъ подъ командой адмнрала Менара. Броненосецъ "Гошъ", очень сильное судно, въ 10,600 тоннъ водоизместимостн. Ходитъ онъ со скоростью 16 узловъ н вооруженъ двумя 34-сантиметровыми и двумя 29-сантиметровымн орудіями, поставленнымн: первыя два – въ закрытыхъ башняхъ, последнія два – на открытой батарее. Англія послала въ Киль всю эскадру Ла-манша вместе съ королевской яхтой "Osborne", на которой находился герцогь Іорскій. Италія, желавшая, очевидно, щегольнуть своимъ флотомъ, послала въ Киль 4 броненосца, 2 крейсера, 2 контръ-миноносца и 1 яхту. На яхте "Savoja" находнлся герцогь генуэзскій, двоюродный братъ итальянскаго короля. Изъ итальянскихъ броненосцевъ, находившнхся на Кильскомъ рейде, "Sardegna" н "Re Umberto" – новейшей конструкціи, самые быстроходные изъ всехъ современныхъ броненосцевъ. Австро-венгерская эскадра, подъ командой вице-адмирала эрц-герцога Карла Стефана, состояла изъ 4 крейсеровъ. Все европейскія государства, нмеющія флотъ, прислали въ Киль свои суда. Отсутствовали только суда греческія, и вместо нихъ отправился представителемъ Греции на торжества в Киль греческій королевичъ.

Кильский рейдъ, съ находившимися на немъ судами, на которыхъ развевались флаги пятнадцати различныхъ государствъ, представлялъ въ эти дни величественную картину.

8 іюня, после прохода судовъ по каналу, вечеромъ состоялся высочайшій обедъ на "Гогенцоллерне", a на броненосце "Bayern" – обедъ въ честь адмирала Менара и французских офицеровъ. За обедомъ командиръ "Bayern" провозгласилъ тосты за германскаго императора и президента французской республики, a также за международное морское единеніе. На этотъ обедъ адмиралъ Менаръ ответилъ на другой день обедомъ на броненосце "Гошъ", за которымъ онъ также поднялъ бокалъ за здоровье германскаго императора и президента французской республики, равно какъ и за международное товарищество флотовъ. Въ 8 ч. вечера состоялся балъ въ морской академии. Залы морской академіи были продолжены обширнымъ и великолепно убраннымъ шатромъ, где, несмотря на массу приглашенныхъ, молодежь усердно танцевала. На бале присутствовали морскіе офицеры всехъ націй, сухопутные офицеры всехъ родовъ оружія, представители властей, рейхстага, ландтаговъ и областныхъ сеймовъ. Русскіе и французскіе офицеры со своими адмиралами пріехали на балъ въ полномъ составе. Въ 10 час. 10 м. прибылъ императоръ и былъ радостно приветствуемъ публикою. Немного спустя прибыла императрица и была встречена императоромъ. Настроеніе гостей, которыхъ собралось до 3,000 чел., было очень оживленнымъ. Въ 10 часовъ начался фейверкъ при одновременной иллюминаціи всей гавани. Заключительная картина изображала аллегорическую фигуру Германіи, при чемъ исполненъ былъ національный гимнъ. Суда были иллюминированы электрическими лампочками, со многихъ судовъ пускались светящіеся шары. Сильный ливень несколько ослабилъ впечатленіе грандіозной картины фейверка.

9-го іюня, въ 9 ½ часовъ утра, императоръ отправился на крейсеръ "Рюрикъ", где, обходя ряды выстроившихся на палубе офицеровъ и экипажа, остановился передъ находившимся въ строю великимъ княземъ Кирилломъ Владиміровичемъ и разговаривалъ с нимъ. Возле императора въ это время находился и Августейшій генералъ-адмиралъ великій князь Алексей Александровичъ и свита. Въ 10 часовъ императоръ вернулся на "Гогенцоллернъ" и посетилъ въ тотъ же день по одному судну англійской, итальянской и австрійской эскадръ. Суда остальныхъ иностранныхъ державъ были посещеиы императоромъ на другой день утромъ.

Въ 11 часовъ утра началась церемонія освященія канала и закладки последняго камня. Церемонія происходила на площади Гольтенау, на северномъ берегу, напротивъ маяка, къ стенамъ которого прибитъ протоколъ о церемоиіи состоявшегося 3 іюня 1887 г. открытія императоромъ Вильгельмомъ I работъ по сооруженію канала. Императоръ съ императрицей и принцами прибылъ ровно въ 11 часовъ къ месту церемоніи, разукрашенному флагами, гирляндами и гербами, где ихъ величествъ ожидали все немецкіе государи, князья, генералитетъ и высокопоставленныя лица. Президентъ рейхстага подалъ императору молотокъ, и императоръ громогласно произнесъ: "Въ память императора Вильгельма Великаго именую это сооруженіе "Каналомъ Императора Вильгельма".

Какъ только императоръ торжественно ударилъ молоткомъ въ первый разъ по последнему, положенному въ постройку канала камню, который одновременно представляетъ изъ себя первый камень для статуи, воздвигаемой здесь въ честь Вильгельма I, загрохоталъ орудійный салют, раздались звуки германскаго національнаго гимна, заглушаемые громкимъ "ура" всехъ присутствовавшихъ на торжестве почетныхъ гостей и десятковъ тысячъ народа, разместившегося на особо устроенныхъ высокихъ трибунахъ. Императоръ ударилъ по камню три раза, сопровождая удары следующими словами: "Во имя Тріединаго Господа Бога, во славу императора Вильгельма, во благо Германіи, къ преуспеванію народовъ". За императоромъ ударила молотком императрица и затемъ все немецкіе государи, при несмолкавшихъ все время салютахъ съ судовъ, звукахъ національнаго гимна и громкихъ крикахъ "ура" судовыхъ командъ на реи.

Въ 3 часа, при стоявшей весь день великолепной погоде, состоялся смотръ эскадрамъ. Яхта "Гогенцоллернъ", на которой находились все германскіе и иностранные августейшіе гости со свитами и бургамистры ганзейскихъ городовъ, ровно въ 3 часа пополудни снялись съ якоря. Немедленно команды всехъ судовъ выстроились на реяхъ, при чемъ на броненосцахъ это было исполнено по различнымъ уставамъ. "Гогенцоллернъ", – на мостикъ котораго издали виденъ былъ императоръ, стоявшій въ адмиральскомъ мундире одинъ в стороне оть своей свиты, обошелъ ряды воениыхъ судовъ, сначала иа внешнемъ рейде, потомъ во внутренней гавани. При прохожденіи императорской яхты команды иностранныхъ и германскихъ судовъ, посланныя на реи, салютовали троекратнымъ "ура!" Хоры музыки исполняли "Heil Dir im Siegerkranz". За "Гогенцоллерномъ" следовали: крейсеръ "Grille", на которомъ находились иностранные послы, министры, представители германскихъ городовъ, президенты рейхстага и лантага, и затемъ пароходъ "Prinz Waldemar" съ представителями прессы. Смотръ длился более часа.

Въ 8 час. вечера состоялся императорскій банкетъ въ честь иностранныхъ офицеровъ. Съ этой целью на южномъ берегу канала построенъ былъ ко дню открытія канала, по черте- жамъ самого императора, чудовищныхъ размеровъ шатеръ, имевшій форму корабля XVII столетия. Зданіе это напоминало "Niobe", первый фрегатъ великаго курфюрста, но въ несравненно большемъ масштабе. Въ длину зданіе имело 150 метровъ, a три его мачты возвышались на 60 метров отъ земли. Въ центре этого зданія расположена была столовая, въ которой свободно могло поместиться 1,000 человекъ; Въ левой части этого оригинальнаго судна устроены были обширныя кухни, где обедъ приготавлнвался подъ наблюденіем главнаго придворнаго пова- ра. На корме вылеплены были орнаменты и фигуры, украшавшія обыкновенно фрегаты того времени. Пространство между килевою частью, уходившею въ землю, и ватерлиніей занято было огромною декаротивною группой, изображавшей бога морей севериой мифологіи Эгира, поддерживающего судно, въ позе Атласа, поддерживающаго міръ. За параднымъ входомъ тянулся рядъ гостиныхъ для императорской фамиліи и иностранных августейших особъ. Съ той же стороны, сквозь отверстія, наподобіе арматуръ, высовывались, обращенныя къ килю судна, трубы изъ темной жести, должествовавшія изображать пушки фрегата. Все зданіе освещено было электрическими лампочками. Эта громадная копія фрегата "Niobe" устроена только на время празднествъ и по окончаніи ихъ она должна быть срыта.

На банкете присутствовало 1080 гостей, при чемъ не было приглашено ни одной дамы. Кроме иностранныхъ гостей присутствовали генералитеть, члены рейхстага и обеихъ палатъ ландтага, лица, участвовавшія въ сооруженіи канала, и представители прессы. Военные оркестры исполняли во время обеда Старинные марши. Когда императоръ Вильгельмъ всталъ, что- бы произнести речь, трудно было представить себе, что ему удастся наполнить звуками своего голоса обширное помещеніе; императоръ, однако, достигъ этого и не столько повышеніемъ голоса, сколько отчетливою членораздельною дикціей. Императоръ говорилъ спокойно, безъ малейшей заминки, съ присущимъ ему ораторскимъ дарованіемъ, – въ этомъ онъ какъ известно, можеть поспорить съ самыми красноречивыми деятелями парламента.

Каждый изъ участвовавшихъ въ банкете получиль отъ императора на память по подарку, состоящему изъ футляра, внутри котораго находится бронзовый рельефъ съ портретами императоровъ Вильгельма I, Фридриха III и Вильгельма II. Снаружи золотыми буквами изображено: "Северный каналъ. 1895 годъ" (Nord-Ostsee Kanal. 1895).

По окончаніи банкета, въ Кильской бухте состоялась первая за все дни торжествъ неиспорченная дождемъ иллюминація военнаго флота.

Въ последній день празднествъ, 10 іюня, въ то время, какъ императоръ Вильгельмъ отправился на англійскій броненосецъ "Royal-Sovereign", начальникъ русской эскадры съ офицерами прибылъ на бортъ французскаго броненосца "Гошъ". Контръ- Адмирала Скрыдлова сопровождали его супруга, племянница и дочь местнаго русскаго консула. Начальникъ нашей эскадры приехалъ проститься съ французскими офицерами и экипажемъ. Обходя фронтъ караула, контръ-адмиралъ Скрыдловъ весело поздоровался съ моряками. На его приветствіе: "Здорово, ребята! Здорово, молодцы!" экипажъ отвечалъ кликами "Vive l'amiral! Vive la Russie!" ("Да здравствуетъ адмиралъ! Да здравствуеть Россия!") Контръ-адмиралъ Скрыдловъ и сопровождавшія его дамы спустились затемъ въ каютъ-компанию. Наши моряки привезли с собой огромныя корзины съ живыми цветами, ленты національныхъ цветовъ обоихь государствъ и исполненные нашими офицерами рисунки, изображающіе встречу нашихъ и французскихъ моряковъ въ Киле. Французы старались столь же радушно ответить на эту импривизированную манифестацію нашихъ моряковъ. Въ числе сувенировъ, особенно тронувшихъ французовъ, было посвященное имъ изображеніе броненосца "Императоръ Алейсандр II" съ подписями всехъ нашихъ офицеровъ. Самое видное место занимаеть крупная подпись Скрыдлова. Посвященіе это разрисовано въ три общіе для Россіи и Франдіи национальные цвета: синий, белый и красный.

Пріемь русских гостей въ каютъ-компании отличался чрезвычайной сердечьностью. За шампанскимъ провозглашено было не мало тостовъ. Французскіе офицеры поднесли русскимъ дамамъ только что полученные изъ Франціи цветы. Передъ самымъ отъездомъ гостей на память сняты были на палубе фотографіи съ группъ русскихъ гостей и французскихъ моряковъ. Судовой оркестръ исполнилъ по просьбе контръ-адмирала Скрыдлова "Marche de Sambre et Meuse". Маршъ этотъ контръ-адмиралъ приказалъ выучить музыкантамъ своего броненосца. При отъезде русскихъ гостей, экипажъ броненосца проводилъ ихъ восторженными кликами: "Vive l'fmiral! Vive la Russie!" Наши моряки ответили съ катера троекратнымъ "ура!"

Начавшіеся въ 7 часовъ утра маневры германской эскадры прошли блистательно, при чудесной погоде и при совершенно тихомъ море. Императоръ вышелъ на броненосце "Kurfurst Friedrich Wilhelm", на которомъ былъ поднятъ Императорскій штандартъ и вследъ за которымъ вышла вся германская эскадра. За нею следовали императорская яхта "Гогенцоллернъ" съ августейшими гостями, пароходъ "Prinz Waldemar" съ иностранными журналистами и другіе пароходы съ приглашенными на маневры. После того какъ суда эскадры сделали рядъ эволюцій, произошло большое примерное сраженіе. Суда эволюционной эскадры, проходя мимо судовъ практической эскадры, исполнили боевой маневръ. Первый выстрелъ былъ произведенъ съ броненосца "Kurfurst Friedrich Wilhelm". Последовала общая перестрелка. Все суда исчезли въ густыхъ облакахъ дыма Въ заключеніе, суда прошли передъ яхтой "Гогенцоллернъ". Въ половине одиннадцатаго утра, они возвратились въ гавань. Императоръ, стоявший на капитанскомъ мостике броненосца "Kurfurst Friedrich Wilhelm", встреченъ былъ толпившейся на набережной публикой троекратнымъ "ура!"

По окончаніи маневровъ русскіе и французскіе журналисты посетили наши военные корабли. Контръ-адмиралъ Скрыдловъ оказалъ имъ любезный приемъ, a на прощаніе роздалъ французским журналистамъ портреты Государя Императора Николая Александровича и Государыни Императрицы Александры Федоровны, a также изданную Е. В. Богдановичемъ книгу "Кронштадт – Тулонъ".

Въ 10 часовъ вечера, въ Киле передъ королевскимъ дворцомъ устроено было грандіозное факельное шествіе, въ которомъ приняли участіе преимущественно рабочіе местныхъ верфей. Императоръ Вильгельмъ стоялъ съ принцемъ Генрихомъ Прусскимъ y решетки дворцоваго сада и былъ горячо приветствуемъ народомъ.

Этимъ закончились мирныя торжества в Киле.

На следующее утро суда стали уходить. Первою, въ 3 ч. утра, снялась съ якоря и ушла въ море французская эскадра, за нею вскоре последовала наша, a затемъ постепенно уходили все остальныя иностранныя суда.

(Журнал "Нива " № 27, 1895 г.)

3* Посыльное судно (прим. автора).


Примечания:



Торжество открытія "Канала Императора Вильгельма".

Торжество открытия канала, соединяющаго Северное море съ Балтийскимъ, началось 7 іюня 1895 г. въ старомъ ганзеатическомъ Гамбурге, главном центре морской торговли Германіи. Въ Гамбурге собрались все немецкіе государи и вместе съ примцемъ Генрихомъ Прусскимъ и обоими гамбургскими бургомистрами встретили прибывшаго въ 4 ¼ час. дня императора Вильгельма II съ четырьмя старшими сыновьями-¼принцами. Вскоре по прибытіи императора состоялся въ городской ратуше торжественный обсдъ, на которомъ присутствовали германскіе государи, иностранные принцы, генералитетъ, адмиралы, министрм, члены рейхстага и журналисты. На этомъ обеде императоръ произнесъ свою первую миролюбивую речь. По окончаніи банкета, на Альстеровомъ островке зажжены были блестящая иллюминація и фейерверкъ. Посредине знаменитаго Альстероваго бассейна настроенъ былъ искусственный островъ съ фантастическими гротами, шатрами, галлереями, лужайками, клумбами. Все это было залито электрическимъ светомъ.Десятки тысяч народа любовались очаровательнымъ зрелищемъ и горячо приветствовали императора, объезжавшаго островъ на маленькой паровой яхте.

Въ 11 час. вечера императоръ Вильгельмъ отбылъ въ Брунсбюттель, находящійся при впаденіи канала въ устье Эльбы. Вследъ за императорской яхтой прошли къ Брунсбюттелю все иностранныя суда, которыя должны были участвовать въ церемоніи открытія канала.

8 іюня, въ 4 часа утра, начался церемоніальный проходъ судовъ по вновь сооруженному каналу. Во главе флотиліи шла колоссальная императорская яхта "Гогенцоллернъ", перерезавшая протянутый черезъ каналъ трехцветный канатъ. За нею следовали германскій крейсеръ "Kaiser-Adler" 3* , – на которомъ находился Е. И. В. великій князь Алексей Александровичъ и другія высочайшія особы, – германскій быстроходный пароходъ "Императоръ Вильгельмъ II", германская яхта "Lehnsahn", a за ними уже суда разныхъ національностей и въ числе ихъ русская канонерка "Грозящій".

Погода стояла великолепная. Одно задругимъмерно про- ходили суда по каналу, разукрашенному флагами, гирляндами и имперскими орлами. По всему берегу разставлена была пехота и кавалерія. Тамъ, где очертанія береговой линіи давали судамъ возможность подойти къ берегамъ канала, тысячи народа приветствовали ихъ восторженными возгласами. Стоявшій все время на палубе яхты "Гогенцоллернъ" импсраторъ видимо глубоко тронутый приветствіями, благодарилъ, кланяясь по всемъ напрааленіямъ. При проходе нашей канонерки "Грозящій", стоявшій на берегу оркестръ исполнилъ "Боже, царя храни!" Команда, посланная на реи, ответила восторженнымъ троекратнымъ "ура". Французскій крейсеръ "Сюркуф" былъ приветствованъ марсельезой. Французскіе офицеры отвечали на приветствія молчаливыми поклонами.

Конечный пунктъ канала – Гольтенау съ ранняго утра представлялъ весьма оживленную и пеструю картину. Масса пароходовъ, биткомъ набитыхъ пассажирами, прибыла въ Гольтенау со всехъ кильскихъ пристаней. Трибуны для публики, воздвигнутыя y Гольтенау, по обоимъ берегамъ рейда и канала, казались сплошнымъ моремъ головъ. Ровно въ половине перваго замеченъ былъ желтый императорскій штандартъ, и въ 12 часовъ 33 минуты яхта "Гогенцоллернъ" дошла до Гольтенаускаго шлюза, пройдя весь каналъ в 8 часовъ. Выходъ импера- торской яхты изъ шлюза предстаалялъ эффектное зрелище. Сперва виднелся только профиль яхты, a затемъ, когда, по спуске воды, шлюзъ былъ открытъ, яхта быстро пошла къ Гольтенауской гавани. Какъ только толпа увидела императора, стоявшаго на капитанскомъ мостике, въ адмиральскомъ мундире, въ ленте Чернаго Орла, со всехъ сторонъ раздались приветственные крики. Выстроенные вдоль шлюза лейбъ-рота 1-го гвардейскаго полка и отрядъ матросовъ взяли на караулъ. Броненосецъ "Курфюрстъ Фридрихъ Вильгельмъ" тремя быстро следовавшими другъ за другомъ выстрелами подалъ сигналъ к салютамъ. На сигналъ тотчасъ откликнулись громомъ пушечных выстерловъ. Со всехъ судовъ раздалось громкое, долго несмолкавшее "ура". Отовсюду понеслись звуки германскаго гимна "Heil Dir ini Siegerkranz", сменившіеся затемъ на иностранныхъ судахъ звуками соотвстствующихъ національныхъ гимиовъ. Растроганный императоръ благодарилъ, отдавая честь. Какъ только яхта "Гогенцоллернъ" бросила якорь, къ императору явились съ рапортами начальники эволюціонныхъ эскадръ и капитаны надъ портами. Вскоре, одно за другимъ, стали прихо- дить суда, следовавшія по каналу, и становились на якорь въ Кильскомъ Рейде.

Все прошедшіе каналъ германскія и иностранныя суда присоединились на Кильскомъ рейде къ остальнымъ судамъ, прибывшимъ на празднество открытія канала и не имевшимъ возможности, за своею многочисленностью, участвовать въ церемоніяльномъ прохожденіи канала Всехъ судов на Кильскомъ рейде собралось къ открытію канала около ста, изъ нихъ 25 броненосцевъ, 3 броненосныхъ крейсера, 21 крейсеръ, 6 канонерокъ, 7 контръ-миноносцевъ, 4 яхты, 3 вестовыхъ судна, около 30 морскихъ миноносокъ и несколькихъ учебныхъ судовъ. Больше всего судовъ принадлежало, конечно, Германіи, распределнвшій свой флогь на три эскадры, мнноносную флотилію н отряды учебныхъ судовъ. Первая эскадра, называвшаяся эволюціоииой и находившаяся подъ командой вице- адмирала Кестера, состояла нзъ четырехъ лучшихъ германскихъ броненосцевъ: "Friedrich Wilhelm", "Brandenburg", "Weisenburg" н "Worth" (последнимъ командовалъ принцъ Генрихъ Прусскій), контръ-миноносца "Jagd" и четырехъ меньшихъ миноносцевъ. Во вторую эскадру, которой присвоено было названіе "Балтійской", входила, въ чнсле 8 другихъ судовъ, и нмператорская яхта "Гогенцоллернъ", – прекрасное, громадныхъ размеровъ судно, прнспособленное къ разведочной службе в военное время. Третья германская эскадра называлась "эскадрой Севернаго моря" и состояла изъ 4 небольшихъ броненосцевъ и несколькихъ судовъ старой конструкціи. Изъ русскихъ судовъ, кроме "Грозящего", находились, какъ известно, на Кильскомъ рейде броненосный корабль "Императорь Александръ II" и крейсерь "Рюрикъ". Французскій крейсеръ "Сюркуф" присоедннился къ стоявшимъ на рейде двумъ другимъ судамъ французскаго отряда: броненосцу "Гошъ" и броненосному крейсеру "Dupuy de Lomй". Отрядь состоялъ подъ командой адмнрала Менара. Броненосецъ "Гошъ", очень сильное судно, въ 10,600 тоннъ водоизместимостн. Ходитъ онъ со скоростью 16 узловъ н вооруженъ двумя 34-сантиметровыми и двумя 29-сантиметровымн орудіями, поставленнымн: первыя два – въ закрытыхъ башняхъ, последнія два – на открытой батарее. Англія послала въ Киль всю эскадру Ла-манша вместе съ королевской яхтой "Osborne", на которой находился герцогь Іорскій. Италія, желавшая, очевидно, щегольнуть своимъ флотомъ, послала въ Киль 4 броненосца, 2 крейсера, 2 контръ-миноносца и 1 яхту. На яхте "Savoja" находнлся герцогь генуэзскій, двоюродный братъ итальянскаго короля. Изъ итальянскихъ броненосцевъ, находившнхся на Кильскомъ рейде, "Sardegna" н "Re Umberto" – новейшей конструкціи, самые быстроходные изъ всехъ современныхъ броненосцевъ. Австро-венгерская эскадра, подъ командой вице-адмирала эрц-герцога Карла Стефана, состояла изъ 4 крейсеровъ. Все европейскія государства, нмеющія флотъ, прислали въ Киль свои суда. Отсутствовали только суда греческія, и вместо нихъ отправился представителемъ Греции на торжества в Киль греческій королевичъ.

Кильский рейдъ, съ находившимися на немъ судами, на которыхъ развевались флаги пятнадцати различныхъ государствъ, представлялъ въ эти дни величественную картину.

8 іюня, после прохода судовъ по каналу, вечеромъ состоялся высочайшій обедъ на "Гогенцоллерне", a на броненосце "Bayern" – обедъ въ честь адмирала Менара и французских офицеровъ. За обедомъ командиръ "Bayern" провозгласилъ тосты за германскаго императора и президента французской республики, a также за международное морское единеніе. На этотъ обедъ адмиралъ Менаръ ответилъ на другой день обедомъ на броненосце "Гошъ", за которымъ онъ также поднялъ бокалъ за здоровье германскаго императора и президента французской республики, равно какъ и за международное товарищество флотовъ. Въ 8 ч. вечера состоялся балъ въ морской академии. Залы морской академіи были продолжены обширнымъ и великолепно убраннымъ шатромъ, где, несмотря на массу приглашенныхъ, молодежь усердно танцевала. На бале присутствовали морскіе офицеры всехъ націй, сухопутные офицеры всехъ родовъ оружія, представители властей, рейхстага, ландтаговъ и областныхъ сеймовъ. Русскіе и французскіе офицеры со своими адмиралами пріехали на балъ въ полномъ составе. Въ 10 час. 10 м. прибылъ императоръ и былъ радостно приветствуемъ публикою. Немного спустя прибыла императрица и была встречена императоромъ. Настроеніе гостей, которыхъ собралось до 3,000 чел., было очень оживленнымъ. Въ 10 часовъ начался фейверкъ при одновременной иллюминаціи всей гавани. Заключительная картина изображала аллегорическую фигуру Германіи, при чемъ исполненъ былъ національный гимнъ. Суда были иллюминированы электрическими лампочками, со многихъ судовъ пускались светящіеся шары. Сильный ливень несколько ослабилъ впечатленіе грандіозной картины фейверка.

9-го іюня, въ 9 ½ часовъ утра, императоръ отправился на крейсеръ "Рюрикъ", где, обходя ряды выстроившихся на палубе офицеровъ и экипажа, остановился передъ находившимся въ строю великимъ княземъ Кирилломъ Владиміровичемъ и разговаривалъ с нимъ. Возле императора въ это время находился и Августейшій генералъ-адмиралъ великій князь Алексей Александровичъ и свита. Въ 10 часовъ императоръ вернулся на "Гогенцоллернъ" и посетилъ въ тотъ же день по одному судну англійской, итальянской и австрійской эскадръ. Суда остальныхъ иностранныхъ державъ были посещеиы императоромъ на другой день утромъ.

Въ 11 часовъ утра началась церемонія освященія канала и закладки последняго камня. Церемонія происходила на площади Гольтенау, на северномъ берегу, напротивъ маяка, къ стенамъ которого прибитъ протоколъ о церемоиіи состоявшегося 3 іюня 1887 г. открытія императоромъ Вильгельмомъ I работъ по сооруженію канала. Императоръ съ императрицей и принцами прибылъ ровно въ 11 часовъ къ месту церемоніи, разукрашенному флагами, гирляндами и гербами, где ихъ величествъ ожидали все немецкіе государи, князья, генералитетъ и высокопоставленныя лица. Президентъ рейхстага подалъ императору молотокъ, и императоръ громогласно произнесъ: "Въ память императора Вильгельма Великаго именую это сооруженіе "Каналомъ Императора Вильгельма".

Какъ только императоръ торжественно ударилъ молоткомъ въ первый разъ по последнему, положенному въ постройку канала камню, который одновременно представляетъ изъ себя первый камень для статуи, воздвигаемой здесь въ честь Вильгельма I, загрохоталъ орудійный салют, раздались звуки германскаго національнаго гимна, заглушаемые громкимъ "ура" всехъ присутствовавшихъ на торжестве почетныхъ гостей и десятковъ тысячъ народа, разместившегося на особо устроенныхъ высокихъ трибунахъ. Императоръ ударилъ по камню три раза, сопровождая удары следующими словами: "Во имя Тріединаго Господа Бога, во славу императора Вильгельма, во благо Германіи, къ преуспеванію народовъ". За императоромъ ударила молотком императрица и затемъ все немецкіе государи, при несмолкавшихъ все время салютахъ съ судовъ, звукахъ національнаго гимна и громкихъ крикахъ "ура" судовыхъ командъ на реи.

Въ 3 часа, при стоявшей весь день великолепной погоде, состоялся смотръ эскадрамъ. Яхта "Гогенцоллернъ", на которой находились все германскіе и иностранные августейшіе гости со свитами и бургамистры ганзейскихъ городовъ, ровно въ 3 часа пополудни снялись съ якоря. Немедленно команды всехъ судовъ выстроились на реяхъ, при чемъ на броненосцахъ это было исполнено по различнымъ уставамъ. "Гогенцоллернъ", – на мостикъ котораго издали виденъ былъ императоръ, стоявшій въ адмиральскомъ мундире одинъ в стороне оть своей свиты, обошелъ ряды воениыхъ судовъ, сначала иа внешнемъ рейде, потомъ во внутренней гавани. При прохожденіи императорской яхты команды иностранныхъ и германскихъ судовъ, посланныя на реи, салютовали троекратнымъ "ура!" Хоры музыки исполняли "Heil Dir im Siegerkranz". За "Гогенцоллерномъ" следовали: крейсеръ "Grille", на которомъ находились иностранные послы, министры, представители германскихъ городовъ, президенты рейхстага и лантага, и затемъ пароходъ "Prinz Waldemar" съ представителями прессы. Смотръ длился более часа.

Въ 8 час. вечера состоялся императорскій банкетъ въ честь иностранныхъ офицеровъ. Съ этой целью на южномъ берегу канала построенъ былъ ко дню открытія канала, по черте- жамъ самого императора, чудовищныхъ размеровъ шатеръ, имевшій форму корабля XVII столетия. Зданіе это напоминало "Niobe", первый фрегатъ великаго курфюрста, но въ несравненно большемъ масштабе. Въ длину зданіе имело 150 метровъ, a три его мачты возвышались на 60 метров отъ земли. Въ центре этого зданія расположена была столовая, въ которой свободно могло поместиться 1,000 человекъ; Въ левой части этого оригинальнаго судна устроены были обширныя кухни, где обедъ приготавлнвался подъ наблюденіем главнаго придворнаго пова- ра. На корме вылеплены были орнаменты и фигуры, украшавшія обыкновенно фрегаты того времени. Пространство между килевою частью, уходившею въ землю, и ватерлиніей занято было огромною декаротивною группой, изображавшей бога морей севериой мифологіи Эгира, поддерживающего судно, въ позе Атласа, поддерживающаго міръ. За параднымъ входомъ тянулся рядъ гостиныхъ для императорской фамиліи и иностранных августейших особъ. Съ той же стороны, сквозь отверстія, наподобіе арматуръ, высовывались, обращенныя къ килю судна, трубы изъ темной жести, должествовавшія изображать пушки фрегата. Все зданіе освещено было электрическими лампочками. Эта громадная копія фрегата "Niobe" устроена только на время празднествъ и по окончаніи ихъ она должна быть срыта.

На банкете присутствовало 1080 гостей, при чемъ не было приглашено ни одной дамы. Кроме иностранныхъ гостей присутствовали генералитеть, члены рейхстага и обеихъ палатъ ландтага, лица, участвовавшія въ сооруженіи канала, и представители прессы. Военные оркестры исполняли во время обеда Старинные марши. Когда императоръ Вильгельмъ всталъ, что- бы произнести речь, трудно было представить себе, что ему удастся наполнить звуками своего голоса обширное помещеніе; императоръ, однако, достигъ этого и не столько повышеніемъ голоса, сколько отчетливою членораздельною дикціей. Императоръ говорилъ спокойно, безъ малейшей заминки, съ присущимъ ему ораторскимъ дарованіемъ, – въ этомъ онъ какъ известно, можеть поспорить съ самыми красноречивыми деятелями парламента.

Каждый изъ участвовавшихъ въ банкете получиль отъ императора на память по подарку, состоящему изъ футляра, внутри котораго находится бронзовый рельефъ съ портретами императоровъ Вильгельма I, Фридриха III и Вильгельма II. Снаружи золотыми буквами изображено: "Северный каналъ. 1895 годъ" (Nord-Ostsee Kanal. 1895).

По окончаніи банкета, въ Кильской бухте состоялась первая за все дни торжествъ неиспорченная дождемъ иллюминація военнаго флота.

Въ последній день празднествъ, 10 іюня, въ то время, какъ императоръ Вильгельмъ отправился на англійскій броненосецъ "Royal-Sovereign", начальникъ русской эскадры съ офицерами прибылъ на бортъ французскаго броненосца "Гошъ". Контръ- Адмирала Скрыдлова сопровождали его супруга, племянница и дочь местнаго русскаго консула. Начальникъ нашей эскадры приехалъ проститься съ французскими офицерами и экипажемъ. Обходя фронтъ караула, контръ-адмиралъ Скрыдловъ весело поздоровался съ моряками. На его приветствіе: "Здорово, ребята! Здорово, молодцы!" экипажъ отвечалъ кликами "Vive l'amiral! Vive la Russie!" ("Да здравствуетъ адмиралъ! Да здравствуеть Россия!") Контръ-адмиралъ Скрыдловъ и сопровождавшія его дамы спустились затемъ въ каютъ-компанию. Наши моряки привезли с собой огромныя корзины съ живыми цветами, ленты національныхъ цветовъ обоихь государствъ и исполненные нашими офицерами рисунки, изображающіе встречу нашихъ и французскихъ моряковъ въ Киле. Французы старались столь же радушно ответить на эту импривизированную манифестацію нашихъ моряковъ. Въ числе сувенировъ, особенно тронувшихъ французовъ, было посвященное имъ изображеніе броненосца "Императоръ Алейсандр II" съ подписями всехъ нашихъ офицеровъ. Самое видное место занимаеть крупная подпись Скрыдлова. Посвященіе это разрисовано въ три общіе для Россіи и Франдіи национальные цвета: синий, белый и красный.

Пріемь русских гостей въ каютъ-компании отличался чрезвычайной сердечьностью. За шампанскимъ провозглашено было не мало тостовъ. Французскіе офицеры поднесли русскимъ дамамъ только что полученные изъ Франціи цветы. Передъ самымъ отъездомъ гостей на память сняты были на палубе фотографіи съ группъ русскихъ гостей и французскихъ моряковъ. Судовой оркестръ исполнилъ по просьбе контръ-адмирала Скрыдлова "Marche de Sambre et Meuse". Маршъ этотъ контръ-адмиралъ приказалъ выучить музыкантамъ своего броненосца. При отъезде русскихъ гостей, экипажъ броненосца проводилъ ихъ восторженными кликами: "Vive l'fmiral! Vive la Russie!" Наши моряки ответили съ катера троекратнымъ "ура!"

Начавшіеся въ 7 часовъ утра маневры германской эскадры прошли блистательно, при чудесной погоде и при совершенно тихомъ море. Императоръ вышелъ на броненосце "Kurfurst Friedrich Wilhelm", на которомъ былъ поднятъ Императорскій штандартъ и вследъ за которымъ вышла вся германская эскадра. За нею следовали императорская яхта "Гогенцоллернъ" съ августейшими гостями, пароходъ "Prinz Waldemar" съ иностранными журналистами и другіе пароходы съ приглашенными на маневры. После того какъ суда эскадры сделали рядъ эволюцій, произошло большое примерное сраженіе. Суда эволюционной эскадры, проходя мимо судовъ практической эскадры, исполнили боевой маневръ. Первый выстрелъ былъ произведенъ съ броненосца "Kurfurst Friedrich Wilhelm". Последовала общая перестрелка. Все суда исчезли въ густыхъ облакахъ дыма Въ заключеніе, суда прошли передъ яхтой "Гогенцоллернъ". Въ половине одиннадцатаго утра, они возвратились въ гавань. Императоръ, стоявший на капитанскомъ мостике броненосца "Kurfurst Friedrich Wilhelm", встреченъ былъ толпившейся на набережной публикой троекратнымъ "ура!"

По окончаніи маневровъ русскіе и французскіе журналисты посетили наши военные корабли. Контръ-адмиралъ Скрыдловъ оказалъ имъ любезный приемъ, a на прощаніе роздалъ французским журналистамъ портреты Государя Императора Николая Александровича и Государыни Императрицы Александры Федоровны, a также изданную Е. В. Богдановичемъ книгу "Кронштадт – Тулонъ".

Въ 10 часовъ вечера, въ Киле передъ королевскимъ дворцомъ устроено было грандіозное факельное шествіе, въ которомъ приняли участіе преимущественно рабочіе местныхъ верфей. Императоръ Вильгельмъ стоялъ съ принцемъ Генрихомъ Прусскимъ y решетки дворцоваго сада и былъ горячо приветствуемъ народомъ.

Этимъ закончились мирныя торжества в Киле.

На следующее утро суда стали уходить. Первою, въ 3 ч. утра, снялась съ якоря и ушла въ море французская эскадра, за нею вскоре последовала наша, a затемъ постепенно уходили все остальныя иностранныя суда.

(Журнал "Нива " № 27, 1895 г.)

3* Посыльное судно (прим. автора).









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх