Загрузка...


1. Завещание императора

Будучи полным властелином Российской империи, Николай I особое внимание уделял строительству армии и флота. Так до начала его "личной трагедии" и краха крепостных устоев страны – Крымской войны 1853-1856 гг. состав Российского императорского флота регламентировался "особым штатом" – то есть программой, утвержденной еще 10 февраля 1826 г.

Согласно ей "число кораблей флота определялось числом кораблей соседних держав, но с тем чтобы оно не отягощало в своем содержании государство и было достаточно не только для обороны наших портов и границ, но и для наступления". И тем не менее содержание третьего по величине флота, каковым являлся флот России, требовало огромных затрат, а на строительство кораблей с каждым годом приходилось выделять все более и более средств.

В Морском ведомстве хорошо помнили слова Николая I о том,"… что Россия должна быть первоклассной морской державой и занимать третье место после Англии и Франции, и быть сильнее союза двух второстепенных морских держав". Этого указа строго придерживались до начала войны.

Несмотря на огромные финансовые затраты на содержание армии и флота, Крымская война выявила отсталость крепостной империи как в техническом, так и в экономическом и организационном отношении. Первые уроки наглядно показали, что парусный военный флот должен сойти с морских просторов, уступив место паровому. Объединенный паровой флот Англии и Франции безраздельно господствовал на Черном море. Парусные же корабли нашего Черноморского флота, составлявшие его ядро, четыре линейных корабля и один фрегат волею судеб покоились у входа в Севастопольскую бухту, закрыв ее собой.

Поражение в Крымской войне лишило Россию возможности иметь флот на Черном море. Согласно условиям Парижского конгресса 1856 г. это море объявлялось нейтральным, проход военных кораблей европейских держав через проливы Босфор и Дарданеллы воспрещался. Россия не могла держать на Черном море более шести паровых судов по 800 т и четырех по 200 т, а также и военно-морские арсеналы. "Черноморский флот погиб,, защищая Севастополь, а Балтийский силою вещей обратился в ряд блокшивов," – так охарактеризовал после войны состояние флота великий князь Константин Николаевич, руководивший Морским ведомством. В течение двух послевоенных лет ведомство смогло переделать в винтовые и достроить некоторые корабли, заложенные до войны. К 1858 г. с вновь построенными пароходами и канонерскими лодками на Балтике уже насчитывалось шесть линейных кораблей, пять фрегатов, семнадцать корветов, шесть клиперов и ряд других кораблей, имевших на вооружении 1198 орудий.

В 1858 г. разработали двадцатилетнюю программу строительства парового флота. В период с 1858 по 1861 г. часть этой программы для Балтийского флота, несмотря на большие затруднения, выполнили, и в его состав вошли еще три линейных корабля, семь фрегатов, шесть корветов, семь клиперов и три канонерские лодки, так что по темпам работ ожидалось досрочное ее выполнение. Подавляющее большинство этих кораблей имело деревянные корпуса и лишь небольшая часть из них – композитные.

Но вскоре в мировом судостроении произошли революционные изменения. Корабельные корпуса стали железными, а их борта защищались броней. Парусный движитель стал вспомогательным, и боевые корабли могли часами ходить под действием паровых машин.

Первейшим морским державам пришлось заново создавать свои флоты. Не ослабевало внимание к этому и у второстепенных стран. Все это дало мощный толчок к новой гонке вооружений.

Программу 1858 г. пришлось пересмотреть, и все усилия свели к осуществлению новой программы по созданию броненосного оборонительного флота Кронштадта и Санкт-Петербурга. Новую программу, принятую в 1864 г., выполнили через пять лет, оставив недостроенным только "Минин" – самый сильный батарейный фрегат флота.

К 1870 г. броненосный флот России, сосредоточенный только на Балтике, вновь занимал третье место, как это было и прежде. Он состоял из 23 кораблей общим водоизмещением в 61930 т, что составляло 26,5% от тоннажа английского и 34,7% от тоннажа французского флотов. На вооружении этого оборонительного флота находилось 162 орудия крупного калибра – сила достаточная для защиты столицы. Следующее место на Балтике по силе флота принадлежало Пруссии, имевшей 5 броненосцев, затем шли Швеция и Дания.

Так спустя менее чем пятнадцать лет после Крымской трагедии Российский флот вновь занял свое место, определенное ему Николаем I 46 лет назад. Этому не помешали даже самые трудные послевоенные годы переходного периода.

Следующее десятилетие становления броненосного судостроения в России изменило это соотношение вновь и не в пользу империи. В 1880 г. не только первые державы шагнули вперед, но и второстепенные страны достигли больших успехов.

Италия – центральная средиземноморская страна – уже имела флот равный по силе флоту Российскому, потеснив ее на третьем месте, которое она прочно занимала.

И хотя их противоборство практически исключалось, сам этот факт говорил чинам Морского ведомства о многом. Правда, объективным условием явилось то, что "… нам пришлось разделить усилия для восстановления портов Черного моря и затратить часть средств на последствия последней турецкой войны 1877 г."

Но самое опасное для Российской империи положение сложилось "под боком" на Балтике, где в Киле и Вильгельмсгафене Германия интенсивно строила первоклассные верфи и порты, в которых уже стоял флот "способный успешно действовать против нас".

Напомним, что железное судостроение России находилось в периоде своего становления.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх