Загрузка...


Проект 659

На первом этапе развития «лодочных» КР в нашей стране (впрочем, как и в США) их испытания проводились исключительно на ДЭГШ, прошедших соответствующее переоборудование или модернизацию. Одна из этих ракет – П-5 – представляет особый интерес для темы данной части монографии, и поэтому история ее разработки, а также испытаний заслуживает детального рассмотрения. Как уже говорилось, она являлась первой отечественной стратегической КР второго поколения. Работы над этим самолетом-снарядом начались в ОКБ-52 во второй половине 1954 г. От КР первого поколения ее отличали две особенности: ТРД, обеспечивавший сверхзвуковую скорость полета и автоматически раскрывающиеся после схода с направляющих ПУ крылья. Благодаря этим нововведениям П-5 могла преодолевать систему ПВО противника (во всяком случае, уровня 50-х годов), храниться в контейнере сравнительно небольших размеров и стартовать из него без предварительной сборки или разворота консолей крыла в рабочее положение. Последнее позволяло увеличить носимый лодкой ракетный боезапас и сократить время ее пребывания в надводном положении во время предстартовой подготовки.

П-5 была предъявлена к испытаниям в августе 1957 г. Для их проведения была выделена средняя ДЭПЛ С-146 (зав. 302) пр. 613, которую переоборудовали по пр. П613. На ней за ограждением, на палубе надстройки смонтировали (за счет демонтажа торпедопогрузочного устройства и артиллерийского вооружения, а также отказа от запасных торпед) горизонтальный прочный контейнер. Перед стартом контейнер поднимался на угол 15° и после схода ракеты с направляющих приводился в исходное положение. КР хранилась в нем на стартовых направляющих со сложенными консолями крыла и с подвешенными стартовыми двигателями.

Испытания комплекса П-5 проводились на С-146 в период с ноября 1957 г. по январь 1959 г. и закончились успешно (хотя и с некоторым опозданием от запланированных сроков), что привело к принятию его на вооружение (в июне 1959 г.) и, как, следствие, к отказу от работ над другими стратегическими КР. Важно отметить, что эти испытания позволили отработать конструкции ракетного контейнера, а также находящихся в нем систем, которые впоследствии в том или ином виде были воспроизведены при создании АПЛ второго и третьего поколений. Достаточно привести несколько примеров.

Изначально предполагалось поддерживать в контейнере нейтральную газовую среду (для предотвращения возможного возгорания паров топлива), но в процессе испытаний П-5 от этого решения отказались, отдав предпочтение системам пожаротушения и внутреннего орошения. Все гидроцилиндры приводов контейнера после переоборудования С-146 были подключены к общесудовой системе гидравлики. Испытания комплекса показали, что гидроцилиндры, расположенные вне прочного корпуса, целесообразно подключить к автономной системе гидравлики. Благодаря этому удалось предотвратить попадание морской воды в общесудовую систему гидравлики и защитить исполнительные органы гидроприводов от коррозии.

Работы над пр. 659 начались в соответствии с постановлением Правительства от 25 августа 1956 г. Они велись в ЦКБ-18 коллективом конструкторов под руководством П.П. Пустынцева. В качестве прототипа была выбрана АПЛ пр. 627А, что позволило миновать стадию эскизного проектирования и сразу приступить к разработке технического проекта. Корабль практически полностью повторял прототип, а все внесенные изменения определялись-спецификой основного вооружения – шестью КР комплекса П-5.

Они размещались в прочных транспорт- но-пусковых контейнерах (ТПК), смонтированных на прочном корпусе корабля и сведенных в три парных блока. Перед пуском ракет каждый из этих блоков поднимался на стартовый угол 15°. Так как старт ракет мог быть осуществлен только в надводном положении корабля, проектанты особое внимание уделили обводам легкого корпуса. Они во многом повторяли обводы АПЛ пр. 658. Разница заключалась в том, что у корабля пр. 659 палуба надстройки была поднята на высоту, равную диаметру ракетных контейнеров, что обеспечило снижение буксировочного сопротивления и высокие мореходные качества на всех скоростях лодки, вплоть до полной надводной. Для этой же цели носовой оконечности легкого корпуса придали штевневую заостренную форму.

Необходимость размещения на АПЛ пр. 659 аппаратуры и оборудования повседневного обслуживания, предстартовой подготовки и запуска КР, привела к увеличению длины прочного корпуса (и соответственно длины всего корабля) на 3,8 м по сравнению с АПЛ пр. 627А. Корабли также различались между собой торпедным вооружением. На АПЛ пр. 659 торпедное вооружения предназначалось исключительно для самообороны, и поэтому было ограничено как по числу ТА, так и по торпедному боезапасу. Необходимо отметить, что общее расположение механизмов, оборудования и энергетической установки пр. 659 и пр. 658 было чрезвычайно близко, несмотря на разницу в количестве отсеков. Так, например, четвертый отсек пр. 659 был полностью аналогичен пятому отсеку пр. 658, пятый – шестому и т.д.

Интересно то, что ТТЗ на корабль было утверждено Главкомом ВМФ только 2 октября 1956 г., когда значительная часть проекта уже была разработана. Он был представлен на утверждение в первом квартале 1957 г., когда испытания ракеты П-5 еще только начинались (первые брос- ковые пуск ее макета произвели 12 марта 1957 г.). Тем не менее, ЦКБ-18 приступило к разработке рабочих чертежей, которая завершилась в октябре 1957 г., а в декабре 1958 г. состоялась закладка головного корабля серии – т.е. за семь месяцев до момента принятия комплекса П-5 на вооружение.

В период с декабря 1958 г. по июль 1963 г. на ССЗ-199 (г. Комсомольск-на-Амуре) построили пять АПЛ пр. 659. Шестой корабль серии – К-30 (зав №145) – заложили в апреле 1961 г., но 3 мая 1962 г. его исключили из списков флота, а корпус разобрали на металл. Оборудование и механизмы, а также часть корпусных конструкций использовали при постройке АПЛ пр. 675. Технология постройки кораблей была такой же как и на ССЗ-402, который оказал дальневосточному заводу значительную помощь в организации работ.


Внешний вид АПЛ пр. 659


Основные ТТЭ

Водоизмещение, т:

– нормальное 3730

– подводное 4920

Главные размерения, м:

– длина наибольшая 111,2

– ширина корпуса наибольшая 9,2

– осадка средняя 6,35

Запас плавучести, % 32

Архитектурно-конструктивный тип двухкорпусный

Глубина погружения, м. 300

Автономность, сут. 50

Экипаж, чел 104

Энергетическая установка:

– тип атомная

ППУ:

– количество х тип (марка) ЯР 2 х ВВР (ВМ-А)

– суммарная тепловая мощность ЯР, мВт. 140

ПТУ:

– количество х мощность (марка) ГТЗА, л.с 2 х (ГТЗА-601) 17 500

– тип ТГ. навесные

– количество х мощность (марка) ТГ, кВт. 2 х (ГПМ-21) 1400

– количество хтип движителей 2 хВФШ

Резервные источники энергии и средства движения.

– количество х мощность (марка) ДГ, кВт 2 х 460 (М-820)

– тип АБ. свинцово-кислотная (38-СМ)

– количество групп АБ х элементов в группе 3 х 112

– количество х мощность ГЭД на линии вала, кВт 2 х 450

Скорость хода, уз:

– наибольшая надводная 14

– наибольшая подводная 23

– наибольшая подводная под ГЭД 6

Дальность плавания под ГЭД (со скоростью хода, уз), мили: 500 (5-6)

Вооружение:

Ракетное:

– наименование комплекса П-5

– боезапас (тип) ПКР 6 (П-5)

– вид старта надводный, из поднятых РК

– система подготовки и старта «Север А-659»

Торпедное:

– количество х калибр ТА, мм 4 (Н) х 533

– боезапас (тип) торпед 4 (53-65М или 53-65К)

– количество х калибр ТА, мм 2 (Н) х 400 + 2 (К) х 400

– боезапас (тип) торпед 4 (СЭТ-40 или МГТ-1)

– ПУТС «Ленинград-659»

Радиоэлектронное:

– НК «Сила-Н-659»

– ГЛС-ШПС «Арктика-М»

– ШПС кругового обзора МГ-10

– ГЛ С миноискания «Плутоний»

– ГАС ЗПС «Свияга»

– ГАС ОГС «Свет-М»

– РЛС. «Альбатрос» (РЛК-101)

– станция опознавания «Хром-М»

– СОРС «Накат»

– эхолот НЭЛ-5

– радиопеленгатор АРП-53

– перископ зенитный, с навигационным устройством ПЗН-10

– перископ ПР-14


Продольный разрез АПЛ пр. 659:

1 – антенна ГАС «Свет-М»; 2 – антенна ГАС «Свияга»; 3 – антенна ГАС МГ-10; 4 – носовой горизонтальный руль; 5 – носовой 400-мм ТА; 6 – 533-мм ТА; 7 – баллоны системы ВВД; 8 – аварийные буи; 9 – контейнер ПКРК П-5; 10 – привод гидравлического подъемника контейнера ПКРК П-6; 11 – прочная рубка; 12 – ходовой мостик; 13 – перископ ПЗН-10; 14 – перископ ПР-14; 15 – ПМУ СОРС «Накат»; 16 – ПМУ АП РЛК «Альбатрос»; 17 – ПМУ АП радиопеленгатора «Рамка»; 18 – ПМУ ВАН; 19 – ПМУ устройства РКП; 20 – ПМУ «Ива»; 21 -дизель-генераторы; 22 – холодильные машины; 23 – компенсаторы объема; 24 – главный циркуляционный насос; 25 – маневровое устройство; 26 – главная паровая турбина; 27 – зубчатая передача; 28 – пост управления главной энергетической установкой; 29 – кубрики личного состава; 30 – якорный шпиль; 31 – кормовой входной люк; 32 – запасная 400-мм торпеда; 33 -привода кормовых рулей; 34 – 400-мм ТА; 35 – ЦГБ; 36 – кормовая дифферентная цистерна; 37 – девятый (кормовой торпедный) отсек; 38 – восьмой (кормовой жилой) отсек; 39 – седьмой (электроэнергетический) отсек; 40 – шинно-пневматическая муфта; 41 – шестой (турбинный) отсек; 42 – конденсатор; 43 – парогенераторы; 44 – пятый (реакторный) отсек; 45 – реакторы; 46 – четвертый (вспомогательных механизмов) отсек; 47 – цистерны дизельного топлива; 48 – центральный пост; 49 – третий (центрального поста) отсек; 50 – группы АБ; 51 – второй (аккумуляторный и жилой отсек); 52 – каюты офицеров; 53 – первый (носовой торпедный и жилой) отсек; 54 – носовая дифферентная цистерна; 54 – цистерна кольцевого зазора; 55 – антенна ГАС «Арктика-М».


АПЛ пр. 659 была разработана ЦКБ-18 под руководством П.П. Пустынцева, а затем Н.А. Климова. Корабль предназначался для нанесения ударов самолетами- снарядами П-5 по военно-морским базам, портам, промышленным и административным центрам, расположенным на побережье и в глубине территории. Корабль имел двухкорпусную архитектуру, с развитыми надстройкой, ограждением выдвижных устройств и боевой рубки. Прочный корпус был изготовлен из высокоуглеродистой стали АК-25 (толщиной 22-35 мм). На большей части длины он был выполнен в форме цилиндра, а в оконечностях – в виде усеченных конусов. Он делился плоскими водонепроницаемыми переборками, рассчитанными на давление 10 кг/см2 , на девять отсеков. Легкий корпус бьш изготовлен из маломагнитной стали и облицован противогидролокационным покрытием.

ЦГБ размещались в 14-ти цистернах. Три из них являлись аварийно-балластны- ми и служили для восстановления плавучести лодки при потере герметичности одного контейнера из каждого парного блока. Вентиляция всех ЦГБ раздельная. Управление кингстонами и клапанами вентиляции дистанционное при помощи гидравлических приводов. Замещение массы выпущенных ракет производилось приемом забортной воды в специальные прочные цистерны. Конструкции прочного и наружного корпусов были рассчитаны с учетом требований противоатомной защиты.

Обводы легкого корпуса обеспечивали кораблю высокие мореходные качества в надводном положении, что было важным для процесса боевого использования ракетного оружия. В частности, у АПЛ пр. 658 была принята штевневая заостренная форма носовой оконечности легкого корпуса. Она вместе с формой обтекателей антенн ГАК (или ГАС) во многом повторяла форму носовой оконечности АПЛ пр. 658. Обводы кормовой оконечности были такими же как у немецкой «электрической» лодки XXI серии периода Второй мировой войны. Различие заключалось в том, что у АПЛ пр. 659 на кормовых горизонтальных стабилизаторах имелась пара МКГР (как на пр. П627А).

Прочные транспортно-пусковые контейнеры (ТПК) были смонтированы на, прочном корпусе корабля. С бортов и сверху они прикрывались стенками и палубой надстройки, вписываясь в ее обводы. ТПК были сведены в три парных блока (один блок в нос и два – в корму от ограждения рубки). Каждый из блоков поднимался гидравлическими подъемниками (размещались во втором, шестом и седьмом отсеках) на стартовый угол 15° путем поворота на неподвижной полой оси, внутри которой размещались коммуникации, связывающие ракету и контейнер с лодкой. Перед стартом ТПК, поднятые на стартовый угол, фиксировались стопорами, а обе крышки (передняя и задняя) открывались. Все контейнеры поднимались за 140 сек, а крышки открывались за 20-25 сек.

Стрельба проводилась по курсу АПЛ при поднятых и застопоренных контейнерах, а также открытых крышках, при скорости носителя 8 уз и состоянии моря до 4-х бАПЛов. В этих же условиях мог производиться и сброс аварийной ракеты. Для обеспечения залповой стрельбы требовался одновременный запуск и вывод на полетный режим работы маршевых двигателей всех ракет. Выхлопные газы отводились через заднюю крышку ТПК в газоотводные выгородки, располагавшиеся в надстройке за каждым из контейнеров. При первых же пусках выяснилось, что двигатели «задних» ракет глохли, захватывая отработанные газы «передних» ракет – пришлось перепрофилировать газоотводные выгородки. Залп осуществлялся в строгой последовательности (соответственно из ТПК №№ 6-3-2-5 4 1). Время после всплытия лодки до пуска первой ракеты составляло около четырех минут, а подготовки и пуска всех шести ракет – 12,5 минут.

Необходимость размещения на АПЛ пр. 659 аппаратуры и оборудования, необходимых для повседневного обслуживания, предстартовой подготовки и запуска КР, привела к увеличению длины прочного корпуса (и соответственно длины всего корабля) на 3,8 м по сравнению с АПЛ пр. 627А. Корабли также различались между собой торпедным вооружением. На лодке пр. 659 торпедное вооружение предназначалось исключительно для самообороны, и поэтому было ограничено четырьмя 533-мм (в носовой оконечности) и четырьмя 400-мм ТА (два из которых были установлены в кормовой оконечности). Сократился торпедный боезапас. Общее расположение механизмов, оборудования и энергетической установки пр. 659 и пр. 658 было чрезвычайно близко, несмотря на разницу в количестве отсеков. Так, например, четвертый отсек пр. 659 был полностью аналогичен пятому отсеку пр. 658, пятый – шестому и т.д.

АПЛ пр. 659 обладала большой шумностью из-за высоких виброактивности механизмов АЭУ, частоты вращения гребных винтов, наличия развитых надстроек, насыщенных плохообтекаемыми газоотводными выгородками, контейнерами и механизмами. Легкий корпус из маломагнитной стали получал коррозионные повреждения в виде многочисленных трещин.

КР П-5 обладала целым рядом недостатков: малой точностью стрельбы; уязвимостью от средств ПРО; чувствительностью к погодным условиям (температуре воздуха, направлению и силе ветра) и невозможностью осуществлять полет над местностью сложного рельефа (например, над горами). Попытки улучшить боевые качества ракеты путем установки доплеровского измерителя пути и сноса ракеты (соответственно комплексы П-5Д и П-7) не дали желаемых результатов, и уже в 1966 г. все модификации комплекса П-5 сняли с вооружения. В 1966-1967 гг. в ЦКБ-18 под руководством Н.А. Климова велись проработки по пр. 659А – модернизации пр. 659под ПКРК П-6. Как оказалось, пр. 659 не мог быть модернизирован подобным образом – не хватало длины ПК, требовалось установить систему «Аргумент» и комплекс «Успех», полностью перестроить легкий корпус и пр. Тогда их решили переоборудовать по пр. 659Р – в корабли-ретрансляторы комплекса средств радиосвязи. Работы над этим проектом также велись в ЦКБ-18 под руководством Н.А. Климова. Однако в первом квартале 1968 г. их прекратили ввиду отсутствия военной целесообразности. В конце концов, было принято решение о переоборудовании кораблей пр. 659 в торпедные АПЛ пр. 659Т. Соответствующие работы провели в 1963-1976 гг. на СРЗ «Звезда» при участии специалистов завода «им. Ленинского Комсомола».









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх