Загрузка...


ПТЕНЦЫ МОРСКОЙ "ОРЛИЦЫ" - Первые палубные самолеты российского флота


Первым импульсом к появлению авианосцев и корабельных самолетов послужило стремление связистов как можно скорее доставить почту адресатам. Приоритет принадлежит команде английского парохода "Крейзерин Аугусто", на корме которого соорудили площадку из досок для взлета аэроплана.

В России первая попытка "по приспособлению корабпей для действия гидропланов в море" состоялась в 1913-м на Черном море. В том году началось переоборудование транспортного судна "Днепр" для размещения на борту аэропланов. На судне соорудили деревянный ангар, установили необходимое оборудование для спуска гидросамолетов на воду и подъема на борт после полета.

Но первые результаты полетов оказались далеко неутешительными: спуск машин на воду и подъем на борт занимали слишком много времени. Кроме того, такие операции редко обходились без поломок летательных аппаратов. Первая попытка создания авианесущего корабля показала, что самым подходящим самолетом для него оказалась американская летающая лодка "Кертисс".

Заинтересованность в оснащении кораблей самолетами проявили и на Балтике. В Морской генеральный штаб в конце 1913-го представили программу "О развитии корабельной авиации и постройке специальных кораблей для гидросамолетов". Этой программой предусматривались дальнейшие опытные работы на транспорте "Днепр" и предлагалось размещать на строящихся легких крейсерах по одному гидросамолету на палубе.

Идеи авианесущего корабля и использования летательных аппаратов в военных целях возникли на Западе почти одновременно. Идею авианосца, например, подробно описал французский изобретатель К.Адер еще в 1909-м.

Мысль русских передовых офицеров также работала в этом направлении. Одним из первых был выдающийся морской летчик, зачинатель морской авиации в России, инженер-кораблестроитель Лев Мациевич. В докладной записке в 1909-м в адрес начальника Морского генерального штаба он писал, что самолет способен вести разведку над морем и осуществлять связь между кораблями и берегом, базируясь на судне. Он предлагал построить корабль, рассчитанный на базирование 25 самолетов.

Во второй записке Мациевич уточнил устройство авианесущего корабля, способы старта и посадки самолета. Кроме того, Лев Макарович высказал идею создания морского самолета на поплавках. Реакция Морского генерального штаба на это предложение была положительной, но неожиданная гибель Мациевича в авиационной катастрофе не позволила реализовать идею на практике.

Прошло более двух лет, прежде чем идея Мациевича о создании авианесущего корабля в России стала претворяться в жизнь. Параллельно велись работы по созданию корабельного самолета. Этой проблемой занимались морской летчик лейтенант П.Ваксмут и корабельный инженер по авиационной службе Балтийского флота П.Шишков. И вновь неудача: в 1913-м в авиационной катастрофе, происшедшей при испытании гидросамолета И.Сикорского "Гидро", Ваксмут погиб, а Шишков получил серьезные травмы. Программа создания авианесущих кораблей затянулась.

Прежде чем окончательно решить, какие авианесущие корабли и палубные самолеты спедует строить. Морской генеральный штаб, довольно подробно проанализировав опыт своего и зарубежных флотов, пришел к заключению, что создание авианосцев считать преждевременным, а принять" за правило,что гидросамолет, выполнивший свою задачу и возвратившись к кораблю, всегда должен садиться на воду и быть поднят на корабль с воды".

Тем не менее указывалось, что "также заслуживает внимание и проект инженера Шишкова по проектированию судна водоизмещением около 3000 т с ходом в 30 узлов, на палубе которого в специально устроенных ангарах можно помещать четыре аэроплана, два из них вполне готовых к полету".

Интересно заметить, что суть проекта Шишкова заключалась в использовании высокой скорости корабля для взлета аэроплана без разбега. В итоге морское ведомство посчитало целесообразным переоборудовать под носители гидросамолетов транспорты, а не боевые корабли. На Черном море решили использовать для этих целей однотипные суда "Николай I" и "Александр I".

Эти транспорты имели длину 120 м, ширину 15,6 и скорость хода 14 узлов, водоизмещение 9200 т. Каждый из них мог брать на борт 6-8 летающих лодок "КертиссМ".

Американская летающая лодка "Кертисс М", производства 1913 г., имела длину 8,8 м, размах крыла - 8,7 м, полетную массу до 843 кг, максимальную скорость - 96 км/ч, потолок 2000 м и продолжительность полета - 3.5 ч. По конструкции "Кертисс М" представляет собой трехстоечный биплан с элеронами, подвешенными между верхним и нижним крыльями, с двигателем "Кертисс" мощностью в 85 л.с.

Россия закупила 75 гидросамолетов этого типа, из которых 20 собрали на Черном море и несколько - на Балтийском. Остальные так и не были собраны из-за плохого качества двигателей. Но уже в начале 1916-го американские летающие лодки заменили отечественными Д.П. Григоровича М-5 и М-9.

1 августа 1914-го Германия объявила войну России. В тот же день к личному составу Балтийского флота обратился командующий флотом Эссен, призвав моряков исполнить свой священный долг - защитить Родину. Сил у России имелось достаточно: из всех вступивших а войну стран наиболее многочисленной по количеству боевых самолетов была русская военная авиация, насчитывавашая до 250 самолетов с подготовленными летчиками и техническим составом. Самолеты отечественных конструкций составляли около 30%.

Большинство машин иностранных конструкторов производилось на российских заводах. Но двигатели использовались, в основном, иностранного производства, которых всегда не хватало, что лимитировало отечественное самолетостроение на протяжении всей войны.

Между тем русские авиаконструкторы за годы войны сделали немало в опытном самолетостроении. Только в 1916-м они создали свыше 60 образцов сухопутных и морских самолетов. И по общему уровню технология самолетостроения в России была достаточно высокой.

Русское военно-морское ведомство приобретало, в основном, самолеты французского производства: "Вуазен-Канар", "Моран", двухпоплавковый "Депер-Дюссен", "Фарман". "Доннэ-Левек", "Кодрон-амфибия","Телье", FBA и американские "Кертиссы" нескольких типов.

На Балтийском флоте для переоборудования под авиатранспорт выбрали пароход "Императрица Александра" водоизмещением 3800 т и скоростью хода - 12 узлов. Корабль вступил в строй в 1915-м. Впоследствии авиатранспорт получил название "Орлица". На нем имелось два ангара для четырех самолетов, а пятый находился в трюме в разобранном виде. В кормовой части судна размещались мастерские с оборудованием для среднего ремонта аэропланов. Спуск и подъем гидросамолетов осуществлялся двумя стрелами, установленными на мачтах.

На авиатранспорте, как и на любом боевом корабле, имелось и артиллерийское вооружение: шесть зенитных орудий калибра 75 мм и четыре пулемета. Кроме того, на "Орлице" была и своеобразная защита от налетов вражеской авиации: над центральной, наиболее уязвимой частью корабля, была натянута сеть, предохраняющая машинное и котельное отделения от падающих авиабомб.

Главным же оружием авиатранспорта были летающие лодки-бипланы французского производства FBA, а впоследствии отечественные М-5 и М-9. FBA производства 1913-го имела длину 8 м, размах крыла 13,7 м, полетную массу 840 кг. Гидросамолет с двигателем "Гном-Моносупоп" мощностью 100 л.с. Максимальная скорость -105 км/ч.

В начале войны деятельность балтийской морской авиации ограничивалась ведением разведки на море и обеспечением связи. Но по мере накопления опыта, летчики стали все чаще наносить удары по кораблям и береговым объектам противника, вести корректировку огня корабельной артиллерии и прикрывать с воздуха свои корабли.

Хотя на Балтийском флоте имелось всего 9 разнотипных самолетов, морские пилоты в 1915-м начали участвовать в обеспечении некоторых операций флота. Так, в апреле 1915-го корабли противника в составе крейсера и трех миноносцев вошли в Рижский залив и подвергли обстрелу береговые объекты русских войск. Российские корабли из-за сложной ледовой обстановки не смогли своевременно прибыть в Рижский залив и только морская авиация противостояла противнику. Безусловно, причинить значительный ущерб врагу тогдашние аэропланы не могли, но своим появлением сковывали его действия.

К июлю 1915-го в боевом составе авиации Балтийского флота насчитывалось около 30 разнотипных аэропланов, четыре из них базировались на авиатранспорте "Орлица".

Командование флотом, правильно оценив роль авиации в борьбе на море, в ходе войны наращивало боевую мощь нового вида оружия. Аэропланы стали вооружать пулеметами, количество самолетов увеличивалось, и к 1916-му морская авиация на Балтике превратилась в реальную силу. С апреля по сентябрь балтийские летчики совершили 163 боевых вылета, преимущественно на разведку в различные районы Балтийского моря и в устье Финского залива, наносили бомбовые удары по кораблям, аэродромам и другим объектам противника.

Практически вся боевая деятельность балтийской авиации проходила в условиях активного противодействия превосходящих сил противника. Особенно интенсивно действовала немецкая авиация по нашим аэродромам. На некоторые из них были совершены 5-7 налетов. При отражении атак вражеской авиации балтийские летчики провели 19 воздушных боев, сбив семь самолетов противника и три повредив.










Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх