Загрузка...


ШТУРМ СТРАТОСФЕРЫ - О драматических страницах отечественного воздухоплавания



На снимке: В.А.Чижевский (в центре) и Г.А.Прокофьев у гондолы стратостата «СССР».


Утро 18 сентября 1937-го в Подмосковье выдалось на редкость тихим. Казалось, сотрудников авиационного завода имени Горбунова нельзя было удивить полетами аэростатов воздухоплавательного дивизиона полковника Прокофьева. Но то, что предстало перед их глазами, было поистине фантастично.

Огромная, серебрившаяся в лучах восходящего солнца, оболочка стратосферного аэростата "СССР-3" медленно поднималась ввысь, унося с собой трех смельчаков аэронавтов. Но вот он стал замедлять свой "бег", завис и, набирая скорость, "посыпался вниз". Невольные свидетели увидели, как экипаж поспешно освобождался от балласта, пытаясь замедлить падение. Но предотвратить аварию аэронавты не смогли, и гондола с треском рухнула на заводской стадион.

Долгие годы мы знали лишь об одном трагическом случае - гибели стратостата "Осоавиахим" в январе 1934-го. Но и здесь нам не рассказали всю правду.

В СССР стартовало шесть пилотируемых стратостатов, из них лишь один, самый первый "СССР", слетал успешно, полностью решив все поставленные перед ним задачи. Заслуга в этом, в значительной степени, принадлежит двум братьям Николаю и Владимиру Чижевским, под чьим руководством создавались оболочка и гондола. Успех был колоссальный. Но, как известно, эйфорию побед очень часто сопровождают неудачи. И первой из них стал полет "Осоавиахима".

В 1934-м в Бюро особых конструкций (БОК) под руководством В.А.Чижевского, по заданию ВВС, началось проектирование стратостатов "СССР-2" и "СССР-3" для полетов на высоту до 30 км.

Предполагалось, что на «СССР-2» аэронавты достигнут максимальной высоты, при этом они проведут исследования физических свойств атмосферы, уточнят теорию полета и правила техники пилотирования. Во втором полете на «СССР-3» высота планировалась меньше, что позволяло снизить риск и увеличить вес научного оборудования.

"СССР-2" с оболочкой от «СССР-бис» так и не полетел, а вместо него подготовили "СССР-бис" с оболочкой от "СССР", ставший фактически его дублером.

Главным отличием нового аппарата была гондола с парашютом, размещенным в коробе на его внешней поверхности. Перед полетом парашют испытали при сбросе тяжелой бомбы с самолета ТЕ-3. Для экипажа предусмотрели и индивидуальные парашюты, что, как увидим позже, очень пригодилось.

В июне 1935-го профессор А.Б.Вериго, инженер Ю.Т.Припуцкий (сотрудник научно-исследовательского отдела воздухоплавательного дивизиона) и командир экипажа К.И.Зилле поднялись на высоту 16000 м. В официальном сообщении говорилось, что полет, проводившийся с целью изучения космических лучей, закончился успешно. Но в действительности все было не так.

Из доклада Алкснису. "После вполне нормально протекающего подъема стратостата на высоту 16000 м начался форсированный спуск, вызванный частичным разрушением нижней части оболочки. На высоте 4000 м командир Зил-ле приказал покинуть кабину Вериго и Прилуцкому на парашютах. Был сброшен балласт. Зилле для сохранения достижений полета, продолжал спуск на оболочке, находясь на лестнице, снаружи кабины и безукоризненно приземлился. Приборы целы".

Уже после полета комиссия Эйдемана констатировала, "что одной из многих причин пожара могли быть не изученные до настоящего времени явления атмосферного электричества и электризации ткани". Подводя итоги полета, в проекте приказа наркома обороны говорилось: "26 июня 1935 года был совершен третий в СССР полет в стратосферу на стратостате "СССР-бис". Правительство и партия отметили большое научное значение этого полета, спокойствие и отвагу, проявленные в трудных условиях полет".

Экипаж наградили орденами Ленина. Представили к награде и наземный состав, обеспечивавший подготовку стратостата. Но вскоре на стол начальника ВВС РККА Алксниса легла записка за подписью начальника 7-го отдела УВС Хрусталева: "Считаю, что дополнительно награждать кого-либо из земных работников за неудачный полет в стратосферу не следует. Катастрофы не произошло, но это только благодаря находчивости самого экипажа, за что они и награждены".

К в сентября ожидалась полная готовность к полету стратостата СССР-3. Его двухслойная оболочка объемом 157000 м\ сшитая из шелковой ткани комбината "Красная роза" с химической обработкой, должна была поднять аэронавтов Прокофьева, Семенова и Прилуцкого на высоту 25-27 км. Общий вес стратостата - 4274 кг

Первоначально проектом предусматривалась постройка оболочки объемом 500000 м3, предназначавшейся для подъема аппарата на высоту 30-31 км. Гондолу БОК-9, созданную в "Бюро особых конструкций" под руководством В.А.Чижевского, снабдили шлюзом для предполагаемого выхода в стратосферу аэронавта в скафандре, аэродинамическим стабилизатором с уложенным в нем гондольным парашютом на случай возникновения аварийной ситуации.

По оценкам метеорологов, наиболее предпочтительные места старта были вблизи Пензы, а также в городах Энгельсе и Вольске Саратовской области, но старт задержали почти на два года, 14 мая 1937-го СССР-3 подготовили к полету. но "поймать" штиль не удалось. Дело в том, что высота стратостата перед стартом достигала 150 м и при ветре 1,5-3 м/сек его просто опрокидывапо.

Чтобы отстартовать «СССР-3» В.А.Чижевский предложил нижнюю часть оболочки уложить в специальный короб над аэродинамическим стабилизатором гондолы. Таким образом, уменьшалась высота стратостата и снижались ограничения по ветру. В дополнение к этому гондола устанавливалась на тележку с колесным ходом для транспортировки по земле.

28 июля, после получения разрешения И.В.Сталина, К.Е.Ворошилов дал добро на полет. «СССР-3» стартовал в 7 часов 50 минут с летного поля воздухоплавательного дивизиона в Кунцево. При старте применили амортизационную систему с тормозным приспособлением для сокращения высоты стратостата и спуск нижней части оболочки в воздухе после приведения в нормальное его состояние подвесной системы. На высоте 700-800 м, в процессе роспуска амортизационного устройства, произошпо самопроизвольное вскрытие разрывного приспособления.

При приземпении экипаж, получивший серьезные ушибы и ранения, отправили в Кремпевскую больницу. Особенно пострадали Семенов (начальник кафедры воздухоппавания Военновоздушной академии) и Прилуцкий. Алкснис, прибывший вскоре в Кунцево, увидел гондолу, стоящую на сломанном амортизаторе, и оболочку в перевернутом виде.

Впоследствии комиссия сделапа вывод: "Старт был организован плохо. Работа "прыгунов" (небольшие аэростаты для обследования оболочки после наполнения ее газом - прим. авт.) шла в очень нервной обстановке. Один из "прыгунов" оторвался от шара и спустился по стропе, другой уронил нож, слегка повредив оболочку, - в общем это также могло отразиться на разрывном приспособлении".

Третьим членом экипажа аэростата "СССР-3", как уже говорилось, был Г.А. Прокофьев. Судя по документам, ранение, полученное Георгием Алексеевичем, нарушило его психику. В итоге, спустя два месяца, его отстранили от должности. Затем последовали репрессивные меры за связь с "врагами народа" и исключение из рядов ВКП(б).










Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх