Загрузка...


" Пешки" над морем

В составе ВВС трех флотов, приступивших к активным боевым действиям с первого дня войны, бомбардировочная авиация была представлена, главным образом, самолетами СБ, ДБ-ЗБ и ДБ- ЗФ, относительно тихоходными и со слабым оборонительным вооружением (только пулеметами ШКАС калибра 7,62 мм). Две трети экипажей морских бомбардировщиков имели хорошую летную подготовку, позволявшую летать днем в сложных метеоусловиях и наносить бомбардировочные удары в составе подразделений и частей. Оставшаяся треть – выпускники летных школ, закончившие обучение в 1940 г. Эти экипажи из-за хронической нехватки горючего и неважной погоды зимой и весной 1941 г., как правило, летали мало и могли действовать лишь в простых метеоусловиях "в составе звена по сигналу и примеру ведущего".

Первые пять пикирующих бомбардировщиков Пе-2 прибыли в 40-й бап Черноморского флота в день начала войны с Германией. Спустя три дня полк получил еще пять "пешек". На Северном и Балтийском флотах такие машины в очень ограниченном количестве появились в июле 1941 г., однако, вплоть до конца года их можно было пересчитать по пальцам одной руки. ВВС Тихоокеанского флота свою первую "пешку" получили лишь в ноябре 1941 г.

В дальнейшем пополнение бомбардировочных авиаполков флота пикирующими бомбардировщиками, по-видимому, было ограничено следующими соображениями. На северном фланге советско-германского фронта, в первую очередь, требовались дальние истребители для прикрытия союзных конвоев и дальние бомбардировщики-торпедоносцы, способные наносить удары по кораблям с применением относительно крупнокалиберных бомб (не менее 250 кг) и торпед. Летные экипажи бомбардировочных полков не имели опыта боевого применения с пикирования, эффективность такого способа нанесения ударов по морским целям еще не была подтверждена практикой. В связи с этим первое время "пешки" в ВВС Северного флота использовались почти исключительно для разведки. Но имели место и удачные бомбардировочные удары, как, например, налет на неприятельские транспорты в районе Киркенеса 21 июля 1941 г. По отчету штаба ВВС в этот день Пе-2 удалось повредить два вражеских корабля, но послевоенные данные подтверждают лишь поражение бомбой транспорта "Вансбек" грузоподъемностью 2388 брт.

В результате стремительного продвижения немецких и финских войск на ленинградском направлении аэродромная сеть ВВС Балтийского флота резко сократилась. После стабилизации линии фронта немецкое командование сделало ставку на блокирование флота в восточной части Финского залива, и это решение, надо сказать, оно сумело провести в жизнь. Морские перевозки в радиусе досягаемости "пешек" противник ограничил, а на маршрутах выхода к морю краснозвездные самолеты, как правило, не располагавшие прикрытием, встречали немецкие истребители. В связи с этим роль бомбардировщиков Пе-2 и на этом театре войны на море не могла быть большой, особенно учитывая вовлеченность авиации флота в сражения на сухопутном фронте. К началу 1942 г. Северный флот располагал всего двумя, а Балтийский – одной исправной "пешкой".

Иначе ситуация складывалась на Черном море. Здесь "непотопляемый авианосец" Крым и главная база флота Севастополь долгое время обеспечивали возможность борьбы как с неприятельскими кораблями и судами, так и нанесение ударов по румыно-немецким войскам в приморских районах. Черноморские "пешки" участвовали в налетах на военно-морскую базу Констанца, нефтяные объекты Плоешти, они бомбили крупнейший в Румынии Черноводский мост и активно способствовали оборонительным операциям на сухопутном фронте.

В сентябре – декабре 1941 г. немногочисленные Пе-2 из 40-го бап наносили удары по войскам немецкой 11 -й армии, рвавшимся к Севастополю. Дело дошло до того, что 9 сентября маршал Кулик изъял из подчинения командования флота его бомбардировочную авиацию и передал ее командиру 7-го стрелкового корпуса Батову. Экипажам бомбардировщиков в этот период было приказано выполнять по пять боевых вылетов в день!


Летчик М. Белоногов перед Пе-3 из состава 95-го иап ВВС Северного флота


Бомбы в упаковке подкатывают к Пе-2, Северный флот, зима 1941-42 годов.


Столь напряженные задания приводили к перегрузке, большой утомляемости летного состава и неоправданным потерям. Недостаточная согласованность в действиях прикрывающих истребителей и наносивших удары бомбардировщиков также оказывала негативное воздействие. Так, в период обороны Перекопа шестерка пикировщиков Пе-2 капитана Чеботарева под прикрытием 12 истребителей бомбардировала артиллерийскую батарею противника. На отходе группа была атакована пятеркой "мессершмиттов", в бой с которыми постепенно ввязались все советские истребители. Очевидно, что отвлечение входило в план немцев: еще одна группа Bf 109F внезапно атаковала оставшиеся без прикрытия бомбардировщики и в течение 5-7 минут сожгла все шесть машин.

Вместе с тем, имелись примеры и противоположного по результатам исхода боев "пешек" с воздушным противником. Так, 30 сентября семь Пе-2 в сопровождении пятерки ЛаГГ-3 нанесли удар по румынским позициям в районе Одессы. С горизонтального полета было сброшено 20 ФАБ-100 и 34 ФАБ-50, наблюдались прямые попадания в два танка и места скопления пехоты. В районе цели группу атаковали "мессершмитты", но дружным огнем стрелков и успешными действиями пилотов ЛаГГов нападение удалось отбить. Немцы потеряли два истребителя, все советские самолеты вернулись домой.

Не менее успешно действовали экипажи 40-го бап 10 октября 1941 г. В этот день шестерка Пе 2 под прикрытием 12 И-16 и 2 Як-1 с пикирования нанесла удар по танкам, артиллерии и войскам противника в районе Армянска. Несмотря на сильное противодействие, наша группа потерь не имела. При сомкнутом строе бомбардировщиков вражеские истребители, опасаясь поражения сосредоточенным огнем стрелков, прекращали атаки на дальностях 500-800 м, при этом вероятность уничтожения "пешки" оказывалась очень невысокой. В этот период боев стала заметной закономерность: группы Пе-2 в составе девятки нзсли потери только в тех случаях, когда отдельные самолеты по тем или иным причинам отрывались от строя.

Чаще всего такие машины попадали под удар немецких истребителей и сбивались ими. В период осенне-зимних боев за Севастополь на двух его аэродромах практически постоянно базировались от семи до десяти "пешек" из состава особой авиагруппы. Близость линии фронта заставила изменить тактику ударов по войскам противника и его ближайшим тылам. Взлетающие Пе-2 уходили в море, где они вне видимости с берега набирали заданную высоту. После этого, пользуясь хорошим знанием района боевых действий, они внезапно появлялись над целями, наносили удар с пикирования или крутого планирования и на повышенной скорости уходили на свой аэродром. В этих условиях пикировщики практически не нуждались в истребительном прикрытии, поскольку скоротечность удара и большая скорость при отходе не оставляли противнику шансов на перехват.

Следует подчеркнуть, что действия бомбардировщиков ДБ-3, в отличие от "пешек", в это период приходилось обеспечивать значительными нарядами своих истребителей.

Одним из наиболее известных летчиков авиации Черноморского флота, в числе первых освоивших Пе-2, был командир эскадрильи 40-го бап майор А.П. Цурцумия, впоследствии получивший звание Героя Советского Союза. Еще в июле 1941 г. он принимал участие в дерзком налете на нефтяные объекты Плоешти, а затем водил в бой "пешки", взлетавшие с севастопольского аэродрома. По состоянию на 1 января 1942 г. ВВС Черноморского флота располагали шестнадцатью бомбардировщиками Пе- 2, восемь из них базировались в Севастополе.

Учитывая хорошие разгонные характеристики самолета даже при пологом снижении, в конце 1941 г. экипажи черноморских "пешек"-разведчиков научились применять новый противозенитный маневр, основанный на плавном увеличении скорости в ходе фотографирования. Суть его заключалась в следующем. К моменту подхода к зоне зенитного огня цель удерживалась на курсовом угле 40-60°, а затем осуществлялся резкий вираж и вывод машины на боевой курс с незначительным снижением,

Одновременно моторам давался полный газ. В результате такого маневра скорость самолета плавно росла, и все разрывы зенитных снарядов ложились позади. После окончания боевого курса выполнялся энергичный противозенитный маневр с уходом либо в сторону солнца, либо в море.


Экипаж А. А. Гнедого, 40-й бап ВВС Черноморского флота


Заметное пополнение в виде двадцати "пешек" в начале марта 1942 г. получил Северный флот. Сюда прибыл 95-й иап майора А.В. Жатькова, переданный из состава ВВС Красной Армии. Полк, вооруженный тяжелыми истребителями Пе-3, в течение месяца знакомился с районом боевых действий. В предвидении прихода на Север очередных конвоев союзников (19 апреля в Мурманск прибыли пять судов из каравана PQ-14, а 6 мая – 20 судов из состава конвоя PQ-15) командованием ВВС СФ было принято решение о нанесении ряда ударов по неприятельским аэродромам.

Важную роль в осуществлении этих ударов сыграл 95-й иап. Так, 4 апреля 1942 г. 14 Пе-3 в варианте бомбардировщиков под прикрытием 33 истребителей "Харрикейн" атаковали аэродром Луостари. Удар был нанесен с горизонтального полета с высот 2700-3500 м, по докладам экипажей на стоянках сгорели 12 вражеских истребителей, а еще 6 удалось сбить истребителям сопровождения. Цена успеха оказалась невысокой – один потерянный "Харрикейн" и один поврежденный Пе-3. К сожалению, попытка повторить этот удачный налет, на аэродром Хебугтен, стоила много дороже. Уже отбомбившись, семерка Пе-3, на этот раз действовавшая без истребительного прикрытия, попала под удар большой группы "мессершмиттов". Пять "пешек" были сбиты, одна совершила вынужденную посадку, но и немцы по признанию пленного летчика из 5-й истребительной эскадры потеряли на аэродроме шесть машин, а еще до 20 самолетов получили повреждения.

В апреле-мае 1942 г. Пе-3 из 95 го иап нанесли ряд ударов по кораблям противника, добившись, как следовало из докладов экипажей, заметных успехов. Но послевоенные данные не подтверждают потопления миноносца и транспорта. Однако в то время командование не располагало данными о реальной эффективности выполненных самолето-вылетов и, принимая во внимание боевые отчеты полка, приняло решение о наращивании авиационной группировки ВВС Северного флота. Этому способствовал также и печальный инцидент с конвоем PQ-17, сильно пострадавшим от ударов немецкой авиации и подлодок.

В июне-июле 1942 г. на Северный флот прибыла Особая морская авиационная группа (ОМАГ) резерва Главного Командования в составе двух истребительных, двух бомбардировочных и морского торпедоносного авиаполка. Бомбардировочные полки (28-й и 29-й) полной штатной численности имели по 20 Пе-2 каждый. Кроме того, в состав ОМАГ по личному указанию Сталина должны были влиться три полка двухмоторных истребителей Пе-3. С целью их ускоренного комплектования пришлось использовать бомбардировочные полки ВВС Красной Армии, проходившие переучивание и доукомплектование в запасных полках на самолеты Пе-2 весной-летом 1942 г. Часть истребителей Пе-3 перегонялась с иркутского завода № 39 экипажами 13-го бап, а недостающие пришлось изъять из разведывательных частей ВВС и 9-го лидерного бап. В начале сентября 1942 г. два полка из трех – 13-й майора В.П. Богомолова и 121-й майора Мирошниченко прибыли на северные аэродромы и вошли в состав ОМАГ. Начиная с 16 сентября самолеты 95-го иап и 13-го бап подключились к прикрытию с воздуха очередного союзного конвоя PQ-18, подвергавшегося непрерывным атакам подлодок и авиации противника. В зоне ответственности ВВС СФ конвой потерял только один транспорт, а до этого зоне ответственности англичан на дно ушли 12 судов.

Последний из трех запланированных полков Пе-3 (603-й бап майора Чуба) задержался по причине нехватки техники, а в октябре его судьба в связи с расформированием ОМАГ изменилась. Полк надолго задержался в зап, а в начале 1943 г. был расформирован. Таким образом, в течение июля-сентября в состав ВВС Северного флота без учета пополнения "россыпью" влилось не менее 80 Пе-2 и Пе-3. К сожалению, не добившись ярких успехов, эта группировка уже к декабрю из-за потерь уменьшилась наполовину. Сдав технику в другие полки, в ноябре покинули флот 13-й бап (полк был переучен на бомбардировщики А-20 и в 1943 г. продолжил боевые действия в составе ВВС Черноморского флота) и 28-й бап (на его базе была сформирована 28 я отдельная эскадрилья разведчиков ВВС Северного флота). В составе 95 го и 121-го авиаполков на 1 декабря 1942 г. числились 29 Пе-3, а в 29-м бап – 14 Пе-2.

Следует отметить, что помимо Севера двухмоторные истребители Пе-3 в небольших количествах (до 10 единиц) имелись на вооружении авиации Черноморского флота. Так, например, 23 сентября 1942 г. пара Пе-3 майора Гореч- кина, прикрывая транспорты на участке Туапсе-Геленджик, в течение 20 минут вела воздушный бой с четверкой Bf 109. Сбив один истребитель противника, майор Горечкин получил ранение в ногу, но сумел довести подбитую машину до аэродрома Лазаревское. Вторая "пешка" также была подбита, и ее экипаж вынужден был покинуть самолет с парашютами.

Основной заботой ВВС Балтийского флота в 1942 г. (как, впрочем, и на Черном море) являлась борьба с сухопутным противником. Удары наносились по переднему краю и ближайшим тылам противника, при этом ведущую роль играли отнюдь не бомбардировщики, а штурмовики Ил-2. В мае 1942 г. 73-й бап полковника Крохалева располагал всего одной "пешкой", а черноморский 40-й бап имел десяток Пе-2. Немногочисленные бомбардировщики этого типа часто использовались в качестве дневных разведчиков (до формирования специализированных разведывательных эскадрилий – 26-й ораэ на Балтике и 27- й ораэ для Черноморского флота), поскольку подобное применение СБ или ДБ-ЗФ при полном господстве истребителей противника казалось самоубийственным занятием. Командование ВВС Черноморского флота в 1942 г. вообще отказалось от полетов днем на сухопутном фронте всех других типов ударных самолетов кроме Ил-2 и Пе-2.


Один из экипажей 73-го бап.


Немногочисленные флотские "пешки" сыграли важную роль в ходе тяжелейших оборонительных сражений в Крыму и на Северном Кавказе, иной раз выполняя в день по пять-шесть боевых вылетов.

Помимо борьбы с наступающими мотомеханизированными частями вермахта, авиация Черноморского флота широко привлекалась к нанесению ударов по аэродромам противника. Исключительно любопытную операцию, граничившую с авантюрой, осуществили в ночь на 24 октября 1942 г. Накануне вечером экипаж самолета Пе-3 из 27-й ораэ произвел аэрофотосъемку аэродрома Майкоп, где были обнаружены 28 Bf 109, 4 Ju 88 и 7 связных и транспортных самолетов. В период с 22 ч 30 мин до полуночи по аэродрому наносили удары отдельные бомбардировщики ДБ-ЗФ и штурмовики И-15бис, подавившие прожектора и частично – огонь зенитной артиллерии и пулеметов. В 23 ч 30 мин над аэродромом на высоте около 600 м прошли два транспортных самолета, сбросивших парашютный десант. С Пе-84 высадилось 15 парашютистов- диверсантов (трое струсили и отказались прыгать), второй самолет, типа ТБ-3, был подожжен на боевом курсе. Прежде, чем он ударился о землю и сгорел, его успели покинуть с парашютами 8-10 десантников. В полной мере подавить противодействие противника ударами с воздуха не удалось. Парашютисты еще в воздухе подверглись жесточайшему обстрелу с земли, но все же сумели частично выполнить боевую задачу. Совместными усилиями бомбардировщиков, штурмовиков и диверсионных групп капитанов Орлова и Десятникова удалось сжечь 12 и повредить 10 самолетов противника, что подтвердили фотоснимки, полученные экипажем разведчика Пе-3 в ходе утреннего облета аэродрома Майкоп.

Напряженные боевые действия, которые вела Красная Армия в период с осени 1942 г. по весну 1943 г., не позволили существенно нарастить численность "пешек" на Черноморском и Балтийском флотах. Так, на 1 января 1943 г. на Черном море имелось 6 Пе-2 и 5 Пе-3, а авиация Балтийского флота располагала всего 13 Пе-2. К середине года количество "пешек" на Балтике увеличилось до 34 в связи с развертыванием 15- го отдельного разведполка ВВС КБФ (на базе 27-й ораэ), а черноморская авиация располагала 14 Пе-2 и 2 Пе-3. На Северном флоте к этому моменту самолеты Петлякова (37 машин) остались только в составе 28-го орап, 29-го бап и 95-го иап.

После перелома, наступившего в результате летних сражений 1943 г., началось ускоренное наращива'ние ударной составляющей морской авиации. Особенно это коснулось ВВС Черноморского и Балтийского флотов, численность которых возросла примерно вдвое всего за полгода и была доведена до 400-500 боевых самолетов. Самыми быстрыми темпами увеличивалось количество штурмовиков. В бомбардировочную и разведывательную авиацию флотов наряду с "пешками" стали поступать американские самолеты А-20, широко известные под названием "Бостон" (эта неточность получила широкое хождение уже в послевоенный период в исторических обзорах и мемуарной литературе; в годы войны ленд-лизовские "английские" "Бостоны", отличавшиеся составом вооружения и оборудования, не путали с "исконно американскими" машинами А-20 вариантов В, С, G, J и К).

Пикирующие бомбардировщики Пе-2 стали все чаще применяться именно в качестве пикирующих, т. е. для поражения малоразмерных, прикрытых зенитной артиллерией целей. Так, в мае 1943г 73-му бап была поставлена задача: раз рушить железнодорожный мост через реку Нарва. Уничтожение узкого моста с применением фугасных бомб калибра 100-250 кг считалось очень сложным делом. По расчетам штурманской службы, для выполнения задачи путем бомбометания с горизонтального полета с высоты 3000-4000 м требовалось 1500 боевых вылетов "пешек". С пикирования мост поручили уничтожить шестерке воздушных снайперов. В течение недели экипажи тренировались на специально оборудованном полигоне. Первые три вылета группы из-за плохих метеоусловий и отказов техники не увенчались успехом. Лишь 21 мая шестерка "пешек", ведомая старшим лейтенантом Голубевым, под прикрытием 3 Як-7 и 4 Ла-5 сумела разрушить мост, добившись четырех прямых попаданий бомбами ФАБ 250. При отходе наши самолеты были атакованы истребителями FW 190, в ходе воздушного боя потери составили 2 Пе-2 и 2 Як-7. Однако основная задача была выполнена – снабжение противника по железнодорожной ветке Таллин-Гатчина прекратилось почти на месяц.

Начиная с 1944 г. ВВС трех флотов предпринимали все более широкомасштабные усилия преимущественно на морских направлениях. Этому способствовало значительное увеличение самолетного парка ВВС Красной Армии, которые теперь почти всегда справлялись с задачами "сухопутными" и не нуждались в помощи со стороны авиации флота. К числу наиболее ярких примеров боевого использования Пе-2 в этот период, безусловно, относится участие в потоплении немецкого крейсера ПВО "Ниобе" в финском порту Кртка 16 июля 1944 г.


Дважды Герой Советского Союза полковник В. И. Раков, командир 12- го гв. бап, в кабине своего Пе-2


Летом 1944 г. развитие событий на северном фланге Восточного фронта неумолимо вело к выходу из войны изнемогавшей в непосильной борьбе Финляндии. Одним из аргументов, способных ускорить принятие такого решения, являлось, с точки зрения советского командования, чувствительное поражение, нанесенное финской армии и флоту. Поэтому, когда 12 июля в Котке удалось обнаружить броненосец береговой обороны (у финнов оставался только один такой корабль – "Вяйнемяйнен"), все внимание разведки Балтийского флота оказалось приковано именно к нему. В тот же день корабль атаковали 30 Пе-2 из состава 12 гв. бап (бывшего 73-го бап), но безрезультатно. Крейсер ПВО "Ниобе" (реально объектом атаки был именно он, а не "Вяйнемяйнен") был переоборудован немцами из бывшего голландского броненосца береговой обороны "Гельдерланд" и обладал присущими кораблям этого класса внешними особенностями, что и послужило причиной ошибки при опознавании.

Вплоть до 16 июля погода препятствовала массированным действиям авиации. Решение задачи по уничтожению корабля было возложено на 12-й гв. бап с привлечением четырех топмачтовиков A-20G из 51-го мтап. Командир 12-го гв. бап Герой Советского Союза полковник В.И. Раков выделил для нанесения ударов две группы по 12 Пе-2, первую из них он возглавил лично. Кроме того, шестерка "пешек" предназначалась для демонстративного удара в интересах отвлечения внимания от топмачтовиков. В обеспечении действий ударных групп приняли участие 24 Ил-2 и свыше 70 истребителей.

16 июля в 16 ч 51 мин шестерка "илов" атаковала батареи малокалиберной зенитной артиллерии на островах Халаксаари и Тиутинен, спустя 6 минут вторая шестерка штурмовиков отбомбилась по зенитным батареям в порту. К этому моменту над целью барражировали две восьмерки Ла-5 на случай появления вражеских истребителей. Ударные группы Пе-2 с интервалом в одну минуту (экипаж одной из "пешек" второй группы вынужден был вернуться из- за отказа техники, поэтому в налете участвовало только 23 машины) атаковали "Ниобе" с пикирования бомбами ФАБ- 250, добившись не менее двух попаданий и ряда близких разрывов. К моменту появления топмачтовиков с крейсером ПВО было фактически покончено, но ведущий первой пары A-20G подполковник И.Н. Пономаренко решил добить полузатопленный корабль. Две бомбы ФАБ-1000, угодившие в него, превратили крейсер в груду металлолома. Ведущий второй пары топмачтовиков капитан И.В. Тихомиров атаковал транспорт, стоявший неподалеку от развалин "Ниобе", и также добился успеха. Лишь после возвращения самолета- разведчика Як-9 из 15-го орап, доставившего четкие снимки потопленного вражеского корабля, специалисты-де- шифровальщики флота, к неудовольствию командования, доложили, что уничтожен вовсе не "Вяйнемяйнен", а гораздо "менее привлекательный" "Ниобе".

Группировка "пешек" на Черном море к лету 1944 г. была значительно усилена и на 1 июня насчитывала 78 самолетов. Сюда был переброшен с Севера 29-й бап, получил пополнение и 40-й бап.

Эти полки вместе с 6-м иап на самолетах Як-9 и 43-м иап на "Аэрокобрах" были сведены в 13-ю Севастопольскую авиадивизию под командованием Героя Советского Союза полковника И.Е. Корзунова и приняли участие в массированном ударе по румынской военно-морской базе Констанца 20 августа 1944 г. В этот день по кораблям в порту и по береговым сооружениям отработали 59 Пе- 2, все они выполняли бомбометание с пикирования. Основные цели – румынские боевые корабли – "пешки" атаковали шестерками, сбрасывая бомбы по командам ведущего или (когда гавань еще не скрыли клубы дыма и пыли от разрывов) одиночно. По официальным данным ВВС Черноморского флота в этот день противник лишился миноносца, подлодки и двух десятков других кораблей и судов. Были повреждены 2 эсминца, 5 подлодок, вспомогательный крейсер, а также ряд транспортов.

Удар, нанесенный по Констанце, замечателен тем, что в нем участвовала авиадивизия в полном составе из четырех авиаполков (два бап и два иап), следовавшая к цели компактной группой в общем боевом порядке. Над целью самолеты дивизии находились всего 20 минут. Этот удар стал первым опытом применения массированных групп авиации не только на Черноморском флоте, но и в советской морской авиации в целом.

К осени 1944 г. основной накал боев для авиации флота переместился в Прибалтику. Выход из войны, а затем и "переориентация" Финляндии, Болгарии и Румынии по сути дела оставили в числе действующих лишь Балтийский флот. Здесь к началу 1945 г. в боевом составе числились 78 Пе-2. Началось наращивание количества "пешек" и на Дальнем Востоке: с 5 единиц, имевшихся на 1 января 1944 г., оно выросло до 52 машин к началу 1945 г. Оставалась значительной и группировка "пешек" на Черном море (80 машин), а вот в составе ВВС Северного флота на эту дату сохранились всего пять Пе-2.

Безусловно, наиболее известным и заслуженным полком морских "пешек" в годы войны стал 12-й гвардейский бомбардировочный авиационный Таллинский Краснознаменный ордена Ушакова полк (бывший 73-й бап), которым командовал Дважды Герой Советского Союза полковник В.И. Раков, а позднее – Герой Советского Союза майор К.И. Усенко. В марте-апреле 1945 г. полк принимал участие в борьбе за военно- морскую базу Пиллау, а затем – во взятии Кенигсберга. 9 апреля 1945 г. 27 Пе-2 из 12-го гв. бап бомбили вражеские корабли и суда в гавани Пиллау.


Пе-2Р на базе серии 105


Совместно с штурмовиками из 47-го шап им удалось потопить до восьми транспортов, танкер и два сторожевых корабля, еще большее число неприятельских судов получило повреждения. За период с 9 по 25 апреля по Пиллау в ходе пяти массированных налетов было совершено до 900 самолето-вылетов, из них 141 самолетами Пе 2. По данным штаба ВВС КБФ противник понес значительные потери: не менее 50 кораблей и судов были потоплены или получили повреждения.

Вместе с тем, следует отметить, что на всем протяжении войны с Германией пикировщикам флота так и не удалось потопить ни одного крупного боевого корабля класса "крейсер" или хотя бы "эсминец" в открытом море (как, впрочем, и другим родам авиации флота). А ведь на последнем этапе войны, когда немецкие тяжелые крейсеры "Принц Ойген", "Адмирал Хиппер" и карманный линкор "Лютцов" в отчаянной попытке противостоять быстрому продвижению Красной Армии в Прибалтике наносили удары по ее приморскому флангу и нередко находились "на расстоянии вытянутой руки" от советских аэродромов, для этого имелась вполне реальная возможность.

К началу августа 1945 г. в состав ВВС Тихоокеанского флота входили три полка "пешек": 33-й и 34-й бап из 10-й пикирующей бомбардировочной авиадивизии, и сформированный в мае 1945 г. отдельный 55-й бап. С учетом резерва и учебных частей флот располагал 167 Пе-2. Эти самолеты вместе со штурмовиками Ил-2, бомбардировщиками Ил-4, А-20 и Ту-2 в течение пары недель легко добили оказавшуюся в зоне их досягаемости часть японского флота, ослабленного англо-американцами в ходе многолетней войны.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх