Загрузка...


БОРИС САФОНОВ: ПОСЛЕДНИЕ БОИ


Юрий Рыбин Мурманск


Истребитель Р-40Е «Киттихок» 2 ГК АП, Лето 1942 г., аэродром 8аенга-1. (Фото из фондов музея Краснознаменного Северного Флота),


15 мая, после продолжительного перерыва, вызванного операцией по удалению an-пендицита, на новом истребителе Р-40Е с бортовым номером "10" поднялся в воздух гвардии подполковник БЖ Сафонов. А 30 мая он не вернулся из боевого вылета на прикрытие конвоя PQ-16. Мы расскажем о боях в небе Заполярья, ставших содержанием этих двух недель, а также о новых документальных свидетельствах, касающихся обстоятельств гибели Бориса Феоктистовича.

Уже больше месяца шли ожесточенные воздушные бои за господство в небе над Мурманском. В начале весны подразделения 5-й истребительной эскадры "Полярное море" (JG 5 "Eismeer") получили самолеты Bf 109F, превосходившие по основным характеристикам истребители, стоявшие на вооружении ВВС Северного Флота и 14-й Армии. Наша авиация, несмотря на количественное превосходство, несла тяжелые потери.

Потери были и во 2-м Гвардейском Краснознаменном Смешанном Авиаполку (2 ГК АП), возглавляемом Б.Ф. Сафоновым. 9 мая не вернулись с боевого задания три "Харрикейна". Летчики - гв. капитан А. А. Шведов и гв. сержант Н. А. Савин - погибли. На следующий день в воздушном бою над линией фронта были сбиты сразу шесть истребителей. Погибли гв. капитан Л. М. Мозеров и гв. старший лейтенант В. В. Кравченко, а гв. старший лейтенант С. Г. Курзенков получил тяжелое ранение.

В середине мая, несмотря на прекращение боевых действий на сухопутном фронте, интенсивность воздушных боев не уменьшилась. В Рейкьявке готовился к отправке очередной союзный морской конвой PQ-16, а в Мурманске формировался обратно в Англию конвой QP-12. По агентурным данным командованию 14-й Армии стало известно, что 17 и 18 мая

противник готовится нанести массированный торпедно-бомбовый удар по транспортам и кораблям в Кольском заливе. Командование Северного флота было вынуждено усилить противовоздушную оборону порта и города Мурманск.

На побережье Кольского залива были развернуты дополнительные зенитные позиции, корабли и транспорты были рассредоточены по всему заливу, вход в Екатерининскую гавань, где находилась Главная база Северного Флота, был закрыт противоторпедными сетями и бонами. Командующему ВВС Северного Флота было приказано организовать постоянный барраж истребительной авиации над Кольским заливом.

Рано утром 17 мая была объявлена тревога. Тринадцать Ju 88 в сопровождении девяти Bf 109 тремя группами пытались нанести бомбовый удар по городу, Вражеские самолеты, встреченные организованным зенитным огнем и истребителями Северного Флота, сбросили бомбы в воду в районе мыса Халдеев, каботажной пристани и железной дороги. Взрывной волной были повреждены электролиния и жилой дом, семь человек получили ранения.


Летчики 2 ГК АП у самолета P-4GE «Киттихок». Лето 1942 г., аэродром Ваенга-1, (Фото из фондов музея Краснознаменного Северного Флота). ; Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Северном морском театре. Выпуск 2. М. 1946, стр. 182.


Оружейники готовят к вылету «Харрмкейн» из состава ВВС Северного Флота. Лето 1042: г. (Фото из фондов музея Краснознаменного Северного Флота).


Борис Сафонов, вылетевший по тревоге на "Киттихоке" в составе девятки "Харрикейнов", в районе озера Кодъявр перехватил основную группу Ju 88 под прикрытием трех Bf 109, Ударная группа "Харрикейнов" связала боем "Месс ерш-митты", а группа Сафонова атаковала бомбардировщики,

Сафонов с дистанции около 300 м выпустил длинную очередь по "Юнкерсу". Воздушный стрелок бомбардировщика перестал вести огонь. Сблизившись почти вплотную, Сафонов дал еще несколько очередей. Ju 88 задымил и резко провалился вниз. Это была 17-я воздушная победа североморского аса в 208-м боевом вылете.

Летчиками 2 ГК АП было заявлено об уничтожении в этом бою двух Ju 83, Один сбитый "Юнкере" на свой счет записали и армейские летчики из 20 ГИАП и 197 ИАП, также участвовавшие в отражении налета.1 Наши потери: в бою был сбит гв. младший лейтенант И. С. Криворученко. Борис Сафонов вылетел на поиски летчика.

Немецкие источники подтверждают потерю 17 мая 1942 г. в районе Мурманска лишь одного бомбардировщика. С боевого задания не вернулся Ju 88А-4 WNr.2062 из 1-й эскадрильи 30-й бомбардировочной эскадры "Адлер" (1./KG 30 "Adler"). Экипаж самолета числится в списке без вести пропавших.

Кроме того, в групповом бою над Мурманском североморскими летчиками впервые в небе Заполярья был сбит Bf 109F-2. Немецкий летчик выбросился на парашюте и был взят в плен. Им оказался оберфелъдфебель Вилли Пфрангер (Ofw. Willi Pfranger), один из опытнейших летчиков 6./JG 5, воевавший на Мурманском направлении с самого начала войны. Борис Сафонов присутствовал на его допросе, где немецкий летчик охотно отвечал на все задаваемые ему вопросы, но держался очень самоуверенно и не хотел признавать того факта, что его сбили советские истребители, утверждая, что стал случайной жертвой своих. (В 1943 г. Вилли Пфрангера забросили в немецкий тыл в качестве диверсанта с целью угнать новейший Bf 109G, но бывший военнопленный, оказавшись на своей территории, сразу же сдался. После проверки и очной ставки со своим бывшим командиром майором Хорстом Карганико, он был восстановлен в правах и продолжил свою военную службу, правда, уже на другом театре военных действий.)

17 мая Борис Сафонов еще раз вылетал на перехват, но вражеские самолеты уклонились от боя и ушли на свою территорию. На следующий день в первой его половине три группы J и 88 общей численностью около 32 самолетов под прикрытием двадцати Bf 109 и Bf 110 нанесли удар по транспортным судам и кораблям, стоявшим на якоре в Кольском заливе. На перехват самолетов противника было поднято 37 истребителей. В воздушных боях нашими летчиками было заявлено об уничтожении восьми Ju 88 и трех Bf 110?, огнем зенитной артиллерии было сбито еще три J и 88. Полки ВВС 14-й Армии потеряли пять истребителей: три То-мэхока" и два "Харрикейна", в частях ВВС Северного Флота потерь не было.

Немецкие источники подтверждают потерю 18 мая 1942 г, в районе Мурманска двух Ju 88, оба из 5./KG 30 "Adler": Ju 88А-4 WNr.1746 и Ju 88АЧ WNr.2055. Потери Bf 110 не подтверждаются.

Во второй половине дня семь Ju 87 под прикрытием шести Bf 109 и трех Bf 110, обойдя с южной стороны основные посты БН0С, совершили неожиданный налет на Мурманск. Бомбы упали в самом центре города, на углу проспекта им, Сталина и улицы Милицейской. В результате налета была полностью разрушена городская столовая, управление милиции, получил повреждения водопровод.

В этот день, 18 мая, Борис Сафонов поднимался в воздух лишь один раз на перехват вражеских самолетов, До 30 мая он совершил 11 боевых вылетов: на патрулирование над аэродромом, на перехват бомбардировщиков противника, на поиск вынужденно севшего МиГ-3, а также на сопровождение ДБ-ЗФ, но встречи с самолетами противника не было.

30 мая в 00:30 союзный конвой PQ-16 разделился на две группы: шесть транспортов и несколько кораблей охранения взяли курс на Архангельск, а основная часть конвоя направилась в Мурманск. В это время на смену дальним истребителям Пе-3 95 АП пришли летчики 2 ГК АП и 78 ИАП.

Ранним утром конвой уже находился в зоне действия нашей авиации. Хорошая видимость и большое количество транспортов, вынужденных растянуться и выстроиться в длинную колонну для прохода по протраленному фарватеру Киль-ди некого плеса, создавали благоприятные условия для атаки конвоя вражеской авиацией.

В этот день командование 5-го Воздушного флота Люфтваффе и предприняло последнюю попытку атаковать конвой. До этого дня караваны судов в течение нескольких суток подвергались систематическим налетам авиации и торпедным атакам подводных лодок. Всего из состава конвоя в английской зоне было потоплено шесть транспортов и одно судно ПВО, четыре транспорта получили повреждения, один из них вскоре также затонул.

В ночь с 29 на 30 мая и в течение всего дня Ju 88 KG 30 "Адлер" и Ju 87 из 1-й группы 5-й штурмовой эскадры под прикрытием "Мессершмиттов" наносили систематические удары по кораблям и транспортам PQ-16 на ближних и дальних подступах к Кольскому заливу Всего было отмечено в налетах на конвой 16 Ju 87 и 27 Ju 88 под прикрытием 32 Bf 109 и Bf 110.

Прикрытие осуществляли 16 Пе-3 и 64 "Харрикейна" и Р-40. Для противолодочного патрулирования были задействованы летающие лодки МБР-2 и ГСТ.

30 мая 1942 г, летчиками 2 ГК АП, 78 ИАП и 95 АП было совершено 149 самолето-вылетов и заявлено об уничтожении в районе конвоя 5 Ju 88 и 2 Bf 109, кроме того, предположительно, были сбиты еще 2 Ju 88 и 2 Bf 109. На боевые счета североморских летчиков было записано: три сбитых Ju 88 - гв. подполковнику Сафонову, по одному Ju 88 - гв, капитану Орлову, гв. старшему лейтенанту Покровскому и летчику 95 АП лейтенанту Стрельцову. На аэродром не вернулись три наших истребителя.

Немецкие источники подтверждают потерю 30 мая 1942 г. в районе конвоя одного самолета из 4,/KG 30 "Adler" - Ju 88А-4 WNr.1760, экипаж числится в списках без вести пропавших. Один Ju 88D-5 WNi.430244 из 1-й эскадрильи 124 группы дальних разведчиков получил сильные повреждения, но самолет дотянул до аэродрома Хебуктен под Kvipne-несом и при посадке там потерпел аварию, экипаж удалось спасти»

Судя по оперативным сводкам и другим архивным документам, в то утро события разворачивались примерно следующим образом: первоначально планировалось, что в район конвоя вылетит одна пара - Сафонов и Кухаренко. Их должны были сменить Покровский и Орлов. Но в последний момент было решено направить на патрулирование обе пары "Киттихоков" с дополнительными топливными баками,

1 ЦАМО, фонд ВВС 14А опись 6263,д,38г л›272.

' Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Северном морена к театре. Выпуск 6 стр.185. М.1946.

' ЦАМ0, фонд ВВС 14А, опись 6768, д. 43, л. 4,

* Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Северном мореном театре, Выпуск 6 стр,205. М.1946.



В 09:20 с аэродрома Ваенга-1 поднялись четыре "Киттихока". Пожалуй, это было самое опытное и сильное звено не только в составе ВВС Северного Флота, но и на всем Северном фронте. Гв. капитан П. И. Орлов - Герой Советского Союза (посмертно) с 24 июля 1943 г., заявлено о 12 сбитых самолетах; гв. старший лей-тенант В. П, Покровский - Герой Советского Союза с 24 июля 1943 г., заявлено о 13 победах.

На пути следования к конвою в районе острова Кильдин летчики заметили впереди в стороне две приближающиеся точки. Довернув и сблизившись с неизвестными самолетами, установили, что это возвращается с боевого патрулирования пара МБР-2. Развернувшись на прежний курс, продолжили полет. Неожиданно начались перебои в работе мотора самолета Кухаренко, Ведомый Сафонова, получив разрешение, вернулся на свой аэродром.

Три "Киттихока", впереди - голубая "10" Сафонова, по бокам - два ведомых самолета Покровского и Орлова, прижимаясь к поверхности воды, продолжали полет над седыми от пены холодными волнами Баренцева моря. Малая высота была выбрана не случайно: так легче было обнаружить на фоне неба самолеты противника. Сначала на горизонте показались столбы дыма, а потом, как из-под воды, появились первые корабли охранения конвоя.

В первые минуты показалось, что в районе конвоя все спокойно, но приблизившись, летчики увидели, как два Пе-3 преследуют уходящий на скорости одиночный Ju 88, а из облаков на высоте около 2000 метров на конвой уже пикируют шесть "Юнкерсов". Тройка истребителей пошла в атаку.

Сбросив бомбы, "Юнхерсы" на высоте 400 метров стали выходить из пикирования. Строй вражеских самолетов растянул ся, и в этот момент Сафонов зашел слева в хвост второму бомбардировщику. Третий Ju 88 вышел из пикирования и оказался сзади самолета Сафонова, подвергшись атаке Покровского. Вышедший из пикирования позади и в стороне от самолета Покровского четвертый бомбардировщик атаковал Орлов. Таким образом, в момент первой атаки получился растянутый пеленг пар "Юнкерсов" и "Киттихоков". Впереди шла кильватером пара Ju 88, затем - Р-40, атакующие каждый по одному бомбардировщику и сзади - пара Ju 88, замыкающая этот необычный строй, который перемещался под углом 220-230° от конвоя..

После первой атаки ведомые Сафонова в азарте преследования допустили часто повторяющуюся, но роковую для их ведущего ошибку. "Юнкерсы", атакованные Покровским и Орловым, отвернули от группы влево на 30° и перешли на бреющий полет с целью замаскироваться на фоне воды и оторваться от своих преследователей. Оставив своего ведущего без прикрытия, Покровский и Орлов продолжили преследовать и атаковать противника поодиночке, потеряв из виду не только самолет Сафонова, но и друг друга.

Покровский, продолжая преследовать Jo 88, сверху с дистанции 300-200 метров атаковал его и вел огонь до полного израсходования боекомплекта, пока бомбардировщик не загорелся и не врезался в воду. Орлов произвел 5-6 атак по вражескому бомбардировщику, после чего у Ju 88 загорелся левый мотор. Истребитель зашел сзади справа и открыл огонь по правому мотору, но в этот момент "Юнкере" резко уменьшил скорость, и Р-40 проскочил вперед. Развернувшись, Орлов не обнаружил Ju 88, и, посчитав его сбитым, стал по радио вызывать Покровского. После этого они встретились над конвоем и предприняли попытку найти Сафонова. По радио они со своим ведущим связаться на могли, так как радиостанция на его командирском самолете работала на другой частоте. Пройдя один раз вокруг конвоя, они взяли курс на свой аэродром: горючего оставалось мало, а боезапас был израсходован.

Подробности воздушного боя Сафонова против оставшихся четырех Ju 88 изложить нельзя, так как полностью за воздушным боем никто не наблюдал, а сам Борис Феоктистович погиб в этом бою. О ходе боя можно судить лишь по радиосообщениям на командный пункт попка и докладам с наших миноносцев, входивших в эскорт конвоя.


Корабли союзного конвоя в водах Кольского залива. (Фото из архива Г. Г. Шмидта),


Ju 88A-4 (4D+BK) из состава штабного звена I./KG 30 «Adler», Лето 1942 г., аэродром Пори, (Фото из архива Ханну Валтанена).


Однополчане Б, Ф. Сафонова (слева направо): гв. капитан П. И. Орлов, гв. капитан А. А. Коваленко и гв. стар-ший лейтенант В. П. Покровский. Лето 1942 г., аэродром Ваенгз-1, (Фото из фондов музея Краснознаменного Северного Флота).


Связь по радио Сафонов всегда держал хорошо. И в этот раз он также передавал сигналы и донесения на командный пункт полка: "Заметил противника, иду в атаку". Затем вскоре передал: "Одного сбил". Через несколько минут сообщил: "Двух трахнул", а еще через несколько минут: "Бью третьего". После короткой паузы: "Прикрой хвост, иду на вынужденную посадку, поврежден мотор". Эта последняя фраза была принята в 10:42. По докладу эскадренного миноносца "Сокрушительный", в 10:45 один "Киттихок" с высоты 300-200 метров на расстоянии около 30 каб. от корабля перешел в отвесное пике, врезался в воду и мгновенно утонул. Отправленный на место падения самолета эскадренный миноносец "Куйбышев" искал летчика около трех часов, но ничего не обнаружил.'

Что же стало причиной гибели прославленного аса?

Все существовавшие до сих пор версии гибели Сафонова так или иначе упоминают, что на американском истребителе Р-40Е "Киттихок" будто бы стоял очень ненадежный мотор "Аллисон", который при работе на форсированном режиме быстро выходил из строя.

Так, например, в своих воспоминаниях вице-адмирал А. Г. Головко, в годы войны - Командующий Северным Флотом, прямо пишет, что во время боя самолет Бориса Сафонова был атакован вражеским истребителем, но причину гибели указывает совсем другую: "… сыграли роковую роль технические неполадки, свойственные "Киттихаукам".*

Действительно, проблем с эксплуатацией импортной техники в годы войны хватало. Однако, массовый выход из строя "Аллисонов" на Р-40 происходил не из-за того, что он не терпел перегрузок, а вследствие неправильной эксплуатации. Характерное отличие работы мотора "Аллисон" от отечественных заключалось в мягкости его звука: даже на форсаже летчик не чувствовал перегрузки мотора на слух. Поэтому контроль за его работой в полете мог производиться только по показаниям приборов (счетчика оборотов и указателя наддува). Во время боя летчики, естественно, не всегда успевали следить за приборами, что и приводило к неожиданным отказам двигателей. Лю-

бой мотор, будь то немецкий "Даймлер-Бенц" или отечественный ВК-105, особенно чувствительный к температурным режимам, при длительной работе на форсаже ждала та же участь.

Так что полностью отвергать версию плохой работы "чуда безмоторной авиации" (фронтовое прозвище Р-40) нельзя, поскольку и самая надежная техника имеет коварную манеру ломаться в неподходящий момент.

В фондах музея ВВС Северного Флота в пос, Сафоново хранится большое количество ценных и уникальных документов, проливающих свет на многие события, имевшие место в годы войны. Вот один из них: воспоминания бывшего командира 95 АП Анатолия Владимировича Жатько-ва, ныне - генерал-майора авиации в отставке. Он утверждает, что гв. подполковник Б. Ф. Сафонов был сбит.

"… Встретили нас на аэродроме Ваенга-1 радушно. 2-й гвардейский авиаполк выделил нам несколько своих землянок, а командир полка Герой Советского Союза Борис Феоктистович Сафонов принял меня на свой командный пункт. С ним мы летали и жили по соседству исключительно дружно. Совместное пребывание продолжалось до апреля 1942 года, пока не был построен командный пункт 95-го АП. Должен признать, что такого душевного, исключительного по своей работоспособности и та-лантливого исследователя на земле и в воздухе я в жизни не встречал…

Но вот начались действия по обеспечению перехода англо-американского конвоя PQ-16. Порядок был установлен следующий: от меридиана о. Медвежий до рубежа, отделяющего его от нашего берега на 60 миль, прикрытие конвоя с воздуха осуществлялось самолетами Пе-3 95-го АП, а от этого рубежа до входа в Кольский залив - одноместными истребителями авиаполка Б. Ф. Сафонова.

Помню, первой парой мы взлетели ранним утром с ведомым Николаем Ки-риковым… Вернувшись из этого полета на задание, мы встретились с Б. Ф. Сафоновым, о чем мы с ним условились еще до моего вылета. Я подробно рассказал ему, где находится конвой, в каком порядке он идет и каким курсом, с какой скоростью следует к берегам Кольского залива. Эта встреча с Б. Ф. Сафоновым оказалась последней, он вылетел одной из первых четверок и сразу же вступил в бой с большой группой Ю-88. Сбил последовательно три самолета и сразу не заметил, как одна из пуль попала ему в радиатор и он, в порыве боевого успеха своевременно не заметив этого, продолжал вести бой, а когда резко повысилась температура в двигателе, вынужден был выйти из боя и пытался дотянуть до о. Килъдин. Все находившиеся в тот день на аэродроме считали, что Б. Ф. Сафонов погиб непосредственно в районе конвоя, но никто не видел его падения. Только позже, когда летчик Бокий подбил фашистский самолет Ме-109 и летчик Ганс Мюллер (в действительности - оберфельдфебель Рудольф Мюллер (Rudolf Muller) из 6./3G 5 - прим. авт.) был вынужден сесть на лед Средне-Ваенгского озера, а затем взят в плен, то при его допросе, на котором мне пришлось присутствовать вместе с И. С. Житинским, стали очевидны обстоятельства гибели дважды Героя Советского Союза Б.Ф. Сафонова.

' А. Г Головка "Вместе с флотом". Издание 3-е, М, 1984, с 102.

#9632; Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Северном морском театре. Выпуск 2, с. 206. М. 1946.


«Кажется, ровно пятьдесят» - Рудольф Мюллер у своего Bf 109F-4 «желтая «3». Лето 1942 г., аэродром Луо-стари. (Фото из архива Ханну Валтонена).


Артисты Малого театра г, Москвы в гостях у л етч и ко в-североморцев летом 1942 г. фотографируются на память у самолета И-16 Б.Ф. Сафонова, (Фото из фондов музея Краснознаменного Северного Флота).


Оказывается, когда завопили о помощи фашистские бомбардировщики и торпедоносцы, с аэродрома Луостари были подняты одноместные истребители, среди которых был и Мюллер. Это он, прилетев на о. Килъдин для перехвата наших самолетов, заметил возвращающийся самолет "Киттихок" и сбил его. Б то время на самолете "Китти-хок" летал только Б. Ф, Сафонов…"

Бывший командир 2 A3 768 ИАП 122 ИАД ПВО Г. Козлов в своем письме рассказал следующий эпизод:

"…Рудольфа Мюллера привезли к нам в сопровождении капитана в морской форме (офицер из отдела разведки капитан Сутягин - прим, авт). Немецкий летчик был в нашей шубе, валенках, шапке-ушанке. Встреча состоялась прямо на летном поле аэродрома Арктика (Район пос. Молочный - прим. авт.). Присутствовали летчики 767-го и 768-го ИАП. От переводчика мы узнали, что его родители были коммунистами и погибли после прихода к власти Гитлера. Он воспитывался у дяди-садовника. Мюллер сообщил, что на его счету 114 сбитых самолетов, из них 70 - над Англией. По времени и месту его рассказа выходило, что он сбил Бориса Сафонова. Я переспросил переводчика, можно ли верить сказанному им. Он мне ответил, что можно. Я также спросил Мюллера - почему он воюет на стороне Гитлера, если он уничтожил дорогих ему людей - отца и мать. Он ответил, что Германия победит в этой войне, и если он перейдет на сторону русских, его потом расстреляют…"

Конечно, было бы интересно расспросить об этом случае самого Рудольфа Мюллера, но он был убит 21 ноября 1943 г. "при попытке к бегству" во время конвоирования его в лагерь для военнопленных.

После продолжительного поиска все же удалось разыскать список воздушных побед немецкого пилота, который был опубликован в польском журнале "Militaria" № 4/93. К сожалению, сведения, указанные в нем, имеют весьма расплывчатый характер: нет точного времени, не указано место падения сбитого самолета. Ясно, что этот список составлялся не по летной книжке Рудольфа Мюллера, а по каким-то другим косвенным документам.

Но, тем не менее, оказалось что за оберфельдфебелем Мюллером 30 мая 1942 г. действительно числится одна воздушная победа, По счету сбитых самолетов эта была 38-я. Но в списке указывается, что это был самолет "Харрикейн". С одной стороны, данным фактом можно было бы пренебречь, так как летчики частенько ошибались в определении типа сбитого ими самолета. Тот же Николай Бокий, один из опытнейших летчиков 2 ГК АП, подбивший самолет Рудольфа Мюллера, доложил после боя об уничтожении истребителя FW 190, разительно отличающегося во всех ракурсах от Bf 109, на котором летал Мюллер. И таких примеров множество.

Но с другой стороны, в этот день и примерно в эти же часы 2 ГК АП в воздушном бою в районе Сеть-Наволок недалеко от о. Кильдин потерял два истребителя "Харрикейн". Летчик одного из них, гв. старший лейтенант Д. Ф. Амосов, произвел вынужденную посадку на воду и вскоре был подобран нашим тральщиком, а второй - гв. лейтенант К. Т. Панов - на подбитом самолете произвел посадку на о. Кильдин. Весьма возможно, что один из этих самолетов и стал жертвой Мюллера.

В истории часто бывает, что новые документы и свидетельства, противореча друг другу, не объясняют загадок про* шлого, а лишь еще больше запутывают их. Так произошло и на этот раз. Остается надеяться на то, что где-то в забытом архиве лежит документ, который прольет свет на тайну последних минут жизни Бориса Феоктистовича Сафонова.










Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх