Линия неприкосновенности

Этот заголовок — не мой (В. Л.), а журналиста из соседнего цеха — эфирного. На этот раз мастер непечатного слова Владимир Маслаченко поделился сокровенным с помощью пишущей машинки, что и опубликовала пензенская газета «Молодой ленинец».

История такова. Весной 1982 года Владимир Никитович, как добросовестный лектор, был командирован по линии общества «Знание» в город Пензу, где, собрав немалую аудиторию, исполнил свой общественный долг — встретился, прочел лекцию, ответил на множество вопросов. После лекции местные товарищи попросили его написать статью на вольную тему для газеты. У Владимира Никитовича в портфеле оказался материал, написанный им просто так, для себя. Как говорится, «когда не спалось». Он и был в Пензе опубликован — без правок и сокращений. С автором стихотворения, известным бардом Борисом Вахнюком, к сожалению, недавно погибшим, Маслаченко дружил.

Итак, заметки Владимира Маслаченко.

«Любопытная фотография попалась мне однажды в польском журнале «Панорама». На ней были изображены ладони известного английского вратаря Гордона Бэнкса. На них точками отмечены места, которыми Бэнксу удалось в разных матчах парировать мячи, относящиеся к категории неберущихся (высшей категории трудности).

Судя но фотографии, таких мячей набиралось у Бэнкса не так уж много. Но они, по мнению английских журналистов, и принесли громкую известность стражу ворот сборной Англии. Вот так, казалось бы, просто определить мастерство футбольного голкипера.

"Вратарем можно играть до пятидесяти, а до сорока — это уж точно. У них же никакой физической нагрузки" — из разговора болельщиков.

…Время года — любое. Очередная тренировка. Солнце ли, дождь ли — неважно. В одном случае ты стоишь на жестком, вытоптанном от травы грунте, в другом — по щиколотку в грязи. Пять — шесть — семь мячей летят один за другим. Успеваешь только следить, лишь глаза блестят.

"А этот возьмешь? Тащи, парень. Вставай, простудишься"… И ты поднимаешься, не успев, наверное, упасть, летишь в другой угол, а мысль уже о мяче следующем. Вертишься волчком, стараешься так, как будто вот этот отбитый тобой мяч самый главный. Дышать просто не успеваешь, сердце стучит в такт волевым импульсам — "не забьет, не забьет", а потом чувствуешь, что это ты говоришь, кажется, вслух, если можно назвать так хрипы вперемежку с глотками воздуха. Ну, вот этот последний, на закуску". И собрав остатки сил, ты кидаешься навстречу бьющему, а он, замахнувшись для мощного удара (ты ведь его ждешь), вдруг мягко подсекает и несильно над тобой, под смех остальных посылает его в ворота. В отчаянии ты еще пытаешься сражаться с коварством, но надаешь в изнеможении, а вместо тебя в воротах уже другой.

Это напоминает тренировку спринтера, которому дано задание пробегать стометровку ежедневно с рекордной скоростью. Но такое задание еще ни один тренер ни одному бегуну не давал.

А потом — игра. Исследования показывают: частота пульса у вратарей почти в два раза выше, чем у нападающих. Один вратарь перед поединком со сборной Аргентины не спал до игры 36 часов, а после — 12. Это был один из лучших его матчей, и в тот год он получил приз журнала «Огонек» как лучший вратарь года.

Знаменитый Лев Яшин, открывший эпоху игры на выходах, воспользовался несовершенством тактических действий игроков того времени. У него нашлись последователи, однако эволюция футбола загнала их на линию ворот. Низко летящие мячи после так называемых «резаных» ударов с флангов, диагональные передачи в штрафную, игра на опережение стали характерными в современном футболе. И как же нужно было теперь действовать вратарю при защите ворот!? Оставаться в них или, выходя, самым решительным образом вмешиваться в события, не дожидаясь удара с близкого расстояния? Трудно. Вероятность ошибки велика. Но жизнь показала — ни в коем случае не отказываться от игры на выходах. Только для этого вратарь уже должен обладать стартом классного спринтера.

Как спринтер мысленно представляет себе механизм стартового выстрела, даже момент касания капсулы патрона, чтоб в этот миг уйти на дистанцию, так и вратарь должен точно определить момент удара по мячу и точку, в которой он доберется до него, опередив всех.

Это качество врожденное или приобретенное в тренировках, в играх? Ведь еще ни одного голкипера не приглашали в команду с характеристикой "здорово играет на выходах, плохо — в воротах!". Скорее — наоборот. А потом начинается процесс обучения, как оказывается, самому сложному — игре на выходах. Так называется этот раздел вратарского искусства на футбольном языке. И довольно часто многие так и остаются по этому разделу образования на начальном этапе. Потому что это удивительно необходимое умение, дающее право вратарю называться мастером, заложено в понятие "футбольный (если хотите — спортивный) интеллект", который в свою очередь требует каждодневной шлифовки.

…Вскоре после дебюта на чемпионате мира 1958 года бразильца Пеле спросили, насколько возросло его мастерство? Он ответил: "Я лучше стал видеть поле". Наверное, по прошествии какого-то времени, поиграв в команде мастеров, вратарь должен ответить так же, если его игра претендует на определение «классная». Это еще одно непременное условие для успешной игры на выходе. Да, он должен видеть, а если не видеть, то каким угодно чувством представлять, где его игроки, где соперники в данный момент, а в следующий — считать варианты, следить за мячом, бьющим игроком, давать указания партнерам по обороне. Должен, должен, должен… Не должен пропускать мячи в сетку.

Кто-то заметил: классный вратарь должен пропускать те мячи, которые ему положено пропускать. Но скажите, кто знает, какие это мячи и в каких матчах? О! Да автор еще предлагает делить матчи на главные и какие-то второстепенные? Конечно, нет. Для вратаря таких игр не существует. Такова его доля. Ему по штату не положено пропускать мячи ни в каких поединках. Но особенно ценю все же тех вратарей, которые и в решающих матчах высочайшего накала действуют без ошибок. Выручают. И выигрывают.

Вратарь — это своеобразный представитель индивидуального вида спорта в коллективном. И в то же время самая заметная и неотделимая часть команды. И часто — ее психологический барометр. Как-то одному из них на лекции в институте передали записку примерно такого содержания: "Ну ты, вратарь-дырка! Расскажи, как голы от киевлян пропускал!" Не пропущенные мячи, а оскорбления выбили талантливого парня из колен. Он провел неуверенно еще две игры. И все же взял себя в руки, победил. Поднялся над тем горе-болельщиком и понял, что ничто не должно выбивать его из седла. Такая вратарская доля.

И вдруг мне вспомнились слова Бориса Вахнюка. Его стихотворение "Старый вратарь", написанное десять лег назад:

Ребята, я так старался,
Я чистил свои перчатки,
Я виды видавший свитер
Чинил на локтях вчера.
Поставьте меня в ворота,
Доставьте мне это счастье.
Ну что вам, ребята, стоит,
Ведь это — моя игра.
Моей седине не верьте,
Поверьте моей ключице,
Поверьте помятым ребрам,
Зажившим уже давно.
Поставьте меня в ворота,
И чудо опять случится.
И годы мои к истоку
Покатятся, как в кино.
Мальчишки с трибун дощатых
Смешно засвистят: «На мыло!»
И спрячут друзья ухмылку,
И спрячет глаза жена.
Поставьте меня в ворота!
Оставьте мне все, как было.
Хочу я узнать, какая
Теперь на меня цена.
Хочу я опять изведать
Стремительный вкус полета,
Священную жажду боя
Хочу я вложить в игру!
Позвольте мне стать собою.
Поставьте меня в ворога!
Я буду кидаться в ноги
И «мертвые» брать в углу!

И все же вратарь — это футболист, способный во время игры заставить фортуну улыбнуться».

Владимир Маслаченко, заслуженный мастер спорта, лауреат приза журнала «Огонек» 1961 года

* * *

Вот и завершается развернутый очерк об известном футболисте и телекомментаторе Владимире Маслаченко. На этот раз мы решили обратиться к самому нашему герою с просьбой поделиться мыслями о мировом и отечественном футболе, который уже давно переживает далеко не лучшие времена.

— Владимир Никитович, в 2006 году исполняется пятьдесят лет с того дня, как сборная нашей страны завоевала олимпийские золотые медали. Еще через четыре года мы стали лучшей командой Европы. В 1968 году заняли четвертое место на мировом чемпионате. В 1988 году повторили свой олимпийский успех. У нас была великолепная плеяда тренеров и игроков.

Теперь же даже выход из группы на мировом или европейском чемпионате мы сочли бы удачей. Грустно и страшно признаться — мы буквально привыкли к провалам, однако продолжаем надеяться: вот придет очередной главный тренер и все изменится. Но чуда не происходит. И выдающиеся игроки у нас тоже, увы, не появляются. Сейчас сменилось руководство Российского футбольного союза, и мы снова будем ждать…

— Будем. В футболе очень много проблем, как и во всей нашей стране. И тот и другой комплексы проблем взаимосвязаны. Хочется верить, что новое руководство РФС настраивается на долгую, кропотливую работу, что оно сумеет добиться изменения отношения государства к футболу, создания соответствующей государственной программы.

— Но разве в прежние времена таковая в Советском Союзе была?

— Давайте уточним: сегодня у нас вообще нет никакой программы развития физической культуры и спорта в стране. А раньше была, хотя и носила утрированный, искаженный характер. И приписками, конечно, занимались — чтобы показать массовость, на основе которой, мол, вырастают мастера. Но невдомек было чиновникам, что они ставили все с ног на голову. Пьер де Кубертен высказал противоположную, притом гениальную мысль: «Для того, чтобы десять человек занимались физической культурой, нужно, чтобы один занимался спортом». Культ звезд, лидеров имеет колоссальное значение. Они вдохновляют, за ними идут.

У нас был массовый детский футбол. У нас был дворовый футбол. И его не стало.

— Я бы сказал, что у нас исчез сам «институт двора». Исчез дворовый спорт. Причина, как мне кажется, в том, что у нового поколения страны произошло смещение интересов и ценностей. Да и многие родители попросту опасаются выпускать детей во двор.

— Массовый футбол жил, даже процветал в союзных республиках. Мы с полным основанием говорили о грузинском, армянском, азербайджанском футболе. Имел свое лицо и традиции футбол среднеазиатский. Была преемственность. Из мальчишек вырастали мастера. И это, как нетрудно понять, никак не противоречит тезису Кубертена. В каждой республике были детско-юношеские футбольные школы. В каждой — свой взгляд па развитие футбола. И попробуй там кто-то не выполнить установок по детям — местные власти этого не прощали, спрашивали, наказывали строго.

Теперь ничего этого нет. Спрашивать не с кого. Однажды собрались три эксцентрика, трое недобрых молодцев, распугали беловежских зубров. И развалили страну.

— И футбол, стало быть, тоже?

— С футбола, по сути, все и началось, причем еще до Беловежских соглашений.

Началось с того, что грузинская Федерация футбола решила выйти из чемпионата Советского Союза, что и сделала. Вскоре ее примеру последовали украинцы. Я тогда лично — с телевизионного экрана программы «Время» — просил своего коллегу, бывшего вратаря киевских динамовцев, президента Федерации футбола Украины Витю Банникова: «Не делайте этого! Одумайтесь! Это будет иметь тяжелые последствия для всей нашей страны». Точно так же просил и Федерацию футбола Грузии, где, я это точно знаю, со мной очень считались. Не помогло. Развалили страну. И ничего оттуда в сегодняшний день не взяли. Все наши футбольные достижения остались в советском пространстве. А результаты национальных сборных и России, и Грузии, и Украины — печальны.

— Но ведь вопрос о выходе грузинских и украинских команд из чемпионата СССР наверняка решали не спортивные руководители республик, а политики.

— Разумеется. Это все поняли. Советский Союз потеряли, а в футболе словно откатились на многие годы обратно. И теперь хотим быстренько вернуться в гранды. В государстве с неустроенной экономикой. Хотим словно из феодализма прыгнуть сразу в капитализм. Так не бывает.

— Что, по вашему мнению, должна представлять собой государственная программа футбола?

— Пока давайте лучше говорить о государственной поддержке футбола. Я хочу сделать предложение — о создании программы «Футбол» как средства занятия физкультурой — от детских садов до вузов. У нас много пустующих залов и спортивных площадок. Современные технологии позволяют изготавливать мячи любых размеров и веса — в том числе и для маленьких детей, и для женщин. Женский футбол процветает во всем мире. А мини-футбол, он же бесценен для развития футбола в стране.

Следующий шаг организации государственной поддержки — это строительство футбольных полей. Здесь нужно финансирование и государственное, и из бюджета территорий, и от бизнесменов.

Хочу оговориться: не подумайте только, что я ратую за поголовную «футболизацию» всей страны. Нужно, чтоб «расцветали все цветы», как учит китайская философия. Каждому человеку — свой вид спорта. Нужно развивать двигательные качества, выносливость, силу. Я — и за баскетбол. И за волейбол, и за легкую атлетику. Но футбол — самый массовый, любимый, самый близкий нашему человеку вид спорта. Надо это учитывать и использовать.

Дальше — о детских футбольных школах и специализированных футбольных интернатах.

Это должно быть на попечении и обеспечении профессиональных футбольных клубов.

К сожалению, я знаю немало профессиональных футбольных команд, содержащихся в том числе и на средства местных бюджетов, то есть за счет народа, налогоплательщиков.

И вот, юного футболиста, оканчивающего интернат, сейчас или позже находят некие агенты, которые его переманивают в другой город, а то и в другую страну. Притом за это агенты получают хорошие деньги. А что от этого родному городу и родной стране, вложившим в него немалые средства? Ничего. В общем, нужно не допускать финансирования интернатов за счет государства. И повторяю: государственная поддержка футбола не должна распространяться дальше нефутбольных учебных заведений.

— Что есть главное в организации футбольного хозяйства за рубежом? Что определяет успех выдающихся команд? Денежные средства? Структура?

— Финансирование, доходы — это разумеется. Но даже искусным, точным, выверенным приобретением игроков успеха не добиться. Сильный, успешный футбольный клуб — это мощная, многогранная, разветвленная инфраструктура, включающая в себя свой стадион, гостиницы, ресторан, здание клуба, музей клуба. Это суперсовременная база со всем необходимым оборудованием для отдыха, восстановления, оказания медицинской помощи. Это огромное число футбольных нолей. Это система детских спортшкол. Это тщательно поставленная пиаровская работа. Это символика клуба и ее распространение. Это большое внимание к своим болельщикам, многие из которых желают, любят и неизменно имеют возможность пользоваться (чаще всего бесплатно) футбольными полями клуба и инвентарем. Именно таков, например, «Манчестер Юнайтед», самый мощный из футбольных клубов. Немного уступают ему «Челси» (и то уже не уверен в этом), мадридский «Реал», «Милан», «Барселона», «Бавария». «Эйндховен» имеет двадцать два поля, из которых одно гаревое, одно с искусственным покрытием. Учтите, что это — Голландия, где цена земли очень высока. И тем не менее там идут на такие затраты, потому как они оправдываются.

— Известно, что вы большое значение придаете искусственным полям. Почему?

— Прошло уже тридцать лет с того дня, как я впервые увидел искусственное футбольное поле.

Для нашей страны строительство таких полей имеет особое значение, так как у нас шестьдесят пять процентов территории покрыто снегом большую часть года. И нужны они более всего для массового футбола. К 1980 году, к московской Олимпиаде, для соревнований но травяному хоккею на малом стадион «Динамо» было уложено такое покрытие. Я много лет езжу на работу мимо этого поля и вижу, как с утра до глубокой ночи там играют в футбол и стар и млад. Разделили поле на несколько площадок и играют. И летом, и зимой — от снега поле очищается достаточно легко. Конечно, покрытие поля для профессионалов стоит очень дорого — до шестисот-семисот тысяч долларов. Но есть значительно более дешевые.

— А поля с естественной травой, но с подогревом?

— В наших климатических условиях они себя не оправдывают. В общем, можно вполне довольствоваться искусственными полями. В Норвегии, например, это уже давно поняли и занялись их сооружением. Стали делать поля разных размеров, в том числе крытые — надувной ангар, даже большого размера, сейчас совсем нетрудно и недорого поставить.

Это, в конечном счете, сказалось и на успехах национальной сборной Норвегии.

В свое время норвежцы одними из первых взяли на вооружение так называемые «снежные пушки», то есть генераторы искусственного снега. Они работают при температуре чуть ниже нуля. Стали засыпать склоны холмов и горок, ставить простенькие подъемники. В результате через несколько лет горнолыжники этой отнюдь не горной страны стали занимать высокие места на этапах Кубка мира. Горные лыжи стали массовым увлечением, национальным видом спорта. Так же, как и футбол. Вот что такое хорошая организация дела.

— Вы прожили полвека в большом футболе. Как за это время изменилась сама игра?

— Ее основные принципы — единоборство, финты, передачи — остались те же. Разумеется, изменился уровень их исполнения. Футбол стал более плотным, жестким. Более интенсивным и быстрым — причем как собственно в движении, так и в проявлении футбольной мысли. Для примера скажу об игре своих коллег. Задача современного высококлассного голкипера теперь не просто защитить свои ворота, но по возможности суметь сразу же начать атаку, в идеале — отбить так, чтобы мяч сразу оказался у партнера, к тому же находящегося в предпочтительной позиции.

Вообще, нас — это главный компонент современного футбола. Возьмем «Реал» с его выдающимся составом: Рауль, Зидан, Бекхэм, Фигу, Рональдо. Если у этой команды налажена игра в пас, она в полном порядке. Когда в «Реале» играли Ди Стефано и Пушкаш, культура паса в команде была на высоком уровне. Если по той или иной причине игра в пас у «Реала» разладилась — команды пет. Марадона в своей команде играл не только главную роль, вместе с Буручагой и другими футболистами эти ребята демонстрировали потрясающую игру в пас. Когда в сборной Аргентины играли Кемпес, Луке, Пасарелла, команда была для соперников совершенно неудобной, так как они просто не могли отобрать у аргентинцев мяч. Когда Беккенбауэр стал тренером, он начал прививать высокую культуру паса всем — от Матеуса до Клинсмана.

Команда Португалии, возглавляемая бразильцем Сколари, на последнем чемпионате Европы была не просто коллективом высокотехничных игроков, она была остро нацелена на развитие комбинационной игры, в основе которой- высокая культура паса. Вот, кстати сказать, над чем работали наши замечательные тренеры Аркадьев, Якушин, Качалин, Гуляев, Лобановский. Вот чему отводил решающую роль один из наших лучших постановщиков игры Бесков. А то, что Португалия проиграла в финале грекам, это — футбол. Греки — команда явно более низкого уровня, и тем не менее она одержала победу, такое бывает. Но нужно отделять зерна от плевел. Много сделал для футбола в Португалии — с командой «Порту» — Моуринью. Ему бы и карты в руки. Но он ушел в «Челси».

— Коль скоро вы упомянули Моуринью, хочу узнать ваше мнение: изменился ли стиль игры «Челси» с его приходом в эту команду?

— Мне кажется, Моуриньо хватило мудрости сохранить то, что сделал его предшественник Клаудио Раньери. Во всяком случае, стиль игры команды радикально не изменился. Скорее всего, все радикальные изменения здесь связаны с педагогикой и психологией. Здесь, правда, нужно заметить, что резко сдали позиции «Манчестер Юнайтед», «Арсенал», «Ньюкасл». «Эвертон» и «Ливерпуль» поначалу обнадежили, но потом тоже не потянули, столкнулись со своими проблемами.

— Пошатнулся и «Реал»…

— Любая команда в разные периоды переживает взлеты и падения. В этой команде начали тасовать тренеров. Это сказалось на игре. Правда, в матче против «Барселоны» Бекхэм был суперигрок, на порядок выше, чем даже Рональдини.

Команда таких суперзвезд очень придирчиво относится к назначению наставника. Любого. Да и сам он должен быть не ниже уровнем, чем Кройф. Вот только неясно, согласится ли взять «Реал» сам Кройф? И все же как прекрасно, что мы живем в такое время, когда имеем возможность наслаждаться такой блистательной командой, как «Реал». Это поистине концертная команда. О такой команде мечтал Валерий Лобановский.

— Была ли в пашей стране «концертная» команда?

— Считаю, что была. Я имею в виду спартаковцев Нетто, Симоняиа, Сальникова, Ильина, Исаева, Татушина, Парамонова, Масленкина, Седова, Тищенко, Ивакина.

Техническое исполнение к нынешнему времени возросло необычайно. То, что еще лет двадцать назад демонстрировали считанные единицы, сегодня исполняют десятки футболистов. Сегодня бразильцы уже не являются в технике игры монополистами, аргентинцы и уругвайцы — тоже. В успешно играющем сейчас «Эйндховене» — несколько корейцев, обратите на них внимание.

— А Африка, где, кстати сказать, немало поработали наши тренеры…

— Этот континент — своего рода кимберлитовая трубка, средоточие футбольных алмазов.

Наши тренеры действительно немало сделали для развития африканского футбола. Вспомним хотя бы Валерия Непомнящего, удивившего всех на мировом чемпионате своей сборной Камеруна. Отлично работали Бондаренко в ЮАР, Евгений Рогов и Станислав Завидонов в Алжире, другие специалисты из России. В том числе и ваш покорный слуга. Вот только все их достижения местные спортивные функционеры неизменно стараются отписать на свой счет.

— Когда же нам ждать появления игроков мирового уровня? Сегодня в наших лучших командах оплата труда несоизмерима с той, что имела, например, упомянутая вами спартаковская «концертная» команда. Разве это не стимул? Или есть другая, более действенная мотивация?

— Американцы говорят: «Если хотите узнать, как человек будет работать, попробуйте сразу дать ему высокую зарплату». Даже если платить нашему профессиональному футболисту сто тысяч долларов в месяц, он не станет играть лучше. Есть среди них такие, кто доволен тем, что имеет. Иные даже не очень стремятся выступать за национальную сборную своей страны!

* * *

Даю честное слово: я ничего не подстраивал, не подгадывал, а излагаю все, как было. Именно в этот момент в квартире Владимира Никитовича зазвонил телефон. Звонили с радиостанции «Эхо Москвы». Попросили дать комментарий ко второму четвертьфинальному матчу Кубка УЕФА между ЦСКА, и французским «Осером», который должен был начаться спустя несколько часов. Первый, в Москве, завершился со счетом 4:0 в пользу армейцев. Я просто не выключил диктофон.

— Счет в первой игре, — сказал Маслаченко, — более чем достаточный, чтобы сегодня игрокам познакомиться с местными достопримечательностями и, может быть, перед выходом на поле принять по стаканчику бургундского или бордосского. Тем не менее работа есть работа. К тому же соперник наверняка очень настроен, чтобы как-то реабилитировать себя перед собственными болельщиками. Я, конечно, иронизирую, но победа армейцев в первом матче не оставляет шансов на успех никакому сопернику, чтобы попасть в следующий круг. Мне остается добавить: непонятно, как удалось Валерию Газзаеву в это, традиционно тяжелое для нас время так подготовить свою команду в плане физической подготовки. Мне бы очень хотелось, чтобы секреты этой подготовки стали достоянием других наших клубов, чтоб они хорошо заиграли ближе к лету, а далее выдержали бы хорошее состояние в течение лета. Хотелось, чтобы мы в конце концов поехали в Германию. К тому же в сборной наверняка будут и игроки армейцев. Не сомневаюсь, что в команде созданы хорошие условия, к тому же наверняка и платежная ведомость для игроков выглядит совсем неплохо. И атмосфера в команде хорошая, а Валерий Георгиевич умеет настроить игроков как следует. И компания исполнителей совсем неплохая. Лима стал первым настоящим бразильцем в нашем постсоветском отечественном футболе. Карвалью на сегодня — тоже наш настоящий бразилец. И еще Газзаев очень точно угадал с братьями Березуцкими, а также с приглашением Игнашевича. Короче говоря, компания собралась достойная. И наконец, последнее: Акинфеев, молодой вратарь, уже сегодня стоит миллионов двадцать. И «Манчестер Юнайтед» скоро, возможно, захочет его купить. Всего доброго!

* * *

В январе 2006 года мы с Владимиром Никитовичем снова вернулись к разговору о мотивации — когда газеты сообщили о том, что знаменитый португалец Манише из московского «Динамо» перешел в «Челси».

— Что послужило причиной перехода Манише в «Челси», какие суммы? — спросил я Маслаченко.

— А я отвечу так: «Какие деньги?! Деньги тут ни при чем». Представьте себе: он, игрок мирового класса, играет в чемпионате весьма среднего уровня. Играет при полупустых трибунах, а часто и вовсе при пустых. Играет на плохих полях, на «убитых» газонах, где уродуется техника, где повышенная опасность получить травму. Часто при непривычно низких температурах. У игроков такого уровня, как Манише, высокая самооценка и высокая мотивация, когда оплата труда — вопрос не первостепенной важности. Да и у Моуринью, если учесть поразительное турнирное положение «Челси», когда команда еще за три месяца до окончания национального чемпионата уже обеспечила себе победу, судя по всему, нет кадровой проблемы. Насколько я знаю, в «Динамо» Манише зарабатывал существенно больше, чем в своем португальском клубе. Но английский клуб вряд ли предложил ему еще более выгодный контракт, даже несмотря на возможности Абрамовича. Впрочем, я не люблю заглядывать в чужую кассу. Думаю все же, что Моуринью просто решил поддержать хорошего игрока, да к тому же своего соотечественника.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх