Вызов океану

От парусной доски и пошло его увлечение парусом вообще. «Что может быть прекраснее, чем ветер в руках? А не только в голове», — говорит он.

Он, всегда и всюду лидер, организовал первую профессиональную российскую команду яхтсменов, нацелившись на участие в кругосветных гонках, в том числе в знаменитой «Уитбред». Уйму времени, средств и сил угрохали, много было разочарований. Они обретали знания и опыт.

Но грянул новый грандиозный проект, имя которому дали «Виват, Россия!» И Маслаченко снова выдвинули его руководителем: готовиться к самой престижной в мире парусной гонке — на Кубок Америки. Он перечитал всю литературу по этому вопросу. Три года жил между Москвой и Соединенными Штатами. И три года боролся с плохо прикрытыми интригами своих же сограждан-конкурентов, которые шли в гонку другой командой. Но недошли до старта и они. По сути, их придавили обломки ими же сооруженных зыбких конструкций.

Он не отчаялся, не приуныл. Эти годы дали ему многое. Он познакомился с лучшими шкиперами современного парусного спорта, он сам постиг, сам понял, как нужно организовывать эту масштабную работу.

И тут весьма кстати родился новый проект кругосветной гонки — «Гранд Мистраль», идею которой выдвинул швейцарец Пьер Феллман, звезда мирового парусного спорта, участник пяти кругосветных гонок, президент Международной ассоциации макси-яхт. Он предложил скоростную гонку на яхтах одного класса, одной конструкции, одного дизайна, с экипажем из шестнадцати человек. Предстояло изготовить пятнадцать яхт. Главное — не нужно было строить судно у себя в стране. После постройки оно сдавалось им в аренду. Но под какие гарантии, под чье имя? Под имя Владимира Маслаченко…

На заброшенной верфи в городке Ла Сиота, что в сорока километрах от Марселя, им стали строить яхту. По последнему слову техники, из самых современных материалов. Маслаченко пригласил в шкиперы выдающегося яхтсмена Сергея Бородинова. Прежде всего, они стали создавать… нет, не команду, а инфраструктуру проекта. На этом этапе важно было сразу заявить о себе, сделать свой «синдикат» повсеместно известным, узнаваемым. Они назвали себя «Рашн Тим». Занялись тщательным подбором команды. Их судно было построено в числе первых трех.

К ним из Находки прилетел Федор Конюхов, попросился в команду. Маслаченко ему объяснил: «Вы яхтсмен-одиночка, зачем вам это нужно?» Федор ответил, что для него опыт работы именно в команде будет бесценен. Убедил, написал заявление о приеме. И остался. Как оказалось, надолго. Погоды не испортил, работал хорошо. И гонялся с ними в регатах.

Пока ждали, когда будут сооружены все пятнадцать яхт, начали выступать в соревнованиях — в нескольких крупнейших парусных регатах Европы для яхт макси-класса. Сначала это была гонка вокруг шведского острова Готланд. Потребовались деньги на командирование экипажа на эту, а также другие ближайшие регаты. Маслаченко обратился к президентам известных банков. Те отнеслись к проекту с уважением и пониманием, но… развели руками.

Помог Иосиф Кобзон, который связался с руководителями компаний «Внуковские авиалинии» и «Аэрофлот» Виктором Шефлером и маршалом Евгением Шапошниковым. Так, под рекламу этих компаний между ними и «Рашн Тим» был заключен договор, получены деньги для дальнейшего развития и реализации парусного проекта.

Они отправились в Швецию. Регата вокруг острова Готланд, весьма престижная в парусном мире, оказалась очень успешной для дебютанта мировой парусной элиты: российская яхта пришла третьей из 259 участвовавших. Одна из крупнейших шведских газет Dagens Nyheter опубликовала статью о ходе регаты под заголовком: «Русские фавориты Готланда». «Никто не ожидал, — писала газета, — что впервые участвующие в регате русские яхтсмены, возглавляемые шкипером Бородиновым, не только успешно стартуют, но и выйдут на первую позицию».

Их ближайшими преследователями были известнейшие шведские команды, возглавляемые шкиперами Гуипаром Крантцем и Лудде Ингвалом и стартовавшими, как и наши спортсмены, на лодках «Гранд Мистраль». В мире парусного спорта такой поворот событий расценили как самую большую сенсацию. Кстати сказать, из всех 259 лодок, участвовавших в гонке, лишь три названные были класса «Гранд Мистраль».

«Я всегда мечтал об океанских гонках, — сказал тогда Сергей Бород и нов, ранее известный как обладатель Кубка мира 1980 года в классе "Летучий голландец". — И мечтал, потому что хотел доказать силу российских яхтсменов не только в олимпийских классах». Похоже, нашему шкиперу и его команде удалось сделать решительный шаг к признанию в мировой парусной элите.

Дистанция той гонки вокруг острова Готланд была протяженностью в 486 морских миль. Через трое суток, два часа и пятьдесят восемь минут финишировал победитель Лудде Ингвал. Яхта Сергея Бородинова проиграла ему менее двадцати минут. Итоги гонки явились полным триумфом яхт класса «Гранд Мистраль». Налицо было прямое доказательство того, что в кругосветках эти суда не будут иметь равных себе.

«Мы шли хорошо, — сказал после финиша Сергей Бородинов. — Могли выиграть. Но в середине гонки оторвался шкотовый угол грота — главного паруса, а за три мили до финиша порвался штуртрос рулевого управления. Потеряли скорость и время. Все справедливо, нам нужно еще много работать, в том числе и над парусным снаряжением…»

При этом наш шкипер умолчал о том, что Лудде Ингвал готовил свой экипаж с 1994 года, что он первый получил яхту «Гранд Мистраль» и намного раньше Бородинова начал ее осваивать и доводить.

В середине июля яхта «Рашн Тим» Гранд Мистраль, неся на борту свою первую славу и Владимира Маслаченко, стартовала из Стокгольма в Санкт-Петербург, куда прибыла для празднования трехсотлетия российского флота. Теперь уже и многочисленные наши соотечественники смогли наблюдать за лавировкой этого удивительного судна, один грот-парус которого можно было поднять и нести лишь в шестнадцать пар рук — полным экипажем, не меньше.

В Санкт-Петербурге на пресс-конференции Маслаченко спросили:

— Для вас парусный спорт — хобби?

— Нет, теперь уже смысл жизни. Сегодня парусный спорт в мире переживает настоящий бум, в подавляющем большинстве стран он стал уже образом жизни. Поэтому мне хотелось, чтобы наша страна неслась на всех парусах вперед. Сам Бог велел развивать этот вид спорта в городе на Неве. Все здесь для этого есть. Может быть, по этой причине я бы даже переехал в Петербург.

— С яхтами вопрос ясен. А как обстоят дела на телевидении? Должность генерального директора «Рашн Тим» поглотила комментатора Маслаченко?

— Скажу откровенно, я с этим телевидением в «разводе». То, что происходит на ОРТ, меня совершенно не устраивает. Я не понимаю, куда они гребут, каким курсом, и есть ли вообще какой-то курс. Я имею в виду спортивное телевидение. Нет идеологии, да и нет на экране спорта как такового. С моей точки зрения, в России должно быть единое телевизионное пространство типа Евроспорта. Мы еще не так богаты, чтобы обзаводиться специальными коммерческими каналами.

— От вашего «развода» страдает болельщик. Он редко слышит теперь профессиональный, грамотный репортаж.

— Сегодня остро встает творческая проблема, потому что люди, которые создали идеологию спортивного вещания, идеологию комментаторской работы, фактически отстранены от дел…

— Ваше впечатление о чемпионате Европы по футболу?

— Наша сборная была худшей по всех отношениях. Среди команд-участниц торжествовала организация, торжествовал — Его Величество результат, а не идея игры. Чемпионат не стал логическим итогом четырехлетней эпохи в развитии игры.

— Кого бы вы предложили на должность главного тренера сборной России по футболу?

— Я бы взялся за это дело, но оно мне не нравится. К тому же у меня сегодня ветер в голове, я чувствую, как надуваются паруса.

В первых числах августа того же года российский экипаж принял участие в одной из самых популярных регат Великобритании Cowes week, имеющей почти двухвековую историю и проходящей под патронажем королевы Елизаветы II. В этой регате приняли участие более восьмисот парусников. В классе «макси», где соревновался наш экипаж, мы выиграли одну гонку, дважды финишировали вторыми и один раз третьими. Все виднейшие английские газеты отметили небывалый успех российских яхтсменов. «Во все предыдущие времена, — писала одна из них, — Россия если и добивалась норой успехов в парусных дисциплинах, то лишь в олимпийских классах. И вот ее представители стремительно ворвались в мировую парусную элиту в макси-классе».

Через короткий промежуток времени «Рашн Тим» стартовала в Италии — в регате «Кубок Сардинии». Туда знаменитый новозеландец Грант Дэлтои, также обладатель яхты «Гранд Мистраль», приехал соревноваться с Лудде Ингвалом. Однако он никак не ожидал, что ему, как он тогда заявил, «придется соревноваться за второе место с русскими». После четырех гонок «Рашн Тим» и «Мерит Кап» Гранта Дэлтона набрали одинаковое количество очков. Судьба первого места решалась в последней гонке протяженностью восемьдесят миль. Экипаж Бородинова уступил, однако еще больше утвердив свой авторитет.

И наконец, Королевской регатой в Каннах завершилась напряженная программа российского экипажа в 1996 году. Наша яхта пришла первой в третьей и четвертой гонках. Но в заключительной гонке снова сказался громадный опыт Дэлтона. Мы стали вторыми в общем зачете, оставив за собой самого Ингвала. В общем, можно было смело, уверенно смотреть и двигаться вперед.

«Мы — страна величайших географических открытий и великих первопроходцев, — говорил тогда Маслаченко в одном из интервью. — Мы не должны были оказаться в стороне от этого грандиозного события. И кто-то должен был стать во главе. У нас есть все шансы победить, если соберем необходимую сумму. Нам нужно не более двух миллионов долларов. Для сравнения: годовой бюджет российской футбольной команды средней руки составляет пять-шесть миллионов долларов. Но нужной суммы мы пока не набрали. «Аэрофлот» с нами, "Внуковские авиалинии" тоже пока с нами. Но вот таким мощным организациям, как РАО Газпром или РАО ЕЭС России, Альфа банк, где все — болельщики «Спартака», мы почему-то неинтересны…»

А дальше возникли проблемы со строительством яхт «Гранд Мистраль». Недремлющие конкуренты хорошо постарались, чтоб сорвать проект. В результате дальнейшее строительство этих судов было прекращено. У наших оставался шанс на пару с экипажем Иигвала принять участие в гонке на побитие рекорда скорости для однокорпусных яхт.

Гонка должна была стартовать в Марселе и пройти через мыс Горн, Австралию… Маршрут трудный. Всего три пункта остановки, и в каждом не более двенадцати часов. При этом но условиям соревнований можно было заменить не более двух парусов. С учетом того, что яхты выполнялись по самой современной технологии, гонка была просто обречена стать сверхскоростной. Это своего рода «Формула-1» в парусном спорте. Они нацелились на побитие рекорда скорости для однокорпусных яхт — на пару с экипажем Лудде Ингнала.

Все шло по плану, даже чуть лучше. И вот грянул дефолт-98, который выкачал, подорвал и уничтожил все. «Рашн Тим» получила официальное письмо от президента России с благодарностью за труд, за все, что они сделали и чего не сумели сделать для своей страны.

А Лудде Ингвал с командой принял участие в гонке на побитие рекорда скорости Европа — Америка, и этот рекорд побил, чем наглядно подтвердил, что «Гранд Мистраль» — гонка для шкиперов и судов мирового класса.

Но не заладилось у всех, у всего проекта, роковым образом. Сказались «подводные течения», конкуренция других трансокеанских гонок, интриги, финансовые трудности. Не выдержал бюджет Пьера Феллмана. Маслаченко и Бородиной пожали друг другу руки. Поблагодарили товарищей по труду и судьбу за то, что подарила им незабываемые встречи, радость общения. Сюжеты пути к исполнению мечты.

Маслаченко отошел отдел. Он положил на них годы. И разочаровался. Но не в самой идее. А в непонимании! Он убежден, что престижу страны нужны именно гонки судов макси-класса, где чрезвычайно велика роль команды, ее профессионализм, слаженность действий. Он знает, как организовать столь грандиозный проект и как исполнить его на всех этапах и на всех уровнях.

Каждый день страна получала бы сообщения о ходе гонки, об участии в ней своего лучшего экипажа. Болела бы за него и гордилась им. Так же, как в тридцатые годы болели за своих летчиков, спасавших челюскинцев или совершавших перелет в Америку. Это тоже были спортивные маршруты отважных.

Он верит в то, что в его родной стране, где — хочу еще раз повторить — бюджет даже средней футбольной команды намного выше бюджета парусной кругосветной гонки крейсерских яхт, когда-нибудь это поймут. И тогда он снова бросит все и ринется гуда. Он никогда не опоздает. Так что будем ждать!








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх