Загрузка...


XPОНИКА ВРЕМЕН ПЕТЕРА КРОНА — 2

Омрачало настроение только одно: Клётцер, еще в марте заявивший, что по окончании сезона «ноги его здесь больше не будет», ушел в «Герту». Крон, зная характер «рыцаря Куно», еще весной стал подбирать ему замену. Поиски и перебор кандидатур закончились приглашением Руди Гутендорфа. Как теперь говорят — «все были в шоке». Легендарный защитник «Гамбурга» Вилли Шульц прокомментировал это известие для газеты по-своему, по-простому: «Ну, Крон, блин, дает! Он посчитал слишком большими запросы Макса Меркеля. Ладно. Но притащить сюда эту «райскую птичку», этого (не записывайте, заменю слово)… балабола… Ну что с Крона возьмешь, два сапога — пара».

Руди Гутендорф за свою тренерскую карьеру возглавлял 55 разных футбольных коллективов. Прописью — пятьдесят пять! Из них бундеслиговых (включая вторую БЛ) только восемь. Максимум его достижений в немецком футболе — это второе место «Дуйсбурга» в самом первом году существования бундеслиги. Гутендорф покидал рабочее место обычно неожиданно, и его уход обязательно сопровождался скандалом. По его словам, в неудачах команд, которые он часто бросал в разгар сезона (или его вышибали) виноваты всегда были клубные власти, отсутствие финансирования, плохие игроки и т. д.

Он уезжал работать в экзотические страны и там, конечно, был футбольный царь и бог. Количеству и названиям этих государств усладит слух любого путешественника-мечтателя: Антигуа, Гренада, Тринидад, Самоа, Ботсвана, Фиджи, Тонга… Но при чем здесь футбол? Тренировал он, правда, и сборные стран с приличной футбольной культурой — Чили, Боливия, Венесуэла. Нигде долго не задерживался. Он возвращался на родину, а за ним тянулся шлейф баек, слухов и сплетен. Да и сам Руди любил рассказывать о том, как вместе с Клаусом Кински снимал в Перу знаменитый фильм «Бёзевихт» (злодей), как в Чили пил виски с самим президентом Альенде… И бесконечные любовные похождения («Я люблю футбол и женщин»), вершиной которых был скандальный роман с «мисс Чили», что в немалой степени способствовало его увольнению с поста сборной этой страны незадолго до военного переворота 1973-го года…

«Гамбург» стал для Гутендорфа тридцатым по счету местом работы. Уже тогда «Абендблатт» иронизировал: «Этот парень поработал в таком количестве команд, сколько не наберется у десятка тренеров БЛ вместе взятых за всю их карьеру. Да, он нам покажет…»

Игроки с тревогой ожидали, какую конкретно «фишку» приберег новый наставник для них. Они знали, что в «Шальке», например, Руди устроил коллективное изучение английского языка. В том же Гельзенкирхене он в течение двух недель собирал игроков на тренировку в шесть утра и устраивал кроссы возле шахт, чтобы шахтеры видели, что футболисты тоже работают. «Здесь он нас в порт потащит на погрузочно-разгручные работы, что ли». Футболисты готовились к отпору.

Для «гамбургцев» у него была другая задумка, чисто футбольная. Гутендорф решил играть по остроатакующей системе с четырьмя нападающими. Это он-то, тренер-оборонец с кличкой «Ригель-Руди» (замОк-Руди)! Все его команды, включая «Дуйсбург», добивались успеха за счет численного усиления защиты. «У меня раньше не было в распоряжении таких игроков, как в «Гамбурге». Теперь будет просто пиршество атаки!»

Крон был в восторге. Менеджер тоже был поклонником «зрелищного» футбола. Играть с четырьмя атакерами — то, что надо! Разве не он, Петер Крон, убедил Клётцера выставить в ответном матче полуфинала КОК-77 всех четверых наличествующих в клубе нападающих после проигрыша на выезде 1:3? И выиграли ведь 3:0! Разве это не доказательство его правоты? Это другие считают героем той победы вратаря «Гамбурта Руди Каргуса, крутившегося, как белка в колесе. Ну и пусть считают…

А впереди действительно было кому играть. К классным по немецким меркам нападающим Штеффенхагену и Фолькерту Крон приобрел знаменитого «могучего мышонка» — Кевина Кигана. Он отдал за него немыслимые для бундеслиги (да и для английской лиги того времени) два миллиона марок. «Гамбург» перебил предложения «Реала», «Барселоны» и «Манчестер Юнайтед». После переговоров Крон гордо сообщил: «Голливуд. мертв — да здравствует HSV!»

Зеелер: «Они с Руди спелись тогда моментально. Крон и Гутендорф выезжали на остров Зюльт. там они расставляли на песке красные и зеленые флажки. Красные — границы поля, зеленые — игроки. Прикидывали в защите игру в линию, впереди — остроатакующие края по-голландски. Полузащита у них должна была быть по-бразильски изобретательной, а оборона — по-французски элегантной. На песке получалось неплохо…»

Первые трения между Кроном и Гутендорфом появились, ясное дело, с началом бундеслигового сезона. Кроме того, у самого Крона в связи с его политикой и демонстративным поведением в стиле «только я знаю, как надо» было достаточно недоброжелателей. Приглашение Гутендорфа, которого очень многие считали не Paradiesvogel'ем («райской птичкой»), а настоящим «анфан терриблем» немецкого футбола, наполнило до краев чашу недовольства Кроном. Если бы эти двое работали в связке, защищая друга друга и давая результат, то может быть, продержались в HSV подольше. Но вышло не так.

Стали проявлять недовольство игроки. Гутендорф раньше тренировал команды, целью которых было задержаться в БЛ. Он не ставил игру, он организовывал редуты. Игроков, класса попавших под его начало «гамбургцев», в распоряжении Гутендррфа никогда не было. Что мог Руди рассказать, например, Кигану такого, что тот не знал? Футболистам было просто неинтересно. Но кроме «творческих» проблем были и другие — Гутендорф пришел в команду, выигравшую европейский Кубок. «Гамбургцы», и ранее не бывшие образцом поведения, «расслабились» еще больше. Кроме того, игроки знали репутацию Руди, и он просто не мог стать для них авторитетом. Ну, и обычное — группки, зависть, разные зарплаты («Мы КОК выиграли, а у приглашенных больше бабок…»)

Играла команда ни шатко ни валко, Крон начал обвинять тренера и назвал приглашение Гутендорфа «ошибочным». Руди, давая интервью на стороне, валил всё на клубных руководителей и, конечно, на Крона. Началась перепалка — сор вывалился из избы! Склоку в клубе подробно, с каким-то садистским удовольствием обсуждала пресса («а мы предупреждали…»). Правление HSV пришло к выводу: «Достаточно». Момент, чтоб предъявить обвинения обоим, менеджеру и тренеру, был удобный — домашнее поражение от «Саарбрюккена», после которого HSV опустился на девятое место, и вылет из КОК от… «Андерлехта», что было особенно обидно.

Футболисты на президиуме объясняли, что им не нравится тренировочная программа Гутендорфа. Некоторые, в том числе и Магат, у которого заканчивался двухлетний контракт, во всеуслышание сообщали, что в клубе нездоровая обстановка, и продлевать соглашения они не собираются.

Президент Пауль Бентьен констатировал: «Кризис налицо».

27 октября 1977 года одновременно были уволены и Крон, и Гутендорф.


Петер Крон.










Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх