Загрузка...


МАГАТЮГЕНД

У «Штутгарта» начала этого века при отсутствии финансового капитала (18 миллионов евро долга накануне старта БЛ-2001/02) был замечательный спортивный капитал — футбольная школа. Игроки «швабской» молодежки составляли костяк юношеской и молодежной сборной страны. Вот на них, воспитанников «Югендхауза», и поставил тренер, удержавший команду от вылета. И не прогадал, да, собственно, других вариантов и не было. Единственное приобретение, которое сделал клуб уже зимой по настоянию Магата (летом 2001-го «Штутгарт» был единственным в БЛ, кто не подписал ни одного новичка — денег не было) и на которое Рюссманн исхитрился добыть семь с половиной миллионов евро — португальский центрбек Фернандо Мейра.

В клубе оценивали ситуацию реалистично и требовали от Феликса закрепиться «где-нибудь в середине», в районе десятого, плюс-минус два места. Восьмая позиция в чемпионате и возможность пробиться в КУЕФА черев Интертото были признаны вполне успешным результатом, и Феликс, не подгоняемый руководством, получил возможность работать дальше.

Ну а в следующем сеэоне-2002/03 и произвел магатовский «Штутгарт» упомянутый выше фурор. И блистали в команде наряду со звездой первой величины Балаковым люди, воспитанные тренером Магатом: Кураньи, Александр Глеб, Андреас Хинкель, Христиан Тифферт. У Магата заиграли затем Какау, Филипп Лам, Марко Штреллер…

Что интересно, футболисты «Штутгарта» отзывались о Магате в основном положительно и на изнурительные тренировки особо не жаловались! Безусловно, были и трения по разным поводам. Например, Александр Глеб считал, что Магат не полностью использовал его потенциал как «шпильмахера», но при «живом» Балакове об этом в принципе не могло быть и речи. Позже у Александра, судя по его интервью, осталась только одна обида на Феликса: «Он отказался взять в команду брата Вячеслава, наверное, считал, что ему одного Глеба достаточно…». Сам Балаков отзывался о Магате с огромным уважением: «К зиме 2001-го мое моральное и физическое состояние достигло низшей точки, я просто не знал, что делать. Заканчивать боялся, а играть было просто мучительно, я попадал в состав всё реже и реже. Назначение Магата я воспринял настороженно, но потом признал его «подарком небес». Феликс мне доверял, и этого было достаточно… Тренировки? Если хочешь быть в наилучшей форме, тренируйся и не хнычь, в этом я был с ним солидарен…»

Магат (интервью, осень 2002): «…Говорите, Балакова не узнать, он играет, как в молодые годы? Я ведь раньше тоже играл на этой позиции и понимаю проблемы «шпильмахера». Его, ветерана, сдвинули с привычного места. Я просто вернул его туда, где он может принести наибольшую пользу. Он отличный игрок с настоящим характером, мы относимся друг к другу с уважением и; доворием (…) На Балакова, а также Бордона и Сольдо я мог опереться. Вокруг их опыта и умения можно было строить молодую команду. Их мнение о команде и об игре меня интересует больше других, и я часто принимаю решения с учетом наших с ними разговоров (…) Молодые же должны провести пару-тройку лет в профессии на хорошем уровне, вот тогда можно и их послушать. Это не значит, что я с ними вообще не разговариваю, нет. Я обсуждаю с ними их личные действия и перспективы, о командных с ними говорить рановато…»

И, важное: «…Почему раньше у меня возникали конфликты с отдельными игроками? Я всегда хотел «извлечь» из футболиста максимум того, на что он способен. Допускаю, что был чересчур прямолинеен и бескомпромиссен. Сейчас я немного отпустил вожжи…»

…Возможно, Феликс имел в виду послабление относительно «бухла», к которому он прибегнул после спасения 2001-го года. Он только предложил игрокам не оттягиваться пивом сразу после матча, поскольку «организм уставший и ослабленный», и установил два разрешенных вечера для небольшого распития пива — по вторникам и по пятницам…

Магат, не меняя ни тренировочных методов, ни отработанного до мелочей стиля отношений, предстал в «Штутгарте» уже не только «спасателем», тренером «крутых мер» и «короткой дистанции», но и воспитателем и постановщиком игры. Пресса сравнивала молодую команду с «жеребятами» Хеннеса Вайсвайлера — менхенгладбахской «Боруссией» времен Нетцера, Фогтса, Виммера и Хейнкеса. Более лестное сравнение трудно было придумать, поскольку ту «Боруссию» любили по всей Германии и желали ей успеха в борьбе с мюнхенской «Баварией».

Так и «Штутгарт» времен Магата полюбился публике и приобретал поклонников по всей стране. В опросе, проведенном осенью 2003-гo телекомпанией SAT1, какую из двух одновременно начинающихся игр Лиги чемпионов показывать впрямую — «Баварию» против «Селтика» или «Штутгарт» против «Рейнджерс» из Глазго — с трехкратным перевесом «победил» «Штутгарт»: 75 процентов зрителей проголосовали за показ именно его матча…









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх