Загрузка...


ЭНДШПИЛЬ

Разговоры о завершении карьеры остались, разговорами. Магат, узнав, что Хаппель «подписался» до июля 1985-го, тоже продлил договор, сначала на год, а затем еще на год..

Но участившиеся травмы и заранее объявленный точный срок завершения карьеры заставили Нетцера поторопиться с поисками преемника. Осенью 1984-го самой главней юной надеждой немецкого футбола был 17-летний ганно верец Максимилиан Хайденрайх. Нетцер разглядел в нем возможного наследница Магата и стал склонять к переходу в «Гамбург». «Как раз за полтора сезона, которые Феликс рассчитывал еще поиграть, этот парень обтесался бы у нас, подрос, проникся бы стилем игры», — рассказывал позже Нетцер.

Но отец юного дарования Клаус, сам бывший футболист «Ганновера», потребовал для сына контракт «полного профи». Такой договор для молодых могли тогда позволить себе, только «Бавария» и, пожалуй, «Штутгарт», Переговоры закончились ничем, Хайденрайх остался в своем клубе, позже поиграл в разных командах первой и второй бундеслиг, но в «Магаты» так и не выбился. Хайденрайх только один из многих, кого планировали на замену Феликсу…

Магат: «Нет, никто меня из команды не выталкивал, что вы, наоборот, я мог продлить контракт в любой момент. Это я сам твердо сказал Гюнтеру, что после ЧМ-86 уйду. И он как менеджер действовал совершенно правильно. Мы с Нетцером тогда много разговаривали не только о том, что будет после моего прощания с игрой, но и после его ухода из клуба. Шутки на тему «ты придешь на мое место» воплотились во вполне серьезные разговоры, а позже и в конкретное предложение».

Магат как человек осторожный, да еще с шахматным мышлением, свои жизненные «ходы» прочитывал загодя. Уже весной 1985-го было объявлено, что менеджер Нетцер покинет HSV летом 1986-го и этот пост займет многолетний капитан и гордость клуба Феликс Магат. Каким менеджером станет Феликс, предсказать, понятное дело, никто не мог, но никто и не засомневался тогда, что Магат больше других претендентов пригоден для такой непростой должности.

Обеспечив себе заранее желанный вариант послеигрового будущего, Феликс сосредоточился на последнем сезоне. Он хотел поставить восклицательный знак в конце своей карьеры. И, мне кажется, сумел это сделать.

«Шпильмахер» Магат был крайне важной составной частью сборной ФРГ на ЧМ-86 в Мексике, что подтвердил позже и сам Беккенбауэр, оценивая итоги ЧМ и выступление отдельных игроков: «Одновременное отсутствие на поле Маттеуса и Магата могло полностью расстроить нашу игру. К счастью, этого не случилось. Одновременное их присутствие укрепляло построение и давало уверенность в положительном исходе. За Феликса я особенно рад. После такого количества травм и операций, в 33 года отыграть на мексиканской жаре так, как это сделал он, не каждому под силу. Но я с ним давно знаком и знаю этот характер». Кайзер если уж ругал, то ругал по максимуму, если хвалил — тоже не сквозь зубы!

Из Франкфурта, где огромная толпа болельщиков приветствовала возвратившуюся из Мексики команду с «серебряным» успехом, Феликс прилетел в Гамбург в два часа ночи второго июля. В девять часов утра новый менеджер HSV появился на работе. Начиналась другая жизнь.

Часто можно прочесть: «Имярек занял пост тренера (менеджера, президента) в трудное для клуба время, но благодаря кропотливой работе скоро вывел его в чемпионы (если тренер), повел толковую кадровую политику (если менеджер), организовал работу и оздоровил финансово (если президент). К менеджерской деятельности Магата такой штамп неприменим при всем к нему, Феликсу, уважении. И время тогда в «Гамбурге» было далеко не самое трудное, и не скажешь, что так уж поспособствовал Магат своими действиями усилению, а, следовательно, и удержанию «Гамбурга» на лидирующих позициях в немецком футболе.

Я бы сказал, что у него были достаточно благоприятные условия. Кадровые потери летом 1986-го, конечно, были: переход футболиста Магата на должность менеджера и уход Вольфганга Рольффа в Леверкузен. Но Кальтц, Якобс, Штайн, фон Хеезен в клубе оставались, имелась грамотная молодежь. И, главное, у руля по-прежнему находился Эрнст Хаппель, продливший контракт до лета 1987-го. О пополнении команды позаботился перед уходом Нетцер. Благодаря его усилиям в команде оказались защитник Дитмар Байерсдорфер и нападающий сборной Польши Мирослав Оконьски. Еще двоих новичков — защитника Томаса Хинца и полузащитника Сашу Юсуфи, сына знаменитого игрока сборной Югославии 60-х годов Фахрудина Юсуфи, привлек в команду уже Феликс.

Так что у Магата было время освоиться на новом месте работы. Его деятельность оценивали через сто дней и руководители клуба, и игроки, и зрители. Все рассыпАлись в комплиментах, все были довольны новым менеджером. Президент Кляйн: «Феликс не просто оправдал наши ожидания — он их превзошел! Магат хорош и в отношениях с игроками, и в работе с фанами». Бывший товарищ по команде Томас фон Хеезен: «Я могу только поздравить Феликса со стодневным юбилеем безупречной работы». Общее мнение болельщиков: «Нетцер держал дистанцию и общался только с VIP-ами и верхушкой фан-движения, а Магат открыт и доступен. Он разговаривает с фанами и прислушивается к их мнению, он устраивает для болельщиков всякие шоу и собрания, интересуется их жизнью…». Умилительная картина — все довольны менеджером и ждут от него великих свершений во славу любимого клуба.

Главным, конечно, было то, что HSV хорошо играл и показывал хорошие результаты. В сезоне-1986/87 «Гамбург» стал вице-чемпионом и завоевал Кубок страны, то есть клуб продолжал подтверждать репутацию лидера. Но конец этого вполне удачного сезона стал испытанием для Магата — великий Хаппель после двадцати шести лет работы за границей возвращался в Австрию.


Сборная ФРГ перед четвертьфинальным поединком ЧМ-86 с хозяевами — Мексикой — в Монтеррее. Стоят (слева направо): Лотар Маттеус, Харальд «Тони» Шумахер, Томас Бертольд, Ганс-Петерс Бригель, Дитмар Якобс, Феликс Магат. Присели: Карл-Хайнц Ферстер, Клаус Аллофс, Андреас Бреме, Карл-Хайнц Румменигге, Норберт Эдер.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх