Загрузка...


Глава 16. Танец аистов. Встреча с атлантом

На пятом ярусе мы недолго постояли в тени. Пауза закончилась, тихо началась новая музыка. Стали заходить пары. Я ожидала увидеть подобное предыдущему, но ошиблась. Девушки были одеты в изящные наряды, на головах разнообразные головные уборы, все в них было очаровательно. На мужчинах рубахи из тонкой материи на голом теле, чуть прикрывающие живот, и шаровары из еще более тонкой материи, прихваченные поясом.

Музыка становилась громче, она была мягкая, задумчивая. В круг света вышла причудливо одетая пара, наряд напоминал оперение аистов. Движения и позы также напоминали этих элегантных длинноногих птиц, копирование было умелое.

— Сейчас мы видим любопытную картину, — услышал я знакомый голос. — На этой ступени обучения сами ученики из жизни берут упражнения эротического восприятия, другие являются учениками. Сейчас исполняется брачный танец аистов. Цель — эротически воздействовать на канал чувственности у мужчин и женщин и выяснить, какие энергоцентры среагируют. Если только половые, то они останутся на этой ступени обучения. Если более высокие, то они перейдут на следующую, и будет продумана соответствующая программа обучения.

Женщины сейчас воздействуют на мужчин, стараясь взять свободную энергию и направить на сердечный центр. Потом они поменяются местами: мужчина будет свободную энергию посылать в половой центр женщины. Одновременно она будет касаться мужской плоти. Это будет та же проверка, только уже для двоих.

Такие проверки повторяются каждый день, партнеры меняются, т. е. идет более полная проверка, на какие энергоцентры в первую очередь ориентирован канал чувственности. Если на половой, то в воспитании допущены ошибки, их надо выявить и исправить, проверить всю программу обучения.

— Я поняла: вы вначале максимально раскрываете канал чувственности, используя эротическое восприятие и энергию полового центра для общей гармонизации развития. Затем переключаете канал чувственности на сердечный центр и закрепляете эту связь. А здесь уже идет проверка.

— Да, идет проверка всех, включая меня. Но здесь и закрепление, поскольку заранее дается ученикам тема. Они предупреждены и активно принимают участие в подготовке.

Пока мы говорили, представление развернулось вовсю. Между «аистами» все активнее происходило ухаживание, танец становился все более откровенным. Было впечатление, что присутствующие впервые его видят, они улыбались. Голос наставника пояснил:

— Каждое представление готовится втайне, знаю об этом только я.

Тем временем танец изменился. «Аисты» уже были полуобнаженные, видимо, разочарованные друг в друге. В итоге девушка-аист подбежала к одному из мужчин и стала движениями приглашать его в полутень, а мужчина-аист — свободную девушку. И парень и девушка приняли участие в этом представлении. Девушка-аист, увлекшая парня в тень, касалась, обнималась, возбуждая его. Было темно, оставалось только догадываться. Похожая сцена происходила и со второй парой. Через некоторое время девушка-аист увлекла в темноту другого мужчину. А первый вернулся на свет, делал легкие движения, как бы продолжая танец. Возбуждения не было, он был рад и не скрывал этого.

— Половой цветок медленно вращается, — прозвучал голос, — ему придется пройти еще одно испытание, он задержится на этом ярусе.

В это время происходила сцена с девушкой, и я заметила, что туда подошла жрица в белом.

— Жрица пытается энергетически воздействовать на ее половой центр, — объяснил наставник, — но энергия тут же уходит на цветок творчества. Девушке хочется танцевать и петь, она еле сдерживается, чтобы не запеть. Очень хорошо. Наверное, не стоит здесь больше задерживаться.

Мы поднялись на следующий ярус. Сразу почувствовала знакомую обстановку: спортивное снаряжение, всевозможное оружие вдоль стен. Единственное отличие — все пространство заполняла музыка и было много света. Мужчины и девушки парами находились на мягких коврах, шло изучение боевых искусств. Я отметила, что бои ведутся без касания, и уровень высок. Движения напоминали элементы сложных танцев.

Вдруг я заметила, что на куче подушек полулежал атлант, задумчиво крутил между пальцев ромашку и смотрел на бой ближайшей пары. Почувствовала удивление наставника и его голос:

— Не ожидал его увидеть здесь. Что меня в них восхищает, это умение увидеть красивое во всем. При восхищении затратить энергию и восполнить ее с избытком. При этом все равно будут уверять, что жить и понимать красоту можно при очень низких энергиях. Философия богатого, который насытился впрок.

Атлант нас заметил и радостно заулыбался наставнику. Перевел взгляд на меня и с развалившейся позы перешел на аккуратное сидение. Диалог между ними происходил образный, очень быстро менялись картины и символы, и я поняла только общее в разговоре: витиевато поприветствовав, атлант сообщил, что он здесь не мешает. Наставник с иронией спросил, что он увидел красивого в сражении между девушкой и мужчиной, а не между мужчинами? На что атлант искренне ответил, что это случайность, эта пара оказалась ближе у входа. Наставник продолжил:

— Какие будут результаты? Картина?

— Нет, вижу все в металле. У девушки кошачьи движения. Я изучал скифское мастерство, попробую воплотить.

— Не забудь указать свое имя.

— Зачем лишний труд?

Я смотрела на них со стороны, и было глубокое понимание их различий. Атлант, как ребенок, даже мысленно разговаривая, округлял глаза, похоже, всегда был искренен. Гиперборей же был мудр, строг и приветлив.

— Как вы уживаетесь, такие разные? — невольно вырвалось у меня, да еще по привычке вслух.

Атлант ответил быстрее, чем наставник, пытаясь произнести голосом на моем языке. Выглядело это смешно, какие-то округлые звучания, диссонанс был очевиден. Наставник улыбался. Тем не менее атлант образно продолжил:

— Нам легко ужиться именно потому, что мы разные, он — маленький, а я — большой. Возьми ведро крупной фасоли и ведро гороха, смешай вместе — получишь опять ведро.

Я услышала мягкий раскатистый смех наставника. Меня это просто потрясло, совсем не ожидала, что он умеет смеяться. И все же он иронично отметил, — вот народ, не выберется из детского возраста.

— Конечно, что там какие-то 700 лет, — пошутил атлант, намекая на средний возраст тела.

— Мы действительно легко уживаемся, — обратился наставник ко мне, — несмотря на то, что мы с разных «планет», но первым делом думаем, как бы не помешать соседу.

Я про себя подумала: «А ведь это жизненная позиция. Как бы мне кто не помешал — вот здесь уродство». Наставник как-то мягко смотрел на меня, и я почувствовала, такая позиция необходима. Но главное — всегда состояние приветливости и благодарности.

Голос жреца прозвучал во мне, — я смотрю на атлантов и на нас с позиции вековой мудрости. Люблю и уважаю, и все же ощущаю их и нас, как цветы поутру и цветы в полдень. Тебе пока это трудно понять, мешает запах ковыля и степной ветер. Но ты еще очень молода…

— А я ее знаю, — вдруг сказал атлант, — мы о ней на совете говорили. Ей дана высокая оценка. Собственное минимальное время ее — 400 лет, но я думаю, она нас догонит.

Наставник закончил разговор, попрощался, а мне предложил подняться на следующий ярус. Я поспешила за ним, думая об атланте: «Как он такой большой проскользнул сюда незамеченный?», а наставника спросила:

— Зачем здесь, в храме любви, школа боевых искусств?

— Мы учим управлять энергией не только в любви. В учении борьбы ученики убеждаются, что побеждает не сила, а умение, гибкость мышления. Где сопротивление жестко, там ломается. Это проявляется во всем в жизни, а в боевых искусствах наглядно. Они позволяют развивать энергетику. Движение не должно быть законченным, одна фаза переходит в другую, видимая в невидимую. Изучая внешнее движение, они невольно осваивают внутреннее, и это превалирует. Особенно важно внутреннее движение в искусстве, там нет места итогу.

Если человек не сумеет непосредственно овладеть энергией, то у него возникнет потребность в создании всяких приборов и устройств, и развитие всего человечества пойдет очень сложным путем. В духовном плане человек может пойти по двум путям развития:

1 — развиться духовно, гармонизуя только внутренний космос, постоянно отчуждая внешний мир и телесное. Это путь созерцателя, творческое начало пассивно.

2 — это преобразовывать внутренний и внешний мир, стремясь к гармонии между ними. Это путь созидателя.

Используя медитацию, как основной метод своего преображения, легко уйти на 1-ый путь. Но человек, полюбивший движение в широком понимании, уже не перейдет на первый. Поэтому мы постоянно учим движению как в танцах, так и в боевом искусстве. Мы учим развивать внутреннюю силу.

При этих словах он пальцами взял головку бронзовой змеи, обвивающей его руку от запястья до локтя, и она легко соскользнула, распрямляясь и освобождая материю накидки. Я от удивления протянула руки, и он дал мне ее рассмотреть. Это была кобра толщиной с палец, я почувствовала вес, твердость и попробовала согнуть. Не поддается. Я увеличила усилие, в металле послышался хруст, и змея лопнула. Наставник смешно изобразил удивление:

— О, сильные руки! Но пойдем, нам еще много надо успеть.

Повернулся, чтобы уходить, взял две половинки змеи и, подходя к лестнице, соединил их вместе. А потом плавным движением накрутил змею от запястья до локтя. Я почувствовала такое удивление, как будто голова стала колоколом.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх