Загрузка...


Глава 1. Мудрость

21 июня 1994 г. 3. 15 утра.

Я проснулся от света. Стою в комнате, где происходило предыдущее свидание с загадочной Незнакомкой. Никого нет, я один. Подошел к креслу. Накатывали волнами воспоминания о прошлом свидании, ее свобода и смелость восхищали. Вдруг услышал шорох, обернулся. Из-за полога вышел пес, на голове голубой бант. Он прошел к креслу, коснувшись меня хвостом. Сел, посмотрел мне в глаза и тряхнул пару раз головой, пытаясь сбросить бант. Потом уставился на полог, там стояла его хозяйка.

На ней фиолетовый бархатный жакет, синяя юбка до пола, голубая бахрома на подоле, концы ее позолочены. Спереди юбка приподнята, видны ноги в сандалиях. Широкий пояс вишневого цвета поддерживал грудь. Белая блузка с манжетами, застегнутыми золотыми брошами. На стоячем воротничке — крест на крест золотая цепочка. Концы цепочки ложатся на грудь, на них висят бляшки-чеканки: справа — солнце, слева — месяц. Волосы туго сплетены в две толстые косы, уложены спиралями по левую и правую стороны головы и удерживались лапками крупного золотого рака. Клешни смыкались надо лбом, как венец. Глазки рака сверкали крупными рубинами.

Она искоса наблюдала за мной. Не знаю, что сказать, растерялся. Я уже привык к ее простым одеяниям и не ожидал такой строгой изысканности. Она продолжала, не мигая, смотреть на меня. Подошла к креслу. Пес привстал. Тыкал носом в ее локоть, видимо подталкивал ко мне.

— Мы с тобой видимся, когда ты не ожидаешь, когда забываешь обо мне.

— Я до сих пор не верю в реальность…

— Замечательно.

— Почему?

— Я — женщина, или ты любишь меня как человека?

Я уловил иронию в голосе, но не понял. Само сказалось:

— Как женщину.

— Что ты чувствуешь ко мне?

— Я не умею говорить о любви.

— Когда мужчина находит правильные слова о любви, нет места глубокому чувству. Слова — это результат уже пережитого. Что ты сейчас чувствуешь?

— Не могу разобрать на детали, всего так много и все так едино. Прислушиваюсь к себе и нахожу то нежность, то жадность, то беспредельную щедрость. Меня пугает конкретность, она что-то обесценит.

Я замолчал. Она не торопила, выждав паузу, осторожно спросила:

— О чем молчишь?

— Я в восхищении и поражен моим состоянием. Такое очень редко бывает, а с тобой оно — постоянным фоном и даже мешает думать. Я сделал открытие: сильнейшим наслаждением является обожествление, а не обладание. Надо же, обладание мне не интересно, оно какое-то плоское, жалкое, скудное.

— Что ты чувствуешь, когда я обнажена?

— Меня лихорадит. Чувства, ощущения… трудно осмыслить. Вместе с восхищением приходит робость. Хочется тебя, как ребенка, оградить от всего. Когда вижу твое веселое настроение, хочется ласкать…

Она беззвучно смеется, — как ребенка?

Я молчу, растерян и смущен, как будто меня раздели. Ляпнул, видимо, из чувства самозащиты, — все-таки ты не в моем вкусе, — и сразу пожалел об этом.

— Твой идеал — обычная выдумка. Я добилась, ты начал понимать красоту. Меня забудешь, но то, что я подарила, останется в тебе навсегда. Возможно, мы встретимся столь нескоро, что в следующей жизни ты будешь другим.

Я сосредоточился на ней. Пытаюсь понять ее, увидеть. Она улыбнулась:

— Кстати, тебе приходилось быть женщиной. Ох, и вредная была бабенка. Она пережила много супругов и всех тиранила. С годами становилась все изощренней в ласках и все более требовательной в миру. Наплодила много детей и все же оставила мир сей. Многие с облегчением вздохнули, особенно священник местного прихода. Похоронили тебя с почестями и даже надгробие было с почтеннейшей эпитафией. Но какой-то охальник заменил его глыбой, очень напоминающей фаллос, на что местный священник быстро среагировал и всю неделю отпускал грехи всем мужчинам.

Видя мою обалделую физиономию, она слегка прикрыла рот рукой и беззвучно смеялась. Когда я пришел в себя, она уже разразилась нормальным смехом.

— Если возникла ситуация, не способствующая разговору, а мужчина не делает попыток улучшить, то надо самой, пусть глупо, но пошутить. Ох, от собственной глупости даже жарко стало.

Она стала снимать жакет. Я помог. Она продолжила:

— Любопытный вопрос: почему мужчины предпочитают любить глупых женщин, а умных — только уважать?

— Что такое любить? В этом есть и уважение.

— Я не об этом. Я о противоречиях в поведении человека. Он пытается управлять своими чувствами, но часто можно слышать: «Сердцу не прикажешь». Внимание человек направляет на внешнее, изучает это внешнее, чтобы использовать. Он глубоко убежден в первичности всего материального и может понять закономерности лишь вне себя. Но многие явления затрагивают связь между сутью человека и средой, здесь его неразвитое сознание беспомощно. Ваши ученые делают попытки разобраться в трех ипостасях: физиологии, психологии, уме. Познания в этих областях ограничены, поскольку не затрагивают основы — сути человека. Ее ядром являются чувства — законы космоса. Ученые отрицают это, они уверены, что чувства — это результат психической деятельности человека и определяют качества натуры. Ученые считают, что чувства можно развить, так как воспитанный человек проявляет чувства, а невоспитанный — примитивен. Многие путают эмоции с чувствами, чувство такта с культурой, хорошие привычки с… тактичностью или сочувствием.

Воспитанием можно приоткрыть чувства или заглушить их, но и только. Чувство невозможно приобрести и развить, если в исходном положении оно равно нулю. В любой галактике, в любой Вселенной единый принцип распределения энергии и информации от большего к меньшему. Необходимо затрачивать усилия на приумножение духовного или… приобретение и развитие материального, иначе клетка станет «умнее» человека. Чтобы испытать вдохновение, восторг, необходимо затратить труд на свое развитие. Человек вашей эпохи склонен получать простые удовольствия при меньших затратах, а свои возможности определяет и ограничивает умом. Ум тесно связан с миром иллюзий. Он лежит на поверхности сути, поэтому легче брать что? Конечно — иллюзии, обосновав их логически. Ученые считают, если разграничить, то легко осмыслить, а потом понять и осознать. Такая позиция приводит к ошибкам. Подыскивая объяснения, они заблуждаются, поскольку не там ищут. Во всех явлениях, касающихся человека и души, нет границ. Так и в понимании должна присутствовать интегральность. Легко написать, но написанное понять другому трудно. Человек написавший считает, что проще и ярче не скажешь, почему? Потому что он говорил сам с собой. Вы считаете, слово познали лучше, чем ваши предки, но в действительности вы научились блефовать. Вы потеряли! Потеряли мир ценностей. Приобретший материальное благополучие никогда от него не откажется, будет только на пути увеличения оного. Весь ум направит на подтверждение своей правоты. Для такого лучше синица в клетке, чем аист в небесах, он не потянется за высшим. Единственное, что остановит — пресыщение, отвращение к своему образу жизни. Накоплено столь много лживого, что остается одно — отречься. У вас изменения начнутся, когда имущий все потеряет, увидит низость свою, слепоту свою. И начнется прозрение. Слово давно сказано: «Обрящет тот, кто ничего не имеет. Прозреет тот, кто очистится. Начало пути едино для всех — через жертвенность, через страдания, преодоления себя»…

Она сделала паузу, а мне на память пришли строчки: «Ты ищешь слово мудреца? Найдешь его ты у немого. И взгляд ты встретишь у слепого и в нем себя увидишь до конца».

Незнакомка дождалась моего внимания и продолжила:

— В пути источится кора мира иллюзий, и вы приобретете прочность сути для защиты мира реальностей. Знаний накоплено много, но они должны прийти вовремя. Вы духовно должны быть готовы к знаниям, иначе они будут не востребованы, утрачены, и пройдет немало времени, прежде чем снова их откроете. К приобретению знаний нельзя относиться как ребенок к игрушке, а нужно быть скупым рыцарем. Каждая крупица мудрости бесценна потому, что будет востребована вовремя. «Знания в перспективе» даны для новых переживаний, для новой радости. Знать — это не значит суетиться, чтобы применить знания. Если знания приводят к суете — это ложь. Необходимость в действии человек почувствует, познав Недеяние.

Когда византийский монах приходил к вятичу и нес слово Христа, вятич выслушивал его с хитрым прищуром глаз, оказывал уважение, но не торопился бежать в Новый Иордан для омовения. А ваши писатели назвали это русской ленью. Женщине дали равные права с мужчиной и сделали еще большей рабыней, лишив главной привилегии — хранительницы домашнего очага, т. е. царицы отношений.

Заметив мое удивление, она сказала, — да, да, именно это утверждало ее статус. Привилегии зачастую переплетаются с обязанностями, и если не знаешь, какую выгоду можешь получить, не спеши пользоваться привилегией, так же как и правом. Право может стать обязанностью, и наоборот, в зависимости от ситуации. У вас дали «свободу» женщине и она забыла о тайной, внутренней свободе, о том, что она имеет право быть царицей отношений. Поэтому зачастую из любви творит дружбу, а из дружбы — любовь. От этого она постоянно чувствует ущербность, что окончательно мешает ей найти тишину и быть мудрой. Василиса Премудрая отчужденно смотрела на мир, не отождествляя ничто материальное с собою, она понимала — реальны только чувства. Для нее Иван Царевич внешне так же безобразен, как она для него, но она предложила себя в жены. Потому что не отождествила его облик со своим, а мир реальностей у них близок. Она и дальше сохранит себя как символ мудрости, щедро раздаривая свою сокровищницу. Все так же происходило и с Еленой Прекрасной. И я дарю тебе все, что имею.

— А ты мудрая?

— Настолько же мудрая, насколько греховная, — весело сказала она.

Я понял, что ирония относилась к моим косным представлениям о грехе и мудрости.

— Раньше мне казалось, что я понимаю мудрость, а теперь не уверен.

— Не все так просто. Мудрость — это применение знаний в масштабах реального времени. Не вовремя данный совет — глупый совет, ведь у каждого свое время… Мудрым нельзя быть в одиночку, только среди людей. Накопленные знания иногда представляются как стройное здание, но все может рухнуть в один момент, и начинать придется сначала.

— Так это бесконечно?

— Нет, поскольку в твоем мире реальностей есть ценности, которые являются фундаментом. Если мир реальностей закрыт, не станешь мудрым, если открыт, то всегда будешь надстраивать здание. Сложность в том, что мудрость связана с красотой. На определенном этапе ты считаешь, что постиг мудрость как красоту, а у красоты нет предела, она всегда в движении, всегда изменчива. И мудрость изменчива. Многие люди впадают в заблуждение, начиная познавать мир с красоты. Восприятие красоты нам дано от Бога, а мудрость выглядит как игра воображения, как свойство ума. Накопил знания, и кажется, что уже мудр, и думаешь — надо осознание с красоты начинать. Но будешь плутать в лабиринтах своих эмоций, и не дано будет полета. Только мудрость дает восприятие в красоте беспредельности, глубины, и человек испытает потрясение от красоты. Такие вырываются вперед, готовые к самопожертвованию, чтобы открыть красоту всем, забывая, что люди не готовы к этому. Иванушка-дурачок, не достигнув даже зрелости, понял это. Его порыв был настолько могуч, что он растворился в вас, став главным элементом архетипа. Он остался в сказках чем-то нереальным и не вошел в когорту святых. Сейчас даже невозможно с ним встретиться. Один Ершов, будучи ребенком, увидел все это, и его сильное впечатление через 30 лет выплеснулось в великую сказку. А вы воспринимаете как выдумку, и мало кто догадывается, что он соприкоснулся с мудростью и сделал бросок к красоте.

— Так вот почему мудрых так мало. Мудрость дает новое восприятие красоты, а красота дает стимул к приобретению более высшей мудрости. Сложно это. Постоянно идет процесс созидания и разрушения. Для понимания жизни не хватит.

— Хватит. Важно, чтоб хватило мужества, тогда в процессе познания формируется вера, которая как цемент схватывает, превращает постройку в фундамент. Но к вере вы относитесь как к чему-то абстрактному, в лучшем случае напоминающему интуицию. А ведь только вера помогла выжить вашей интеллигенции и всему народу в битве со слугами тьмы.

— Ты имеешь в виду Отечественную войну?

— Да, но я бы назвала ее братской, поскольку брат убивал брата, сестра сестру, отец сына, сын отца. Большинство людей Европы и России имеют общие корни.

— Мне помнится в сказке Ершова главный герой — конек-горбунок, он дает советы и выручает Иванушку…

— Видимо, многие не понимают. Конек — это же мечта, русичи любили мечтать. Кстати, ты догадываешься, почему у конька два горба?

— Нет, я не задумывался. Читал в детстве несколько раз, но думать не приходилось.

— Первый горб — это надежда, она ведет, она впереди в любом деле. Второй горб — вера, опора в любом деле. Сам конек летает как птица — только мечта может опережать. Все остальное в сказке — это соблазны, которые приходится преодолевать, их ценность иллюзорна.

Она ждала моего вопроса, но я мучительно вспоминал содержание сказки. И она продолжила:

— Облик горбунка сложился естественно. Первые подобные сказания появились около 5 тысяч лет до рождества Христова. В те времена на этих землях многое было по-другому. Лошади не были распространены, зато были верблюды, у которых в горбах мудрость. Символом мечты, вдохновения или полета, был летающий Единорог, поэтому в сказаниях часто упоминались верблюды и летающие кони. Облик синтезировался и в народной памяти сохранился.

— А красавица, это — любовь?

— Какая любовь? В любви сделок не бывает. Красавица — это символ красоты, такой же как, к примеру, в «Золотом петушке». А что ты скажешь о Сивке-Бурке, вещем каурке?

— Опять загадки?

— Уши — это врата, через которые Иванушка попадает в свой мир реальностей и становится добрым молодцем, поскольку там он приобретает мудрость, красоту и веру, т. е. живет истинной реальностью. Ну а загадки? Что ж, сказки пишут, чтоб воздействовать на детское воображение с надеждой возврата к ним в зрелые годы. К сожалению, вы быстро прощаетесь с детством.

— Ко мне пришли мысли насчет веры и мудрости. Ты хорошо сказала, что вера — опора. Человек верит бездумно. Он считает, если понял или осознал, то значит верит. А он всего лишь поверил! Человек верит, не потому что осознал, а потому что дело соответствует сути, соответствует тому, что связывает его с предками — самой прочной опоре в подсознании. Мудрость нужна для… осознания себя в вере. То есть приобрести физическую силу веры. А критерием здесь только гармония и красота, те мировые константы гармонии, которые заложены в нас изначально. Мудрость — это мой путь знания, потом осознания. И этот путь подтвержден жизнью предков и моею. Знания сами по себе не дают веры, мудрости. Не хватает чего-то. Сколько бы я ни знал, все равно буду сомневаться. Поэтому вера — это не игра в согласие, а реальная сила, связующая меня с предками — с моим бессознательным. Вера не порождает мудрость, надежду, любовь. Но она порождает состояние, которое мы называем ясновидением. Вера формирует и развивает психоэнергетику как реальную физическую силу. Ведь сказано: «Уверуй — и откроется тебе». Не кто-то откроет, не ты откроешь, а «откроется». В быту для нас опорой является жизненный опыт, знания. А в чувствах, в духовном развитии опорой может быть только вера. То, что отфильтровано опытом предков, но не проявляется в сознании, т. е. я не знаю предков, не помню, а вот на тебе! — они для меня архиважны, хочу я того или нет. Твоя интерпретация образов сказки Ершова мне раскрывает сказку по-новому. Кобылица — есть время. Она белая, прекрасная. Прибегает, когда поле созревает, беспокоит сознание. Сознание совершает путешествие во времени, в прошлое, по пути предков. Поэтому Иванушка-дурачок садится задом наперед, и приобретает из прошлого самое ценное — настоящую веру и надежду. Кобылица дарит все: и материальное богатство и духовное. Прошлое вносит определенность в современный мир ценностей. А наездник прочно держится за хвост во время путешествия. Видимо поговорка «задним умом силен» означает — силен памятью предков. Перо Жар-птицы — это материальное творение, очень красивое, что будит в нас чувство прекрасного, и пером хочется владеть. Ну неужели Ершов видел это и закодировал в образах?

Незнакомка звонко рассмеялась, — как хорошо говорил, а закончил нелепицей. Человек на самом деле живет две жизни: одна проходит подспудно, он об этом не догадывается, вторая проходит в мирской суете. То, что предками заложено, проходит на подсознательном уровне в первой жизни. Жизнь глубинной памяти вся в символах, а бытовая конкретна. Если нет согласия между этими жизнями, человек испытывает беспокойство, страдает. У творческой личности возникает потребность высказаться, а подталкивать его будет первая жизнь, т. е. символика. Но язык-то используется из второй жизни, где конкретика, и мостиком между ними будет как раз мифическое сознание. Ершов не занимался кодированием, просто однажды ребенком побывал в своем мире реальностей и потому спустя годы нашел удачные аналогии в сказочной форме. Если б у него было противоречие между первой и второй жизнями, он так бы и продолжал писать. А у него одно мощное произведение, т. е. он нашел верное выражение — перешел по мосту. Ершов щедро подарил всем, не храня для себя одного. Когда плод созрел, его дарят всем, но человек должен оберегать созревание плода, т. е. нести в себе Недеяние.

Я еще был под впечатлением образов сказки, как неожиданно прозвучал вопрос: — Скажи, ты ревнуешь меня?

У меня удивление на лице. Она, — ну ты же у меня мужчина не первый и не последний.

— Не знаю. Я не думал об этом.

— Почему ты не спрашиваешь, сколько у меня было мужчин?

— У меня не было мыслей об этом.

— Ну, теперь сказано.

Мое замешательство продолжалось. — Все, что произошло, неожиданно, и ты — неожиданность. Придет время, задумаюсь.

— Не придет. Я такой останусь для тебя навсегда. Для тебя значима я сегодняшняя, и ты постоянно забываешь меня вчерашнюю. Я тебе скажу самое основное о человеке. Чувство нельзя понять, чувство не подвластно разуму. Можно только заново пережить, и всегда будет что-то новое. Все в природе создано для многообразия, и человек по божьему замыслу стремится к переживаниям через раскрытие чувств. Он обогащает природу не постройками, а радостью и драмами, тоской и вдохновением. Только человеку подарен восторг как прозрение, как созидание.

А насчет мужчин, не могу похвастаться коллекцией, большинство нищие в чувствах или просто глупы. Приходится мириться с тем, что я мудрее. К сожалению, не в силах превратить это достоинство в недостаток, — стала грустной, — а так иногда хочется быть простой, нарожать детей… — и замолчала.

Я усадил ее на колени, пес тут же положил голову на ее колено, и мы все тихонько стали раскачиваться. Она запела мягким голосом очень древний речитатив:

«Пойду во поле гуля-а-ти, траву мудрости иска-а-ти.
Орошу росою ноги бо-осы, заплетет мне ветер русы ко-осы.
Одарит береза меня ра-адостью, и наполнит клен меня ве-ерностью.
Помоги ты мне, о разрыв-трава, ты сними с меня тавоти.[1]
Я рассталася с собой вчерашнею, хочу встретети солнце радости.
Ах, как выйду я во поле гуля-а-ти, сестру реченьку повида-а-ти.
Одарю ее венком ра-адости, попрошу ее о ми-илости:
«Передай, сестра, лик мой милому, расскажи ему обо мне утрешней».

Примечания:



1

Тавоти — это молодая нечисть сути, сформированная в результате зависти, дурных промыслов, страстей.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх