Загрузка...


Пророк Амос

«Амос» означает «несущий ношу». Происходил он из семьи, которая жила в горах Иудеи в Фекое, недалеко от Вифлеема. Фекоя — это один из наиболее укрепленных Иеровоамом городов. Амос был пастухом и разводил сикоморы. Он был призван от своего стада и послан в Северное государство, в Вефиль, святилище, где народ собирался на ежегодный праздник. Он обличал все, что там видел.


Его книга разделяется на три раздела: 1-й — «Возвещение суда над всеми народами» (гл. 1–2:16); 2-й — три обличительные речи об Израиле (он говорит о наказании Израиля, разрушении Самарии, делает и другие предсказания) — (гл. 3–6); 3-й — пять видений грядущего суда Божия (гл. 7–7).


Амос говорит очень сильным образным языком; тексте его книги в основном состоит из притч и аллегорий. Основная символика: саранча — враг, который нападает на Израиль; огонь — образ разграбления врагами земли; свинцовый отвес — это конец долготерпения Божия; зрелые плоды — народ Израиля созрел для суда; Господь у жертвенника — означает, что «сам Бог предсказывает гибель жертвеннику со всеми его культами» (гл. 9). Пророчества исполнились: ассирийский плен, спасение остатков, рассеяние по всей Земле, восстановление дома Давидова, Царство Божие над язычниками и возвращение Израиля в Палестину, что и происходит (Ам 9:14).

Пророку Амосу Господь открылся как Создатель, Отец и Судья всех племен. Впервые в библейской истории слово пророка было обращено не только к пароду Божию; Амос сначала произносит речи, касающиеся Дамаска, Финикии, Филистимлян, аммонитян, моавитян и лишь потом Иудеи и Израиля (Ам 1:5–15; 2:4–6).

Обращения Амоса к народам полны горечи и гнева. В чем же Господь обвиняет через своего пророка язычников? Отнюдь не в том, что они исповедуют ложные религии. Их грех заключается прежде всего в попрании человечности, в нарушении нравственных норм жизни. Пусть они заблуждаются относительно Бога, но они не чужды в различении добра и зла. Это то, что впоследствии апостол Павел назовет «законом совести» у язычников.

Пророк напоминает и о резне, учиненной в захваченном городе (Ам 1:9), и о жестоком

обращении с пленными, и об издевательствах над беззащитными женщинами и детьми — все это не останется без возмездия. Бог — Судья мира, и все люди ответственны перед Ним за свои поступки. Никогда еще человечество не ставилось так высоко, ибо ответственность означает его высокое достоинство и причастность к земным замыслам и делам Творца. Преступления народов, попрание ими нравственных заповедей есть не просто нарушение земного порядка, но прежде всего противление воле Божией относительно мира и человека.

Пророку Амосу открылись деяния Творца там, где прежде всего можно было обнаружить бессмыслицу, суету, царящие в истории народов. Амос сознавал, что призвавший его на пророческое служение Бог есть Бог не только Израиля, но и всех народов. Господь Израиля есть Бог всех людей — это одна из самых важных мыслей этого пророка. Пророк показывает, что Господь благоволит не только к своему избранному народу, но что перед Лицом Божиим все люди равны — и египтяне, и филистимляне, и сирийцы (Ам 9:7).

Стоит вспомнить, что в ту эпоху народы с ненавистью и враждой смотрели друг на друга, по крайней мере египтяне и индийцы называли иноплеменников «сыны дьявола», а греки считали варваров прирожденными рабами.

Посмотрим вокруг себя сейчас и увидим, далеко ли мы ушли от тех времен, и как одни люди смотрят на других. Поэтому проповедь Амоса уникальна и нужна нам и сейчас. Амос подчеркивает, что избрание Израиля — это не привилегия, а ответственность перед Богом, заключенная в духовном призвании, и мы с вами также отвечаем перед Богом, как избранные Им (

«Не вы Меня избрали, а Я вас избрал»

). Израиль не потому стал народом Божиим, что он был лучше или выше других народов, по потому, что ему было предназначено принять Откровение, быть его носителем и его сосудом. Как говорит Амос:

«Только вас призвал Я из всех племен Земли, потому и взыщу с вас за все беззакония ваши»

(Ам 3:2).


В подлиннике слово «возлюбил» звучит как «познал»; это означает, что Господь приблизил к Себе Израиль, вступив с ним в очень тесное общение. Проповедь пророка Амоса ничего не имеет общего с узким национальным мессиа{79}низмом, который предназначен только для одного народа, ибо по природе своей Израиль ничем не лучше эфиопов или филистимлян, которые его окружают. Такие понятия, как вера и внешнее благоденствие нации, для Амоса несовместимы: «Правда Божия выше всего». Если народ, призванный исполнять эту правду, окажется не на высоте своего положения, то он не должен рассчитывать на снисхождение Божие.

Таким образом, проповеди Амоса утверждают нравственные принципы в отношениях между Богом и человеком. Именно в своих выступлениях Амос обличает Израиль в попрании правды Божией. Иудейского пастуха ужаснуло нравственное зло, ужаснула низость и греховность человека. Он видел отступление Израиля от законов Моисея и предвещал тяжкую расплату за содеянное.

Его уста обличают социальное зло, царящее в городах Израиля; он бесстрашно высмеивает ненасытных стяжателей, как он говорит,

«алчущих поглотить бедных и погубить нищих»

(Ам 8:4). Он упрекает торговцев, с нетерпением ожидающих окончания праздников, чтобы приняться за свои привычные дела — поднимать цены, обмеривать, обвешивать и, как он говорит,

«покупать неимущих за серебро и бедных за пару обуви»

(Ам 8:5–6).


С сарказмом говорит пророк о пресыщенных столичных матронах, которые лежат на ложах из слоновой кости, пьют вино и мажутся наилучшими мастями (Ам 6:4–6). Эти картины не являются чем-то необычным для людей любой страны, где есть имущественное неравенство, но пророк видит в этом глубокое искажение правды Божией, образа Божия, поругание и падение человека. Он говорит:

«Они не умеют поступать справедливо, насилием и грабежом собирают сокровища в чертоги свои»

(Ам 3:10).


Пророк прекрасно сознавал, какую ненависть возбуждают его речи, поэтому он говорит:

«Разумный безмолвствует в это время, ибо злое это время»

(Ам 5:13). Но молчать он не мог даже перед лицом каких-то обвинений и угроз; в своих речах он видел исполнение своего нравственного долга и своего призвания как пророка. Дым, подымающийся от жертвенника, потоки крови, сотни туш, горы хлеба и плодов, благоухание фимиама, священные гимны не могут заменить жизни по заповедям Божиим, и религия, в которой ощущается оттенок сделки и вымогательства, есть оскорбление Неба.



Люди должны навсегда расстаться с надеждой на то, что от Бога можно откупиться. И религиозные обряды, которые он наблюдает во дни торжеств у жертвенника Ягве, Амос клеймит как кощунство. Обряды без истинного благочестия, которое проявляется в делах и поступках, становятся глумлением над верой.

Он пишет красивые слова:

«Ненавижу, отвергаю праздники ваши и не обоняю жертв во время торжественных собраний ваших. Если вознесете Мне всесожжение и хлебное приношение, Я не приму их и не призрю на благодарственную жертву из тучных тельцов ваших. Удали от Меня шум песней твоих, ибо гуслей звуков твоих Я не буду слушать. Пусть, как вода, течет суд и правда — как сильный поток!»

(Ам 5:21–24).


С горькой иронией обращается пророк к тем, кто гордится своей избранностью, правоверием, дарами Бога, но не пытается встать на путь правды. Эти дары им не помогут. Проповедь пророка призывает к религиозной перестройке в сознании. Сам Амос не считал свое учение каким-то новшеством. Он напоминает Израилю, что было время, когда, странствуя в пустыне, народ обходился без пышных ритуалов и хлебных даров (Ам 5:25). Эта ссылка перекидывает мостик между пророком Амосом и Десятословием Моисея.

Вне всякого сомнения, нравственные понятия Амоса взяты из Синайского законодательства, но действовать ему приходилось уже совсем в иных условиях, чем Моисею. Находясь в пустыне, Израиль не знал тех религиозных и социальных проблем, которые уже расцвели в эпоху пророка Амоса. Но и в это время Господь не оставляет свой народ и посылает им пророков, которые под действием Духа Божия возрождают и обновляют Моисеево Предание.

Итак, главной мыслью новой проповеди пророка является протест против попрания нравственных законов и изобличение магического понимания культа. Как справедливо говорит профессор Тураев, проповедь пророка Амоса может быть с полным правом названа ступенью к христианству.

А вот что пишет о. Сергий Булгаков в работе «Очерки по истории экономических учений»:

«Своеобразие социальной проповеди пророков есть то, что можно назвать социальным морализмом. Их отношение к вопросам хозяйства — как к вопросу нравственности, их оценка социальной жизни — под углом нравственности. Благодаря их социальному морализму, притом религиозно углубленному, они видят в хозяйстве не только вопросы социальной техники, но и социальной правды».

Грех для Амоса является злом, внесенным в отношения между Богом и человеком (Ам 9:8). Это есть оскорбление Творца — отказ следовать Его путем. Без слова Господня люди испытывают жестокие нравственные мучения, подобно мучениям умирающих от жажды.

«Вот, наступают дни, говорит Господь Бог, когда Я пошлю на Землю голод, — не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних. И будут ходить от моря и до моря и скитаться от севера к востоку, ища слово Господня, и не найдут его. В тот день будут ис

{80}

таявать от жажды красивые девы и юноши

(Ам 8:11–13).


В этих словах, которые так актуальны в наши дни, пророк говорит о жизненном значении духовных ценностей, которые должен искать человек. Не просто совесть, не просто гуманность необходимы человеку, а живое познание Бога, слышание Его слова.

Тема суда и воздаяния остается основной у Амоса, ибо он был призван судить судей, чтобы разбудить людей от сна, разрушить оплот суеверия и самодовольства.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх