Загрузка...


  • ЛЕКЦИЯ 30
  • ПРОРОЧЕСКИЕ КНИГИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА. Общий обзор

    ЛЕКЦИЯ 30

    Книги пророков составляют в Ветхом Завете около четверти всего текста, но по содержанию им принадлежит центральное место в ветхозаветной Библии.

    Прежде всего пророки в библейском плане говорили о присутствии Бога в истории человека. Пророки действовали не от своего имени, но избирались Богом.

    «Из сыновей ваших Я избирал в пророки…»

    (Ам 2:11) В судьбе пророков сплелись разные реальности: это воля Божия, способность человека внимать этой воле и это становление новой истории под влиянием воли Божией и человеческой, выраженной в пророчестве. Понимая, что человеческие слова не в силах вместить трансцендентность Бога, но сознавая в то же время, что Бог вездесущ, мы должны видеть в пророке свидетельство присутствия Божия в жизни человека и видеть в нем Божия посланника.


    Несколько слов о терминологии. В народе термином «пророк» обычно обозначают человека, способного передавать, предсказывать будущее в силу какого-то необычного сверхъестественного знания. Такие места есть и в Библии.

    {76}

    Допустим, (Иер 28:8–7), (Втор 18:21–22), (Рим 9:29) и ряд других. Русское слово

    «пророк»

    соответствует греческому термину

    «профетос»

    , и используется этот термин в Септуагинте, в древнейшем переводе Ветхого Завета II века. В свою очередь этот термин отсылает нас к еврейскому слову

    «наби»

    , которое более 300 раз повторяется в масоретском тексте Библии.



    Что это за еврейский термин «наби» и каково его происхождение? Большая часть современных авторов считает его производным от аккадского корня «набю», что означает «звать». Тогда этимологическим истолкованием «набю» можно считать выражение «тот, кого позвали» или еще «внявший зову». Такое объяснение вполне подходит для библейского пророка, как человека, который внял зову Господа, призвавшего его к исполнению пророческой миссии. Другие исследователи полагают, что слово это происходит от архаичного корня «наба», означающего «бормотать», «невнятно произносить». Таким образом могло быть обозначено состояние экстаза, когда человек, на которого снизошло духовное озарение, как бурное море, не может удержаться, постоянно говорит, бормочет.

    Есть, наконец, и такие, которые усматривают сходство между словом «наби» и семитскими корнями — например, арабским «набо», которое означает «возвещать». Таким образом, получаем значение — «человек, устами которого вещает Божество». Сравним с текстом пророка (Иер 15:19) —

    «…будешь как Мои уста…»

    .


    Итак, в результате сравнения этих различных слов, означающих пророка, вполне достоверной представляется гипотеза, что какой-то утерянный древне-еврейский корень следует связать с родственными аккатскими и арабскими словами. В основном, значение этих слов — «познавать» или «возвещать». Греческий корень «профетос» или «профетиз», как мы называем в Библии, при переводе слова «наби» в греческой Библии используется именно этот термин. Слово это в латическом, эллиническом мире совмещало несколько значений; оно обозначало человека, выступающего публично или говорящего от лица кого-либо другого, а также предсказывающего будущее.

    В Библии преобладает значение, указывающее не столько на время, сколько на замену говорить вместо кого-то, или от лица кого-то, или на место перед кем-то. Таким образом, первоначальные библейские пророки — это не люди, предсказывающие будущее, но говорящие именем Бога или спрямляющие пути Господни, доводящие их до сердца людей. Были ли пророки в Ветхом Завете до Израиля? Да, такие люди были. Мы должны сказать о них несколько слов. Пророчество началось отнюдь не с пророков Ветхого Завета.


    Как явление, пророчество существовало и за пределами Израиля — в Месопотамии, в Ханаане и Египте. В Египте со 11-го тысячелетия известны случаи, когда мужчины и женщины, обычно в состоянии экстаза, вещали именем пославшего их Божества. В Египте найдено довольно много текстов, содержащих предсказания тех или иных пророков. Это и предупреждение некоторого египетского мудреца, где политический оратор описывает фигуру идеального правителя, пророческий рассказ Нефертити. Однако трезвая оценка этих записей приводит к выводу, что все они сделаны гораздо позже, и говорят о том, что они были написаны не во времена этих пророков, а более поздними мыслителями и толкователями. Есть знаменитые предсказания египетских оракулов — например, Омоновсиви и ряда других.

    В Месопотамии мы также встречаем цивилизацию магического типа, где предсказание происходит гаданием по внутренностям животных, по звездам. По-видимому, эти предсказания были реальностью жизни Месопотамии. У шумеров существовал такой же обычай гадания по внутренностям животных; был также бог сновидений Дмаму, и сновидения широко комментировались, на них опирались определенные пророчества. Вдохновение также получали при общении с различными оракулами.

    Кроме того, в Месопотамии были еще люди, которых называли «эссебю» (человек, в которого вошел Бог). Были также специальные жрицы, или плакальщицы, которые также изрекали пророчества. Еще есть свидетельства о древних пророках, так называемые «Тексты Мари». Речь идет о местности, расположенной на западном берегу в среднем течении реки Евфрата. В Мари обнаружено довольно много текстов, имеющих характер пророчеств: откровения бога Дагона в Тегри. Некий чиновник получает откровение бога, начинающееся следующим образом: «Я посылаю тебя, чтобы ты говорил».

    Есть еще Ханаан, который включает Финикию, где имеется свидетельство о том, что египетский жрец приехал туда и там пророчествовал. И рассказ о поездке Амона в Библос, и стела Захура, царя Хамата, также говорит об этом пророчестве. Их можно много перечислять, но приведем еще один пример особого пророчества, которое надо знать — это Валаам. Это древний пророк, который выступает в период начала завоевания Земли Обетованной. Это примерно 1200–1250 лет до Р. Х., эпоха окончания 40-летнего странствования (Числ. 22–24).

    Валаам — фигура исключительная, в некоторых отношениях уникальная в небиблейском мире предсказаний. Скорее всего, он уроженец месопотамской части Сирии. Валаам упоминается в библейских преданиях в двойном обличье: в Ягвистском предании он выступает как пророк Яхве, а в традиции Элогиста {76} он враждебен Ягве. Как вы знаете, две традиции сведены в одной, и получилось довольно интересное повествование о Валааме.

    Таким образом, можно сделать вывод, что пророки не были прерогативой Израиля, они были и в других странах, но мы утверждаем, что библейские пророки многим обязаны практике своих современников (они безусловно знали об этих пророчествах). Однако несмотря на безусловность внешних форм сходства, есть нечто особое, что отделяет пророка израильского от других — это свет веры в Единого Бога, в Яхве.


    Итак, перед нами пророки Библии. Вся история Израиля, включая сказания о жизни патриархов, судей, царей, насыщена глубоким смыслом и драматизмом и в значительной степени является прелюдией к проповеди великих пророков. Патриархи и вожди, священники и цари древнего Израиля были той средой, в которую первые лучи откровения проникали сквозь толщу суеверий, варварских нравов и грубых представлений о Боге.

    Лишь один Моисей возвышается, подобно гиганту, в сумраке ранней ветхозаветной истории. Он был подлинным посланником Божиим, носителем высоких нравственных и религиозных начал, пророком, которому не было равных и после него (Втор 34:10). Он был началом по отношению к другим ветхозаветным пророкам. Высокое религиозно-нравственное учение Моисея полностью раскрылось в классическом «профетизме». Но оно оказалось не в силах победить грубый натурализм и народные суеверия. Однако семя, брошенное на Синае, дало всходы в Земле Обетованной в Палестине.


    Библия предлагает нашему вниманию целую плеяду проповедников, которые сменяют друг друга на протяжении трех столетий. Пророки принадлежат к разным сословиям: среди них мы находим царедворцев и певца, пастуха и священника, и в своих проповедях они говорят о разном. Амос и Софония — о Вселенском Суде; Осия — о Божественной любви; Исаия и его ученики предрекают наступление Всемирного Царства Мессии; Иеремия учит о религии Духа, а Иезекииль ревнует о храмовой общине с торжественным богослужебным ритуалом. Даниил предвещает будущее, пришествие Мессии.

    Книги их отличаются друг от друга, как писания евангелистов. Подобно тому, как в четырех Евангелиях живет единый образ Богочеловека, так и в книгах пророков за различными религиозными и нравственными аспектами в их проповедях ощущается единый образ Сущего. Поражает многогранность этих удивительных людей. Это пламенные народные трибуны, заставляющие толпу замирать в молчании, это смелые борцы, бросающие обвинение в нравственном упадке сильным мира сего.


    Пророки выступают как непримиримые враги заблуждений своего общества и своей эпохи. Было бы ошибкой считать, что духовное значение пророков сводилось, может быть, лишь к предсказанию явления Христа. Если бы они говорили только о Мессии, они бы принадлежали только к Ветхому Завету. На самом деле пророки в первую очередь были предтечами евангельского Откровения. Возвещая миру о грядущем Мессии, они прежде всего возвещали высоту религиозно-нравственного откровения, которое хотя и несравнимо с полнотой евангельского учения, однако остается жизненным и важным даже для нас с вами. Стоит нам открыть Библию, как мы сразу услышим голос, направленный не каким-то далеким народам, а именно к нам самим; они говорят о нас с вами. Это именно учителя веры и нравственности. Псалмы, гимны, пророчества, в которых эти великие боговидцы выражали свой внутренний опыт, вот уже более двадцати веков находят живой отклик в каждом верующем сердце.


    Пророки жили в эпоху духовного пробуждения человечества, и в известном смысле слова профетизм как движение явилось составной частью стремления людей найти новое миросозерцание, обрести высший смысл жизни. Как мы знаем, все основные черты проповеди пророков содержались в Декалоге Моисея. Десять заповедей — это непреложное, то, на чем основывались все пророки.

    Пророки первого поколения — такие, как Самуил, Нафан, Ахия, Илия, Елисей; мы называем их еще пророки — не писатели, хотя вполне допускаем, что они могли что-то писать. Они хотели видеть в жизни народа осуществление нравственных идеалов Синайского законодательства. Требования, которые они предъявляли народу, были довольно высокими. По мнению этих пророков, Израиль должен был объединиться в некое идеальное общество, целиком подчиненное воле Господней.

    Пророки верили в возможность создания подлинно теократического общества, но действительность постоянно обманывала их ожидания. Нужны были многие и многие потрясения и разочарования, прежде чем эта идея земного града отступила перед более возвышенным пониманием Царства Божия. Коварство, жестокость, кровопролитие, насилие сопутствуют правлению царей и Иудеи, и Израиля. Один властелин сменяет другого, дворцовые перевороты следуют один за другим, и почти всегда они сопровождаются беспощадными, злобными и кровавыми расправами над сверженной династией. Как пишет один историк, за 200 лет в Израиле сменились 19 царей, четыре династии, а в Иудее — одна династия.

    Обращаясь с нравственной проповедью, пророки постоянно подчеркивали, что возве{78}щенные им истины — это не новые истины, это все уже было известно в Торе.

    Достойные преемники пророков первого поколения, Илии и Елисея, появляются спустя почти два столетия. И первое место среди пророков-писателей этого поколения мы отдаем Амосу и Осии.


    Пророк Амос происходил из простого народа, он был пастухом в Фекое и был призван на пророческое служение в Ефиле во времена Осии — царя иудейского (791–740 гг.) и Иеровоама II — царя израильского (793–753 гг.). Надо всегда помнить, какие цари и современники при каждом пророке жили, кто сопутствовал его пророчествам, какие пророки жили одновременно. Так, современниками Амоса были пророки Осия, Исаия, Иона и Иоиль.









    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх