Загрузка...


  • ЛЕКЦИЯ 25
  • Третья и Четвертая Книги Царств

    ЛЕКЦИЯ 25

    Постепенно нечестие полностью захватывает северные области Израиля и все цари становятся нечестивыми. Особым нечестием отличался царь Ахав и его жена Иезавель. Иезавель пользовалась неограниченным влиянием на своего мужа. Сказано было про ее мужа Ахава: «Мало было для него впадать в грехи Иеровоама, сына Наватова; он взял себе жену Иезавель, дочь Ефваала царя Сидонского, и стал служить Ваалу и поклоняться ему. И поставил он Ваалу жертвенник в капище Ваала, который он построил в Самарии. И сделал Ахав дубраву, и более всех царей Израильских, которые были прежде него, Ахав делал то, что раздражает Господа Бога Израилева, и погубил душу свою» (3 Цар 16:31–33).


    В те дни на авансцену ветхозаветной истории выступает великий пророк Божий Илия.


    «И сказал Илия Фесвитянин, из жителей Галаадских, Ахаву: жив Господь Бог Израилев, пред которым я стою! В сии годы не будет ни росы, ни дождя, разве только по моему слову. И было к нему слово Господне: пойди оттуда и обратись на восток и скройся у потока Хорафа, что против Иордана. Из этого потока ты будешь пить, а воронам Я повелел кормить тебя там. И пошел он и сделал по слову Господню; пошел и остался у потока Хорафа, что против Иордана. И вороны приносили ему хлеб и мясо поутру, и хлеб и мясо по вечеру, а из потока он пил. По прошествии некоторого времени поток высох, ибо не было дождя на землю»

    (3 Цар 17:1–7).


    Перед нами образ Илии. Жизнь и деятельность этого необычайного человека — какая-то непрерывная цепь загадок. Он пришел с востока и никто не знал, откуда он появился, когда он пришел, с какой-то непостижимой быстротой переходил с места на место, являлся то там, то тут. Тщетно искали его слуги царицы Иезавели, желая умертвить, он оставался для них недосягаемым. Вид его поражал с первого взгляда, у него было смуглое лицо, обрамленное косматой гривой волос. Его иконография очень интересна. В Третьяковской Галерее есть изображение пророка Илии: огромная грива волос и борода на красном огненном фоне, подчеркивая его небесное вознесение. Это новгородская школа, XIV век.

    Он прост в общении, движения его стремительны, он резок, импульсивен, весь в порыве, в огне и буре. Его имя «Илия» означает «Мой Бог Яхве». В этом имени, пожалуй, заключена и суть его служения, он объявляет войну не на жизнь, а на смерть Ваалу и не успокоится, пока не поразит этого финикийского демона. Илия производит огромное впечатление на окружающих современников, быть может, самое большое после Моисея. Не случайно эти две фигуры явились на Фаворе во время Преображения Господня. Народ смотрит на него с каким-то суеверным страхом, потому что его окружает море легенд и тайн.

    В древнееврейской традиции считалось, что он до сих пор присутствует в нашей жизни и на трапезах оставляли для него место, будто Илия должен придти и занять свое место. Иисуса спрашивали: «Не Ты ли Илия, который должен придти?» Илия — воплощение бескомпромиссности, бесстрашного защитника справедливости. Когда Иезавели удалось расправиться с поборниками Бога Израилева, то он один выступил и против царя и царицы, и против Ваала, и против почти всего народа.

    Илия предстает перед нами как человек, которому подчиняются стихии, и одновременно как человек, в котором проявляются все слабости человеческие. Он весь — человек Ветхого Завета. Когда апостолы говорят Христу: «Сведи огонь с неба, как сделал Илия!», Господь им отвечает: «Не знаете, какого вы духа». То есть это совсем разное постижение мира: ветхозаветное и новозаветное.

    В общении сынов пророческих, которое в то время было довольно развито в Израиле, Илия представляется в более полном виде. В {48} основном он нам является в 3-й и 4-й книгах Царств, когда посылает засуху на землю, состязается на горе Кармил со жрецами Ваала, живет у вдовы в Сарепте Сидонской, обличает царя Ахава, захватившего виноградник Навуфея, наконец, возносится на огненной колеснице. В этих сказаниях отделить чисто историческую структуру от поэтических орнаментов, в которые облачается любое повествование, очень сложно. Детали и подробности здесь не важны, важно, что эти события совершились и их реальность признавали все, кто о них знал.

    В частности, после того, когда Илия объявил, что будет засуха и только по его слову будет дождь, то поток иссыхает. Ворон перестает носить ему хлеб и Господь посылает его в Сарепту Сидонскую. Это прибрежный город на берегу Средиземного моря на самом севере Израиля. Здесь повелевает Господь вдовице кормить Илию и чудесным образом не иссякает у нее дома ни масло, ни мука. Илия пребывает у нее до того времени, когда у нее заболевает сын. Здесь мы видим впервые в истории Ветхого Завета образ воскрешения умершего человека.

    По молитве пророка Илии, который дунул дыханием в умершего ребенка, Господь возвращает ему жизнь. Женщина, обращаясь к нему говорит, что теперь она узнала, что Илия — человек Божий, что слово о нем истинно. То, что в ее сосудах было масло, ее не удивляло, но когда сын воскрес — она поверила, так что это было нужно для уверения этой женщины. Все материальное мы принимаем, как должное, а вера только теплится. Здесь показывается, что вера Илии воскрешает и ее душу и она принимает его, как истинного посланника Божия.

    Бедствия, между тем, превзошли все ожидания. В условиях того климата даже небольшая засуха — уже бедствие. А за несколько лет выгорает все, что только можно: луга, источники пересыхают. Ахав вынужден был покинуть свой дом и отправиться вместе со своей свитой для пропитания своих лошадей, своего скота. А Илия тем временем жил и в пустыне и затем в Сарепте Сидонской, наконец силы народа истощились и они стали понимать, что над землей тяготеет проклятие. В это время Ахаву объявляют: «Илия здесь».

    Сколько же времени продолжалась эта засуха? Дело в том, что хроника царей в 3 и 4 книгах Царств иногда искажается. Там употребляются две меры отсчета. Согласно одной из них, что год смерти царя считается дважды. Целиком зачисляется год царствования умершего и целиком царство его преемника. Это объясняется тем, что по представлению евреев время было неразделимо. Не было года или дня, который можно было считать абстрактным, не считая начало нового года. Даже если 12 месяцев меньше истекали после нового года, они считались не за один год, а за два. Поэтому продолжительность голода, которая во времена Илии считается тремя годами, возможно, не более 19–20-ти месяцев.

    Если в этих местах дождь не выпадает 3 месяца, то это считается национальным бедствием. Если эта засуха длится год или полтора, то люди начинают испытывать страшнейшие муки и приходят в отчаяние. Илия встречается с Ахавом. И пошел Илия, чтобы показаться Ахаву.

    «Когда Ахав увидел Илию, он сказал: Ты ли это, смущающий Израиля? И сказал Илия: не я смущаю Израиля, а ты и дом отца твоего тем, что вы презрели повеления Господни и идете вслед Ваалу; теперь пошли и собери ко мне всего Израиля на гору Кармил, и четыреста пятьдесят пророков Вааловых, и четыреста пророков дубравных, питающихся от стола Иезавели»

    (3 Цар 18:17–19).


    В этом резком ответе — весь Илия со всей решимостью сражаться до конца за правду. Он не колеблясь бросает вызов Ахаву и предлагает собрать прорицателей Ваала, чтобы они показали силу своего бога. Воздвигаются два жертвенника: один Ваалу, другой Богу Израилеву, и на чей жертвенник снизойдет огонь с неба, тот будет истинный бог. Это великое состязание состоялось на горных склонах Кармила. Толпы народа, собранные Ахавом, окружили Илию и слушали каждое его слово. Прошли времена, когда они смотрели на нововведения царя и сами курили фимиам перед идолами.

    «Долго ли вы будете хромать на оба колена? — сказал Илия, обращаясь к народу, — если Яхве есть Бог, то последуйте ему, а если Ваал, то ему последуйте». Это было решительное, окончательное осуждение религиозного синкретизма, двубожия. И так было повсеместно в Израиле и так, может быть, осталось потом в Самарии. В смущении народ хранил молчание, чувствуя свою вину. Страшный голод заронил в сердца сомнения относительно могущества Ваала и его жрецов.

    «Я один остался пророк Господень», — говорил Илия, напоминая народу о том, что никто не вступился за тех, кого преследовали до этого, потому что всех тех, кто исповедывал истинного Бога, предавали смерти, Иезавель истребляла пророков Господних и Авдий взял сто пророков и скрывал их в пещерах и питал их хлебом и водой. Авдий — это начальник дворца Ахава, так что не все были полностью развращены, а были люди честные, которые помогали спастись пророкам.

    И вот Илия берет двух тельцов. Говорит, чтобы выбрали себе одного тельца, рассекли его, положили на дрова, но огня не подкладывали. А он приготовит другого тельца, положит его на дрова, и огня подкладывать не будет. «Призовите вы имя бога вашего, а я при{49}зову имя Бога моего». И взяли пророки Вааловы тельца, который был, приготовили его, призвали имя Ваала. От утра до полудня говоря: «Ваале, услыши нас», они скакали у жертвенника, который сделали. Но не было ни голоса, ни ответа.


    «В полдень Илия стал смеяться над ними и говорил: кричите громким голосом, ибо он бог; может быть он задумался, или занят чем-то, или в дороге, а может быть и спит, так он проснется! И они стали кричать громким голосом и кололи себя по своему обыкновению ножами и копьями, так что кровь лилась по ним. Прошел полдень, а они все еще бесновались до самого времени вечернего жертвоприношения; но не было ни голоса, ни ответа, ни слуха. И сказал Илия пророкам Ваала: теперь отойдите, чтоб и я совершил свое жертвоприношение. И они отошли и умолкли. Тогда Илия сказал всему народу: подойдите ко мне»

    (3 Цар 18:27–30).


    И взял Илия двенадцать камней, по числу колен Иакова, восстановил жертвенник, положил тельца и предварительно велел трижды облить этот жертвенник водою, так что ров, окружавший жертвенник наполнился водой, чтобы не было никакого сомнения в том, что там не могло быть никакого огня, тайно подложенного или случайно падшего на солому. Тогда Илия призывает имя Бога Израилева и говорит такие слова:

    «Господи, Боже Авраамов, Исааков и Израилев! Услышь меня, Господи, услышь меня ныне в огне! Да познают в сей день людии сии, что Ты один Бог в Израиле, и что я раб Твой и сделал все по слову Твоему. Услышь меня, Господи, услышь меня! Да познает народ сей, что Ты, Господи, Бог, и Ты обратишь сердце их к Тебе»

    (3 Цар 18:36–37).



    «И ниспослал Господь огонь и пожрал всесожжение, и дрова, и камни, и прах, и поглотил воду, которая во рве»

    . Все было полностью уничтожено.

    «Увидев это, весь народ пал на лице свое и сказал: Господь есть Бог, Господь есть Бог! И сказал им Илия: схватите пророков Вааловых, чтобы ни один из них не укрылся. И схватили их, и отвел их Илия к потоку Киссону и заколол их там»

    . Здесь проявление Илии во всеоружии ветхого человека — пророк Божий самолично убивает пророков Вааловых — 800 человек.


    Он призвал Бога в огне и огонь был той стихией, через которую чаще всего являлось присутствие Яхве. Господь явился Моисею в неопалимой купине, Он шел перед лицем стана в виде столпа огненного, Он давал заповеди из среды огня и теперь Он являет славу Свою через своего служителя и подобен пламени, который пожирает жертву, которую Илия положил перед Ним. Для жрецов Ваала все это закончилось плачевно. Как говорит дальше история, обращаясь к Ахаву, Илия сказал:

    «Иди, ешь и пей, ибо слышен шум дождя»

    .



    «И пошел Ахав есть и пить, а Илия взошел на верх Кармила и наклонился к земле, и положил лице свое между коленями своими и сказал отроку своему: пойди, посмотри к морю. Тот пошел и посмотрел, и сказал: ничего нет»

    . И так было семь раз. На седьмой раз он видел, что небольшое облако поднимается от моря величиною с ладонь человеческую.

    «Он сказал: пойди, скажи Ахаву: «запрягай колесницу твою и поезжай, чтобы не застал тебя дождь»

    . Небо сделалось темным от туч и ветра и пошел большой дождь. Ахав сел в колесницу, заплакал и поехал в Изреель. И была на Илии рука Господня, он опоясал чресла свои и бежал перед Ахавом до самого Изрееля. Вот сила, мужество и тот Дух великий, который был на нем.



    Когда Иезавель узнала о том побоище, который учинил Илия, она пришла в ярость. Конец засухи она конечно приписала молению Ваалу и его заслугам, потом она поклялась всеми богами и сказала:

    «Если ты Илия, а я Иезавель, то пусть то и то сделают мне боги и еще больше сделают, если я завтра к этому времени не сделаю с твоею душею того, что сделано с душею каждого из них

    (т. е. тех, кого он убил)

    »

    .



    «Увидев это, он встал и пошел, чтобы спасти жизнь свою, и пришел в Вирсавию, которая в Иудее, и оставил отрока своего там. А сам отошел в пустыню на день пути и, придя, сел под можжевеловым кустом»

    . И здесь он в отчаянии воззвал к Богу:

    «довольно, Господи, возьми душу мою, ибо я не лучше отцов моих»

    .



    «И лег и заснул под можжевельником. Ангел коснулся его и сказал ему: встань, ешь и пей. И взглянул Илия, и вот, у изголовья его печеная лепешка и кувшин воды. Он поел и напился и опять заснул. И возвратился Ангел Господень во второй раз, коснулся его и сказал: встань, ешь и пей, ибо дальняя дорога пред тобою. И встал он. поел и напился, и, подкрепившись тою пищею, шел сорок дней и сорок ночей до горы Божией Хорива»

    (Это гора Синай, только другая вершина).


    Здесь на горе Синай ему, подобно Моисею открывается Господь. Никому, кроме Моисея и Илии, Господь так не открывался. Над Илией проносится ураган, сокрушающий горы, но сказано:

    «не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь, после землетрясения огонь, но не в огне Господь, после огня веяние тихого ветра и там Господь. Услышав сие, Илия закрыл лице свое милотью своею, и вышел, и стал у входа в пещеру. И был к нему голос и сказал ему: что ты здесь, Илия? Он сказал: возревновал я о Господе Боге Саваофе, ибо сыны Израилевы оставили завет Твой, и разрушили жертвенники Твои и пророков Твоих убили мечем; остался я один, но и моей души ищут, чтобы отнять ее»

    (3 Цар 19:11–14).


    {50}

    Здесь говорится о том, что были «жертвенники Твои», поклонение Богу происходило не в одном месте, а в различных местах. Люди кланялись так, как кланялись в глубокой древности: ставили жертвенники истинному Богу и там приносили жертвы всесожжения.



    «И сказал ему Господь: пойди обратно своею дорогою через пустыню в Дамаск, и когда придешь, то помажь Азаила в царя над Сириею, а Ииуя, сына Намессиина помажь в царя над Израилем; Елисея же, сына Сафатова помажь в пророка вместо себя»

    (3 Цар 19:15–16).


    Перед нами особое благословение Божие на то, что происходит в нашей жизни. В прохладе тихого ветра является Господь Илие. Здесь есть определенный путь в богопознании, который до этого еще не являлся в Ветхом Завете. Именно о нем напоминают нам слова, который сказал Господь: «Я кроток и смирен сердцем». Это дыхание тихого ветра говорит нам, что Господь есть бесконечная любовь, которая является к любящим его и относящимся к нему с кротостью и благоговением. После Илии в северном царстве выступает пророк Асия, который впервые говорит о любви Бога к своему народу и с этого времени веяние тихого ветра будет постоянно освящаться в огненных богоявлениях Ветхого Завета.

    Синайское богоявление Илие связано одновременно с напоминанием о том, что приходит конец его жизни. Он просил, чтобы Господь забрал его жизнь, поэтому он должен пойти и помазать Елисея. Это говорит о том, что Елисей будет пророком вместо него. Здесь же мы видим, что Илия помазывает Азаила в царя над Сирией. Это удивительная вещь: какое отношение имеют сирийцы к пророку Илие? Однако, Господь допускает и Илия идет и помазывает этого царя, который не имеет отношения к Израилю по своему происхождению.

    Как трактуют исследователи Библии, Господь повелевает ему идти обратным путем в Дамаск и помазать для сирийской страны нового царя, этим показывая, что промысел Божий является и на других народах. Сам царь Азаил и Ииуй впоследствии явились орудием гнева Божия на язычествующий Израиль (4 Цар 8:9). Здесь же происходит призвание второго пророка Божия Елисея, который становится учеником Илии.


    «И пошел он оттуда и нашел Елисея, сына Сафатова, когда тот орал (пахал); двенадцать пар волов было у него; и сам он был при двенадцатой. Илия, проходя мимо него, бросил на него милоть свою. И оставил Елисей волов, и побежал за Илиею, и сказал: позволь мне поцеловать отца моего и мать мою, и я пойду за тобою. Он сказал: пойди и приходи назад, ибо что я сделал тебе? Он, отойдя от него, взял пару волов и заколол их и, зажегши плуг волов, изжарил мясо их, и роздал людям, и они ели. А сам встал и пошел за Илиею, и стал служить ему»

    (3 Цар 19:19–21). Вот призвание пророка Божия Елисея.



    Второе сказание про Илию рисует его, как защитника угнетенных и провозвестника правды Божией. Это наиболее достоверный рассказ о его жизни. Это происходило в лучшие годы царствования Ахава, когда он, окончив войны на востоке, занимался украшением своей резиденции. В городе Изреели он построил прекрасный дворец и пожелал разбить около него сад и препятствием этому был виноградник Навуфея. Ахав вместо виноградника пожелал там сделать «овощной сад», то есть, по-нашему, теплицу (3 Цар 21). Однако Навуфей решительно выступает против отдачи этого куска земли, потому что это наследие его отца.

    В то время патриархальное право на землю было еще очень сильным, и царь не имел права отобрать насильно у крестьянина простой кусок земли. Навуфей отказывает Ахаву, тот огорчается, однако, его коварная жена Иезавель сказала ему:

    «Что за царство было бы в Израиле, если бы ты так поступал? встань, ешь хлеб и будь спокоен; я доставлю тебе виноградник Навуфея Изреелитянина»

    . Она делает подложное письмо, собирает старейшин и Навуфея осуждают на побитие камнями.


    Немедленно после казни Иезавель с торжеством объявляет мужу Ахаву о том, что теперь он хозяин виноградника. Ахав был огорчен, узнав о смерти невинно убиенного, однако, не удержался и поспешил полюбоваться на виноградники. Там случилось неожиданное: среди зеленых кустов стоял ни кто иной, как сам пророк Илия.


    «И было слово Господне к Илии: встань, пойди навстречу Ахаву, вот он теперь в винограднике Навуфея, куда пришел, чтобы взять его во владение; и скажи ему: «так говорит Господь: ты убил, и еще вступаешь в наследство?» и скажи ему: «так говорит Господь: на том месте, где псы лизали кровь Навуфея, псы будут лизать и твою кровь». И сказал Ахав Илие: нашел ты меня, враг мой! Он сказал: нашел, ибо ты предался тому, чтобы делать неугодное пред очами Господа и раздражать Его. Так говорит Господь: вот, Я наведу на тебя беды и вымету за тобою и истреблю у Ахава мочащегося к стене и заключенного и оставшегося в Израиле. И поступлю с домом твоим так, как поступил Я с домом Иеровоама, сына Наватова, и с домом Ваасы, сына Ахиина, за оскорбление, которым ты раздражил Меня и ввел Израиль в грех. Так же и о Иезавели сказал Господь: псы съедят Иезавель за стеною Изрееля… а кто умрет в поле, того расклюют птицы небесные»

    (3 Цар 21:17–24).

    «Выслушав все слова сии, Ахав

    (умилился пред Господом, ходил и плакал),

    разодрал одежды свои, и возложил на тело свое вретище, и постился, и спал во вретище, и ходил печально.

    {51}

    И было слово Господне к Илии Фесвитянину (об Ахаве), и сказал Господь: «видишь, как смирился предо Мною Ахав? За то, что он смирился предо Мною, Я не наведу бед в его дни; во дни сына его наведу беды на дом его»

    (3 Цар 21:27–29).


    Если сравнить это предсказание с другими эпизодами, не может не броситься в глаза, что именно попрание справедливости вызывает приговор Ахаву и в бесстрашном обличении царя проявляется этическое требование религии Илии, решимость его отстаивать до конца, даже с презрением к своей жизни. Поэтому не случайно Илия остался в памяти всего народа, как защитник поруганых и угнетенных. Пророк пережил царя, Ахав погибает раньше, чем Израиль склоняется перед Ассирией.

    Пророк Михей предупреждает царя, что поход кончится для него плачевно. Однако, Ахав идет в поход и там один воин натягивает лук и смертельно ранит Ахава. Стрела вонзилась между швами лат, царь не уходил с поля и умер от потери крови. После смерти Ахава на престол вступает Охозия, при котором, фактически, продолжает править нечестивая Иезавель. Книга Царств говорит об Охозии, что

    «он служил Ваалу и поклонялся ему, и прогневал Господа Бога Израилева всем тем, что делал отец его»

    .



    Последнее повествование об Илии говорит о конце его жизни. Почувствовав приближение кончины, Илия стремится к уединению. Елисей не мог не заметить волнения своего учителя, которое охватило его, не смотря на все его просьбы, он не отстает от Илии и продолжает идти за ним. В то время, как Елисей идет за Илией,

    «сказал Илия Елисею: останься здесь, ибо Господь посылает меня в Вефиль. Но Елисей сказал: жив Господь и жива душа моя, не оставлю тебя. И пошли они в Вефиль. И вышли сыны пророков, которые в Вефиле, к Елисею и сказали ему: знаешь ли, что Господь вознесет господина твоего над главою твоею? Он сказал: я также знаю, молчите»

    (4 Цар 2:2–3).


    Это говорит о том, что Илия должен покинуть нашу землю, что о времени ухода его с нее знал не только Илия, но и Елисей и сыны пророческие. Это было им так же открыто и, возможно, что сам Илия сказал им об этом, чтобы этому свидетельство было не одного человека, а многих, т. к. они были недалеко от этого события. Дальше мы видим особое действие Илии по отношению к Елисею. Он спрашивает его последнее желание.


    «Илия сказал Елисею: проси, что сделать тебе, прежде нежели я буду взят от тебя. И сказал Елисей: дух, который в тебе, пусть будет на мне вдвойне. И сказал он: трудного ты просишь. Если увидишь, как я буду взят от тебя, то будет тебе так, а если не увидишь, не будет»

    (4 Цар 2:9–10).


    Почему Елисей попросил двойного духа, который был на Илие? Он хотел быть больше Илии? Нет, в этом проявляется его смирение. Он чувствовал, что он в два раза меньше, хуже, потому что того духа, который помогал Илие, будет недостаточно для Елисея, поэтому пусть его будет вдвойне. Здесь мы видим осознание Елисеем своей немощи, своего недостоинства. Поэтому он и получил, зная, что он недостоин.


    Повествование 4 Царств говорит о том, что Елисей увидел взятие своего учителя на небо.

    «Явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на небо. Елисей же смотрел и воскликнул: отец мой, отец мой, колесница Израиля и конница его! И не видел его более»

    (4 Цар 2:11).


    Далее мы видим, что цель, которую поставил перед собой Елисей и просил у Илии, была сообщена ему. Он пошел на Иордан и та милоть, которую оставил Илия, погружается в воды Иордана и Иордан расступается, и Елисей проходит по суше. Этому были свидетели многие пророки и ученики пророческие. Библия говорит, что событие это быстро разнеслось по всему Израилю. Это являлось не просто сказанием или легендой, а реальным событием, которое произошло с пророком Божиим Илией.

    Илия был для Израиля как бы вторым Моисеем в решающий момент религиозной истории Израиля. В тот момент, когда угроза язычества выступала самым серьезным образом, он нанес по нему сокрушительный удар. Выступая, как защитник справедливости, он не считался с царской властью, ибо был служителем единого Бога. И его исполинская фигура стоит, как маяк на стыке двух эпох. Он был суровым воином, который поднял знамя Моисея и своей борьбой и началом своего служения расчистил путь еврейским пророкам, которые были после него.

    Но ни Илию, ни пророков, которые пришли к нему на смену через столетия, нельзя рассматривать, как некие отдельные явления. В то время человечество как бы просыпалось от духовного сна. С глаз спала пелена и люди начинали понимать, что то примитивное понимание религиозной жизни, которое было у них до этого, уже не может их устраивать и они занимались поисками духовных истин, которые и пришли в Израиль, в частности, через явления многих пророков, Илию пророка мы называем великим пророком и относим к великим, хотя в полной степени называем великими пророков-писателей.

    Однако, был ли Илия писателем? Есть ли примеры того, что он писал? Есть его жизнеописание, которое включено в книгу Царств, есть упоминание о нем во многим местах книг Ветхого и Нового Завета. Сам Илия тоже писал. Во 2 книге Паралипоменон 21 главе есть такие слова:


    «Также высоты он устроил на горах Иудейских, и ввел в блуждение жителей Иерусали

    {52}

    ма и соблазнил Иудею. И пришло к нему письмо от Илии пророка, в котором было сказано: так говорит Господь Давида, отца твоего: за то, что ты не пошел путями Иосафата, отца твоего, и путями Асы, царя Иудейского, а пошел путями царей Израильских и ввел в заблуждение Иудею и жителей Иерусалима, как вводил в блуждение дом Ахавов, еще же и братьев, дом отца твоего, которые лучше тебя, ты умертвил, за то, вот Господь поразит поражением великим народ твой и сынов твоих, и жен твоих, и все имущество твое, тебя же самого — болезнью сильною, болезнью внутренностей твоих до того, что будут выпадать внутренности твои от болезни со дня на день»

    (2 Пар 21:11–15).


    Такое письмо Илия послал нечестивому Иораму, который был царем Иудеи, а Илия был пророком в Израиле. Так что Илия был грамотным и писал, возможно, и книги, но они не вошли в Библию как его произведения, или вошли в другие пророческие сочинения или книги.


    Предсказания пророка исполнились. Спустя некоторое время Господь возбудил против Иудеи дух Филистимлян, Аравитян, они вошли в нее, захватили ее и все

    «имущество, находившееся в доме царя, также и сыновей его и жен его; и не осталось у него сына кроме Охозии, меньшего из сыновей его. А после всего этого поразил Господь его внутренности болезнью неизлечимой. Так было со дня на день, а к концу второго года выпали внутренности его от болезни его, и он умер в жестоких страданиях; и не сжег для него народ его благовоний, как делал то для отцов его. Тридцати двух лет был он, когда воцарился, и отошел неоплаканный, и похоронили его в городе Давидовом, но не в царских гробницах»

    (2 Пар 21:17–20).


    Его похоронили неоплаканного, как самого простого смертного, а может быть, я хуже. Вот так исполнилось письмо пророка Илии. Мы можем сказать, что Илия был пророком и в некоторой степени был и писателем.


    Елисей — преемник Илии. Видимое преемство было выражено в том, что Елисей имел милоть (накидку) Илии, с которой он не расставался всю свою жизнь. 4 книга Царств передает нам несколько чудес Елисея. Это чудо с маслом у вдовы, когда он помог бедной вдове заплатить долг. Обещание о сыне Сонамитянки, воскрешение сына Сонамитянки. Оздоровление ядовитой похлебки. Чудесное насыщение ста человек. Пришел некто и

    «принес человеку Божию хлеба начаток — двадцать ячменных лепешек и сырые зерна в шелухе. И сказал Елисей: отдай людям, пусть едят. И сказал слуга его: что тут я отдам ста человекам? И сказал он: отдай людям, пусть едят, ибо так говорит Господь, «насытятся, и останется». Он подал им, и они насытились, и еще осталось, по слову Господню»

    .


    Здесь явная параллель с Новым Заветом, с насыщением Господом пяти тысяч. Потом — исцеление Неемана Сириянина, которого Господь сам привел. «Много было вдовиц во дни Илии Пророка, но ни к одной не пошел, только в Сарепту Сидонскую к жене вдовице. Много было прокаженных во дни Елисея, но исцелился только один Нееман Сириянин». Это событие исцеления вельможи описано в 4 книге Царств, в 5-й главе — омовение его по его вере и отказ Елисея от вознаграждения. Когда ему предложили награду, он сказал:

    «Жив Господь, перед лицем Которого стою! Не приму»

    .



    «И тот принуждал его взять ее, но он не согласился. И сказал Нееман: если уже не так, то пусть рабу твоему дадут земли, сколько снесут два лошака, потому что не будет впредь раб твой приносить всесожжения и жертвы другим богам, кроме Господа; только вот в чем да простит Господь раба твоего: когда пойдет господин мой в дом Риммона для поклонения, то, за мое поклонение в доме Риммона, да простит Господь раба твоего в случае сем. И сказал ему: иди с миром»

    (4 Цар 5:16–19).


    Из дальнейшего служения Елисея мы открываем следующие моменты: во-первых, Елисей открывает Иораму тайны сириян и по молитве Елисея сирийское войско поражается слепотою. Елисей оказывает помощь в осаде Самарии и Елисей предсказывает семь лет голода. Из 4-й книги Царств нужно будет проработать 2 главу, где говорится о сохранении царственного рода Давида.

    20 глава — это благочестие царя Езекии, чудесное исцеление его от болезни.


    После завоевания царства Израильского, его столица Самария падает под ударами ассирийскими и Израиль заселяется пришельцами (4 Цар 18–24).


    «И привел царь Ассирийский людей из Вавилона и из других городов самарийских и поселил их вместо израилевых. И они овладели Самариею и стали жить в городах ее. И как в начале своего жительства они не чтили Господа, то Господь посылал на них львов, которые умерщвляли их. И донесли царю Ассирийскому, и сказали: народы, которых ты переселил и поселил в городах Самарийских, не знают закона Бога той земли, и за то Он посылает на них львов, и вот они умерщвляют их, потому что они не знают закона Бога той земли. И повелел царь Ассирийский, и сказал: отправьте туда одного из священников, которых вы выселили оттуда; пусть пойдет и живет там, и он научит закону Бога той земли. И пришел один из священников, которых выселили из Самарии, и жил в Вефиле, и учил их, как чтить Господа. Притом сделал каждый народ своих богов и восставил в капищах высот, какие устроили самаряне, — каждый народ в своих городах, где живут они»

    (4 Цар 17:24–27).


    {53}


    «Народы сии чтили Господа, но и истуканам своим служили, да и дети и дети детей до сего дня поступают также, как поступали отцы их. Они служили одновременно и Богу и своим богам, которых они поставили в этом месте»

    .



    После смерти Ахаза воцаряется Езекия, царь Иудейский.

    «Двадцати пяти лет был он, когда воцарился, и двадцать девять лет царствовал в Иерусалиме… И делал он угодное в очах Господних во всем так, как делал Давид, отец его; он отменил высоты, разбил статуи, срубил дубраву и истребил медного змея, которого сделал Моисей, потому что до самых тех дней сыны Израилевы кадили ему и называли его Нехуштан»

    (4 Цар 18:2–4).



    «На Господа Бога уповал он; и такого, как он, не было между всеми царями Иудейскими и после него и прежде него. И прилепился он к Господу и не отступал от Него, и соблюдал заповеди Его, какие заповедал Господь Моисею. И был Господь с ним: везде, куда он ни ходил, поступал он благоразумно. И отложился он от царя Ассирийского, и не стал служить ему. Он поразил Филистимлян до Газы и в пределах ее, от сторожевой башни до укрепленного города»

    (4 Цар 18:5–7).



    «В четырнадцатый год царя Езекии, пошел Сеннахирим, царь ассирийский, против всех укрепленных городов Иуды и взял их»

    (4 Цар 18:13).


    Езекия обращается за помощью к Исаие пророку и по молитве Исаии, Господь услышал и царь Ассирийский отступил от Иуды. Пророк Исаия в данном случае является обличителем Езекии. И он сказал, что придет время, когда Вавилоняне обратятся из союзников Иудеи в ее врагов и будут хищнически завоевывать Иудею. В 20-й главе говорится о том чуде, которое произошло с Езекией. Езекия просил знамения и по молитве пророка, тень на солнечных часах возвратилась обратно на 10 ступеней. Чудесность этого события несомненна. Если открыть книгу пророка Исаии глава 32, стих 8, то там говорится:

    «Передвину не только тень, но и солнце»

    .


    Каким образом произошло это событие? До сих пор нет рационального объяснения. Мы говорили о чуде, которое было при Иисусе Навине («стой, солнце и луна!»), но тому чуду мы могли найти объяснение, показать, как это реально могло произойти. Здесь же именно видна подлинная власть Бога над силами природы, Господь в силах показать, что он владыка и неба и земли.


    Из книг, о которых мы говорили, вы должны отметить царствование нечестивого царя Манассии. Двенадцать лет было Манассии, когда он воцарился и пятьдесят лет царствовал он в Иерусалиме.

    «И делал он неугодное в очах Господних, подражая мерзостям народа, которого прогнал Господь от лица сынов Израилевых. И снова устроил высоты, которые уничтожил отец его Езекия; поставил жертвенники Ваалу и сделал дубраву, как Ахав, царь Израильский, и поклонялся всему воинству небесному и служил ему»

    (4 Цар 21:2–3).


    Он призывал духов, мистически обращался к духовным силам.

    «И поставил истукан Астарты, который он сделал в доме, о котором говорил Господь Давиду и Соломону, сыну его: «в доме сем и в Иерусалиме, который Я избрал из всех колен Израилевых»

    (т. е. он даже осквернил храм Иерусалимский). Итог царствования Манассии был таков, что Манассия

    «пролил весьма много невинной крови, так что наполнил ею Иерусалим от края до края, сверх своего греха, что он завлек Иуду в грех — делать неугодное в очах Господних. Прочее о Манассии и обо всем, что он сделал, и о грехах его написано в летописи царей Иудейских. И почил Манассия с отцами своими, и погребен в саду при доме его, в саду Уззы. И воцарился Аммон, сын его вместо него»

    (4 Цар 21:16–18).



    В конце 2 книги Паралипоменон есть приложение — молитва Манассии, царя Иудейского, когда он содержался в плену в Вавилоне и обращался к Богу с покаянием. Это осталось в летописи царей Иудейских. Текст этой молитвы во многом отличается от текста того повествования, в который она привлечена. Она считается неканонической, в еврейской Библии ее нет, только в греческом тексте. Скорее, это позднейшее добавление, которое было сделано к этой книге одним из благочестивых переписчиков. Но она полностью воспроизводит покаянные молитвы, которые читаются в нашей церкви при таинствах исповеди и других чинопоследованиях.









    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх