Загрузка...


  • ЛЕКЦИЯ 23
  • Вторая Книга Царств

    История царствования Давида и его сына и преемника Соломона излагается во 2 книге Царств и 1 и 2 книгах Паралипоменон. 2 книга Царств может быть условно разделена на 3 части. Первые четыре главы объемлют предварительное царствование Давида над коленом Иудиным, когда столица его была расположена в Хевроне и когда Иерусалим не был еще в руках народа Божия. Главы с 5 по 10 рассказывают о царствовании Давида над всем народом израильским от взятия Иерусалима до основного грехопадения Давида. Третья часть с 11 по 18 главы, т. е. до конца книги Царств говорит о тех обстояниях, которые явились духовными последствиями угасания духа в самой личности Давида и явились духовными последствиями его греха.

    Последняя часть говорит об усмирении бунта Авессалома и возвращении Давида на царствование.


    Давид после смерти Саула почувствовал, что настало его время. По совету священника и пророка он собрал всех своих людей, свои стада, свое имущество и двинулся из города Секелага в родную Иудею. Там в городе Хеврон у него было много сторонников. Старейшины Иудеи встретили Давида, как человека, на которого можно было опереться и довериться ему. И он был сначала единодушно провозглашен царем Иудейским.

    В Иудее не очень считались с властью Саула и там достигнуть авторитета было в то время довольно легко. Несколько лет продолжалось соперничество между домом Давида и Иевосфея. Иевосфей был сыном Саула. В этой борьбе Давид старался проявить справедливость и после того, как Иевосфей пал жертвой заговора, Давид взял под свою защиту прямого наследника сына Ионафана в память погибшего друга. В то время Давиду исполняется 30 лет. На его пути уже никто не стоит, народное собрание всего Израиля в Хевроне провозгласило его царем над всеми коленами.


    «Вот, мы — кости твои и плоть твоя; еще вчера и третьего дня, когда Саул царствовал над нами, ты выводил и вводил Израиля; и сказал Господь тебе: «ты будешь пасти народ Мой Израиля и ты будешь вождем Израиля»

    (2 Цар 5:1–2).


    Достаточно продолжительный период времени, они были помазаны на царство законным образом и Давиду было обетовано то, что он унаследует престол царства, о том, что Господь отъял царство у Саула и передал Давиду. И тем не менее, Давид имел прямую возможность убить Саула и он этой возможностью {34} никогда не пользовался, памятуя о том, что особенная благодать помазания лежит на Сауле и какая-либо расправа над царем была бы прегрешением против Бога. Бог поставил этого человека, Бог и отымет его, Бог и пресечет деятельность этого человека каким-либо способом, который будет Ему благоугоден. И не дело члена ветхозаветной церкви вершить то дело, которое принадлежит одному Господу Богу. Никто да не дерзнет взять на себя Божественные полномочия!


    Второй царь — Давид явил полную противоположность Саулу. Давида, пожалуй, можно отнести к величайшим праведникам Ветхого Завета, хотя нужно понимать, что ветхозаветная праведность ограниченна, она не дает раскрыться полностью той нравственности, которая преподана Господом Иисусом Христом во святом Евангелии. И когда мы говорим о ветхозаветных праведниках, нужно понимать, что это та вершина, которую может достичь человечество до Христа.

    Оставшиеся в живых потомки Саула были окончательно отстранены и Мелхола, первая жена Давида, дочь Саула была возвращена Давиду. Это как бы закрепило его положение, как царя. Итак, воин, певец, беглец превратился в Израильского царя. Это произошло приблизительно около 1000 года до Р. Х. Давид несомненно видел превратности своей судьбы и во всем видел поддержку Бога Израилева, которого избрал для спасения народа. И хотя вера Давида носила на себе печать ветхозаветного времени, она была искренней и пламенной, являя собой пример личного и живого отношения к Богу.


    Мы можем посмотреть один из псалмов Давида, написанных им в то время. Псалом Давида об избавлении от врагов.


    «Услышь, Господи, правду мою, внемли воплю моему, прими мольбу из уст нелживых. От Твоего лица суд мне да изыдет, да воззрят очи Твои на правоту. Ты испытал сердце мое, посетил меня ночью, искусил меня и ничего нашел; от мыслей моих не отступают уста мои. В делах человеческих, по слову уст Твоих, я охранял себя от путей притеснителя. Утверди шаги мои на путях Твоих, да не колеблются стопы мои. К Тебе взываю, ибо Ты услышал меня, Боже; приклони ухо Твое ко мне, услышь слова мои»

    (Пс 16).


    Дивный псалом, написанный в период, когда он избавился от Саула и стал царем Израиля. В этом псалме весь Давид: восторженный, горячий, верящий в Бога и верящий в покровительство Бога Израиля. Пока шло соперничество между Саулом и Давидом, Филистимляне в эту распрю не вмешивались. Но как только Давид стал царем всего Израиля, это очень не понравилось. Они создали свое войско и двинулись на Хеврон, где была столица Давида. Однако, Давид имел уже боевой опыт, он нанес жестокой поражение Филистимлянам, напав на них с тыла и преследовал их до самого Газера. Эта победа положила конец зависимости Израиля. Впоследствии еще несколько удачных сражений полностью обессилили Филистимлян и принудили их заключить мир с Израилем.


    Самым большим общественным делом Давида было создание столицы. Он не захотел остановить свой взор ни на одном из известных городов. Однако, царь обратил свой взор на мощный замок Сион, который возвышался над потоком Кедронским на высокой скале. Он находился в руках большого хананейского клана и считался неприступным. Ходила такая поговорка, что Сион могут защитить слепой и хромой. И, однако, Давида не остановили трудности. Он смог овладеть Сионом, замок был назван городом Давида, окружающему его городу было дано прежнее название — Иерусалим. Иерусалим и сейчас называется городом Давида.

    Когда Давид основал свое государство, Иерусалим и его окрестности выглядели совсем иначе, чем сейчас. Потоки Кедрона были тогда оборонительными укреплениями, они защищали город своей неприступностью. Крепость тоже была внушительных размеров. Давид понимал, что сам по себе город не может стать знаменем своей державы. В нем должно было присутствовать то, что объединяет всех людей. Ни ефоды, ни урим, ни тумим не могли служить знаком присутствия Яхве в столице. Давид понимает, что здесь должна быть самая великая святыня — Ковчег завета.

    В то время Ковчег хранился как бы на частном хранении у частного лица. Давид решает торжественно перенести его в новую столицу и тем самым сделать Сион святым городом. Это событие происходит после того, как Давид был торжественно помазан царем над Иудеей. Кроме помазания, которое было от Самуила, было еще помазание от старейшин Израиля и Иуды на царство — как бы тройственное помазание.


    «И собрал снова Давид всех отборных людей из Израиля, тридцать тысяч. И встал и пошел весь народ, бывший с ним из Ваала Иудина, чтобы перенести ковчег Божий, на котором нарицается имя Господа Саваофа, сидящего на херувимах. И поставили ковчег Божий на новую колесницу и вывезли его из дома Аминадава, что на холме. Сыновья же Аминадава, Оза и Ахио, вели новую колесницу. Привели ее с ковчегом Божиим из дома Аминадава, что на холме; и Ахио шел перед ковчегом Господним, а Давид и все сыны Израилевы играли пред Господом на всяких музыкальных орудиях из кипарисового дерева, и на цитрах, и на псалтирях, и на тимпанах, и на систрах и кимвалах.



    И когда дошли они до гумна Нахонова, Оза простер руку свою к ковчегу Божию, чтобы

    {35}

    придержать его и взялся за него, ибо волы наклонили его, но Господь прогневался на Озу, и поразил его Бог в том же месте за дерзновение, и умер он там у ковчега Божия. И опечалился Давид, что Господь поразил Озу. Место сие доныне называется: «поражение Озы». И устрашился Давид в тот день Господа, и сказал: как войти ко мне ковчегу Господню? И не захотел Давид везти ковчег Господень к себе, в город Давидов и обратил его в дом Аведдара Гефянина. И оставался ковчег Господень в доме Аведдара Гефянина, и благословил Господь Аведдара и весь дом его»

    (2 Цар 6:1–11).


    Оза погиб, потому что дерзновенно коснулся Ковчега завета, т. е. в нем не было уверенности, что Бог поддержит ковчег, который наклонили волы. Оза не имел права касаться ковчега. И смерть Озы была подтверждением для всех остальных, что Господь — это страшно, к нему надо относиться с благоговением, с великим почтением и с великим чувством смирения, что свое «я», «я поддержу ковчег», своя личная гордость и качества, которые были неприятны Господу и поразили Озу.

    Дальше мы читаем, что ковчег оставался в доме Аведдара Гефянина и весь дом его освятился. Это событие упоминается в чине Православной Церкви при освящении дома. Затем Давид после трех месяцев пребывания в доме Аведдара, ковчег был торжественно принесен в столицу Давида, в Иерусалим. И Давид скакал во всю силу перед Господом, как простолюдин и был одет в один ефод, т. е. в одну нижнюю рубашку. И когда входил ковчег Господень в город Давидов, Мелхола дочь Саула смотрела в окно и увидев Давида, скачущего и пляшущего перед господом «уничижила его в сердце своем» и сказала об этом Давиду. А Давид ответил ей, что перед Господом плясать буду и благословен Господь, который предпочел меня отцу твоему и всему дому твоему, утвердив меня вождем народа Израиля.


    «Пред Господом играть и плясать буду, и еще больше уничижусь, и сделаюсь еще ничтожнее в глазах моих, и пред служанками, о которых ты говоришь, я буду славен. И у Мелхолы, дочери Сауловой не было детей до дня смерти ее»

    (2 Цар 6 21–23).


    Давид оставил ее, вот как поступил Давид за то, что она посмеялась над ним. Но в этих своих словах он был разгневан и опечален и невольно стал пророком сам о себе, потому что сказал:

    «И сделаюсь еще более ничтожным в глазах моих»

    . Так и случилось, когда он был опозорен перед всем народом, был изгнан своим собственным сыном и весь дом его был обесчещен перед глазами всего Израиля.


    Удивительная судьба ожидала Иерусалим с того времени, именно здесь прозвучит мощный голос пророков Исаии и Иеремии, здесь будет совершаться великая драма веры, здесь будет Крест Христов, здесь, в Иерусалиме, прольется кровь первых христианских мучеников. Перед нами образ Давида, которого мы не всегда знаем. Давид положил себе в сердце построить храм в Иерусалиме.


    «Когда царь жил в доме своем, и Господь успокоил его от всех окрестных врагов его, тогда сказал царь пророку Нафану: вот, я живу в доме кедровом, а ковчег Божий находится под шатром. И сказал Нафан царю: все, что у тебя на сердце, иди, делай; ибо Господь с тобою. Но в ту же ночь было слово Господа к Нафану: Пойди, скажи рабу Моему Давиду: так говорит Господь: ты ли построишь дом для Моего обитания, когда Я не жил в доме с того времени, как вывел сынов Израилевых из Египта до сего дня, но переходил в шатре и в скинии. Где Я ни ходил с сынами Израиля, говорил ли Я хоть слово какому-либо из колен, которому Я назначил пасти народ Мой Израиля: «почему не построите мне кедрового дома?» И теперь так скажи рабу Моему Давиду: так говорит Господь Саваоф: Я взял тебя от стада овец, чтобы ты был вождем народа Моего, Израиля. И был с тобою везде, куда бы не ходил ты и истребил всех врагов твоих перед лицем твоим, и сделал имя твое великим, как имя великих на земле. И Я устрою место для народа Моего, для Израиля, и укореню его, и будет он спокойно жить на месте, и не будет тревожиться больше, и люди нечестивые не станут более теснить его, как прежде… и Я успокою тебя от врагов твоих. И Господь возвещает тебе, что Он устроит тебе дом. Когда же исполнятся дни твои и ты почиешь со отцами твоими, то Я восставлю после тебя семя твое, которое произойдет из чресл твоих, и упрочу царство твое. Он построит дом имени Моему, и Я утвержу престол царства его на веки»

    (2 Цар 7:1–13).



    «И пошел царь Давид, и предстал пред лицем Господа, и сказал: кто я, Господи, и что такое дом мой, что Ты меня так возвеличил!»

    После того, как он понял, что Господь не допускает его до построения дома, «ибо ты пролил слишком много крови» и построит дом не Давид, а его потомок, Давид начинает заготовку всего того, что необходимо для постройки дома для Господа.



    Некоторые типологии в отношении Давида. Давид — это избранный Богом царь и верный Богу царь. Господь говорит:

    «И Я был с тобою везде, куда бы ты не ходил и истребил врагов твоих перед лицем твоим, и сделал имя твое великим на земле»

    .


    Здесь Давид открывает по отношению к Богу как бы три непреложные истины: Я взял тебя, Я был с тобою везде и Я сделал имя твое великим. На чем основаны такие отношения между Богом и Давидом? На законе или на благодати? Конечно, на благодати, то есть на обещании в Ветхом Завете Аврааму, Исааку и Иакову, жившим еще до Синайского закона. {36} Если сравним избрание Давида с новозаветным избранием, о котором говорится в Послании ап. Павла к Римлянам:


    «Притом знаем, что любящим Бога, призванным по его изволению, все содействует ко благу. Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу сына Своего, дабы он был первородным между многими братиями. А кого Он предопределил, тех и призвал; а кого призвал, тех и оправдал, а кого оправдал, тех и прославил. Что же сказать на это? Если Бог за нас, то кто против нас?»

    (Рим 8:28–31) Давид поступает, как особый Божий избранник, на котором Божия благодать.



    Поговорим также об Ионафане. Он, по мнениям некоторых богословов, особый мессианский образ, прообраз Христа, хотя и несовершенный, Его любви, Его дружелюбия. Сын царя не стыдится сделать своим другом сына пастуха, так же, как и Христос не стыдится называть нас своими братьями. Душа Ионафана так привязалась к душе Давида, что он готов был отдать за него свою жизнь. Так и Господь так возлюбил своих, что любил их до конца. Ионафан (1 Цар 18:3) заключает с Давидом вечный союз, так же и Христос заключает с нами союз Нового Завета. При этом Ионафан снимает свой плащ, свои одежды и даже свой лук, меч и пояс отдает Давиду. Так же и Иисус Христос снимает с Себя все славу Свою, весь блеск одежды справедливости и вооружает и препоясывает нас на борьбу веры. Ионафан укрепляет Давида в его слабости, а Христос обращается к нам:

    «Сила Моя в немощи совершается»

    . Ионафан с опасностью для себя служит посредником между отцом и Давидом, так же и Христос — посредник между Богом и людьми, сам будучи Богом.



    Давид, как пастырь, царь и пророк также является прообразом Христа Спасителя. Прежде всего — Вифлеем, место рождения и Христа, и Давида. Мирная подготовка к выступлению их на проповедь. Христос вышел на проповедь в 30 лет, Давид тоже стал царем в 30 лет. Христос до этого мирно жил у своих родителей и своих близких и мало кто о нем знал. Так же и Давид до своего призвания вел мирную жизнь пастуха, пася стада своего отца. Давид многократно рискует жизнью за своих овец, и Господь также говорит, что

    «Я пастырь добрый, душу Свою полагаю за овцы свои»

    .


    Будучи помазанником Божиим, Давид подвергается преследованию, презрению и отторжению. А Христос и есть Помазанник, то же происходит и с Ним. Давида принимают с радостью, после того, как он был изгнан своим сыном Авессаломом. И в конце Нового Завета мы слышим радостный крик христиан последних времен:

    «Ей гряди Господи! Маранафа!»


    Особые признаки, которые есть здесь. Со времени Иисуса Навина, за исключением случая с Гедеоном и Маноей не было больше видений и прорицаний. Бог тогда не был с людьми. С появлением Самуила, появляются пророки и пророчицы и прорицание продолжается до Вавилонского пленения. Мы подошли к серьезному месту в жизни Давида — к рассказу о его грехе. Всякий союз подразумевает известные условия. Точно так же, как и Завет Божий не есть просто обетование, но и требование. Именно здесь обнаруживается, что если человек полностью отдает себя на служение Богу, то он должен исполнять все, что Бог ему завещал.

    Бог Израиля — не Бог какого-то одного царя, но Бог, который взыскует правду и для которого все люди одинаково ответственны за свои поступки. И тот самый пророк Нафан, который изрек благословение на род Давида, при других обстоятельствах выступает как гневный обличитель и судья того же царя. Этот эпизод имеет громадное значение для понимания ветхозаветной религии и ее отношения к царской власти. Вы знаете, каким образом произошло это грехопадение. Давид замечает Вирсавию и так как эта женщина была очень красива, он пускает слуг разведать: чья это женщина?

    «И сказали ему: это Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии Хеттеянина. Он послал слуг взять ее; и она пришла к нему и он спал с ней»

    .


    Давид взял ее без всякого зазрения совести, хотя у нее был муж. Это пример восточного деспота, несправедливого царя. Когда же женщина узнала, что она беременна, она сказала об этом Давиду и после этого Давид понимает, что уже трудно сохранить тайну. Этот момент показывает, насколько важно зачатие, как святость, в мире, в любви. Будущий сын был зачат в нечестии, и Господь и наказывает всех тех, кто принял в этом участие. Желая скрыть свой грех, он идет на еще более тяжкий грех — убийство Урии. Он призвал Урию. Целью призвания Урии было, чтобы Урия переспал со своей женой, чтобы если родился ребенок, сказать, что это ребенок Урии. Давид и здесь хотел быть непричастным.

    Но, однако, Урия был настолько предан царю, что не пошел к жене ни в первый, ни во второй раз. Урия так сказал:

    «Ковчег Божий и Израиль и Иуда находятся в шатрах, и господин мой Иоав и рабы господина моего пребывают в поле, а я вошел бы в дом свой и есть и пить и спать со своею женою! Клянусь твоею жизнью и жизнью души твоей, этого я не сделаю»

    (2 Цар 11:11).


    Вот какой воин! В то время, когда все находятся на битве, он не хочет быть со своей женой, есть и пить. Он обличил вдобавок Давида, что тот занимается нечестием, а простой воин показывает ему пример благочестия, пример чистоты отношений и искреннего служения своему воинскому долгу. Вместо того, чтобы признать свое нечестие и на этом {37} остановиться, внутри у Давида появляется злоба и он задумывает его убить. Давид посылает письмо, чтобы поставить Урию во главе штурмующего отряда и случается, что Урия умирает и об этом сообщают Давиду (2 Цар 11:14–25).

    После этого случая жена Урии приводится в дом Давида и становится его официальной четвертой женой. Случай вполне обыкновенный для истории военных действий, однако Давиду Господь этого случая не прощает, потому что это не простой человек, а царь и избранник Божий. Зло настолько захватило Давида, что он сам не видит этого зла. До Нафана дошло, что сотворил Давид. Пророк приходит к Давиду и рассказывает ему прекрасную притчу, что у одного богача было большое стадо, а у бедняка была одна овца, которую он любил. Но когда к богачу пришел гость, он не захотел брать овцу из своего стада, а отобрал овцу у бедняка, чтобы приготовить угощение гостю (2 Цар 12:1–5).

    Что этот человек должен сделать богачу? Давид сказал: «Да живет Яхве! смерти достоин тот человек!» — «Этот человек — ты», — сказал пророк.


    «Так говорит Господь, Бог Израилев: Я помазал тебя в царя над Израилем и Я избавил тебя от руки Саула, и дал тебе дом господина твоего и жен господина твоего на лоно твое, и дал тебе дом Израилев и Иудин, и если этого мало, прибавил бы еще больше; зачем же ты пренебрег словом Господа, сделав злое пред очами Его?»

    (2 Цар 12:7–7).


    Так звучит голос неподкупного пророка, который не побоялся царя. Здесь обнаруживается природа подлинно теократической власти: хотя есть царь, но над ним есть нечто высшее. И пророк может прийти и сказать ему подлинную правду о нем самом. Не воля монарха, а воля Божья есть высший закон, что и подчеркивает Нафан, и никакая корона, никакое помазание не может служить оправданием преступлению.

    Нужно отдать справедливость Давиду, он искренне признал свою вину. «Согрешил я перед Богом», — сказал он. С этого времени, стараясь искупить свой грех, он делал все, чтобы не нести последствий греха. Он поклялся, что сын, который родится у этой женщины, будет наследником. Первый сын, который рождается у Вирсавии, умирает. Удивительно, как ведет себя Давид: он плачет, когда молится о младенце и постится, проводит ночь, лежа на земле, не ест хлеба, ни пьет. На седьмой день дитя умерло. Слуги боялись донести Давиду об этом, однако, когда ему сказали, что умерло дитя, когда он спросил: «Умер ребенок?» И тогда Давид встал с земли, умылся, помазался, переменил одежды свои и пошел в дом Господень и молился.

    Возвратившись в дом, он потребовал, чтобы принесли ему хлеба и он ел. И спросили слуги его: «Почему ты так поступаешь? Когда дитя твое было живо, ты постился и плакал, когда дитя умерло — ты встал и ел хлеб и пил».


    «И сказал Давид: доколе дитя было живо, я постился и плакал, ибо думал; кто знает, не помилует ли меня Господь, и дитя останется живо? А теперь оно умерло, зачем же мне поститься? Разве я могу возвратить его? Я пойду к нему, а оно не возвратится ко мне. И утешил Давид Вирсавию, жену свою, и вошел к ней, и спал с нею; и она зачала и родила сына, и нарекла ему имя Соломон. И Господь возлюбил его и послал пророка Нафана, и он нарек ему имя: Иедидиа

    (т. е. «возлюбленный Богом»)

    по слову Господа»

    (2 Цар 12:21–25).


    Отсюда начинается ниспадение царства Давида, история его тяжких скитаний и мытарств, которыми Господь наказывал его за тот грех, который он совершил. Грех он совершил, покаяние принес, но кроме покаяния было и наказание.

    ЛЕКЦИЯ 23

    Грехопадение Давида привлекло гнев Божий и всякого рода бедствия и нестроения как на семейство самого царя Давида, так и на его царство, на вверенный ему народ. В некотором роде, семейные нестроения в царствующем доме были образом тех бедствий, которые обрушились на Израиль в этот период. Первым в ряду этих событий было кровосмешение в самом царском дворце. 2 Цар 13 повествует о бесчестии, которое сотворил один их сыновей Давида Амнон к своей родной сестре Фамари.

    Священное Писание Ветхого Завета крайне редко говорит о подобного рода мерзостях. И это мы видим не где-либо, а в том семействе, которое призвано было быть образцом благочестия для всего народа. Как известно, меньший грех, но грех нераскаянный влечет за собой все большие и большие грехи. И к кровосмешению вскоре приложилось и убийство. Еще один сын царя Давида Авессалом отомстил Амнону за бесчестие их сестры убийством весьма вероломным, устроенным во время праздника.

    И тут Давид проявил великодушие. Утешившись, т. е. пережив в своем сердце гибель Амнона, Давид не преследовал Авессалома. Давид, действительно, является прообразом новозаветного доброго Пастыря, который согрешающих сынов своих не отрывает от себя, но призывает их к покаянию, милует, а не наказывает. Однако, Авессалом не оценил отеческой милости и поднял всенародное восстание против царя. Поколебалась сама прочность царствования Давида. 14 и 15 главы рассказы{38}вают об этом возмущении. Имя Авессалома стало почти столь же нарицательным, как и имя Хама. Авессалом по существу повторил Хамов грех, он восстал против отца, он стремился свергнуть своего отца и узурпировать власть, которую его отец получил от самого Бога.

    До поднятия этого восстания Авессалом, опасаясь гнева Давида (настолько он не знал собственного отца), бежал в Сирию к своему деду по матери Фалмаю. И через 4 года он вернулся и поднял восстание в Хевроне. Восстание это тщательно готовилось. Авессалома можно назвать предтечей тех политических деятелей, которые достигают своих корыстных целей путем обмана простых людей, и Св. Писание говорит, что Авессалом «вкрадывался в сердца израильтян» и тем самым обретал себе их поддержку и благоволение.

    Царь Давид был вынужден бежать из своей столицы из Иерусалима, а Авессалом захватил Иерусалим и совершил еще одну мерзость — восшел на ложе отца, т. е. взял себе наложниц Давидовых. В этом не следует усматривать только развращенность Авессалома и его неуемное сладострастие. По древним восточным обычаям такое действие было прежде всего политическим актом, это было как бы публичным заявлении о восшествии своем на престол низвергнутого правителя. Так что Авессалом таким образом заявил, что он больше не считает Давида царем и поставляет самочинно себя на место отца. Однако, обетования Божии непреложны и Давид, собрав войско выступает против Авессалома и с помощью Божией разбивает его.

    Сам Авессалом спасается от наказания и находит бесславную кончину. Запутавшись своими роскошными волосами в ветвях дерева, когда он скакал через лес, он повисает на дереве и после этого военачальник Давида Иоав пронзает его тремя стрелами и поражает насмерть. Здесь сразу можно увидеть несколько духовных следствий в этом нехитром историческом эпизоде. Во-первых, Давид строго-настрого наказывает Иоаву щадить жизнь отрока Авессалома и тем самым еще раз заявляет о своем великодушии, о своем человеколюбии. Авессалом был ему родным сыном, здесь сыграли роль и отеческие, человеческие чувства, но события эти разворачивались в XI столетии до Р. Х. и жалость отца к сыну не была столь самоочевидной, как для людей ХХ-го столетия по Р. Х.

    С одной стороны, Давид и в таком скорбном для себя обстоятельстве, как изгнание из собственной столицы все равно остается милосердным правителем. С другой стороны, действия Иоава, который ослушался царского повеления и проявил самочиние, непослушание царю и через то — непослушание Богу. Несмотря на его прежние заслуги, несмотря на его ратные подвиги во славу людей Израиля, очень скоро он также будет казнен при преемнике Давида.

    Авессалом, убийца собственного брата, возмутитель спокойствия, бунтовщик, находит такую постыдную кончину. В толковательной литературе не встречалось, но само приходит на ум, что согласно Моисееву закону, проклят всяк повешенный на древе и кончина Авессалома как раз попадает под это страшное проклятие. Возможно, Авессалом прообразовал Иуду Искариотского, который также восстал против собственного Отца, который пользовался Его милостями, который был облечен апостольским достоинством и тем не менее не устоял.

    О тщеславии Авессалома говорит, например, такой факт. Он еще при своей жизни поставил себе памятник. Я думаю, что это образ многих правителей всех времен и народов, правителей, которые осознают себя вне связи с Богом, которые мнят себя самостоятельными и самочинными, а не исполнителями Божественной воли. В этом деянии говорится и о лживости Авессалома; оправдывая постановку памятника самому себе Авессалом говорит, что он не хочет, чтобы имя его изгладилось из народа Израилева, потому что у него нет сына. Однако, Св. Писание говорит, что у него были три сына. Сравните (2 Цар 14:27) и (2 Цар 18:18), так что греховность Авессалома достигла крайних выражений и любой серьезный грех можно было обнаружить в его действиях, даже по немногословным свидетельствам Св. Писания.


    Бунт Авессалома, хотя и был подавлен, но не прошел без последствий для Давидова царства. Фактически, бунт Авессалома был подавлен силами только одного Иудина колена и остальные колена в этом не участвовали. Это послужило поводом к разделению. Северные колена заподозрили Иудино колено в каком-то частном соглашении с Давидом о том, чтобы получить какие-то привилегии после усмирения Авессалома.

    И как всегда на фоне возникающей политической доктрины появляется вождь, который эту доктрину поддерживает, раздувает. В колене Вениаминовом обнаружился некто по имени Савей, которого Св. Писание называет «негодным человеком». И вот, пожалуй, Савей является первым возбудителем местного сепаратизма внутри Израильского царства. Он первым провозгласил такой клич:

    «Нет нам части в Давиде и нет нам доли в сыне Иессеевом, все по шатрам своим, Израильтяне!»

    (2 Цар 20:1).


    Савей выступил как раскольник, как расчленитель единого царства Иеговы и пожалуй здесь впервые намечается тот процесс, который впоследствии приведет к расколу царств, и, как следствие к ослаблению благочестия и упадку нравственности в народе и к конечному результату — пленению Израильтян и {39} фактической гибели государства. Однако, в те времена, во времена жизни самого Савея этот призыв не мог распространиться достаточно широко именно из-за того, что объединяющем началом была такая великая личность, как царь и пророк Давид.

    Войско Давида быстро подавило бунт, Савей быстро бежал в город Белавель, он был осажден Иоавом, военачальником Давида, тем самым, который убил Авессалома. Городу грозила гибель за то, что он укрывался Савей и одна из патриоток, жительниц этого города убедила выдать голову Савея Иоаву, что и было сделано. Иоав снял осаду с города и с этого времени воцарился в государстве Давида мир. Почти до самой смерти Давида внутренние враги не возмущали жизнь царства.


    Однако Промысл Божий готовит новые испытания Давиду и его царству. Первым таким испытанием стал трехлетний голод. Как было возвещено через пророков, причиной такого бедствия явился давний грех Саула по отношению к жителям города Гаваона. И когда Давид спросил у Гаваонитян, какого они желают возмездия, эти люди просили страшного — выдать себе потомков Саула в количестве семи человек, которых они зверски убили и трупы их выставили под палящим солнцем на съедение хищным птицам. Гаваон был городом языческим и находился с Израилем в вассальных отношениях. Они были приняты в качестве рабов и данников израильтянами, но они отнюдь не принимали обрезание и прочих постановлений закона Моисеева.

    До некоторой степени становится понятен способ отмщения этих людей. Здесь стоит упомянуть о Рицпе, матери казненных, одной из наложниц Саула. Она раскинула шатер перед телами детей своих и целое лето (терпящие бесчестие останки были выставлены на позор) отгоняла зверье и птиц. Узнав это, Давид лично отправился к месту этой трагедии и сам принял участие в погребении повешенных, костей Саула и своего друга Ионафана. Св. историк говорит, что Бог умилостивился над страною после этого, т. е. св. Писание увязывает окончание бедствия тем или иным доброделаниям самого царя.


    Затем Давид выступает еще раз против Филистимлян, давних врагов Израиля. В битве против них он едва не погибает. Израильтяне, свято охраняющие своего помазанника, больше не позволяли ему лично выходить на поле брани, дабы «не угас светильник Израиля». Откликом Давида на эту победу над Филистимлянами был 17 псалом, который по уставу читается за каждой воскресной утреней службой. После этого Давид совершает еще одно отступление от Бога, которое требует особого пояснения. Давид затеял перепись населения своего царства. Св. Писание не говорит, в чем именно состоял грех, просто называет это деяние греховным и говорит о его частичном покаянии.

    Во-первых, Давид наслаждался миром и спокойствием и ему оставалось только благодарить Господа и не предпринимать каких-либо самочинных действий. Во-вторых, перепись в те времена предпринималась с единственной целью — с целью оценить боеспособность государства. Перепись велась не всего населения, а только мужей сильных, т. е. способных носить оружие. И Давид затеял подобную перепись. Сама перепись по законодательству Моисееву является неким священным действием. Переписи проводит Моисей и 4-я книга Пятикнижия Числа составлена именно по ним. Но переписи, о которых говорит книга Чисел, были сделаны с целью обложения населения налогами на содержание скинии, на содержание колена Левина, но отнюдь не на какие-то воинственные устремления. И в этом смысле Моисеева перепись коренным образом отличалась от переписей языческих и от той, которую устроил Давид.

    Кроме того, во времена последнего периода царствования Давида исполнились все уже обетования Божии относительно расширения царства Израиля. Вся та земля, которую обетовал Бог своему избранному роду, а затем избранному народу, уже находилась под властью Давида. Царство его простиралось от хребтов Ливана и Антиливана до Синайского полуострова, до рубежей Египта и от Средиземного моря до верховьев Ефрата, до границ Сирии. И какие-либо воинственные устремления в это время означали только одно: захват того, что не было предназначено Богом, вести неблагословенную войну в отличие от тех войн, которые велись под руководством Иисуса Навина. Книга Паралипоменон говорит о том, что мысль о производстве переписи была внушена Давиду врагом нашего спасения.

    Давид кается в совершенном, он сознает греховность своих побуждений при этом исчислении. Однако, своим покаянием он не загладил греха и царство его понесло прещение Божие. В качестве пророка Божественной воли явился пророк Гад, который предложил на выбор три бедствия, либо семилетний голод, либо трехмесячную войну, либо трехдневную эпидемию — моровую язву. Давид отреагировал на это со смирением.

    «Пусть паду я в руки Господа, ибо велико милосердие его, только бы в руки человеческие не впасть мне»

    . И в качестве бедствия, которое в наибольшей степени связано с Божественной карой, Давид выбирает моровое поветрие.


    В результате этого мора погибло порядка 70 тысяч человек. Однако, поветрие не коснулось избранного града — Иерусалима. Произошло это по причине молитвенного предстательства Давида за свой народ.

    «Вот, я согрешил, я поступил беззаконно, а эти овцы, что

    {40}

    сделали они? Пусть же гнев Твой обратится на меня и на дом отца моего»

    , — молился Давид. Вот, пожалуй, пример истинного патриотизма, патриотизма, основанного прежде всего на религиозности.


    Я бы поставил этот пример в ряду примеров такого же истинного патриотизма в Св. Писании. Прежде всего, это патриотизм Моисея, который, увидев идолослужение при тельце, разбил скрижали и молился, чтобы Господь помиловал народ. А если это невозможно, то просил, чтобы и он, сам Моисей, был «изглажен из книги жизней вместе со своим народом». И другой пример: апостол Павел, который высказывает такую мысль, что

    «я желал бы быть отлученным от Христа ради братьев моих по плоти»

    . И до такого же уровня священного патриотизма поднимается царь Давид.


    Молитва его была услышана и Давид сподобился ангельского видения. Причем, то место, где он сподобился ангельского видения, было им откуплено у владельца, некоего Орны за 600 сиклей золота и получило название Мориа, т. е. видение.

    И умилостивился Господь над страною и прекратилось поражение Израильтян

    (2 Цар 24:25). На этом заканчивается повествование 2-й книги Царств.



    На горе Мориа впоследствии был воздвигнут Иерусалимский храм. Еще задолго до этого, пророк Давид высказывает свое намерение о построении храма, а до этого была только скиния со времен Моисея. Он высказал намерение пророку Нафану, который одобрил его. Однако, Господь Бог таинственным образом сообщил Нафану, что во-первых, он никогда не нуждался в построении храма, однако, принимает намерения Давида.

    Более того, Господь дает обещание Давиду укрепить за домом его царственное наследство и говорит, что построение дома имени Его будет совершено преемником, потомком Давида. Есть два понимания этого места. Что за потомок Давида имеется в виду, который построит храм? Буквальное понимание — это сын Давида Соломон, при котором действительно был воздвигнут постоянный великолепный храм. Однако, духовное понимание иное. Эти слова могут быть относимы и к великому дальнему потомку Давидову по плоти, самому Богочеловеку Господу Иисусу Христу. Не случайно Мессию пророк Исаия называет жезлом от корня Иессеева (Иессей — отец Давида).

    Ведь Божие обетование было дано Давиду о том, что престол его будет утвержден во веки. В Послании к евреям апостол Павел повторяет слова этого обетования.

    «Я буду отцем Ему и Он будет Мне сыном»

    . И тут же дает богословский комментарий:

    «кому бо рече, когда от Ангел, аз буду ему…»



    Кроме того, сам Архангел Гавриил, благовествуя Пресвятой Деве, имеющей стать Богородицей, говорит, что Господь даст престол Давида Отца его, Имеющему родиться, т. е. прямо называет Давида отцом Спасителя. В этом смысле можно сказать, что царь Соломон был прообразом духовного Потомка Давида. Давид помнил обетования Божии, что в силу огромного количества пролитой им человеческой крови, ему не будет благословлено построение храма. Это осуществится только при его сыне. И поэтому он не дерзал приступать к постройке. Но все необходимое начал заготавливать.

    Было приготовлено место, начали готовиться материалы и т. д. Св. Писание достаточно подробно описывает все эти приготовления. Построение самого храма Давид отнес своему преемнику и при этом преемником своим назначил Соломона, хотя Соломон был десятым сыном Давида, отнюдь, не старшим. Давид призвал к себе Соломона, рассказал историю замысла построения храма и завещал ему исполнить этот замысел. Это публичное объявление Соломона преемником Давида послужило поводом к последней смуте в царствование Давида.

    На престол Давида самым вероятным претендентом доселе был четвертый сын Давида Адония, который пользовался видимым расположением отца и, естественно, считал себя наследником. И Адония идет по пути Авессалома, причем в партию Адонии приходят и такие влиятельные люди» при дворе Давида, как полководец Иоав и первосвященник Авиафар. Во время пира приспешники Адонии открыто величают Адонию царем, Давид же об этом ничего не знал. О случившемся Давиду возвестил пророк Нафан и тогда Давид повелел торжественно помазать Соломона на царство. Помазание было совершено пророком Нафаном и первосвященником Садоком.









    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх