Загрузка...


  • ЛЕКЦИЯ 21
  • ЛЕКЦИЯ 22
  • Первая Книга Царств

    1 Цар состоит из следующих разделов:

    1) история юности Самуила, гибель дома Илии, история Ковчега и судоуправление Самуила (гл. 1–7);

    2) эту часть мы называем общим словом «Саул» (главы 8–15);

    3) «Давид» (главы 16–31). Заканчивается этот раздел поражением и смертью Саула. Давид только вступает на политическую сцену, а главные действующие лица — Самуил и Саул.


    Неизвестно, как бы стала развиваться духовная история Израиля, если бы не новое потрясение, которое всколыхнуло все колена израильские: появились претенденты на израильские земли — филистимляне. При Самсоне они терпели поражение, а примерно около 1080 г. начали решительное наступление на восток, тесня как израильские, так и хананейские племена.

    Противостоять филистимлянам в Израиле было практически некому. Потомки Гедеона истребили друг друга в междоусобицах. Израильтяне предпринимают отчаянную попытку сохранить свою независимость и обращаются за помощью к хранителям Ковчега — левитам. До сих пор спорен вопрос о том, были ли все левиты потомками Левия или они принадлежали к разным коленам. Однако сам Илий и его сыновья были потомками Левия. Его сыновья Офни и Финеес носили имена типично египетские, а не израильские. Прославил это семейство священник Илий, который хранил Ковчег завета.

    В критический момент левиты, желая вдохновить израильское войско, несут Ковчег завета перед собой, чтобы тем самым показать, что Бог с ними. Но первая же встреча с войсками филистимлян оказывается роковой — Ковчег становится их добычей. Филистимляне ликуют, думая, что пленили самого Бога евреев.

    Престарелый Илий, в тревоге ожидавший известий с поля боя, был потрясен сообщением, которое принес ему воин, и скоропостижно умер. С этого времени господство филистимлян становится прочным и окончательным. По городам расставлены их гарнизоны, повсюду хозяйничают сборщики дани. Переживающий глубокий духовный кризис Израиль оказывается лишенным и политической независимости.

    Мы не знаем, сколько продолжалось господство филистимлян. Библия говорит нам о том, что во главе духовной жизни Израиля встал великий судья и пророк Божий Самуил. Именно он явился основателем так называемой школы пророков. Впервые мы видим на религиозном фоне израильской жизни так называемых сынов пророческих (слово «наби» означает «вестник воли Божией»). Но если раньше ясновидцы и прорицатели выступали как одинокие посланники неба, то теперь они собираются в группы для Богослужения и изучения Писания, призывая народ к верности Богу Отцу.


    Перед нами образ руководителя этой общины — пророка Божия Самуила. Он родился от женщины по имени Анна. Ее мужа звали Елкана. Это были благочестивые люди, приносившие жертву Богу. Анна была неплодна и очень огорчалась. Историю с Анной вы помните: она плакала и молилась беззвучно, а Илий думал, что она пьяна. Выслушав ее, он обещал, что Господь исполнит ее прошение. Перед нами образец чистой, доброй молитвы. Через некоторое время Анна зачала и родила сына, которому дала имя Самуила что значит «испрошенный от Бога Саваофа»). По обету она посвятила этого младенца на служение Господу:

    «О сем дитяти молилась я, и исполнил мне Господь прошение мое, чего я просила у Него; и я отдаю его Господу на все дни жизни его, служить Господу. И поклонилась там Господу»

    . Анна пришла в Силом и оставила Самуила там при Ковчеге. Почитайте знаменитую песнь Анны (1 Цар 2:1–10):

    «Возрадовалось сердце мое в Господе; вознесся рог мой в Боге моем; широко разверзлись уста мои на врагов моих, ибо я радуюсь о спасении Твоем»

     — явная параллель с песнью Богородицы «Величит душа моя Господа…»



    Отрок Самуил живет в Силоме, вокруг него течет жизнь других людей — священников, потомков Илия, занимающихся очень неприглядными вещами. Грех этих молодых людей перед Господом был так велик, что они отвращали от жертвоприношений Господу.

    «Когда кто приносил жертву, отрок священнический, во время варения мяса, приходил с вилкой в руке своей и опускал ее в котел, или в кастрюлю, или на сковороду, или в горшок, и что вынет вилка, то брал себе священник. Так поступали они со всеми Израильтянами, приходившими в Силом»

    . Иными словами, обворовывали людей, а также совершали другие безнравственные поступки — например, вступали в интимные отношения с женщинами, приходившими для принесения жертвы.



    «И пришел человек Божий к Илию и сказал ему: так говорит Господь: не открылся ли — я дому отца твоего, когда еще были они

    {24}

    в Египте, в доме фараона?.. Для чего же вы попираете ногами жертвы Мои и хлебные приношения Мои, которые заповедал Я для жилища Моего… Посему так говорит Господь Бог Израилев: Я сказал тогда: «дом твой и дом отца твоего будут ходить пред лицем Моим вовек». Но теперь говорит Господь: да не будет так, ибо Я прославлю прославляющих Меня…»

    (1 Цар 2:27–36).



    Самуил возвещает судьбу дома Илия, которую открыл ему Господь, на что Илий говорит:

    «Он — Господь; что Ему угодно, то да сотворит»

    (1 Цар 3:18). Престарелому Илию уже все равно, что будет. Здесь очень поучительный момент: от нечестия детей страдают родители; в данном случае мы не видим, чтобы Илий был нечестивым, он был священником, но он допустил нечестие своих детей, т. е. не воспитал их как следует и смотрел сквозь пальцы на их беззаконие. У него не было сил или желания поставить своих сыновей на место, одернуть их. За это был наказан и он сам, и все его потомство. Потому что так сказал Господь Самуилу:

    «Вот, я сделаю дело в Израиле, о котором кто услышит, у того зазвенит в обоих ушах. В тот день я исполню над Илием все то, что Я говорил о доме его; Я начну и окончу; Я объявил ему, что Я накажу дом его на веки за ту вину, что он знал, как сыновья его нечествуют, и не обуздывал их»

    .


    Дальше происходит событие, о котором мы уже говорили: Ковчег захватывают филистимляне. Узнав об этом, Илий падает с седалища навзничь у ворот, ломает себе хребет и умирает,

    «ибо он был стар и тяжел. Был же он судьею Израиля сорок лет»

    .


    Филистимляне принесли Ковчег в город Азот и поставили в храм бога Дагона.

    «И встали Азотяне рано на другой день, и вот, Дагон лежит лицем своим к земле пред ковчегом Господним»

    . Вы помните, что у филистимлян начинаются и другие несчастья: появились раны и наросты на теле, по их полям стали бегать мыши, все истребляя. Перст Божий карал их за то, что они взяли святыню Господню. Тогда они возвращают Ковчег, сделав по числу владетелей Филистимских пять наростов золотых и пять мышей золотых,

    «ибо казнь одна на всех вас и на владетелей ваших; итак сделайте изваяния наростов ваших и изваяния мышей ваших, опустошающих землю, и воздайте славу Богу Израилеву; может быть, Он облегчит руку Свою над вами… И сделали они так: и взяли двух первородивших коров и впрягли их в колесницу, а телят их удержали дома; и поставили ковчег Господа на колесницу и ящик с золотыми мышами и изваяниями наростов. И пошли коровы прямо на дорогу к Вефсамису…»

     — то есть Ковчег был возвращен израильтянам (1 Цар 6:4–12).


    Здесь явное чудо. Коров, на которых не было ярма, впрягли в колесницу. Мы знаем, что такое необъезженный конь, вол или корова — они могут сделать все что угодно. Но здесь Сам Господь ведет их Своим Промыслом в стан израильский. И дикие животные приходят куда нужно.


    «И пришли жители Кириафиарима, и взяли ковчег Господа, и принесли его в дом Аминадава, на холм, а Елеазара, сына его, посвятили, чтобы он хранил ковчег Господа. С того дня, как остался ковчег в Кириафиариме, прошло много времени, лет двадцать. И обратился весь дом Израилев ко Господу»

    . После этого Самуил призывает весь дом Израилев к покаянию:

    «Удалите из среды себя богов иноземных и Астарт и расположите сердце ваше к Господу, и служите Ему одному, и Он избавит вас от руки Филистимлян. И удалили сыны Израилевы Ваалов и Астарт и стали служить одному Господу… И был Самуил судьею Израиля во все дни жизни своей: из года в год он ходил и обходил Вефиль, и Галгал и Массифу и судил Израиля во всех сих местах; потом возвращался в Гаму; ибо там был дом его, и там судил он Израиля, и построил там жертвенник Господу»

    (1 Цар 7:1–17).


    Самуил был последним судией Израиля. Напомню, что судьи — это были особого рода правители, которые избирались народом и избрание их утверждалось свыше. Весь Израиль, по мысли ветхозаветного Закона, имеет особое государственное устроение. Дело в том, что Господь, давая Закон, тем самым регламентировал не только религиозное поведение человека, не только давал какие-то чисто религиозные нормы, но Закон включал в себя также и две другие важнейшие составляющие: нравственную и гражданскую. Смысл в том, что все, что ни совершалось в Израиле, должно было совершаться в точном соответствии с Законом Божиим, в точном соответствии с Пятикнижием Моисея. В этом смысле, Израиль представлял собою государство совершенно особое. Оно имело мало общего с монархией и еще меньше общего имело с республикой, хотя черты и того и другого присутствовали в ветхозаветном государстве времен Судей.

    С одной стороны, утверждалось безусловное равенство любого члена общества, но равенство пред лицем Божиим, но также равенство пред Законом Божиим. С другой стороны, в некотором смысле, весь Израиль рассматривался, как монархия. Однако, монархия не земного царя, а Царя Небесного. И поэтому вполне справедливо было бы называть Израиль — царством Божиим, царством Иеговы. В литературе называют обычно период судей периодом ветхозаветной теократии, т. е. прямого и непосредственного богоправления.

    Судья являлся лишь прямым исполнителем воли Божией, он был как бы проводником и ис{25}полнителем Божественной воли о избранном народе. Он находился в непосредственном богообщении и Господь явно открывал Свою волю, являясь в скинии первосвященникам. Пророк Самуил был последним судьей — 61-м.

    Самуил являет собою судью не над одним коленом, а над всем племенем Израилевым. Он сумел своим авторитетом объединить Израиль и сделать его готовым к принятию монархии.

    ЛЕКЦИЯ 21

    Св. Писание свидетельствует так:

    «Когда же состарился Самуил, то поставил сыновей своих судиями над Израилем. Имя старшему сыну его Иоиль, а имя второму сыну его Авия; они были судьями в Вирсавии. Но сыновья его не ходили путями его, а уклонились в корысть, и брали подарки, и судили превратно. И собрались все старейшины Израиля и пришли к Самуилу в Раму, и сказали ему: вот ты состарился, а сыновья твои не ходят путями твоими; итак поставь над нами царя, чтобы он судил нас, как у прочих народов»

    (1 Цар 8:1–5).



    Таким образом, видя недостоинство служителей, видя их развращенность, народ начинает путать две совершенно разные вещи: Божественное установление и дурное исполнение священных обязанностей. С израильским народом происходит то же, с духовной точки зрения, что происходит и с человеком, пришедшим в православный храм и увидевшим, к примеру, злую бабушку у подсвечника или нетрезвого священника. Этот человек говорит, что он не пойдет более сюда, потому что он видит недостойных служителей.

    И вот израильтяне, видя недостойное поведение Иоиля и Авии, отказываются от величайшего блага, данного им Богом, отказываются от богоправления, от теократии. Следует сказать несколько слов о том, почему так случилось: почему Иоиль и Авия не смогли достойно понести того служения, которое было вверено им. Во-первых, Иоиль и Авия не получили никакого поставления на свое служение. Они были просто помощниками Самуила и только вследствие наступившей немощи, Самуил не мог исполнять в полном объеме то служение, которое исполнял в более молодые годы, хотя титул судьи он продолжал носить и оставался судьей Израиля. Нечто подобное на первый взгляд мы наблюдали в случае Офнии и Финееса, сыновей первосвященника Илия. Но там их недостоинство, их кощунство было связано с том, что Илий, по мягкосердечию своему, не проявлял должной власти, где должен был ее проявить, власти отцовской и власти архиерейской.

    В случае сыновей Самуила ситуация была несколько иной. Мы знаем Самуила, как человека в высшей степени строгого, справедливого и беспощадного к врагам Божиим. Так что недостойное воспитание Иоиля и Авии не следует приписывать чрезмерному мягкосердечию Самуила. Скорее всего, причиной тому стало некоторое упущение им в деле воспитания своих сыновей, вследствие тех огромных и многотрудных забот, которые нес Самуил по управлению богоизбранным народом, по возглавлению израильской теократии в последний период времени ее существования.

    Старейшины Израиля обращаются к Самуилу с просьбой поставить царя, чтобы быть, как прочие народы, т. е. чтобы уподобиться народам языческим.


    «И не понравилось слово сие Самуилу, когда они сказали: дай нам царя, чтобы он судил нас. И молился Самуил Господу»

    .


    Как пророк, как провозвестник Божественной воли, Самуил понимал, что такое прошение старейшин, есть ни что иное, как форма богоотступления. Это поставление человека на то место, которое занимал сам Господь Бог, поставление некоего независимого правителя, правителя самодержавного и самочинного. Говорится:

    «поставь над нами царя, чтобы он судил нас, как у прочих народов»

    . У прочих народов была восточная деспотия, там монарх обладал неограниченной властью и ни от кого не зависел и действовал в высшей степени тиранично и самочинно.



    «И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе, ибо не тебя они отвергли, но отвергли меня, чтоб Я не царствовал над ними; как они поступали с того дня, в который Я вывел их из Египта и до сего дня оставляли Меня и служили иным богам, так поступают они с тобою; итак послушай голоса их; только представь им, и объяви им права царя, который будет царствовать над ними»

    (1 Цар 8:6–7).



    Здесь вот о чем прежде всего надо сказать. Во взгляде на установление монархии встречаются две крайности. Первая крайность, что установление монархии в Ветхом Израиле было крайней формой богоотступничества, чем-то таким, что совершенно не вписывалось в рамки Моисеева Закона. Это мнение встречается редко. Другая крайность, встречаемая гораздо чаще в нынешнее время, связана с воззрением на монархию, как на единственную возможную и богоустановленную форму правления. В том, что монархия, якобы, не имеет других альтернатив и только такая форма правления получает благословение свыше.

    Относительно второго перегиба достаточно понятно говорит Св. Писание в 8-й главе 1-й книги Царств. Само прошение об установлении монархии есть частичное богоотступничество. Сам Господь говорит Самуилу, что эти люди {26}

    «не тебя отвергли, ни твоих недостойных сыновей, не забыли твои бывшие заслуги, они даже не отвергли судей, как таковых, они отвергли Самого Бога»

    . Они не согласились с той формой правления, которую установил Бог.


    С другой стороны, Господь совершает историю в предвидении всех наших не только реализуемых, но и возможных движений, не только душевных, но и политических. И устанавливая через Моисея Закон, Господь предусмотрел и такой оборот событий, который произошел во времена пророка Самуила. Во Второзаконии Моисей предусматривает поставление царя и совершенно четко очерчивает его права и обязанности.


    «Когда ты придешь в землю, которую Господь, Бог твой даст тебе, и овладеешь ею, и поселишься на ней, и скажешь: поставлю я над собою царя, подобно прочим народам, которые вокруг меня, то поставь над собою царя, которого изберет Господь, Бог твой; из среды братьев твоих поставь над собою царя; не можешь поставить над собою царем иноземца, который не брат тебе»

    (Втор 17:14–15).



    Первое условие, накладываемое на возможного царя, это то, чтобы он не был иноземцем. Здесь это нужно понимать однозначно так, что царь не должен быть иноверцем. И далее:


    «Только чтоб он не умножал себе коней и не возвращал народа в Египет для умножения себе коней, ибо Господь сказал вам: «не возвращайтесь более путем сим»

    .


    Здесь подразумевается, что конь — прежде всего животное боевое. Евреи до пришествия в Египет, не знали лошади и не использовали ее в хозяйстве. Во всяком случае, книги Св. Писания об этом не говорят, хотя достаточно подробно говорится о других видах скота. И конь является олицетворением воинственности и захватнической политики. Зато с конями израильтяне весьма близко познакомились, будучи в египетской неволе. И в этом смысле, умножение коней можно понимать, как возвращение в рабство египетское, в рабство греха, в рабство идолослужения.

    «Господь сказал вам: «не возвращайтесь более путем сим»

    . Далее:



    «И чтоб не умножал себе жен, дабы не развратилось сердце его, и чтобы серебра и золота не умножал себе чрезмерно»

    .


    Т. е. говорится о неких нравственных условиях отправлениях царского служения. Однако, умножение жен следует понимать не только прямым образом, но и духовно. Многоженство являлось отличительным признаком быта языческих деспотов, и особенно в чести у них было брать себе жен иноплеменниц. И такое обстоятельство приводило бы к ослаблению веры и благочестия царя, и следовательно, невозможности совершения им того служения, в которое поставляет его Господь Бог, в служение осуществления воли Своей.



    «Но когда он сядет на престол царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов; и пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии»

    .


    Т. е. во всяком случае, при настойчивом требовании установления монархии, Господь говорит о том, что монарх во всем должен следовать Закону Божию, во всем должен исполнять его. Т. е. служение монарха в некотором смысле приближается по мысли Второзакония к тому служению, которое вели судьи Израиля: быть исполнителем божественного изволения о народе. В этом смысле царь по Второзаконию есть не самостоятельный правитель, а представитель Царя Небесного.



    «Чтобы не надмевалось сердце его пред братьями его, и чтобы не уклонялся он от закона ни направо, ни налево, дабы долгие дни пребыл на царстве своем и сыновья его посреди Израиля»

    .


    Т. е. само установление монархии было предусмотрено в Законе и нельзя говорить, что требование старейшин было совершенным богоотступничеством. Старейшины грешили воспользоваться тем благословением, которое было дано в свою очередь, Моисею. Однако, любое благословение не есть повеление. По всей видимости, Самуила возмутило то, что старейшины настаивали на установлении монархии не вследствие того, что это позволено при некоторых ограничениях, идущих от Бога, а вследствие того, что при монархическом строе живут языческие народы.

    По повелению Божию Самуил предостерегает народ от возможных негативных последствий установления монархии.



    «И сказал: вот какие будут права царя, который будет царствовать над вами: сыновей ваших он возьмет и приставит к колесницам своим и сделает всадниками своими; и будут они бегать пред колесницами его; и поставит их у себя тысяченачальниками и пятидесятиначальниками, чтобы они возделывали поля его, и жали хлеб его, и делали ему воинское оружие и колесничный прибор его; и дочерей ваших возьмет, чтобы они составляли масти, варили кушанья, пекли хлебы; и поля ваши и виноградные и масличные сады ваши лучшие возьмет, и отдаст слугам своим; и от посевов ваших и из виноградных садов ваших возьмет десятую часть и отдаст евнухам своим и слугам своим; и рабов ваших и рабынь ваших, и юношей ваших лучших, и ослов ваших возьмет и употребит на свои дела; от мелкого скота вашего возьмет десятую часть, и сами вы будете ему рабами; и восстенаете тогда от царя вашего, которого вы избрали себе; и не будет Господь отвечать вам тогда. Но народ не согласился послушаться голоса Самуила, и ска

    {27}

    зал: нет, пусть царь будет над нами, и мы будем, как прочие народы; будет судить нас царь наш, и ходить пред нами, и вести войны наши»

    (1 Цар 8:11–20).



    «И сказал Господь Самуилу: послушай голоса их и поставь им царя. И сказал Самуил Израильтянам: пойдите каждый в свой город»

    .



    Народ израильский оказался духовно неспособен к самоуправлению под тем возвышеннейшим началом Богоправления, которое было изложено в Моисеевом законодательстве. За время правления судей в изрядный упадок пришла как религиозная, так и нравственная жизнь. Затем 1 книга Царств повествует о поставлении первого Израильского царя. Первым царем Израилевым был некто Саул, сын Киса из колена Вениаминова. Господь тем самым указывает еще раз, что он менее всего взирает на какие-то внешние отличия человека, на знатность его происхождения или на какие-то личные заслуги. Колено Вениаминово было самым маленьким среди колен Израилевых и оно едва ли не было полностью истреблено и затем особым образом восстановлено. Кто такой Саул?

    «Был некто из сынов Вениамина, имя его Кис, сын Авиила, сына Церона, сына Бехорафа, сына Афия, сына некоего Вениамитянина, человек знатный. У него был сын, имя его Саул, молодой и красивый, и не было никого из Израильтян красивее его; он от плеч своих был выше всего народа»

    (1 Цар 9:1–3). Это краткая характеристика Саула. То есть первое, что отличает Саула, — это внешняя красота. Про Давида будет сказано совсем другое.


    Саула привело к Самуилу, казалось бы случайное обстоятельство, но у Бога нет ничего случайного и в каждом, казалось бы, ординарном событии нашей жизни усматривается всеблагой промысел Божий. И зачастую, на первый взгляд малозначительное событие приводит к большим историческим переменам. Такое неоднократно бывает в истории гражданской и в истории Священной. Не будем пересказывать потерю ослиц отца Саулова и приход Саула к пророку Самуилу.


    «А Господь открыл Самуилу за день до прихода Саулова и сказал: завтра в это время Я пришлю к тебе человека из земли Вениаминовой, и ты помажь его в правителя народу Моему — Израилю, и он спасет народ Мой от руки Филистимлян; ибо Я призрел на народ Мой, так как вопль его достиг до Меня. Когда Самуил увидел Саула, то Господь сказал ему: вот человек, о котором Я говорил тебе; он будет управлять народом Моим»

    (1 Цар 9:15–17). Саул пас ослиц у своего отца. Господь указывает Самуилу на Саула, и Самуил беседует с ним, чтобы выяснить, кто же перед ним, каково его состояние души.

    «И взял Самуил Саула и слугу его, и ввел их в комнату, и дал им первое место между званными, которых было около тридцати человек. … И обедал Саул с Самуилом в тот день. … Утром встали они так: когда взошла заря, Самуил воззвал к Саулу на кровлю и сказал: встань, я провожу тебя. И встал Саул, и вышли оба они из дома, он и Самуил. Когда подходили они к концу города, Самуил сказал Саулу: скажи слуге, чтобы он пошел впереди нас, — и он пошел вперед; — а ты остановись теперь, и я открою тебе, что сказал Бог. И взял Самуил сосуд с елеем и вылил на голову его, и поцеловал его, и сказал: вот, Господь помазывает тебя в правителя наследия Своего

    [в Израиле, и ты будешь царствовать над народом Господним и спасешь их от руки врагов их, окружающих их, и вот тебе знамение, что помазал тебя Господь в царя над наследием Своим]

    »

    (1 Цар 10:1).


    Знамением было то, что нашлись ослицы, которых Саул искал.

    «Как скоро Саул обратился, чтоб идти от Самуила, Бог дал ему иное сердце, и сбылись все те знамения в тот же день. Когда пришли они к холму…, сошел на него Дух Божий, и он пророчествовал среди них. Все знавшие его вчера и третьего дня, увидев, что он с пророками пророчествует, говорили в народе друг другу: что это сталось с сыном Кисовым? неужели и Саул во пророках? И отвечал один из бывших там и сказал: а у тех кто отец? Посему вошло в пословицу: «неужели и Саул во пророках»? И перестал он пророчествовать, и пошел на высоту»

    (1 Цар 10:9–12). Здесь речь идет о так называемой, пророческой школе. Пожалуй, это первое указание Священного Писание на некое подобие учебного заведения.



    В определенный период в Русской церкви шла полемика о том: нужно ли организовывать какие-либо духовные школы? Или же без этого можно обойтись и, более того, подобные заведения нежелательны? На мой взгляд, ответ всегда нужно искать в Св. Писании и Св. Писание вот с каких далеких времен говорит именно о том, что можно с полным правом назвать духовным учебным заведением. Школа пророков — это некое собрание молодых людей под руководством опытного наставника, изучавших Св. Писание, Закон, отеческое предание, благочестивые обычаи, церковную музыку. Ведь служение в ветхозаветной церкви было весьма музыкальное.

    И другое, что важно для нас.

    «Сошел на Саула Дух Божий и он пророчествовал среди них»

    . Вот вам свидетельство того, что помазание на царство, действительно, сообщило Божественную благодать Саулу, что он действительно получил некое благодатное поставление для своего служения, а не просто был возведен на новую административную должность. Перемена была так глубока, что возникла даже пословица: «Егда и Саул во пророцех?», которая выражает высшую степень удивления чем-либо. Но, однако, то, что про{28}изошло, было до некоторого времени тайной для людей. Самуил помазал на царство Саула, но не было еще всенародно объявлено о том, что отныне у Израиля есть царь.


    Господь зримо почил на Сауле, и благодать, которая его коснулась, проявилась внешне. Этим начинается царствование Саула — сначала славное, а затем, к сожалению, пришедшее в полное расстройство, потому что Саул отошел от истинного Богопочитания. Мы видим два проступка Саула: он самолично вознес жертву и преслушался слов Самуила. И Дух Господень отошел от него, а господствовать им стала темная сила. Видимо, те нравственные инстинкты, которые царили в его роде (колено Вениаминово), проявлялись в нем в полной мере. Саул в самом прямом смысле понимал, что занимает свой пост вне благодатной помощи Божией. Но он был царь и обязан был вести народ. Но его подозрительность, мнительность, его нечестие все больше отдаляли его от народа и от Самуила.



    «И созвал Самуил народ к Господу в Масифу и сказал сынам Израилевым: так говорит Господь, Бог Израилев: Я вывел Израиль из Египта и избавил вас от руки Египтян и от руки всех царств, угнетавших вас. А вы теперь отвергли Бога вашего, Который спасает вас от всех бедствий ваших и скорбей ваших, и сказали Ему: «царя поставь над нами». Итак предстаньте теперь пред Господом но коленам вашим и по племенам вашим»

    (1 Цар 10:17–20).


    И далее бросается жребий на поставление на царство. Жребий сначала бросается по коленам, затем по племенам. Сначала выпадает жребий на колено Вениаминово, в нем указывается племя Матриево, и затем, когда бросается жребий по именам, то он выпадает на Саула, сына Кисова. Казалось бы, какой смысл в этом действии? Все уже было сделано, Саул был уже помазан на царство, был поставлен. Зачем нужны были эти выборы без выбора? Дело в том, что с одной стороны, здесь явилось упование Самуила на Бога. Самуил еще и еще раз явил свою верность Богу. Он был в высшей степени уверен, что жребий просто обнаружит уже совершившееся, уже совершенное Богом через него. С другой стороны, что наиболее важно, это было сделано для укрепления веры народа и для утверждения в народе мысли о том, что Саул поставлен на царство именно Господом Богом.



    «И искали его

    (Саула)

    и не находили. И вопросили еще Господа: придет ли еще он сюда? И сказал Господь: вот он скрывается в обозе И побежали, и взяли его оттуда, и он стал посреди народа, и он был от плеч своих выше всего народа. И сказал Самуил всему народу: видите ли, кого избрал Господь? подобного ему нет во всем народе. Тогда весь народ воскликнул: да живет царь!»

    (1 Цар 10:21–24).


    Господь предлагает народу Своему, Своим чадам, ту пищу, которую они способны восприять. Для тогдашних израильтян важнейшее значение имели внешние данные правителя. И богатырский рост, и телесная красота Саула произвели должное действие на народ.



    «И изложил Самуил народу права царства, и написал в книгу, и положил пред Господом. И отпустил народ, каждого в дом свой»

    .


    И далее характерно отметить то, что Саул уходит также к себе на родину в город Гиву и занимается обычными своими делами в доме отца. Есть толкование этого факта, что тем самым гадательно указывается на первые тридцать лет жизни Христа Спасителя, когда он, безусловно имея полное божественное достоинство, по внешности жил, как простой человек. Одной из сторон общественного служения Иисуса Христа было царское служение и в этом смысле, поставление первого царя над Израилем отчасти прообразовало приход Царя Царствующего и Господа Господствующего.


    Однако, не все с восторгом приняли помазание Саула. Некоторые «люди говорили: ему ли спасать нас? И презрели и не поднесли ему даров; но он как бы не замечал того». Причем, Священное Писание однозначно называет этих людей «негодными». Непризнание помазанника есть тяжкий грех пред Богом.

    Саул явил в первый период своего царствования весьма значимые подвиги и проявил недюжинную доблесть, прежде всего, на ратном поприще. Здесь следует отметить победу над Наасом Аммонитяпином. Аммонитский царь Наас предложил страшное условие, осадив город Иавис. Он предлагал снять осаду при условии разграбления города и ослепления каждого жителя Иависа на правый глаз. Вот здесь Саул впервые проявляет свои организаторские способности, созывая войско в тридцать тысяч воинов и разбивая Нааса. После этого был, казалось бы, удобный момент для того, чтобы расправиться со своими недоброжелателями, однако Саул великодушно их прощает, говоря, что отныне Господь, Бог Израиля совершил спасение, поэтому сейчас не время кого-либо умерщвлять.

    Первой заботой царя Саула было укрепление войска, что диктовалось внешними политическими обстоятельствами. Не буду подробно говорить о всех воинских подвигах царя Саула, скажу только о том, что последовало в дальнейшем. Главнейшим врагом израильтян в то время, а это примерно XI-е столетие до Р. Х., были филистимляне. Филистимляне стали проникать на территорию Израиля, вели себя достаточно вольно и нагло, а один из их охранных отрядов, гарнизонов стоял в центре Вениаминова колена в городе Гиве, откуда происходил сам царь Саул.

    Этот охранный отряд был разбит сыном Саула Ионафаном, что привело к нашествию {29} филистимлян на Израиль, особенно раздражило их установление царской власти и укрепление израильского воинства. Увидев филистимлян, израильтяне бежали в горы и, во всяком случае, смалодушничали. Саул перед лицом этой опасности оказался на высоте. Он собрал в Галгале войско и готов был выступить в поход. Однако, само войско не разделяло настроения своего царя и командующего. Израильтяне малодушествовали и разбегались. Чтобы ободрить народ, было решено принести умилостивительную жертву Богу.

    Для совершения этого приношения в столь важный момент, в момент нашествия врагов, обещал прибыть пророк Самуил. Однако, прошло семь дней и пророк Самуил не являлся, хотя Саул должен был ожидать его семь дней. Подходил к концу седьмой день, войско все больше и больше деморализовывалось и Саул совершает неслыханное: не дождавшись Самуила, он самовольно восхищает себе священническое достоинство и действует, как священник, совершает жертвоприношения. В чем основное преступление? Дело в том, что этим своим действием Саул показал, что он гораздо больше надеется на собственное войско, нежели на помощь Божию, т. е. его излишне беспокоило то, что войско разлагается и разбегается. И заботясь о своем войске, он пренебрегает Богом и совершает некое кощунство, это с одной стороны.

    С другой стороны, Саул здесь проявляет самочиние, он показывает, что он является самостоятельным правителем, а не представителем Божественного Царя. Он забывает, что именно благодатное помазание сделало его царем. Более того, он заявляет на соединение в собственной личности не только независимой гражданской власти, но власти духовной, священнической и тем самым он замахнулся на самостоятельность священства. Этот поступок Саула стал поворотной точкой в его царствовании В дальнейшем, все более и более увлекаемый политическими интересами, он пренебрегает интересами религиозными. Пророк Самуил, прибывший наконец, и узнавший о происшедшем, строго укоряет царя и говорит, что он поколебал устойчивость своего царства.

    Далее можно указать ряд примеров дальнейшего духовного оскудения Саула. К примеру, во время той же войны с Филистимлянами, чтобы довершить поражение преследуемого врага, Саул дает необдуманный обет. Он говорит так:

    «Проклят, кто вкусит хлеб до вечера, доколе я не отомщу врагам моим»

    .


    Народ был истомлен, но тем не менее, не решался нарушить заклятия до тех пор, пока не нарушил этого необдуманного обета Ионафан, сын Саула. Найдя в лесу дикий мед, Ионафан, знавший об обете своего отца, вкусил этого меда. Проголодавшийся народ после этого пошел на преступления не только нарушения данного обета, но и на преступления Закона Божия: стал есть скот с кровью.


    «И возвестили Саулу, говоря: вот, народ грешит пред Господом, ест с кровью. И сказал Саул: вы согрешили; привалите теперь ко мне большой камень»

    (1 Цар 14:33). И, более того, предлагает казнить Ионафана, собственного сына.



    «И рассказал ему Ионафан и сказал: я отведал концом палки, которая в руке моей, немного меду; и вот, я должен умереть»

    (1 Цар 14:43).


    Однако войско и народ не дали в обиду своего любимца и героя. Эта 43-я строчка из 14-ой главы 1-й книги Царств приведена в качестве эпиграфа поэмы Лермонтова «Мцыри»:

    «Вкушая вкусив мало меду, се аз умираю»

    .


    А далее Саул совершает еще одно религиозное преступление. Господь повелевает ему истребить Амаликитян, кочевников, которые постоянно совершали разбойные нападения на Израиль. Амаликитяне первыми напали на еврейский народ после перехода израильтян через Чермное море по выходе из Египта. И таким образом, через Саула должно было совершиться надлежащее и праведное прещение (наказание) Божие.

    Саул, однако, прельстившись богатой добычей, не послушал Бога. Бог повелел ничего не брать от Амаликитян, никаких трофеев, все уничтожить. А Саул взял большую военную добычу и присвоил ее и кроме того, отказался исполнить повеление об умерщвлении амаликитянского царя Агага. После этого явился Самуил и стал укорять его, на что Саул пытается оправдаться и оправданием этого греха прилагает еще более тяжкий грех — грех кощунства. Он говорит, что взял лучший скот из добычи и не истребил его для того, чтобы принести этот скот в жертву Господу Богу. Тогда Самуил обращается к Саулу с такой речью:


    «Не малым ли ты был в глазах твоих, когда сделался главою колен Израилевых, и Господь помазал тебя царем над Израилем? И послал тебя Господь в путь, сказав: «иди и предай заклятию нечестивых Амаликитян и воюй против них, доколе не уничтожишь их». Зачем же ты не послушал гласа Господа и бросился на добычу, и сделал зло пред очами Господа? И сказал Саул Самуилу: я послушал гласа Господа и пошел в путь, куда послал меня Господь, и привел Агага, царя Амаликитского, а Амалика истребил, народ же из добычи, из овец и волов, взял лучшее из заклятого, для жертвоприношения Господу Богу твоему, в Галгале. И отвечал Самуил: неужели всесожжения и жертвы столько же приятны Господу, как послушание гласу Господа? Послушание лучше жертвы и повиновение лучше тука овнов; ибо непокорность есть такой же грех, как волшебство, и противление то же, что идолопоклонство; за то, что ты отверг слово Госпо

    {30}

    да, и Он отверг тебя, чтобы ты не был царем»

    (1 Цар 15:17–23).


    Эта мысль есть у одного из малых пророков — Осии (6:6), но еще раньше подобная мысль высказывается здесь, в 1 книге Царств пророком Самуилом. Дальше стоило бы говорить об эпизоде более позднем, о вызове Саулом через волшебницу духа Самуила. Как следует к этому относиться?


    Вскоре после помазания Давида на царство, умирает пророк Самуил, и Саул, впадший в крайнее отчаяние, обращается к волховательнице для того, чтобы она вызвала дух Самуила, чтобы у Саула была возможность побеседовать с ним (1 Цар 28:5–25). Святые отцы дают три основных толкования для этого события Священной истории. По мысли позднейших отцев, таких как свв. Димитрий Ростовский и Филарет Московский, душа Самуила не была подвластна темным силам и Саулу в образе Самуила явился сам диавол. Однако, это мнение противоречит свидетельству Св. Писания.

    Книга Премудрости сына Сирахова 46 гл. 23 ст. говорит о Самуиле так:

    «Он

    (Самуил),

    пророчествовал и по смерти своей и предсказал царю смерть его, и в пророчестве возвысил из земли голос свой, что беззаконный народ истребится»

    (Сирах. 46:23). Здесь прямое противоречие тому, что я сказал выше.


    Второе мнение относительно вызова духа Самуила вот какое. Самуил явился, но явился к Саулу по воле всемогущего Бога, а не по волшебству. Просто это совпало во времени для промыслительных целей.

    И, наконец, третье мнение, восходящее к осужденному церковью труду Оригена, но тем не менее, имеющее право на существование. Душа Самуила, как и душа всякого ветхозаветного праведника, в это время находилась в шеоле, т. е. в месте озлобления, во аде. Однако, здесь следует помнить, что ветхозаветное понимание ада было несколько иным. Шеол воспринимался не как место вечных мучений, а как место тягостного, долговременного и томительного ожидания будущей участи. По мысли Оригена, душа Самуила была в шеоле, т. е. в области диавола и поэтому ей пришлось подчиниться волхованиям. Лично мне ближе всего второе мнение.

    ЛЕКЦИЯ 22

    В конце своего правления Саул полностью расстался с Самуилом. Между ними прекратились те отношения дружбы, которые были в начале. Самуил полностью порвал с царем и ушел к себе в Раму, где жил до самой смерти, не встречаясь с Саулом. «Крестный отец» еврейской монархии своими руками развенчал помазанника. После этого разрыва Саул стал страдать припадками, тяжелейшими заболеваниями, болезненно воспринимал людей и все окружение. Иногда его страхи доходили до безумия и только музыка успокаивала больного.


    Недавно мне задали вопрос: «Как это, злой дух от Бога был послан?» Это библейское выражение, которое соответствует тому выражению духовности, которое было у Саула. Может ли Бог послать злого духа? Этим показывается, что сам злой дух не имеет никакой силы без попущения Божьего. Надо помнить, что диавол не имеет силы над человеком, если он своими грехами не отдаляет себя от Бога, не делает себя противником Бога; если же такое случается, злой дух приходит и вселяется в человека, как это и было с Саулом.

    Бывает, что и на доброго человека злой дух нападает, например на Иова. У Саула была поражена именно душа. И эта больная душа вызывает в конце жизни Самуила. Саул мечется, не знает что предпринять, идет к волшебнице и там вызывает дух Самуила. В это время в доме Саула появляется Давид, человек, которому суждено будет сменить его на троне и совершить переворот во всей истории Израиля.


    Перед нами образ Давида. Ему принадлежит особое место, хотя он не был чистым пророком. Когда мы вспоминаем Давида, мы говорим: «царь, псалмопевец и пророк Давид». На первом месте стоит «царь», на втором — «псалмопевец» и только на третьем — «пророк». Давид — прежде всего основатель Иерусалима, как духовного центра Израиля. Это великий религиозный мыслитель, который свои чаяния, искания Бога выразил в псалмах как поэт-псалмопевец. Его имя связано с зарождением мессианизма и составляет самую суть Священной истории.

    Следует помнить, что есть как бы два Давида: есть Давид исторический и есть Давид поэтический. Одни приписывают Давиду всю книгу псалмов и Давида представляют вдохновленным мистиком, почти новозаветным христианским святым. Другие наоборот, приписывают Давиду то, что он был человек очень увлекающийся, довольно свирепый, мужественный и часто неразборчивый: проливал много крови, которую можно было и не проливать. Перед нами очень сложный, но очень типичный для своего времени человек.

    Но это не просто человек, а царь Иудейский. И Библия, освещая его историю возвышения и правления, приводит источники, восходящие непосредственно к его времени, показывает Давида во всем его великом противоречии. Он одновременно и пламенный религиозный поэт и бесстрашный воин, искусный тактик, не пренебрегающий порой сомнительными средствами для достижения своих целей.

    {31}

    Давид производит величайшее впечатление на тех, кто когда бы то ни было изучает его историю и говорит о нем. Происходил Давид из Вифлеема, из небольшого иудейского городка, где с детства пас овец у своего отца Иессея. Во время странствования по горам он научился пользоваться оружием и лирой. Именно в таком человеке нуждался Саул, он сделал юношу своим оруженосцем, а его игра на инструменте отгоняла злой дух от царя. Музыка может преображать человека, но и может низводить его до глубин ада. Музыка Давида была возвышенной, это музицирование влияло на душу Саула.

    В доме Саула Давид очаровывает всех. Наследник Ионафан становится его лучшим другом. Сначала Саул сватает за Давида свою старшую дочь, однако она выходит замуж за другого, а Давида полюбила другая дочь — Мелхола, которую он также полюбил и он становится своим человеком для царя. Царь дает ему ответственные поручения, которые Давид выполнял блестяще, женит его на Мелхоле и ставит его начальником над военными людьми. Каким же образом произошло это продвижение? Сначала его помазывает на царство престарелый Самуил. Это событие произошло в доме его отца (1 Цар 16).


    «Господь сказал: не смотри на вид его и на высоту роста его

    (он говорит про Елиава)

    ; Я отринул его; Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце. И позвал Иессей Аминадава и подвел его к Самуилу, и сказал Самуил: и этого не избрал Господь»

    (1 Цар 16:7–7).


    Всех сыновей подводит Иессей и Самуил всех отвергает. Он спрашивает, нет ли еще сыновей и Иессей отвечает, что есть еще меньший, он пасет овец.


    «И сказал Самуил Иесею: пошли и возьми его, ибо мы не сядем обедать, доколе не придет он сюда»

    . Приходит Давид и сказано:

    «он был белокур, с красивыми глазами и приятным лицом»

    . Мир, который созидает Господь в сердце, отражается в глазах человека. Видимо, тот духовный мир, который имел Давид в себе, был и замечен Самуилом и Господь сказал:

    «Встань, помажь его, ибо это он. И взял Самуил рог с елеем и помазал его среди братьев его, и почивал Дух Господень на Давиде с того дня и после; Самуил же встал и отошел в Раму»

    .



    Далее идет история возвышения Давида, которая связана с тем, что Давид побеждает знаменитого Голиафа. И здесь Давид проявляет себя, как истинный почитатель Бога Всевышнего. Он идет на врага без привычного вооружения воина, без брони.

    «И снял Давид все с себя, и взял посох свой в руку свою, и выбрал себе пять гладких камней из ручья, и положил их в пастушью сумку, которая была с ним; и с сумкою и с пращою в руке выступил против Филистимлян». И когда Голиаф увидел это, то сказал: «Что ты идешь на меня с палкою? разве я собака? И сказал Давид: нет, но хуже собаки. И проклял Филистимлянин Давида своими богами. И сказал Филистимлянин Давиду: подойди ко мне, я дам тело твое птицам небесным и зверям полевым. А Давид отвечал Филистимлянину: ты идешь против меня с мечем и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израильских, которые ты поносил; ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя, и сниму с тебя голову твою, и отдам труп твой и трупы войска Филистимского птицам небесным и зверям земным»

    (1 Цар 17:43–46).


    И вот тогда Филистимлянин стал подходить. Перед нами сцена сражения, когда два единоборца сошлись. Давид пришел без оружия — его оружие было психологическое. Он сказал такие слова, что Голиаф обезумел от злости. Когда человек в безумной злости бросается, то он часто забывает об элементарных вещей, которые нужно сделать. Голиаф думает, что Давид идет без оружия, он не думает, что у Давида есть что-то против него, он пренебрег элементарными средствами защиты. Голиаф побежал, чтобы растоптать этого дерзкого мальчишку, который поносит его и его богов. Этим воспользовался Давид. Он кидает камень с пращи и оглушает первым камнем Голиафа. Тот падает, оглушенный ударом по голове и лишается в этот момент воли и сознания. Этого момента достаточно, чтобы Давид отрубил ему голову его же мечем. На этом закончился поединок.

    Меч Голиафа стал потом мечом Давида, который до сих пор хранится у магометан в мечети Омара в том месте, где стоял бывший Храм Иудейский. Это первая победа Давида и после нее он прославился как военоначальник и сильный человек. По его возвращении женщины пели:

    «Саул победил тысячи, а Давид — десятки тысяч. И Саул сильно огорчился и неприятно было ему это слово. И он сказал: Давиду дали десятки тысяч, а мне тысячи; ему не достает только царства»

    . И тут он говорит, чтобы Давид взял его дочь себе в жены. Этим самым он приближал его внешне, но по сути дела, обрекал его на смерть, потому что так сказал:

    «Отдам ее за него, она будет ему сетью и рука Филистимлян будет на нем»

    .



    «И сказал Саул Давиду: через другую ты породнишься ныне со мною. И приказал Саул слугам своим: скажите Давиду тайно: вот, царь благоволит к тебе, и все слуги его любят тебя; итак будь зятем царя. И передали слуги Сауловы в уши Давиду все слова эти. И сказал Давид: разве легко кажется вам быть зятем царя? я — человек бедный и незначительный. И донесли Саулу слуги его»

    . Саул сказал, что он не хочет никакого вена, т. е. выку{32}па, кроме ста краеобрезаний Филистимских. Т. е. Давид должен был убить сто филистимлян и принести свидетельства их смерти. Давид перестарался, он убил двести и принес двести краеобрезаний. Здесь — другая черта Давида, которая ставится ему в укор — его необузданность. И Давид после этого стал зятем царя, Саул выдал за него дочь в замужество и сказано:



    «И стал Саул еще больше бояться Давида и сделался врагом его на всю жизнь»

    .



    Легко понять, что у мнительного Саула возникает подозрение на счет любимца, баловня судьбы, белокурого с красивыми глазами, действительно, ему не хватает только царства. В припадках ярости Саул сам неоднократно пытался убить его, метая в него копье и только чудо спасало Давида. Становилось ясным, что царь решается уничтожить своего противника, но Ионафан, сын Саула, предупреждает Давида об опасности, навлекая на себя гнев отца. Мелхола тоже спасает его от подосланных убийц, спускает мужа из окна, когда за ним приходят убийцы. Давид уходит из Гивы и бежит в Раму к Самуилу. Вот где он мог обрести себе поддержку.

    Этот шаг показывает, что юноша всерьез принял вызов Саула. Рама — центр оппозиции Саулу. И тщетно люди царя пытаются найти беглеца. Остается до конца тайной, о чем говорили тогда Давид и Самуил, о чем они совещались. Однако вскоре Давид приобретает себе еще одного союзника в лице Авиафара, священника из Номвы, последнего отпрыска семейства Илия, некогда хранившего Ковчег завета. Это семейство служило при ефоде, по приказу Саула скоро все Номвинские священники были перебиты за помощь Давиду. Спасся один Авиафар, который явился к Давиду и принес с собой ефод. Ефоду придавался особый смысл, на нем совершалось гадание. Ефод был одним из элементов мистического обращения, и не случайно его хранили особо.

    В течение некоторого времени Давид скрывается в горах и пустынях, к нему стекаются всевозможные беглые люди, недовольные, различные искатели приключений. Из этих отчаянных людей образуется довольно большой отряд, которым прекрасно управляет Давид и своим великодушием и отвагой покоряет даже разбойников. Когда он однажды скрывался, то встретил некую женщину Авигею и очень она ему понравилась. Она тоже, видимо, почувствовала, что он неравнодушен к ней, но у нее был жестокий кровожадный муж по имени Навал, который жестко обошелся с Давидом. Хотя Давид стерег его стада, но когда пришло время платить, то муж Авигеи отказался. Давид сказал, что сегодня ночью он истребит все мужское и, обнажив мечи, отряд Давида пошел на этого человека.

    И тут его жена Авигея почувствовала, что дело будет кровавое, предупредила это пришествие тем, что послала к нему слуг и дала все, что только можно было: и вина, и смокв, и упитанных тельцов и сама встретила его и сказала: ты не вмени греха моему супругу, потому что он человек жестокий и злой и прими все это в дар. И Давид сказал, что благословен Господь, Бог Израиля, который послал тебя на встречу мне и благоразумен ответ и ныне ты благословенна, что не допустила меня идти на пролитие крови и отомстить за себя. Он говорит:


    «Но, — жив Господь, Бог Израилев, удержавший меня от нанесения зла тебе, — если бы ты не поспешила и не пришла навстречу мне, то до рассвета утреннего я не оставил бы Навалу мочащегося к стене. И принял Давид из рук ее то, что она принесла ему, и сказал ей: иди с миром в дом твой; вот я послушался голоса твоего и почтил лице твое. И пришла Авигея к Навалу, и вот, у него пир в доме его, как пир царский»

    (1 Цар 25:34–36).


    Она не стала его тревожить, а утром, когда он встал, она ему сказала, что ночью смерть была от него на волоске. После таких слов, судя по описанию в Библии, его разбил паралич. Видимо, психологически он пережил свою смерть, и

    «замерло сердце в нем, и стал он как камень»

    . А через десять дней поразил Господь Навала и он умер.



    «И услышал Давид, что Навал умер, и сказал: благословен Господь, воздавший за посрамление, нанесенное мне Навалом, и сохранивший раба Своего от зла»

    (1 Цар 25:39).


    После этого Авигея села на осла, взяла служанок своих и пошла с послами Давида и сделалась его женою.

    «И Ахиноаму из Изрееля взял Давид, и обе они были его женами, Саул же отдал дочь свою Мелхолу, жену Давидову, Фалтию, сыну Лаиша, что из Галлима»

    (1 Цар 25:43–44).


    Так Давид утешался с женами, спасаясь от Саула, бегая по пустыням Иудейским. После женитьбы Давида на вдове богатого земледельца улучшается его материальное положение. Теперь это уже воин, который располагает своими стадами и чем больше укрепляется Давид, тем больше его преследует Саул. В конце концов, Давид просит защиты у Филистимского царя Анхуса, который с радостью принимает его, довольный тем, что Израиль лишается такого вождя и Давид становится его вассалом.

    Анхус дает ему даже во владение отдельный город Секелаг, откуда Давид делает постоянные набеги на бедуинские племена. По тем временам это значило — оставить наследие Яхве и служить богам чужим. Но Давид в Секелаге оставался верным Богу отцов, при нем неотлучно находился пророк Яхве и Авиафар с Ефодом, через который Давид постоянно вопрошал Бога. Между тем, наступало по{33}следнее решающее время жизни Саула на земле, он решался к последним битвам с Филистимлянами.


    Изучая Священную историю Ветхого Завета, мы останавливались на событиях периода неразделенного еврейского царства. Саул, к сожалению, не смог оправдать того, что было возложено на него Господом. Он все более и более в процессе своей деятельности жертвовал религиозными интересами израильского народа в угоду политическим интересам и через то, по слову священного историка, Дух Господень отступал от Саула и овладевал им дух нечистый. Вершиной падения Саула стала его бесславная кончина.

    После того как ему было предсказано, что он умрет, отряды Саула в решающей битве были смяты, обратились в бегство. Погибли все три сына царя и сам Саул был изранен стрелами, однако, не умер, но не желая попасть в плен, бросился грудью на собственный меч и покончил жизнь самоубийством.

    Даже перед лицом смертельной опасности этот человек дал волю той неуемной гордости, которая всегда в нем присутствовала. Опасаясь надругательства над собственным телом, он просил своего оруженосца, чтобы тот убил его, пресек жизнь. Оруженосец отказался это сделать. Отказался, во-первых, избегая прямого нарушения шестой заповеди, и во-вторых, избегая пролития царской крови.


    Смерть Иудейского царя означала полное торжество Филистимлян, отныне они чувствовали себя хозяевами во всей стране. Тела Саула и его сыновей были повешены на стене крепости Беф-Сана, как трофеи. Ночью жители Иависа, некогда спасенного Саулом, сняли трупы и предали их погребению. Давида глубоко поразило известие о смерти Саула и Ионафана, и хотя были вражда и соперничество с царским домом, он невольно выражал эту скорбь и написал по смерти Ионафана прекрасную лирическую поэму:


    «Краса твоя, о Израиль, поражена на высотах твоих! как пали сильные! Не рассказывайте в Гефе, не возвещайте на улицах Аскалона, чтобы не радовались дочери Филистимлян, чтобы не торжествовали дочери необрезанных. Горы Гелвуйские! да не сойдет ни роса, ни дождь на вас, и да не будет на вас полей с плодами, ибо там повержен щит сильных, щит Саула, как бы не был он помазан елеем… Дочери Израильские! плачьте о Сауле, который одевал вас в багряницу с украшениями и доставлял на одежды ваши золотые уборы. Как пали сильные на брани! Сражен Ионафан на высотах твоих. Скорблю о тебе, брат мой Ионафан; ты был очень дорог для меня; любовь твоя была для меня превыше любви женской. Как пали сильные, погибло оружие бранное!»

    (2 Цар 1:19–27).










    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх