Загрузка...


  • ЛЕКЦИЯ 20
  • Книга Руфи

    ЛЕКЦИЯ 20

    Мы приступаем к новой книге, которая называется Руфь. Это книга особая, одна из самых красивых и добрых книг Ветхого Завета. Она имеет значение для дальнейшего нашего изучения мессианских мест.


    Эта книга в еврейской Библии принадлежит к пяти книгам под названием «Магеллот», куда входят Песнь Песней, Руфи, Плач Иеремии, Экклезиаст и Есфирь. Книга Руфи читается на праздник жатвы. История, которая в ней описывается, происходила во времена судей Израиля, когда в стране царил голод. Она начинается так:

    «В те дни, когда управляли судьи, случился голод на земле. И пошел один человек из Вифлеема Иудейского со своею женою и двумя сыновьями своими жить на полях Моавитских»

    .


    Если мы откроем книгу Судей (Суд 6:3–5), то прочтем:

    «Когда посеет Израиль, придут Мадианитяне.. и стоят у них шатрами… Ибо они приходили со скотом своим и с шатрами своими»

    То есть народы эти постоянно общались друг с другом, хотя у них были разные религии и духовные ценности. Однако голод вынуждал их идти в землю Моавитскую.



    «Имя человека того Елимелех, имя жены его Ноеминь, а имена двух сынов его Махлон и Хилеон; они были Ефрафяне

    (потомки Ефрема; помните Ефрема и Манассию, которые жили на этом месте?)

    из Вифлеема Иудейского. И пришли они на поля Моавитские и остались там. И умер Елимелех, муж Ноемини, и осталась она с двумя сыновьями своими. Они взяли себе жен из Моавитянок, имя одной Орфа, а имя другой Руфь, и жили там около десяти лет. Но потом и оба (сына ее)… умерли, и осталась та женщина после обоих своих сыновей и после мужа своего»

    .


    Это время — время беспорядка, распада; именно на темном фоне общего духовного упадка выделяются светлые образы Руфи, ее родственницы Ноеминь и те особые отношения, которые возникли между ними. Это доказывает нам, что в Израиле сохранялась незримая ниточка духовной благодати и были люди, которые старались исполнить все предписания закона Моисеева, живя по совести.


    Составитель книги неизвестен. Время действия — это время судей (Руфь 1:1), но написана она скорее всего уже во времена царей, т. к. здесь мы находим и имя Давида (Руфь 4:22). Значит, только тот, кто знал имя Давида, мог эту книгу написать (4:22).

    Как Талмуд, так и многие толкователи считают составителем книги пророка Самуила. Этот рассказ — не легенда. Кому пришла бы в голову мысль сочинить эпизод из жизни Израиля, в котором нет прославления ни вельможи, ни царского дома, ни геройских поступков. Здесь описывается самая обычная простая жизнь иудейских крестьян, которые попали в тяжелое положение и с которыми происходят различные события, подобные тем, что могли происходить во многих семьях.

    Можно предположить, что составителем этой книги был тот, кто склонен выбрать то, что миру кажется неразумным и слабым. Он как бы сказал миру: вот где истина — в простых, любящих, добрых сердцах.

    Достоверность этой книги подтверждается ап. Матфеем, который упоминает Руфь, Вооза, Давида и Иессея (Мф. 1:5). Эта книга по своей значимости — одна из самых важных с точки зрения понимания промыслительного действия Божия, проявления милосердия Божия по отношению не только к Израилю, но ко всем окружающим народам. Именно Он — Господь вдов и сирот — призывает к себе всех, без исключения. Историей двух бедных одиноких женщин начинается история дома Давидова, из которого впоследствии произойдет Мессия, Спаситель Израиля. Кроме того, Господь свидетельствует нам, что Он не связан кровью с определенной расой, что Его милосердие и всемогущество простираются на всех людей. Родословие Спасителя включает в себя и моавитян, что исключает узко племенной, если можно так выразиться, взгляд на Него. И это не случайно.


    Книга состоит из трех разделов.

    Первый — это избрание веры, второй — пребывание в вере, третий — награждение веры. Все три раздела пронизаны мыслью о чистой доброй вере, а общее слово для всей книги — закон ужичества, или выкуп.

    Ноеминь после смерти мужа решает вернуться в Вифлеем и дает возможность своим невесткам выбрать: либо идти с нею, либо вернуться к своим близким.

    {20}


    «Вот, невестка твоя возвратилась к народу своему и к богам своим

    , — говорит Ноеминь Руфи, —

    возвратись и ты вслед за невесткою твоею»

    . Но Руфь говорит:

    «Не принуждай меня оставить тебя и возвратиться от тебя; но куда ты пойдешь, туда и я пойду; и где ты будешь жить, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог — моим Богом; и где ты умрешь, там я умру и погребена буду»

    .


    Руфь и Ноеминь возвращаются в Вифлеем.

    «И шли обе они, доколе не пришли в Вифлеем. Когда пришли они в Вифлеем, весь город пришел в движение от них, и говорили: это Ноеминь?

    (прошло десять лет с тех пор, как Ноеминь ушла из Вифлеема).

    Она сказала им: не называйте меня Ноеминью

    («приятная»)

    , а называйте меня Марою

    («горькая»)

    , потому что Вседержитель послал мне великую горесть; я вышла отсюда с достатком, а возвратил меня Господь с пустыми руками; зачем называть меня Ноеминью, когда Господь заставил меня страдать, и Вседержитель послал мне несчастье?»

    Вспомним: это переплетается с книгой Иова (Иов 9:18).

    «И возвратилась Ноеминь, и с нею сноха ее Руфь Моавитянка, пришедшая с полей Моавитских, и пришли они в Вифлеем в начале жатвы ячменя»

    (Руфь 1:22).


    У Ноемини был весьма знатный родственник по мужу — Вооз. Он пришел из Вифлеема и обратил внимание на Руфь — вероятно, в ней было то, чего не было в окружающих его соплеменницах. Он хвалит верность Руфи за то, что она не оставила Ноеминь:

    «Да воздаст Господь за это дело твое, и да будет тебе полная награда от Господа Бога Израилева, к Которому ты пришла, чтобы успокоиться под Его крылами!»

    (Руфь 2:12) Вооз имеет в виду, что Руфь пришла, движимая своим чистым добрым сердцем, что у нее нет каких-то корыстных интересов.



    «Она сказала: да буду я в милости пред очами твоими, господин мой! Ты утешил меня и говорил по сердцу рабы твоей, между тем как я не стою ни одной из рабынь твоих»

     — такое мудрое слово говорит Руфь.

    «И сказал ей Вооз: время обеда; приди сюда и ешь хлеб и обмакивай кусок твой в уксус. И села она возле жнецов. Он подал ей хлеба; она ела, наелась, и еще осталось».

    («Уксус» здесь означает нечто вроде соуса или супа.) Это напоминает нам:

    «Опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня»

    (Мф. 26:23).


    Вооз дает своим слугам указание не возбранять Руфи собирать колоски. Руфь доверяется Ноемини, и та учит ее, как ей вести себя в отношении Вооза и его окружения. Ноеминь советует Руфи придти ночью к Воозу и лечь около его ног. Руфь так и делает.


    «В полночь он содрогнулся, приподнялся, и вот, у ног его лежит женщина. И сказал (ей Вооз): кто ты? Она сказала: я Руфь, раба твоя, простри крыло твою на рабу твою, ибо ты родственник

    (иначе говоря, будь моим мужем)

    »

    . Однако Вооз проявляет величие духа и сдержанность чувств, хотя Руфь, вероятно, ему нравится во всех отношениях. Внутренне он согласен с тем, что она предлагает ему себя, но в сердце его есть закон и пророки, поэтому он говорит:

    «Благословенна ты от Господа

    (Бога)

    , дочь моя! это последнее твое доброе дело сделала ты еще лучше прежнего, что ты не пошла искать молодых людей, ни бедных ни богатых; итак, дочь моя, не бойся, я сделаю тебе все, что ты сказала; ибо у всех ворот народа моего знают, что ты женщина добродетельная; хотя и правда, что я родственник, но есть еще родственник ближе меня»

    .


    Великая тайна заключается в том, что если человек сам себя считает недостойным какого-то места, то Господь и ставит его именно на это место. Вспомним Моисея, который говорил: Господи, за что ты избираешь меня, ведь я косноязычен. Так и здесь: есть другие претенденты на Руфь, может быть, они сочтут возможным на ней жениться.

    «Переночуй эту ночь; завтра же, если он примет тебя, то хорошо, пусть примет»

    .


    Утром Вооз поднимает Руфь очень рано, чтобы никто не подумал, что между ними что-то было, дает ей зерна и отпускает к Ноемини. Затем он разыскивает своего родственника и предлагает ему поступить по закону Моисееву — восстановить семя умершему. Однако тот сказал:

    «Не могу я взять ее себе, чтобы не расстроить своего удела. Прими ее ты, ибо я не могу принять»

    . То есть у него какие-то свои планы, из-за которых он не мог взять Руфь в жены.


    И был такой обычай в Израиле: при подтверждении дела

    «один снимал сапог свой и давал другому,

    (который принимал право родственника),

    и это было свидетельством у Израиля. И сказал тот родственник Воозу: купи себе. … И сказал Вооз старейшинам и всему народу: вы теперь свидетели тому, что и покупаю у Ноемини все Елимелехово и все Хилеоново и Махлоново; также и Руфь Моавитянку, жену Махлонову, беру себе в жену, чтобы оставить имя умершему в уделе его, и чтобы не исчезло имя умершего между братьями его и у ворот местопребывания его: вы сегодня свидетели тому»

    .


    Мы видим здесь древнейший чин обручения и брака.

    «И взял Вооз Руфь, и она сделалась его женою. И вошел он к ней, и Господь дал ей беременность, и она родила сына»

    . Благодать Божия помогает им в создании хорошей доброй семьи. Руфь ведь была замужем, о ней не сказано, были у нее дети или нет; скорее всего, что не было. А здесь Господь благословляет, и от этого брака рождается Овид — отец Иессея, отца Давидова.


    Таким образом, Руфь входит в родословие царя Давида. Книга оканчивается так:

    «И вот род Фаресов

    (а Фарес родился, как вы помни{21}те, от нарушения закона ужичества, когда Иуда вошел к своей невестке Фамари; там закон нарушен — здесь он исполнен, и наступает духовное равновесие между двумя событиями в Иудее)

    »

    .



    Итак, какова символика книги? Ближайший родственник, который не может жениться на Руфи, — это указание на закон, который не может спасти грешника, даровать ему жизнь (ветхий закон). Сам Вооз, который готов выкупить Руфь, поскольку другой родственник не может это сделать, символизирует Христа (преломление хлеба), т. е. делает то, чего не может сделать закон: избавляет человека от греха проклятия и смерти. Руфь, не принадлежавшая к избранному народу, является прообразом нас — христиан из язычников.

    Есть в книге три женских образа: Орфа (образ мирской женщины, сердце которой принадлежит ее стране и ее богам; она символизирует человека, предпочитающего славу и богатство мира славе и богатству во Христе); Руфь (женщина, исполненная веры и любви, которая готова покинуть землю свою, чтобы услужить Богу Живому; она являет собой человека, который добровольно избирает Иисуса Христа: «Твой Бог будет моим Богом» и обретает больше того, что он отдал); Ноеминь (личность отпавшая и возвратившаяся, покинувшая на время землю своего Бога, чтобы жить во вражеской стране; она символизирует собою человека, который сворачивает с доброго пути, но после испытаний в земле Моавитской снова возвращается к Богу).

    Особая черта этой исторической книги: в ней нет ни капли пролитой крови. Почти во всех исторических книгах кровь льется рекой, кроме Песни Песней. Здесь же нет ни одного жестокого действия, все происходит в мире, согласии и любви.









    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх