Загрузка...


  • Введение
  • Автор и время написания книги
  • Дата завоевания
  • Богословие
  • Земля как дар
  • Единство первых поколений поселенцев
  • Единство всего Израиля
  • Непреложность завета
  • Священная война
  • Дополнительная литература
  • Содержание
  • Комментарии
  • 1:1–18 Пролог
  • 1:1—9 Господь дает Иисусу повеления
  • 1:10—15 Иисус призывает народ
  • 1:16—18 Ответ народа Иисусу
  • 2:1 — 5:15 Вступление в землю обетованную
  • 2:1—24 Соглядатаи докладывают: «Ханаан обречен на поражение»
  • 3:1 — 4:24 Переход через Иордан
  • 5:1—14 Ритуальные приготовления
  • 6:1 — 12:24 Завоевание земли
  • 6:1—27 Битва за Иерихон
  • 7:1 — 8:20 Битва за Гай
  • 8:30—35 Обновление завета на горе Гевал
  • 9:1–27 Союз с Гаваоном
  • 10:1—43 Завоевание юга
  • 11:1—15 Завоевание севера
  • 11:16—23 Итоги завоеваний
  • 12:1—24 Приложение. Список поверженных царей
  • 13:1 — 21:45 Раздел земли
  • 13:1— 7 Земля еще остается
  • 13:8–33 Раздел земли к востоку от Иордана
  • 14:1 — 19:51 Раздел земли к западу от Иордана
  • 20:1–9 Города–убежища
  • 21:1—42 Города левитов
  • 21:43—45 Итоги: чудесная верность Бога
  • 22:1 — 24:33 Сохранение земли
  • 22:1—34 Жертвенник свидетельства восточных колен
  • 23:1—16 Прощальное обращение Иисуса
  • 24:1—28 Обновление завета в Сихеме
  • 24:29–33 Послесловие: заметки о погребении
  • КНИГА ИИСУСА НАВИНА

    Введение

    Автор и время написания книги

    Мнения ученых по вопросу датировки и авторства этого произведения расходятся, поскольку они пользуются различными методами определения.

    Некоторые ученые вслед за Талмудом (ок. 500 г. н. э.) считают автором этой книги самого Иисуса Навина. Их аргументация основана на том, что Раав во время написания книги все еще была жива (6:24), а также на том, что автор, используя местоимение «мы», включает себя в число тех, кто перешел реку Иордан (5:1; В Синодальном переводе русской Библии используется местоимение «они», автор строит свои рассуждения на английском переводе Библии. — Прим. пер.). Однако упоминание о Раав блуднице в 6:24 может относиться к ее потомкам, а в 5:1 в других еврейских текстах используется местоимение «они». Автор мог использовать местоимение «мы», как и «нам» в 5:6, из чувства солидарности с поколением, которое вступило в обетованную землю.

    Вопрос о времени написания иногда решается исключительно на основе нескольких ссылок в тексте книги Иисуса Навина. Некоторые ученые, опираясь на них, датируют книгу периодом между смертью Иисуса и его современников, переживших его (24:29–31), и временем Самуила (ок. 1050 г. до н. э.). Но поскольку Сидон упоминается в качестве главного финикийского города (11:8), а Тир завоевал его около 1200 г. до н. э., то некоторые исследователи считают, что именно в это время и была завершена книга. Однако, согласно другим указаниям в тексте, Иевус, старый Иерусалим, и Газер еще не были завоеваны израильтянами (15:63; 16:10). Иерусалим со временем покорился Давиду (2 Цар. 5:6–10), а Газер — Соломону (3 Цар. 9:16). В тот период, о котором идет речь в 13:2–3, филистимляне, в 1175 г. поселившиеся в прибрежных областях Средиземного моря (на территории будущей Иудеи), все еще проживают там, хотя этот факт может быть и более поздней поправкой, сделанной переписчиками.

    Недавно ученые попытались определить дату написания книги по небиблейским источникам. Некоторые исследователи обнаружили связь между книгой Навина и Пятикнижием. В книге Навина они увидели особенности стиля, свойственные Пятикнижию, например, в главах 2— 11 ив 13 — 22 с различными дополнениями из других источников. Другие ученые пришли к заключению, что Второзаконие, книги Иисуса Навина, Судей и Царств представляют собой более или менее тесное, или, по крайней мере, стилистически оформленное единство. Язык, стиль и богословские доктрины этих книг подтверждают вывод о том, что автор Второзакония (отдельный человек или школа), так называемый деутерономист (Deuteronomist), собрал вместе различные источники разных периодов и во время пленения израильского народа «выткал» из них единое обширное полотно. Это значит, что Книга Иисуса Навина была написана ок. 550 г. до н. э. Эти книги связаны между собой повторением текста введений и заключительных частей. Нав. 1:1 отражает Втор. 34:1 — 12, особенно стих 5, где Моисей впервые назван «рабом Господним». Те же торжественные ноты звучат уже в адрес Иисуса в конце Книги Иисуса Навина (24:29). Заключительная часть Книги Иисуса Навина повторяется во вводной части Книги Судей (2:6–9). Стиль автора Второзакония нагляднее всего проявляется в прощальном обращении Моисея (Втор. 31), Иисуса Навина (Нав. 23), Самуила (1 Цар. 12), Давида (2 Цар. 2:1–4), Соломона (3 Цар. 8:54–61) и, наконец, в редакторском обозрении от лица самого деутерономиста (4 Цар. 17).

    Евреи всегда признавали единство книг Иисуса Навина, Судей и Царств, называя их «ранними пророками». Такое композиционное объединение подчеркивает целостность каждой книги и отличие их от Пятикнижия, которое описывает организацию Израиля как Божьего народа, принявшего Моисеев завет, а здесь рассказывается об истории Израиля после принятия этого завета. Однако современные экзегеты больший акцент делают на явной связи между Второзаконием и этими книгами. Г. Дж. Уэнхем обнаружил пять богословских тем, которые связывают Второзаконие и Книгу Иисуса Навина: 1) священная война за обетованную землю, 2) раздел земли, 3) объединение всего Израиля, 4) Иисус как преемник Моисея и 5) Божий завет.

    Современный подход по сравнению с традиционным более продуктивен. Исследователи берут в качестве источников повествование книг Иисуса Навина и Царств и освещают их богословское использование во Второзаконии. Иисус, например, в качестве источника упоминает книгу Праведного (10:13). Некоторые проблемы в книге Навина легко объясняются после тщательного анализа источников. Так, в 11:21 рассказывается, как Иисус изгнал «Енакимов» из Хеврона, а в 14:12 эта победа приписывается Халеву. Такое расхождение не является противоречием, поскольку Иисус, как главнокомандующий армией, мог быть назван победителем в тех битвах, которые выиграли его подчиненные. Но лучше всего подобные случаи объясняются тем, что сведения берутся из различных источников.

    Автор Второзакония предполагает, что его читатели знают предшествующие события, изложенные в Пятикнижии. Например, в Быт. 50:25 говорится, что Иосиф просит вынести его кости их Египта, в Исх. 13:19 рассказывается, как Моисей вывозит кости Иосифа, выполняя клятву сынов израилевых, а в Нав. 24:32 мы читаем, что кости Иосифа были погребены в Сихеме. В Чис. 14:24,30 говорится, что Халеву было дано обетование, а об его исполнении рассказывается в Нав. 14:6–15.

    Дата завоевания

    Попытки определить дату завоевания Израилем земли обетованной затрудняются природой библейского повествования, тем, как Библия исчисляет даты, и, кроме того, неточными результатами археологических исследований.

    Авторы библейских произведений прежде всего стремились донести до читателей богословские истины, а не констатировать факты, поэтому очень часто подробности просто опущены. Следует отметить, что некоторые попытки реконструировать реальные библейские события, предпринятые современными учеными, слишком далеко уводят от библейского повествования, а потому их никак нельзя принимать всерьез.

    Если же считать цифры, данные в 3 Цар. 6:1 и Суд. 11:26, реальными, то можно датировать завоевание обетованной земли приблизительно 1400 г. до н. э. И археологические раскопки Иерихона и Асора указывают именно на эту дату. Изучение керамики в Иерихоне, царских скарабеев, сейсмической активности в этом районе, исследование следов разрушения в результате пожара и руин, оставшихся от стен, а также использование современных методов датировки приводят к впечатляющим свидетельствам, подтверждающим, что этот укрепленный город был разрушен около 1400 г. В Асоре есть разрушенные уровни 1400, 1300 и 1230 гг. до н.э. Почти все исследователи уверены в том, что разрушение 1300 года было произведено фараоном Сети I, остальные же два — израильтянами. Ссылка в Суд. 4:2 на Асор как хананейский город (через три или четыре поколения после Иисуса Навина этот город стал израильским) исключает более позднюю датировку, если только не предположить, что в повествование Суд. 4 вкралась ошибка или же что археологические свидетельства не совсем точны. В Гае, если он идентифицирован правильно, не обнаружено никаких подтверждений тому, что город был разрушен израильтянами, и это создает определенную проблему (см.: Нав. 7:2). Дж. Бимсон на основании археологических периодов того времени установил, что земля обетованная была завоевана в 1400 г.


    Альтернативные предложения по датировке библейских событий и археологические периоды во втором тысячелетии до н. э.


    С другой стороны, археологические свидетельства из Пифома и Раамсеса в Египте (Исх. 1:11), отсутствие даты, подтверждающей образование царств Эдома и Моава к востоку от Иордана до тринадцатого века до н. э., и сотни новых поселений пастухов–кочевников, которые возникли в Израиле около 1200 г. (а также их отсутствие в более ранний период), — все это говорит в пользу того, что завоевание Ханаана следует отнести ко второй половине тринадцатого века.

    Однако дата завоевания земли обетованной никак не влияет на религиозный смысл или содержание Книги Иисуса Навина, поскольку завоевание действительно произошло.

    Богословие

    Главная тема Книги Иисуса Навина — это обетованная земля: овладение ею (1 — 12), раздел (главы 13—21) и защита ее (главы 22—24). С другой стороны, это рассказ об изгнании с этой земли «нечестивых». Земля, достойная царей, была отдана людям, призванным стать царями (см.: Нав. 12).

    Земля как дар

    Создатель всей земли (Пс. 23:1–2; 46:4) и единственный Владыка Палестины (Лев. 25:23) сделал патриархов собственниками земли доброй, где течет молоко и мед (Втор. 31:20). Бог обещал дать эту землю их потомкам в вечное владение (Быт. 17:8; Исх. 32:13). Овладение землей должно было произойти поэтапно (см.: 13:1—7), и началось оно под руководством Иисуса Навина. Вся территория была распределена Богом среди израильских племен по жребию (Чис. 33:50–54) и стала их неприкосновенной собственностью, которую никто не имел права взять у них силой. Только левиты не получили земли. Вместо земли они «унаследовали» Самого Господа, открыв нам путь к духовному пониманию наследия (13:14).

    С воскресением Христа и Его вознесением, с излиянием Духа стало ясно, что Иисус Навин был символом Иисуса Христа, а земля — символом и метафорой спасения Церкви во Христе (ср.: 1 Кор. 10:1–4). И земля, и спасение во Христе — это дар Божий (1:2, 6; ср.: Рим. 6:23), и воспользоваться этим даром можно только с помощью веры (1:7,9; ср.: Рим. 10:8–21; Еф. 1:8–9). Оба этих понятия — это благословенная цель (Исх. 3:8; Чис. 13:27; Еф. 1:3–14), место покоя (Нав. 1:13; Евр. 4:1–11), святое место, где человек встречается с Богом (Исх. 5:17; Кол. 3:1–4; 1 Тим. 2:5–6). В обоих случаях необходим такой образ жизни, который соответствует требованиям закона Божьего (1:7–8; 8:30–35; 1 Кор. 10:1–13). Новый Завет раскрывает то, как Христос учит Свою Церковь жить в этой «земле», достойной царей (Иез. 37:26). И хотя Церковь сегодня наследует вечную жизнь и покой во Христе Иисусе, после своего воскресения она будет обладать более твердой «землей», соответствующей ее положению (ср.: 1 Кор. 15:50–54; Евр. 11:39–40). «Земля» остается даром, уже полученным, но не полностью воспринятым и познанным.

    Единство первых поколений поселенцев

    Автор стремится подчеркнуть связь Иисуса с Моисеем и показать, что народ, который вошел в землю обетованную, — это потомки тех людей, что вышли из Египта (см.: 24:7,17). Хотя исход и завоевание Ханаана охватывают период жизни двух поколений израильтян, автор Книги Иисуса Навина рассматривает эти два поколения, ставшие основой израильской нации, как единое целое. На протяжении всего повествования он проводит постоянную параллель между Иисусом и Моисеем. Например, Бог обещал Иисусу быть с ним, как был с Моисеем (1:5); они оба проводят народ Израиля через водные преграды, которые чудесным образом расступаются перед ними, и таким образом приобретают больший авторитет в глазах народа (3:7). Они оба снимают обувь в присутствии Господа (5:13–15), оба ходатайствуют за народ, когда тот согрешает (7:7), оба овладевают землей и распределяют ее между коленами (12:7–8; 14:1–5), оба благословляют народ (22:6) и являются связующим звеном с заветом Авраама с Богом (гл. 24). Израильтяне при этих двух вождях во время исхода и завоевания земли стали свидетелями удивительных чудес, которые творил Господь (24:7,17), и вошли в завет с Ним. Это первые вожди народа, которых вел Бог.

    Единство всего Израиля

    Автор также стремится дать представление о единстве двенадцати колен, часто используя выражения «все сыны Израилевы», «весь народ» и т. п. (напр.: 3:1,7,17; 18:1; 22:14). Воины из восточных израильских племен не могли считать свое дело законченным до тех пор, пока не помогли своим братьям завершить завоевание всей земли (1:14–15; 22:1–9). Сооружение ими неправильно понятого жертвенника — «соперника» повергло остальные девять с половиной колен в ужас (22:10–34). Двенадцать человек, по одному от каждого колена, взяли по камню из Иордана, чтобы соорудить «для сынов Израилевых памятник на век» (4:1—9), и все колена обновили завет Моисеев в Сихеме (8:33–34).

    Непреложность завета

    Поколение Иисуса доказало истинность главной темы этой истории, утверждающей, что Господь сдержал слово, данное патриархам, и дал Израилю землю и покой. Ключевые моменты в книге подтверждают это — в прологе до завоевания (1:1–9), после завоевания (11:23) и после раздела земли (21:43–45). Упоминания о погребении в конце книги также символически подтверждают эту истину (24:28–33). В этой священной истории навечно устанавливается исповедание Израиля — «Бог богов Господь» (22:22) и звучит предупреждение о необходимости сохранять верность завету (гл. 23 — 24). Верные должны овладеть оставшейся землей (13:1–7; 14:6–15; 19:49–50), а неверным, не повинующимся закону, нет оправдания (18:3). Все повествование направлено на то, чтобы открыть людям глаза на истину, помочь им осознать непреложный факт: Бог выполняет не только обетованные благословения, но и гневные предостережения по условию завета (23:15–16; 24:19–24).

    И Израиль должен исполнить свои обязательства по завету — он должен овладеть, разделить и сохранить землю через послушание в вере Господу, демонстрируя свою веру в Него повиновением Его закону.

    Священная война

    Борьба за землю велась по законам священной войны, данным народу во Второзаконии. Господь начинает битву и, если Израиль повинуется Ему всем сердцем, обеспечивает Своему народу победу (1:2–9; ср.: Чис. 27:18–21). Иногда Он вмешивается в ход событий самым чудесным образом как, например, в Иерихоне (6:20) и Гаваоне (10:11,14). Призывая Израиль быть сильным в вере в Него, Бог повергает врагов Израиля в ужас и смятение еще до начала битвы, посеяв в их сердцах страх (2:9–11,24).

    «Добыча принадлежит победителю», а потому все нечестивые хананеи должны быть «закляты» (евр. herein), т. е. полностью посвящены Господу (6:17). Уничтожение хананеев было необходимо для того, чтобы спасти Израиль от соблазнов (Втор. 7:1–5). Как говорит об этом Г. А. Кук, «все, что могло угрожать религиозной жизни общины, было устранено с пути запретом к употреблению. Чтобы обеспечить эффективность этого запрета, запрещенное следовало полностью уничтожить». Когда Ахан похитил из заклятого и не посвятил Господу ту добычу, что принадлежала Ему по праву, был уничтожен и Ахан, и все, что ему принадлежало (7:15). Иногда Господь сохраняет добычу для Себя, а иногда Он награждает воинов этой добычей (8:27). Хананеи были истреблены потому, что того потребовал справедливый суд Божий, а не потому, что Израиль жаждал крови. Блудница Раав покаялась и нашла свое место в Израиле (6:25). Однако по большей части Бог ожесточал сердца хананеев, созревших для суда (11:19—20). Их уничтожение предвосхищает вечное осуждение нечестивых (Мф. 25:46), так же как уничтожение Содома и Гоморры веками раньше. Израиль овладел землей, потому что Господь поставил перед ним эту цель и освятил войну. Вот почему автор ставит рассказ об обновлении завета в Сихеме прямо в центре повествования о сражениях израильтян (8:30–34). Если мы не осознаем этой параллели между судом Израиля над хананеями и последним судом, мы не сможем понять, почему Израилю выпало повеление действовать таким образом.

    Дополнительная литература

    Davis D. R. No Falling Words: Expositions of the Book of Joshua (Baker Book House, 1988).

    Auld A. G. Joshua, Judges and Ruth, DSB (St Andrew Press/Westminster/John Knox Press, 1984).

    Madvig D. H. Joshua, EBC (Zondervan, 1990).

    Woudstra M. The Book of Joshua, NICOT (Eerdmans, 1981).

    Содержание

    1:1–18 Пролог

    1:1–9 Господь дает повеления Иисусу

    1:10—15 Иисус призывает народ

    1:16—18 Ответ народа Иисусу

    2:1 — 5:15 Вступление в землю обетованную

    2:1—24 Соглядатаи докладывают: «Ханаан обречен на поражение»

    3:1–4:24 Переход через Иордан

    5:1–14 Ритуальные приготовления

    6:1 12:24 Завоевание земли

    6:1—27 Битва за Иерихон

    7:1–8:29 Битва за Гай

    8:30–35 Обновление завета на горе Гевал

    9:1–27 Договор с Гаваоном

    10:1—43 Завоевание юга

    11:1—15 Завоевание севера

    11:16–23 Итоги завоеваний

    12:1–24 Приложение: список поверженных царей

    13:1 — 21:45 Раздел земли

    13:1—7 Завоевание земли еще не закончено

    13:8–33 Раздел земли к востоку от Иордана

    14:1 — 19:51 Раздел земли к западу от Иордана

    20:1—9 Города убежища

    21:1—42 Города левитов

    21:43—45 Итоги: совершенная верность Бога

    22:1 — 24:33 Сохранение земли

    22:1–34 Алтарь свидетельства восточных колен

    23:1–16 Прощальное обращение Иисуса

    24:1—28 Обновление завета в Сихеме

    24:29—33 Послесловие: заметки о погребении

    Комментарии

    1:1–18 Пролог

    1:1—9 Господь дает Иисусу повеления

    1:1 Исторический фон. Упоминание о смерти Моисея (1) связывает книгу Иисуса Навина с Второзаконием 34:5 (ср.: Суд. 1:1; 2 Цар. 1:1; 4 Цар. 1:1) и указывает на то, что пришло время продолжать завоевание земли. Моисей назван рабом Господним и для того, чтобы оказать ему честь, и для подтверждения правомочности его действий по овладению землей.

    Моисей дал Осии (что означает «спасение») новое имя Иисус (Joshua), что значит «Бог спасает» (Чис. 13:17). Позже имя стало звучать как yesua, откуда была взята греческая форма Iesous и английская — Jesus.

    Иисус назван служителем Моисея (ср.: 1 Цар. 3:1; 3 Цар. 19:21). Он был подготовлен к этому положению даром, данным Богом, воспитанием и опытом (ср.: Исх. 17:8–15; 24:12–13; Чис. 14:6–12; 27:12–23; 32:12; Втор. 1:37–38; 34:9).

    1:2—9 Повеление Господа. Божьи слова перекликаются с теми, что говорил Моисей во Второзаконии (ср.: ст. 2 с Втор. 10:11; ст. 3 с Втор. 11:23–24; ст. 5 с Втор. 7:24; ст. 5–7, 9 со Втор. 31:6–8). Стихи 7–8 напоминают тексты Второзакония, которые идентифицируют эту книгу как книгу закона и подчеркивают необходимость размышлений о законе и о повиновении ему (см.: Втор. 5:32–33; 30:10). Обещание и как Я был с Моисеем, так буду и с тобою (5) соответствует ответу Бога на возражения Моисея в Исх. 3:12. Книга Иисуса Навина начинается с того момента, на котором заканчивается Пятикнижие.

    Повеления и обетования в стихах 2–9 определяют взаимоотношения по завету между Богом и Его народом. Бог избрал Израиль и доверил ему право наследовать землю (6). Израиль же должен был по вере вступить во владение этим даром (3–4). Здесь речь идет не столько о повиновении и исполнении повеления перейти через Иордан, хотя и это, конечно, очень важно, сколько вообще о доверии Богу (6—7,9). Бог дает им твердое основание для доверия — Он обещает, что везде будет с ними (5, 9). Точно так же и Церковь должна повиноваться повелению Бога и нести миру Благую весть (Мф. 28:18–20). Призыв «не страшись» является правилом священной войны.

    2—5 Итак, первым повелением становится приказ перейти через Иордан. Стих 2 читается дословно: «Итак, встань, перейди …» (т. е. «перейди немедленно, не откладывая»). Также и Христос повелевает Церкви: «Следуй за Мной» — и тоже не дает времени на промедление (ср.: Лк. 9:59—62). В стихе 4 определены четкие границы земли обетованной, хотя южные пределы ее указаны еще приблизительно (см.: 13:1–7). (Только в царствование Соломона Израиль смог наконец контролировать весь этот регион.) Под пустыней имеется в виду пустынная восточная часть территории, которая начинается в Трансиордании. Ливан включен в границы обетованной земли в Книге Иисуса Навина 13:5.

    6 Вторым прозвучало повеление передать землю обетованную во владение «народу сему». Передача земли в наследие напоминает о том, что Бог даровал ее патриархам в награду за их верную службу. Теперь Иисус должен был овладеть этой землей (гл. 1 — 12) и разделить ее между израильтянами (гл. 13 — 21).

    7–9 Третье повеление — будь тверд и очень мужествен, и тщательно храни и исполняй весь закон — содержится в стихах 7—8. Оно показывает, что овладение землей зависит от повиновения закону в вере. Доверие и повиновение находятся в тесном единстве, а не в противоречии друг с другом (ср.: Евр. 11:8; Иак. 2:14–26). Хотя Иисус Навин был готов к этой войне, именно повиновение закону, а не могущество войска гарантировало успех. Христиане под новым заветом имеют двойное преимущество: Христос исполнил требования закона и его обетования (Мф. 5:17; Рим. 3:21—26) и через Святого Духа написал закон в сердцах верующих (2 Кор. 3:3—6; Евр. 8:7—13; 10:15–18).

    1:10—15 Иисус призывает народ

    Приказания Иисуса, адресованные как надзирателям народа (10–11), так и восточным коленам (12–15), повторяют текст Второзакония. Сравните, например, стих И с Втор. 1:8; 4:1; 6:18; 8:1; 9:1 и обратите внимание на то, что повеление Иисуса для восточных колен в тексте книги Иисуса Навина почти слово в слово повторяет повеление Моисея (Втор. 3:18–20; ср.: Чис. 32).

    1:10–11 Призыв к надзирателям народа. Послушание божественному приказу, точное и незамедлительное исполнение его Иисусом, показывает, как следует вести священную войну. Автор сосредоточил свое внимание на духовной подготовке народа как на реальной основе победы, а не на описании подробностей подготовительного периода. Именно духовное состояние израильтян стало причиной успеха, поэтому в тексте отсутствуют детали (не говорится, что нужно подготовить для суровой борьбы), лишь сказано, что необходимо заготовить пищу (ст. 11). Израилю, который теперь рассматривается как военный лагерь, до остановки станом в Ситтиме понадобилось три дня (т. е. часть сегодняшнего дня, завтрашний и часть третьего дня), чтобы подготовиться к сражению (11; ср.: Мих. 6:5). Для этой подготовки нужно было время (ср.: Гал. 1:17–18). Эти тридня до остановки в Ситтиме, которая произошла не позже 6 числа месяца нисан (апрель) (см.: 4:19), не следует путать с тремя днями после ухода из Ситтима и остановкой станом на реке Иордан (ср.: 2:16, 22; 3:2).

    1:12—15 Призыв к восточным коленам. Бог обещал Своему народу покой, то есть мир и прекращение вражеских набегов после завоевания земли (13–15). Обещание покоя основано на заветных взаимоотношениях с Богом (Исх. 33:12—16). Покой, в который Моисей и Иисус Навин ввели народ Израиля, предвосхищает окончательный и совершенный покой, в который Иисус Христос ведет Свою верную Церковь (Евр. 4:1 — 11).

    1:16—18 Ответ народа Иисусу

    Народ ответил чистосердечной верой и послушанием (все, что ни… куда ни…), что гарантировало успех. Народ обещал предать неверных смерти и сам назидал Иисуса: Только будь тверд и мужествен!

    Ханаан до завоевания


    2:1 — 5:15 Вступление в землю обетованную

    В этой части повествования показывается, как Господь Своей всемогущей рукой ввел Израиль в землю обетованную и как народ был духовно подготовлен к предстоящим сражениям.

    2:1—24 Соглядатаи докладывают: «Ханаан обречен на поражение»

    Соглядатаи были отправлены Иисусом для того, чтобы с их помощью выработать стратегию предстоящей военной кампании. Но главной их заслугой стало сообщение о явной духовной неготовности Ханаана к сопротивлению.

    2:1 Иисус посылает соглядатаев. Название Ситтим (дословно «тернистый») предполагает суровые природные условия.

    Вероятно, чтобы не привлекать к себе внимание, соглядатаи, которых Иисус отправил тайно, вошли в дом обычной блудницы, ведь у нее было много посетителей. Обратите внимание, несмотря на то, что еврейское слово прочитывается как «ночевать», а не «остаться», рассказчик подчеркивает, что они пришли не к ней (1), хотя именно с этим намерением ходили к Раав мужчины Иерихона. Тот же глагол, переведенный как «легли спать», в стихе 8 не несет сексуального подтекста. Совершенно очевидно, что автор имел намерение подчеркнуть, что никаких интимных отношений у лазутчиков с Раав не было.

    2:2–7 Раав прячет соглядатаев. Разведка и хитрость необходимы на войне, даже священной (см.: 1; ср.: Суд. 7:9—16). Раав спрятала соглядатаев и обманула людей, посланных иерихонским царем (2–7). Она тайком отправила соглядатаев обратно и посоветовала им спрятаться от погони в горах со множеством пещер к западу от города, в то время как посланный в погоню отряд искал их в противоположном направлении (16—17). Сам факт обмана со стороны Иисуса и Раав многих приводит в смущение. Разве можно использовать обман при ведении священной войны? (Ср.: Мф. 5:33–37; Еф. 4:14–15).

    В определении данной ситуации могут помочь косвенные аналогии, когда обман и дезинформация вполне оправданы. Охотники используют силки и ловушки, рыбаки — приманки и наживку. В шахматах игрок обманывает своего противника, беря более слабую фигуру, чтобы поразить более сильную. Бог был расположен к повитухам, которые обманывали фараона (Исх. 1:19—20), и «верою Моисей по рождении три месяца скрываем был родителями своими» (Евр. 11:23). Во всех этих случаях мы не считаем, что люди следовали принципу, согласно которому цель оправдывает средства. Скорее мы допускаем, что в таких случаях обман обоснован и его нельзя назвать неправомерным. Так, в ВЗ признается, что на войне разведка, контрразведка и макеты являются частью «игры». Иисус устроил засаду (Нав. 8:9), Давид использовал Хусия как разведчика вместе с другими соглядатаями и шпионами (2 Цар. 15:32–37; 16:15–22). В НЗ Павел бежал от иудеев под покровом ночи (Деян. 9:23—26), Ангел, воспользовавшись сном стражников, освободил Петра из темницы Ирода (Деян. 12:6–10). Однако в большинстве случаев ложь действительно является злом (Пр. 30:7—8), и тогда следует говорить только правду (Еф. 4:25). Верующий должен внимательно слушать Святого Духа, говорящего через Писание, и совесть, чтобы правильно ориентироваться в ситуации.

    2:8–14 Завет с Раав. Ночной разговор Раав с соглядатаями показал ее веру (9а, 116), в то время как хананеи испытывали страх (96–11а). Триумфальное шествие Израиля в сочетании с паникой хананеев убедили ее в том, что Господь отдал эту землю израильтянам (9) и что Он есть истинный Бог (11; ср.: Втор. 4:39). Учитывая дипломатические отношения, отраженные в письмах из Амарны (ок. 1350 г. до н. э.), исход из Египта и победы Израиля могли быть широко известны тогда во всем мире. Раав и хананеи, каждый по–своему, отреагировали на сведения об израильтянах (10; ср.: Втор. 2:24 — 3:11). Вера Раав привела ее к жизни, в то время как неверие хананеев обрекло их на смерть (ср.: 2 Кор. 2:14—16).

    Рассказ Раав о том, что сердца хананеев пребывают в робости (9), убедили соглядатаев, что Господь действительно покорил им эту землю и предал ее Своему народу без единого взмаха меча (24; ср.: 1:5; Исх. 15:13–16; 23:27; Втор. 2:25; 11:25). Смелость нового поколения мужественных воинов Израиля (1:6–9) представляет собой резкий контраст с поведением предыдущего робкого поколения (Чис. 13 — 14; ср.: 1 Кор. 16:13; 1 Ин. 4:4).

    После исповедания своей веры (9–11) — самого первого в Библии — Раав ищет защиты в общине завета (12—13). В стихе 12 милость (евр. hesed) означает «незамедлительную помощь нуждающемуся союзнику». Божье спасение доступно всем, кто ищет его. Примечательно, что Раав искала спасения для всей своей семьи (см.: 24:15). Она просила знамения, и соглядатаи поклялись ей (14). Эти «обрезанные» приняли обращенную блудницу полноправным членом в общину завета и даже готовы были умереть за нее и ее семью. Клятва гаваонитян в главе 9 — другой вопрос. Они услышали о славе Бога Израиля, но никогда не исповедовали Его как своего Господа.

    2:15—16 Раав помогает соглядатаям скрыться. Подобно Аврааму и Руфи, Раав отказалась от своей страны, предпочтя Израиль. Она рисковала собственной жизнью, но не устрашилась и обратилась к Богу Израиля (4–7, 15–16). НЗ с большим уважением говорит о твердой вере (Евр. 11:31), которая производит добрые дела (Иак. 2:25). Своей верой Раав даже заслужила место в родословной Иисуса (Мф. 1:5).

    2:17—21 Условия завета. Различие, которое соглядатаи провели между верной Раав и нечестивыми хананеями, полностью проявится на последнем суде (Мф. 25:31–46; Отк. 20:11–15). Как израильтянам на косяках их дверей необходима была алая кровь жертвенного агнца для отличия от проклятых египтян (Исх. 12:7,13), так и Раав понадобилась червленая веревка, чтобы наступающие израильтяне могли отличить ее и ее семью от обреченных хананеев. Сегодня верующие семьи принимают крещение как отличительный знак (Деян. 2:38–39; 16:31–33) и возвещают смерть Христа, когда пьют чашу нового завета в Его алой крови (Лк. 22:20; 1 Кор. 11:25–26).

    2:22–24 Доклад соглядатаев. Точный доклад соглядатаев о свидетельстве Раав (ср.: 9, 24) убедил израильтян в том, что Бог нанес хананеям духовное поражение.

    3:1 — 4:24 Переход через Иордан

    Переход через Иордан знаменует тот момент, когда Израиль преодолел последнее препятствие на своем пути к обетованной земле и наконец вышел из пустыни. Божественный Воитель, символом Которого был Его ковчег, привел народ к Иордану, раздвинул его воды, предоставил людям защиту и провел в обетованную землю.

    В течение всего года Иордан можно перейти вброд (ср.: Суд. 3:28; 8:4), но Бог ждал ранней весны (наступления полноводья, что по большей части происходит из–за тающих снегов на горе Ермон), чтобы повести израильтян через реку и таким образом возвысить Иисуса Навина в глазах людей (6) и дать понять народу Израиля, что среди них пребывает живой Бог (8, 13).

    3:1–17 Иордан расступается. Под верным водительством Иисуса священная война велась организованно и беспрерывно, без промедлений и излишней торопливости.

    1 Израиль понял, что Бог начал действовать чудесным образом, что особенно явно проявилось при переходе через Иордан, но началось еще в Ситтиме (ср.: Мих. 6:5). Израильтяне отправились от Иордана 10 нисана (4:19) (первый месяц лунного года, соответствует нашему апрелю), а прибыли на берег неприступного Иордана на три дня раньше (3:2,5). Свободное время между их прибытием к Иордану и переходом его посуху было необходимо для духовной подготовки народа (5).

    Здесь приводятся четыре речи, подготовившие народ к переходу. В первой к народу обратились надзиратели (2—4), затем Иисус говорил к народу и священникам (5–6), в третьей — Господь обратился к Иисусу (7–8), и в последней — Иисус ко всему народу (9— 13). В каждой следующей речи говорится немного больше о чуде, которое должно произойти, и это ожидание достигает своего апогея в последнем обращении Иисуса.

    2–4 Надзиратели велели людям следовать за ковчегом. Ковчег, обложенный золотом ящик, размером 4 фута х 2 фута х 2 фута (120 см х 60 см х 60 см; см.: Исход 25:10–22), символизировал престол Бога, и его иногда брали с собой на битву (см.: Чис. 10:35; 1 Цар. 4—6). Но он был не просто символом, Бог действительно там присутствовал, направляя путь священников, которые несли ковчег (ср.: 4:11; Втор. 10:8; 1 Цар. 6:7–12). В нем хранились скрижали с десятью заповедями (Втор. 10:1–4; 31:26). Ковчег напоминал об этических нормах и о взаимоотношених Израиля по завету с Богом. Но он также символизирует и Евангелие, поскольку, в дополнение к закону, который в нем находился и по которому будут судимы все (см.: Рим. 2:12–16), его крышка (престол милосердия), окропленная кровью жертвы умилостивления, предвосхищает очистительную кровь Христа (Евр. 9).

    Повеление сохранять между ковчегом и людьми расстояние до двух тысяч локтей мерою (900 м) дало возможность всему Израилю воочию видеть чудесное Божье водительство.

    5–6 9 числа месяца нисана Иисус призвал народ освятиться (ср.: Чис. 11:18). В ритуал освящения входило очищение одежды (ср.: Чис. 19:10) и воздержание от интимного общения с женами (ср.: Чис. 19:15). 10 нисана Иисус повелел священникам взять ковчег.

    7–8 В этот критический момент Бог наградил Иисуса за его веру, обещая, что, когда священники ступят в Иордан, Он отметит Иисуса так, как отметил Моисея. Иисус Навин — прообраз Христа, Который вывел Свою Церковь из пустыни этого мира, чтобы пересечь реку смерти на их пути в небесный Иерусалим.

    9–13 Теперь Иисус торжественно обращается к народу. В стихе 10 живой Бог противопоставлен местным богам, которые не могут контролировать историю. Семь народов были выбраны, возможно, потому, что число семь символизирует завершенность (ср.: Втор. 7:1). Иисус отделил двенадцать мужей, чтобы перенести двенадцать камней в Иордан, укрепив илистое и скользкое дно для священников, которые несли тяжелый ковчег (12; ср.: 4:8).

    В конце своего обращения к народу Иисус предсказал, что воды Иордана остановятся, показывая, что не силы природы, но Бог совершит это. Пророческая речь Иисуса сделала его достойным преемником Моисея.

    14–17 Теперь внимание сосредоточено на совершенном послушании народа (все выполнено точно так, как было велено) и на чуде, которое последовало вслед за этим. Автор отступает от главной линии повествования, чтобы особый акцент сделать на том, что переход происходил в апреле во время сбора первого урожая (см.: 5:10—11), когда река была переполнена весенними водами. В полном соответствии с другими параллелями между Моисеем и Иисусом переход через Иордан произошел в то же время года, что и переход через Чермное море.

    Переход, возможно, был осуществлен недалеко от брода, который арабы называют Аль–Махтас (Al–Maghtas) и который находится в 7 милях (11,2 км) на юго–восток от Иерихона и в 8 милях (12,8 км) к западу от Тель–эль–Хаммама (Tell el–Hammam). Город Адам, современный Тель–эл–Даммийе (Tell el–Damiye), где остановились воды, находится в 17 милях (27,2 км) вверх по течению Иордана. Таким образом, дно реки, более 18 миль (28,8 км) шириной, было обнажено для перехода всего народа. В 1267 и 1906 годах громадный оползень запрудил реку. Землетрясение 11 июля 1927 года заградило извилистый поток на 21,5 часов. Эти факты подтверждают достоверность рассказа, не преуменьшая в то же время силы предсказаний Иисуса и значимость чудесно выбранного времени.

    4:1—24 Окончание перехода и народный памятник. Рассказчик продолжает подчеркивать поразительный характер перехода целого народа через реку (18), но теперь уже акцент делается на пирамиде из камней. Этот мемориал был одним из многих подобных памятников в честь великих Божьих свершений (ср.: Исх. 13:3—6; 1 Цар. 7:12), которые завершились в хлебе и чаше, возвещающих «смерть Господню… доколе Он придет» (1 Кор. 11:26).

    1—4 Бог снова как Главнокомандующий во главе событий. Его повеление назначить двенадцать человек позволяет предположить, что те двенадцать, которые были отделены в 3:12, положили камни как твердое основание для шести священников, шедших впереди. Число двенадцать в стихах 1—8 повторяется пять раз и указывает на единство двенадцати колен, которые составили один народ под руководством Иисуса Навина (ср.: Исх. 24:4; 3 Цар. 18:31–35). В стихе 1 подчеркивается спасение всего Израиля, и это служит залогом того, что весь истинный Израиль спасется — и евреи (Рим. 11:25–27), и язычники (Гал. 6:15—16). Христос не потеряет ни одну из Своих овец, все спасутся (Ин. 10:27–28).

    5–7 Богом поставленный военачальник повинуется повелениям Господа. Двенадцать камней должны были служить вечным знамением, или памятником (ср.: Исх. 12:26–27; Втор. 6:20–25). Память играет очень важную роль в любом обществе. Без памяти человек теряет свою индивидуальность, а сохранить мир в обществе, не знающем своей истории, практически невозможно. Любое общество, стремящееся к нормальной жизни, должно, как говорят социологи, быть «обществом памяти и надежды». В древнем Израиле памятники и ритуалы, такие, как, например, Пасха (Исх. 13 — 14), выполняли именно эту роль. Многочисленные памятники, упомянутые в книге Иисуса Навина как все еще существовавшие в то время (напр.: 7:26; 8:29; 10:27), позже были вытеснены библейскими книгами, которые стали выполнять их функцию. По общепринятому мнению библеистов, рассказы, объясняющие происхождение этих памятников, в точности передавались из уст в уста, из поколения в поколение, вплоть до возникновения письменности, иначе эти памятники не сумели бы выполнить свою роль и не смогли бы поддерживать дух людей в реальной жизни (ср.: 2 Пет. 1:16). Некоторые ученые видят все в ином свете. Они утверждают, что памятники вдохновили израильтян на сочинение историй, которые объяснили их происхождение, а не напоминали им о том, что происходило в реальной действительности!

    8—9 В 9 стихе еврейский текст дословно гласит: «И двенадцать камней поставил Иисус среди Иордана». Таким образом, читатель должен понять, что это были другие камни (как поясняет греческий перевод). Камни, которые вытащили из илистого дна реки, чтобы сделать из них памятник, были заменены другими (см. примечание NIV). Очевидно, что эти погруженные в грязь камни не могли служить национальным мемориалом, но для каждого интересующегося они все еще лежали там во время написания этой книги как знамения, недосягаемые для вандалов.

    10–13 Священники вышли из Иордана и ковчег продолжил свой путь только после того, как переход полностью завершился. Дело в том, что на самом опасном месте стояли Господь и Его священники, а народ торопливо переходил по дну реки. В стихе 12 сказано, что восточные колена шли впереди всех (см.: 1:12—13). Все были снаряжены для битвы, но 40 тысяч вооруженных людей так ни разу и не подняли мечи, потому что Сам Бог сражался за них, как это было и в случае с вооруженной погоней в Чермном море (ср.: Исх. 13:18; 14:13–31). Еврейское слово, традиционно переводимое как «тысяча», возможно, означает группу от пяти до четырнадцати человек, как и в списках исчисления народа в Книге Чисел 1 и 26. Часть вооруженных людей осталась на восточной стороне Иордана, чтобы защищать свои дома (ср.: 22:8). Люди переходили на западный берег реки перед Господом, как перед трибуной. Божественный Главнокомандующий еще раз занял Свое место как Царь среди Своих подданных в военном лагере.

    14 Как и обещал Господь, Иисус Навин был теперь прославлен, 10–е нисана (см.: 4:19) — день, когда выбирают пасхального агнца (Исх. 12:3), стал днем, когда Израиль вновь научился чтить и Бога (24; 3:10), и Иисуса.

    15–18 Иордан вновь понес свои воды, словно вслед за Божественным Царем и Его подданными закрылись ворота, когда они вошли в свое Царство. Одинаково удивительны и остановка вод Иордана, и возобновление течения (ср.: 3:15–16).

    19–24 В тот же день Иисус воздвиг национальный памятник в Галгале (ср.: 4:2). Галгал может находиться в Хирбет эль–Мефджире (Khirbet el–Mefjir). Памятник из поколения в поколение (21, 24) напоминал о том, что Господь иссушил Иордан (22–23; ср.: Исх. 14:22). Возможно, это чудо произошло по причине, указанной в 3:7. Связь между переходом Иордана и Чермного моря подчеркивает типологическое единство двух событий. Местоимение «ваш», «вас» в стихе 23 представляет весь Израиль как единый организм. Все верующие могут присутствовать в этих событиях через Священное Писание, через свою веру. Более того, через этот памятник все народы земли могут познать, что рука Господня сильна (ср.: 2:10; 3:10; Исх. 15:14—16), и Израиль будет бояться, то есть отдаст свою верность Господу (см.: Втор. 5:29; 8:6 и т.д.). Сегодня эта цель достигается через провозглашение смерти Христа за грех и Его воскресения из мертвых (ср.: Рим. 10:6–9).

    5:1—14 Ритуальные приготовления

    Каждый из разделов в этой главе выявляет сходство между Моисеем и Иисусом, представляя убедительную параллель между двумя вождями во время становления Израиля как нации. Они оба вселили страх во врагов Израиля (1, ср.: Исх. 15:10—13), оба совершили обрезание перед тем, как окончательно войти в землю обетованную (2–9; ср.: Исх. 4:24–26), оба праздновали Пасху по пути в святую землю (10–12; ср.: Исх. 12) и оба сняли обувь свою перед Господом (13—15; ср.: Исх. 3:5).

    5:1 Введение. Этот стих, отражающий реакцию хананеев на переход реки Иордан, связывает данную главу со стихом 4:24, предсказывая реакцию и других народов. Цари Лморрейские (т. е. правители городов–государств в горах, которые жили по эту сторону Иордана к морю) и цари Ханаанские (т. е. правители городов–государств на равнине, которые при море) являются представителями семи народов из 3:10. Эти мятежные цари знали о великих делах Господа, но вместо того, чтобы прилепиться к Нему в вере, как Раав, они ужаснулись и уже не могли сопротивляться (ср.: 2:10; 11:20).

    5:2—9 Обновление завета: обрезание. Краткие рассказы об обрезании Израиля (2–3, 8–9) обрамляют подробное объяснение причин возобновления этого ритуала (4–7).

    2–3 Господь опять повелевает (2), а Иисус немедленно приводит в исполнение Божье повеление (3). Иисус косвенным образом, через родителей, обрезал весь народ (ср.: Быт. 21:4; Исх. 4:25). Автор говорит, что это обрезание было сделано во второй раз (дословно). Эти слова толкуют двояко. Возможно, что первое обрезание относится к тем, кто сорок лет блуждал по пустыне и был обрезан в Египте, а второе — к тем, кому было меньше сорока и кто не был обрезан в пустыне. Такое объяснение как нельзя лучше согласуется со стихами 4–7. Но возможно также, что представители старшего поколения могли быть еще раз обрезаны, поскольку египетское обрезание не было полным, в отличие от полного израильского обрезания. Эта интерпретация наилучшим образом объясняет акцент на острые ножи и ссылку на посрамление Египетское (9). Острые ножи, сделанные из кремния, были доступны израильтянам в Ханаане, но не в Египте, и они, возможно, потребовались потому, что ассоциировались с полным обрезанием. Памятники воинам в Ханаане, датируемые третьим тысячелетием до н. э., свидетельствуют о полном обрезании. Теперь, когда израильтяне вошли в обетованную землю, они могли свободно обрезать себя полностью и снять с себя посрамление Египетское (9), т. е. неполное обрезание. «Холм обрезания» (3, NIV, прим.) — это, возможно, небольшой холм в окрестностях Галгала (9).

    4–7 Большинство воинов, родившихся в течение сорока лет странствий в пустыне (ср.: Чис. 14:20–22, 29–31; Втор. 2:14), должны были обрезываться впервые. В связи с этим возникают два связанных между собой вопроса: зачем обрезание и почему в Галгале? В Египте обрезание было знаком вступления в пору мужской зрелости. В Израиле обрезание означало вступление в завет с Богом (Быт. 17:9—14) и готовность принять во владение обетованную землю. Дж. А. Мотиер комментирует это так: «Обрезание… является символом работы благодати, когда Бог выбирает и помечает Своих людей». И далее: «Оно [обрезание] было включено в систему Моисеева закона в связи с Пасхой» (ср.: Исх. 12:44). И здесь также сакральный ритуал посвящения предшествует Пасхе (10). Если бы неверующее поколение обрезало своих детей в пустыне, то это низвело бы этот Богом данный ритуал до уровня пустого обряда, а потому эту заповедь временно отменили, пока Израиль не вошел в землю кремния, символа твердости.

    5:10–12 Пища завета: Пасха. Празднование Пасхи 14 числа месяца нисана в конце их путешествия напомнило израильтянам, что они начали свое чудесное странствие с Богом благодаря Пасхе. Празднование Пасхи было предвестием жертвы Иисуса Христа (1 Кор. 5:7). Кровь Христа дает христианам спасение и избавляет от Божьего суда, уготованного царству сатаны (ср.: Исх. 12:1—7); плоть Его, символом которой является хлеб, освящает их (Исх. 12:8—11). На другой день (эти слова повторяются дважды в ст. 11–12) они стали есть долгожданную пищу обетованной земли. Утомительные сорок лет манны в пустыне теперь были позади (ср.: Чис. 11:4–9).

    5:13—15 Поклонение командующего. Полная подготовка Иисуса к священной войне включала в себя встречу с Господом, ибо его поклонение оставалось пока несовершенным для такой великой задачи. Таинственный человек, которого встретил Иисус, не был Самим Господом, но вождем воинства Господня (прим. NIV наилучшим образом передает значение еврейского слова). Поскольку на земле посланники полностью отождествлялись с пославшими их (напр.: 2 Цар. 3:12—13; 3 Цар. 20:2–4), то к Ангелу Божьему (ср.: Быт. 31:11; Исх. 3:2; 14:19) и к вождю воинства небесного (ср.: Дан. 10:5, 20) относились с равным почтением. Посланец сообщает Иисусу, что он не из израильтян и не из неприятелей их. Он вождь воинства Господня, включающего Его ангелов (4 Цар. 6:15–17; Пс. 102:20–21), а не людей (3:10). Если Израиль нарушит условия завета, Святой Бог направит Свой меч против них (Лев. 26:25; Втор. 28:15–26), как это случилось с Аханом после битвы при Гае (гл. 7). Иисус склонился перед ангельским созданием в знак своего почтения. Ответ небесного посланника на его второй вопрос (14) был неожиданным, как и первый. Вместо ожидаемых советов по поводу предстоящих военных действий Иисусу было велено благоговейнее поклоняться. Он распростерся на земле, но на ногах его осталась обувь. Когда Иисус снял свою обувь, священная война началась.

    6:1 — 12:24 Завоевание земли

    Завоевание земли обетованной потребовало много времени (11:18) и многих сражений (12:1—24). Из всех этих сражений по историческим и богословским причинам автор избирает для своего рассказа четыре. Израиль начал первые два сражения против городов Иерихон (6:1—27) и Гай (7:1 — 8:29), а различные хананейские коалиции начали две другие битвы на юге (10:1–43) и севере (11:1–15). Битвы Израиля против двух центральных городов позволили ему приобрести твердый береговой плацдарм на этой земле, разделив ее на две части. Битвы за Иерихон и против южной коалиции врагов отмечены поразительным вмешательством Господа. В противовес им в битвах за Гай и против северных групп проявилась блестящая стратегия Иисуса. В этом отрывке Израиль подтвердил клятву выполнять Божий закон на этой земле (8:30–34). Вся война велась ради этого.

    6:1—27 Битва за Иерихон

    6:1 Введение. Иерихон, современный Телль–эс–Султан (Tell es–Sultan), вероятно, был посвящен богу луны (его название означает «лунный город»). Он был расположен в стратегически выгодном месте с большим оазисом (в регионе, где вода была драгоценностью) и контролировал главные дороги, ведущие во внутреннюю часть страны.

    6:2—5 Повеления Господа. Повеления Господа Иисусу отражают характер завета. Бог по милости Своей дал Израилю землю, но израильтяне должны были сделать ее реально своей через полное повиновение Богу (Евр. 11:30; ср.: 1:2–9). Первое повеление, согласно которому израильскому войску следовало раз в день в течение шести дней обходить город по окружности в 650 ярдов (600 м), означало, что Небесный Царь отметил этот город как Свой. Царь Иерихона и его подданные сопротивлялись Израилю (24:11), но они были так же бессильны, как бессилен сатана и его воинство перед Христом и Его Церковью (Мф. 12:22–29; Лк. 10:18; Еф. 6:10–18). Второе повеление, согласно которому семь священников должны были нести семь труб юбилейных перед ковчегом Божьим, послужило сигналом к началу священной войны. Ковчег был святым престолом Божьим (см.: 3:3). Третье повеление — семь священников в седьмой день должны были семь раз обойти город. Число семь повторяется трижды в стихе 14, оно означает завершенность. Четвертый приказ, повелевавший народу воскликнуть громким голосом при звуке последней трубы, позволил их вере обрести голос. Пятое повеление, чтобы все воины штурмовали город одновременно каждый со своей стороны, как только упадут стены, нашло свое завершение, когда они «посвятили» город Господу (17–20).

    6:6–7 Повеления Иисуса. Иисус повторил повеления, предназначенные священникам и народу. Первым упомянут ковчег, ибо Бог есть Царь (ср.: 3:2–4). Иисус умело развернул часть своих вооруженных сил как авангард перед священниками, трубившими в трубы, а остальной народ шел за ковчегом (8). Таким образом божественный Царь занял подобающее Ему место в середине Своего священного воинства. Длина и ширина процессии не имеют никакого значения.


    Иерихон, Гай и обновление завета в Сихеме


    6:8—14 Выполнение повелений. Когда священная армия торжественной процессией обходила город, семь священников трубили в трубы, а вооруженные люди, по команде Иисуса, молчали как камень. Так продолжалось шесть дней. Стиль драматического повествования вполне отражает атмосферу самого марша.

    6:15–21 Иерихон пал. Согласно преданию, седьмым днем была суббота, когда священную войну вести было нельзя. Повеление Иисуса предать город заклятию и все, что в нем, посвятить Господу (евр. herem) означало уничтожение всех его жителей, чтобы предотвратить духовное заражение Израиля (Втор. 20:16–18). Иногда слово herem означало сожжение города (23; 11:13), а в других случаях имелся в виду отказ воинов от добычи в захваченном городе (ср.: 8:26–27; 11:14). Этот принцип работает в Церкви через отлучение (1 Кор. 5:13), что следует иногда применять и сегодня.

    Священная армия полностью выполнила все повеления, и при громогласном крике израильтян стены Иерихона пали. Крупные землетрясения случаются в долине реки Иордан в среднем четыре раза за столетие, а раскопки в Иерихоне позволили познакомиться с очевидными следами разрушения по крайней мере одной глиняной стены. Эти сведения придают достоверность повествованию, не исключая того чуда, которое Бог предсказал и исполнил.

    6:22—25 Раав осталась жива, а Иерихон погиб. В заключение этого рассказа нам представлены спасение Раав (22–23, 25) и разрушение города (23, 25) в резком контрасте их судеб. Повторением и подробностями спасения Раав подчеркивается верность завету Божьему со стороны хананейской блудницы (17, 22—23, 25). Сначала Раав и ее семью вывели за стан (22), потому что они были ритуально нечистыми (Лев. 13:46; Втор. 23:3), но во время написания этой книги ее потомки уже были постоянными жителями Израиля. Она продолжает жить в новом Израиле через своего потомка, Иисуса Христа (Мф. 1:5).

    Пророк Иисус Навин произнес проклятие на любого, кто попытается восстановить город, преданный заклятию и отданный Господу (ср.: 3 Цар. 16:34). Это проклятие, хотя и не основанное на каком–либо законе, тем не менее было исполнено, потому что, как все первенцы по закону принадлежали Господу (Исх. 13:1), точно так же принадлежит Господу и город, «заклятый» Ему.

    6:27 Слава Иисуса. Иисус Навин прославился, и его слава до сих пор сияет повсюду (27; 3:7; 4:14). В результате Иисус и Раав живы, а Иерихон предан «заклятию».

    7:1 — 8:20 Битва за Гай

    Битва состоит из двух частей: разгрома (7:1–26) и заключительной победы (8:1–29). Обе части служат уроками веры.

    7:1—26 Паническое отступление. Рассказчик сразу подчеркивает тот факт, что в грех Ахана был вовлечен весь Израиль (6:17). Концепция национальной солидарности, понимание того, что действия отдельного лица влияют на судьбы всего народа, прослеживается во всем Священном Писании (2 Цар. 21:1–9; Деян. 9:4; Кол. 1:24). Это основа доктрины о первородном грехе, наследуемом нами в Адаме, и оправдания святых через веру в Иисуса Христа (Рим. 5:12–19).

    2–5 Гай по зловещему совпадению означает «развалины». Его точное местоположение неизвестно, поскольку предполагаемое его место, ет–Телль (et Tell), по свидетельству археологических раскопок в те времена заселено не было. Безрассудство и поражение Израиля следует рассматривать в свете Божьего гнева (1). Одно дело — послать соглядатаев в Иерихон на разведку (2:1), и совсем иное — явно нарушить законы священной войны и Божьи повеления, переданные Богом через Иисуса как полномочного представителя Господа (Чис. 27:21). Битва началась без согласования с Богом. Иисус бросил жребий после того, как потерпел поражение (14). Соглядатаи нарушили нормы священной войны тем, что рассчитывали на «тысячи» (вернее — отряды, см. 4:13) воинов, а не на Господа. Если эти отряды насчитывали каждый по пятнадцать человек, тогда тридцать шесть человек представляют собой 80% потерь. Объясняя этот разгром, нельзя обвинять израильтян только в нарушении законов священной войны. Непосредственная причина поражения или тактическая ошибка Иисуса состояла в попытке предпринять лобовую атаку. Но следует принять во внимание оба промаха.

    6—9 В великом отчаянии Иисус и старейшины народа разодрали свои одежды (ср.: Быт. 37:29,34; Суд. 11:35) и пали перед ковчегом завета, священным местом, где можно было вопросить Бога (ср.: Суд. 20:18,23,26–27). Они горестно жаловались и смело вопрошали Бога, искренно пытаясь понять причину поражения (ср.: Ис. 6:11). Иисус был готов обвинить Бога так же, как и Израиль (ср.: Исх. 14:11–12; 16:2–8). С точки зрения Иисуса, который не осознавал истинного положения вещей, бегство израильтян было безрассудным. Но если бы хананеи обрели прежнюю уверенность и спустились со своих укрепленных позиций наверху к израильтянам, зажатым как в ловушке переполненным Иорданом, ситуация действительно стала бы отчаянной.

    10–15 Господь ответил коротко: Встань. Он обратил внимание Иисуса на вину народа: Израиль согрешил. Попыткой обмануть святого Бога — предпочтя свое мнение и поставив свое решение выше Божьего слова — израильтяне оскорбили Его славное имя. Бог защитил Свою честь, сделав их самих заклятыми, herem.

    16–23 Чтобы дать народу возможность спастись, Бог повелел осквернившему себя стану заново освятиться (см.: 3:5) и избавиться от herem (13). Бог отделил виновных через ответы «да», «нет» священного жребия (ср.: 14:2; 18:6; Исх. 28:30) и методом исключения указал на Ахана (14, 17). Тогда виновные признались в содеянном зле. Все открыто пред очами Бога (Евр. 4:13). Грех можно было искупить только лишь уничтожением всего, что принадлежало Ахану в качестве заклятого и прославляющего Бога herem. Возможно, украденное в Иерихоне могло заразить израильтян физически и потому должно было быть предано огню (см.: 6:17, 23). В библейские времена семьи в гораздо большей степени выступали как единое целое под главенством отца, чем в западных культурах. Семьи входили в завет с Богом как единая группа (см.: 2:8—14,18), и за нарушение условий завета они несли ответственность все вместе. Ахан, наверное, спрятал награбленное добро в своем шатре с ведома всей своей семьи (ср.: Деян. 5:1–2).

    Исповедовав свой грех, Ахан воздал славу Богу (19), признав всеведение Божье, Его суверенность, истину, ревность и святость. Примечательно, что неверующий Ахан неправильно понял идею заклятой добычи. Он вообще неверно понимал идею священной войны. Для него Иерихон был заслуженной добычей, а не победой Небесного Царя. Точно так же и материалисты рассматривают землю и ее ресурсы как свои собственные, а не Божьи.

    24–26 Все израильтяне должны были принять участие в побитии камнями семьи Ахана (ср.: ст. 1). Пирамида из камней в Ахоре (что означает «бедствие») увековечила в памяти народа трагическое святотатство Ахана (ср.: 4:5–7).

    8:1–29 Победа при Гае. 1–2 В новом наступлении на Гай все правила ведения священной войны были тщательно соблюдены. Сначала Бог провозгласил наступление, а затем Иисус безупречно и творчески привел приказ в исполнение. Во–вторых, воинам было велено не бояться, потому что Бог обещал победу (см.: 1:7–9). Победа была такой же неизбежной во второй атаке, как поражение в первой.

    И все же каждое сражение и каждая победа были уникальными. По законам священной войны войско должно было быть немногочисленным, чтобы Израиль мог полагаться только на Бога, а не на военную мощь (см.: Втор. 17:16; Суд. 7:1—8). В этом случае, однако, Израиль послал в сражение целую армию. При первой неудачной атаке они сократили число воинов, и в этом, в сущности, проявилась ложная самоуверенность Израиля (см.: 7:3). Теперь же армия выразила свое доверие Богу тем, что все отправились на битву против серьезного врага. В этой битве herem Господа включал только город и людей, скот и драгоценные металлы в него не входили (ср.: 6:17; 7:15). На этот раз в битве использовалась обычная военная стратегия, хитроумно спланированная засада, а не процессия священников, как при чудесном разрушении стен Иерихона. При исходе из Египта, чтобы уничтожить могущественную армию египтян (Исх. 14:10–31), Господь сил небесных чудесным образом использовал Чермное море и особенности восточного ветра, а не военную мощь израильтян, но в следующей битве против амаликитян Он доверил меч Иисусу (Исх. 17:8—16; ср.: 1:1). Точно так же в истории Церкви во времена апостолов использовалась различная тактика (ср.: Евр. 2:3–4). Христос строит Свою Церковь, используя и чудеса, и обычные события (Мф. 16:19).

    3—13 Господь повелел применить военную хитрость — засаду (ср.: 2:2–7). Количество людей, сидевших в засаде, неизвестно. В стихе 3 говорится о тридцати «тысячах» (см.: 4:13), а в стихе 12 — о пяти. Было предложено читать стих 3 следующим образом: «и выбрал Иисус тридцать человек храбрых, по одному из каждого отряда» (Бойлинг, см. ниже) (ср.: 2 Цар. 23:24—39). Вся засада состояла из пяти отрядов вооруженных людей. Обратите внимание на использование слова человек вместо выражения народ, способный к войне в стихе 12. Засада растянулась на 12 миль (20 км) по склону крутой горы, и под покровом ночи люди спрятались за горой, валунами или в пещерах с западной стороны Гая (9, 13). На следующее утро Иисус привел от Галгала главные силы и на глазах Гая разбил лагерь выше равнины и к северу от нее. В ту ночь (для тех, кто сидел в засаде, это была вторая ночь) все они были полностью готовы к наступлению. Иисус исследовал всю равнину, на которой предстояло разыграться битве, чтобы обеспечить успех ложного маневра.

    14—17 Царю Гая маневры Иисуса показались повторением первой атаки. На следующий день рано утром он быстро и необдуманно выступил вперед и наметил место для битвы, надеясь на повторное бегство израильтян. Иисус изобразил отступление, остроумно использовав предыдущую неудачу, и царь потерял бдительность. Ради уничтожения отступающей приманки царь вывел все свои силы из Гая и даже из храма (названного здесь Вефиль; ср.: Суд. 20:18, прим. NIV), последнего оборонительного пункта в городе. Здесь Вефиль (дословно «дом Божий») не название места, а обозначение храма в городе Гае (Boiling R. G. and Wright G. E. Anchor Bible, Joshua. P. 240).

    18—23 В критический момент вмешался Бог и повелел Иисусу поднять kidon, метательное копье (лучше — кривой меч, или сабля). Простертое к Гаю, оно символизировало господство Бога над городом. Сказанное в стихе 19 на древнееврейском означает, что люди в засаде уже покинули свои места. Как только Иисус подал сигнал, они бросились вперед и вошли в город. Тогда израильская армия повернула назад, чтобы встретиться лицом к лицу со своими преследователями, которые, оглянувшись назад, увидели дым над городом и пять израильских отрядов, идущих к ним с тыла.

    24—27 Согласно законам священной войны против хананеев, полные двенадцать отрядов местных жителей города Гая и их жены стали herem Господу и были уничтожены (26, прим. NIV).

    28—29 Сожженный город, вечные груды развалин, гробницы царей и каменная пирамида у ворот служат мемориалом (ср.: 4:5—7) и доказывают, что все эти события действительно произошли. Царь Гая был повешен на дереве, возможно, на частоколе, чтобы показать, что он находится под Божьим проклятием. Согласно закону, его нужно было снять до наступления ночи (Втор. 21:23). В НЗ Царь Израиля представляет Собой контраст с царем Гая, поскольку Он «искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою» (Гал. 3:13). Он тоже был снят с креста до заката (Ин. 19:31).

    8:30—35 Обновление завета на горе Гевал

    Прервав повествование обо всех этих военных историях, автор вдруг меняет тему, чтобы рассказать нам о том, что Израиль обновил свой завет в Сихеме, как заповедал Моисей (Втор. 11:29). Требования и установления Бога Израиля были даны народу вне земли обетованной. Жертвенник символизировал права Бога на землю (ср.: Быт. 12:8), а закон определял характер Его правления. Необрезанная лоза (Лев. 25:5,11) и нестриженные волосы (Чис. 6:5) были в Израиле символом святости или посвященности Господу, точно так же, как жертвенник, сооруженный из необработанных камней, демонстрировал свою принадлежность Создателю. Гора Гевал к северу от Сихема (современный Наблус) была горой проклятий, а гора Гаризим, меньшая из двух (33), к югу от него, стала горой благословений. Вероятно, Израиль имел свободный доступ к этой области, либо потому, что имел договор с сихемцами (см.: гл. 24; ср.: Быт. 34; Суд. 9), либо потому, что хананеи, спрятавшись в укрепленных городах, боялись выйти им навстречу в этой молонаселенной местности. Гора Гевал, гора проклятий, была выбрана как подобающее место для жертвенника, потому что там Бог снял проклятие с грешника.

    Жертвы всесожжения символизировали полное посвящение Израиля Богу и служили выкупом для тех, кто приносил эти жертвы. Мирные жертвы, которые съедались, прославляли взаимоотношения с Богом. Такие же жертвы были принесены на горе Синай, когда Израиль подтвердил свой завет с Богом (Исх. 24:5). Эти жертвы предвосхитили кровь Христа, пролитую при заключении нового завета (Лк. 22:20). На горе Гевал был устроен жертвенник, и, по словам археолога А. Цеталя, который исследовал его, все научные свидетельства полностью подтверждают библейское описание.

    Поскольку Иисус точно выполнял закон Моисеев, читатель должен предположить, что большие камни были обмазаны известью и на них был написан закон Божий (32; ср.: Втор. 27:1–8). Не сказано, какие именно законы были написаны во время торжественного собрания израильтян. Читатель также может представить, как в естественном амфитеатре с великолепной акустикой шесть колен на горе Гаризим выкрикивали благословения для повинующихся, а шесть на горе Гевал — проклятия на непослушных (33; ср. Втор. 27). Колена, состоявшие из исконных израильтян и поселенцев, стояли лицом к священникам, несшим ковчег, престол Божественного Царя (см.: 6:6—7). Затем для всех граждан Божьего Царства Иисус прочитал закон, выраженный в благословениях и проклятиях, который отражал сущность договора Бога с израильтянами (34–35; ср.: Втор. 11:26; 30:1).

    9:1–27 Союз с Гаваоном

    Союзный договор с гаваонитянами — очевидное исключение из правил священной войны. Этот рассказ показывает, что Израиль сам был способен решить, что в определенных обстоятельствах закон может и должен допустить исключение. Компромиссные ситуации возникали часто, и здесь (14), и в случае с разводами, потому что люди не пытались прежде всего искать Слова Божьего. Во времена судей Израиль настолько увлекся союзническими договорами с проклятыми народами, нарушая herem (см.: 6:15—21), что Господь не стал больше изгонять хананеев (Суд. 2:1—5). Многие сегодня в Церкви голосуют за тесное сотрудничество с миром и утрачивают свою духовную силу.

    9:1–2 Союз хананейских государств. Пример исключительной дипломатии Гаваона противопоставлен намерениям других хананейских городов–государств пойти войной против Израиля (10:1 — 11:23). Гаваонитяне рискнули выбрать мир, а не войну. К сожалению, хотя они и боялись Бога, они не приняли третьего решения: полностью подчинить себя господству Бога через завет с Ним, как это сделала Раав (2:8—14). Встретившись со Христом и Евангелием, люди так же выбирают один из трех путей: воюют против Него, выбирают мирное сосуществование или же полностью подчиняются условиям нового завета через Его кровь и духовное возрождение.

    9:3—13 Обман Гаваона. Гаваон и его четыре союзника названы евеями (7), чтобы напомнить нам, что они также относились к народам, которых Бог осудил. Традиционное отождествление Гаваона с Эль–Джибом (el–Jib) в 8 милях (13 км) к северо–западу от Иерусалима сомнительно. Они пришли к Иисусу с предложением заключить мирный договор, и он взял на себя полную ответственность за происшедшее, хотя старейшины также принимали участие в переговорах (6, 8, 15).

    Гаваонитяне знали, что Израиль заключает мирные договоры с городами, желающими мирного сосуществования и находящимися далеко от Израиля. Они понимали, что Израиль не пойдет на союз с осужденным народом, который может ввести их в соблазн (Втор. 20:10—15). Поэтому гаваонитяне сделали вид, что пришли издалека.

    Несмотря на то что обман признается необходимостью на войне, в договорах обман неприемлем (см.: 2:2—7), а потому Иисус, обнаружив истину, проклял их (23). По правде сказать, Иисус и старейшины также были не правы, понадеявшись на свои чувства и не вопросив Господа (14). Церковь не должна подменять Слово Божье собственным пониманием принципиальных вопросов, каким бы привлекательным оно ни было.

    9:14—15 Союз с Гаваоном. Возможно, израильтяне взяли предложенный им хлеб, потому что это была часть процедуры заключения договора. В данном случае основная вина за этот договор ложится не на Гаваон, а на Израиль, ибо он не стал вопрошать Господа.

    9:16—18 Обман гаваонитян обнаружен. Лишь три дня спустя израильтяне обнаружили обман гаваонитян, и им понадобилось еще три дня на то, чтобы совершить 17–мильное (27 км) путешествие из Галгала в Гаваон для подтверждения полученного сообщения. Четыре города, заключившие союз против Израиля, контролировали подходы к Иерусалиму с северо–запада, и таким образом перекрывали жизненно важные артерии в центре израильской конфедерации. Все общество израилево совершенно обоснованно возроптало на своих вождей, потому что присутствие язычников теперь угрожало самому существованию Израиля.

    9:19–27 Решение. Три раза подряд (см.: ст. 18, 19, 20) сделан акцент на то, что Израиль не должен нарушать данной клятвы, даже если она была получена путем обмана и злоупотребления именем Божьим (ср.: Исх. 20:7; 2 Цар. 21:1–14; Мф. 5:33—37). Эту истину следует помнить и принять к сведению в наш век забытых брачных обещаний и нарушенных деловых контрактов. Старейшины мудро разрешили возникшую проблему. Они подтвердили нерушимость договора, хоть и составленного на ложных основаниях, но более жестко интерпретировали слово «рабы». Теперь гаваонитяне должны были рубить дрова и черпать воду для всего общества сынов Израилевых. К этим обязанностям Иисус добавил и работу для «жертвенника Господня».

    10:1—43 Завоевание юга

    Южные кампании состояли из двух частей: поход пяти аморрейских царей, осадивших Гаваон, и последовавший затем захват израильтянами царских городов и подчинение их территорий.

    10:1—28 Битва за Гаваон. 1—7 Завоевание Иисусом Гая и подчинение израильтянами Гаваона встревожило царя Иерусалима. Он заключил военный союз с четырьмя другими царскими городами и организовал осаду Гаваона. Города–государства тогда часто объединяли свои силы, чтобы противостоять врагу (ср.: Быт. 14:1–3). Письмо, сохранившееся в Амарнском архиве (ок. 1350 г. до н. э.), позволяет предположить, что Гаваон был частью Иерусалимского царства, которое располагалось главным образом в горах Иудеи. Осажденный мощной армией, Гаваон обратился к Иисусу с просьбой выполнить обязательства по договору и прийти на помощь. Израилю предстояло первое испытание.

    Царь Иерусалима, Адониседек (что значит «мой Господь праведен»), царствовал в городе, где жили аморреи и хеттеи, и все они были «закляты», т. е. «посвящены» Богу (см.: 6:15—21; ср.: Втор. 7:1—2), им предстояло умереть. Мировоззрение Адониседека не позволило ему понять, что своими победами Израиль обязан Богу, а не Иисусу. По его понятиям, предстоящая битва была всего лишь столкновением двух армий. В отличие от гаваонитян, которые слышали о славе Господа (9:9—10), союзники слышали о славе Иисуса. Храбрые люди царя, как и средневековые рыцари (ср.: «способные к войне», 6:2), были хорошо обучены и достаточно богаты, чтобы владеть наилучшим оружием. В это время Ханаан находился под контролем Египта, и Лахис, современный Телль–эд–Дювейр (Tell ed–Duweir), был его провинциальной столицей.

    8–15 Сражение при Гаваоне послужило сценой, на которой божественный Воитель явил новые чудеса. Это третий и последний акт удивительного вмешательства Божьего на стороне Израиля (ср.: гл. 3—4, 6). В лучших традициях священной войны Господь дал повеления, возможно, после того, как к Нему обратились с вопросом. Призвав Израиль не бояться, обещая ему победу (8), Он поверг неприятеля в смятение в тот момент, когда неожиданно появился Иисус, преодолев 22–мильный (35 км) извилистый подъем вверх в гору из Галгала к Хеврону (9—10). Затем Господь обрушил смертельный град на побежавшую армию, которая пыталась укрыться у подножия гор (11) (ср.: Исх. 14:24; Суд. 4:15; Пс. 76:17–19). Исайя, вспоминая об этом происшествии, говорит, что «Господь восстал» (Ис. 28:21).

    В самом конце рассказчик предлагает наиболее эффектный эпизод — красочную сцену победы у Вефоронской горы (12—15). В этой сцене солнце и луна поддерживают Иисуса. Хананеи, поднявшись вверх по склону с западной части Гаваона (куда Иисус отправил подкрепление после напряженного подъема, длившегося всю ночь), в начале битвы были вынуждены смотреть в восточном направлении, и их ослепляло солнце, стоявшее над Гаваоном. Чтобы сохранить это преимущество, Иисус, помолившись Богу, приказал солнцу и луне, как подчиненным Господа, остановиться и стоять до тех пор, пока Израиль не отомстит за себя (т. е. докажет свое право на господство над врагом). Удивительным образом Господь подчинил Своих небесных служителей повелению человека. Солнце могло быть главным божеством в Гаваоне, как луна в Иерихоне (см.: 6:1). Рассказчик цитирует источник, Книгу Праведного, ранний и, возможно, поэтический сборник национальных военных песен, прославляющих израильских героев (ср.: 2 Цар. 1:18–27).

    Было сделано множество попыток перевести еврейские стихи 12–13 таким образом, чтобы представить более естественное объяснение происшедшего события. Некоторые ученые думают, что имело место солнечное затмение. Другие предполагают, что солнце перестало светить, а не двигаться, и что почти целый день следует перевести как «пока день не закончился». Согласно сходной точке зрения, в тексте имеется в виду невиданный град, который ранним утром затмил небо до тех пор, пока враг не был разбит, и что стих 13 следует переводить как «стояло солнце среди неба, и не спешило к западу почти целый день». Хотя еврейское слово, переведенное двумя словами — стояло и не спешило — может означать «перестало сиять», особенно в поэзии, но прозаическое уточнение рассказчика к слову стояло в стихе 13 — среди неба — несовместимо со словами «прекратило сиять» и ближе к традиционному толкованию. Таким же образом, если взять слова, переведенные в NIV как не спешило и понять их в смысле «не спешило подняться», то значение еврейского оригинала окажется искаженным. Такая интерпретация продиктована не желанием найти истинное прочтение текста, а стремлением удовлетворительно объяснить его с точки зрения законов природы. Были также попытки классифицировать эти отрывки как пример исторического мифа (см.: Boiling R. G. Anchor Bible), но такое толкование подрывает доверие к подлинности повествования, составленного автором, вдохновленным Богом.

    Многие исследователи отвергли научные объяснения и рассматривают этот «феномен как одно из многочисленных чудес, о которых рассказывает нам Библия… как «знамение» особого божественного вмешательства, которое являет милость, незаслуженную человеком и непостижимую никаким другим образом» (Soggin J. A. Joshua [SCM, р. 123]). Приказ Иисуса солнцу можно сравнить с молитвой Агамемнона Зевсу с просьбой не позволять солнцу садиться до тех пор, пока ахейцы не одержат победу.

    16—21 Продолжаем читать эпическую поэму о битве в Гаваоне. Иисус не остановил свою армию, чтобы казнить пятерых царей, которые, согласно донесению, спрятались в пещере Македа. Он приказал запереть выходы из пещеры огромными валунами и охранять ее, пока главные силы преследовали бегущих хананеев, отрезая им пути к отступлению в укрепленные города на западе. Однако некоторые все же спаслись (ср.: ст. 28–39). Затем войска возвращаются в лагерь, разбитый в Македе. Теперь никто не смеет упрекнуть ни одного из представителей этой победоносной армии (ср.: Исх. 11:7, где в предложении пошевелит пес языком своим используется то же еврейское слово, что «произнести слово»).

    22–27 Пришла пора предать смерти пятерых царей. Иисус использовал этот случай, чтобы морально укрепить свои войска для следующих сражений. Перед всей армией он приказал воинским начальникам последовать широко распространенному древнему обычаю и поставить стопы своих ног на шеи поверженных царей (ср.: 3 Цар. 5:3; Пс. 109:1; 1 Кор. 15:25–28). Теперь Иисус повторяет им повеление Господа не бояться (1:8), которое он получил от Бога в начале завоеваний, ибо эти цари были залогом будущих побед Бога. Затем Иисус убил их. Так же, как и царя Гая, он повесил этих проклятых царей до вечера на всеобщее обозрение, чтобы вызвать в народе страх Божий, а не страх перед хананеями. Камни перед входом в пещеру стали памятником удивительных побед Иисуса (ср.: 4:5—7). Казнь царей предвосхищает будущее унижение и окончательное поражение сатаны (ср.: Быт. 3:15).

    10:29–39 Уничтожение семи аморрейских городов. Далее рассказчик кратко перечисляет семь царских армий, которые Иисус смел с лица земли, и шесть царских городов, которые он захватил и предал заклятию, herem.

    10:40–43 Итоги. Три главных региона Иудеи — нагорная страна, полуденная (Негев) и низменные места — все были покорены в этой кампании Израилем. Хотя оставалось еще много земли (см.: 13:1–7), но хребет осужденных хананеев был сломлен, а потому можно сказать, что Иисус подчинил себе весь этот регион.

    11:1—15 Завоевание севера

    Северная кампания, как и южная, состояла из двух частей — разгром при водах Меромских (11:1–9) и последующий захват городов (11:10–15). Все осужденные народы собрались против Израиля на эту последнюю и решающую битву за землю (ср.: 3:10; 9:1–2).

    11:1–9 Битва при водах Меромских. 1–5 Инициатором создания союзнической коалиции хананейских царей был Иавин, династический правитель Асора (см.: Суд. 4:2). Асор, современный Телль–Кедах (Tell Qedah) был огромным, процветавшим во времена Иисуса, хорошо укрепленным городом, площадью в 200 акров (80 гектаров) с населением около 40 тысяч человек. Он был одним из главных городов на торговых путях между Египтом и Месопотамией. Археологи и исследователи древнего Ближнего Востока подтверждают, что Асор же прежде был главою всех царств сих (10).

    Рассказчик сообщает, что Иавин призвал своих союзников к объединению. В центре союзной армии был сам Иавин (1). Вокруг него собрались три галилейских царя — мадонский (поблизости от Карн–Хаттина (Qarn Hattin), в центре Галилеи), шимронский (местоположение неизвестно) и ахсафский (где–то у Асира, см.: 19:25). Поддержку им оказали цари из соседних областей: на севере — с горной области Верхней Галилеи, на юге из Хиннарофа и из долины реки Иордан к югу от Хиннарофа, на западе из Нафоф–Дора, известного морского порта к югу от горы Кармил (2). Чтобы обеспечить себе победу, цари собрали все силы из самых отдаленных областей к югу и северу от себя (3). В стихе За указывается на отдаленный юг: «К Хананеям, которые жили к востоку и к морю, к Аморреям и Хеттеям, к Ферезеям и к Ивусеям, жившим на горе». Из отдаленного севера на их призыв откликнулись евеи от горы Ермон в земле Массиф (неизвестное поселение; слово евеи означает «берегись»).

    Противники израильтян были вооружены самым лучшим оружием тех дней, у них были легкие колесницы, которые быстро разбирались и вновь собирались для сражений на равнине. Они встретились для решающей битвы, возможно, на плато к северу от Джебель–Джермак (Jebel Jermaq), около 2,5 миль (4 км) к северо–востоку от Мерома.

    6–9 И опять Израиль следует правилам священной войны — Иисус вопрошает Господа, и Господь поддерживает армию Иисуса против ошеломляющего превосходства его противников. Господь сообщил время битвы и тактику, которую следовало применить на этот раз. Когда воины Иисуса перерезали жилы коням, воины с колесниц были вынуждены бежать, а израильтяне стали преследовать их. Затем они вернулись и сожгли колесницы (9). (О военной стратегии и чудесах см.: 8:1–2; 9:1–2; 10:8–15.)

    Теперь Иисус с закалившимся в боях войском предпринял внезапную атаку на стан врага (7). Божий народ опять нанес поражение своим противникам (8; ср.: 10:9–11). Нечестивая коалиция распалась, одни бежали в северо–западном направлении, другие — в северо–восточном, торопясь выбраться из зоны военных действий. Следуя законам священной войны, Иисус не пощадил никого из них.

    11:10—15 Захват городов. Судьба захваченных городов сходна с судьбой тех, что представлены в списке 10:28–39. Как и в случае с Иерихоном, сильнейший город Асор и другие Иисус побил мечем, предав их заклятию (herem). Победители не оставили в живых ни одной души, а сам город Асор был сожжен (ср.: 6:15—21). (Тему археологические раскопки в Асоре см.: Введение: дата завоевания.) Однако проклятия на того, кто восстановит Асор, произнесено не было, как это было при Иерихоне (ср.: Суд. 4:2). Израильтяне не стали сжигать другие царские города. Как и в случае с Гаем, они оставили себе добычу (ср.: 8:24–27), следуя разрешению Господа, данному Моисею (Втор. 6:10–11). Повеление Моисея «не оставляй в живых ни одной души» (Втор. 20:16) должно было относиться к человеческой жизни, а не к скоту, и потому с полного одобрения Господа Израиль вывел весь скот и оставил его себе в качестве законной добычи (12–15).


    Победа над Асором


    11:16—23 Итоги завоеваний

    Результаты южной кампании (10:40—41) стали итогом всех завоеваний Израиля. Долина Араба, в отличие от равнины в стихе 2, — это вся котловина от Галилейского моря до залива Эйлата. Гора Халак («Лысая гора») — это Джелеб–Халак (Jeleb Halaq), далеко на юго–восток от Вирсавии, а Сеир — это Эдом. Ваал–Гад, противоположный полюс на север–южной оси, может быть Баньясом (Banias), у подножия горы Ермон и истока реки Иордан (17). Учитывая возраст Халева, если воспринимать указанные цифры буквально, можно предположить, что долгое время (18), в течение которого велись войны, означает семь лет. Халеву было восемьдесят пять лет в конце завоевания (см.: 14:10) и семьдесят восемь, когда оно началось (ср.: 14:7 и Втор. 2:14).

    Никто из хананеев не покаялся (кроме Раав и ее семьи), потому что Господь ожесточил их сердца для наказания и уничтожения (20; см.: 9:1—2), и только гаваонитяне искали мира и стремились договориться с израильтянами. Можно сказать, что сердца хананеев были настроены против Иисуса и «упорны», впрочем, как и у всего человечества, от природы упрямого (Исх. 7:11–14; 1 Кор. 2:14). При встрече с удивительными делами Божьими, которые Он творил через Своего раба, они, как и фараон во времена Моисея, ожесточили свои сердца (ср.: Исх. 8:32; 9:34), после чего Господь также ожесточил их (ср.: Исх. 10:1). Все люди мертвы в грехах своих и заслуживают суда Божьего, и только по своей милости Бог дает нам новую жизнь (Рим. 9:10—18). Итоги, представленные в стихе 23, относятся к 1:3. В другом месте рассказчик отмечает незавершенность завоевания в более точных выражениях (см.: 13:1; 15:63; 16:10). О покое см.: 1:12–15 и 10:21. Странствование Израиля окончилось. С уничтожением организованного сопротивления были созданы условия для раздела земли (23; см.: 1:6).

    12:1—24 Приложение. Список поверженных царей

    Эта глава представляет нам тех царей, которых Израиль уничтожил и чьи земли захватил, и является связующим звеном между темами завоевания земли (гл. 1 — 11) и ее раздела (гл. 12 — 21). Список поверженных царей подтверждается в главах 6—11.

    Иисус подчеркивает, что происходит преображение старого, уничтожение нечестивых царей и покорение их земель Богу как новому Правителю и Его народу, который освятит обетованную землю. Эта перемена иллюстрирует несколько истин. Во–первых, справедливое Царство Божье по праву занимает место нечестивых государств этого мира, которые захватили суверенную власть Бога на земле (см.: 3:9—13; 8:30—35). Во–вторых, во время суда Бог решительно устраняет нечестивых. В–третьих, нечестивые не могут устоять перед священной армией, которая следует Божьим откровениям и доверяет Ему (1:5; 10:8). В–четвертых, верный Бог выполняет Свои обетования. Бог заповедал эту землю патриархам и их потомству. Теперь Он выполнил Свое обещание, но еще не завершил его (см.: 1:6). Эта победа напоминает Церкви, что Бог, верный Своему завету, даст Своему народу новое небо и новую землю, как и обещал. А потому следует терпеливо ожидать своего наследия (Евр. 11:39—40). В–пятых, объединенный Божий народ, в данном случае колена по восточную и западную сторону реки Иордан, лишил незаконных правителей права владения землей и наследовал землю, обетованную Ему Богом (см.: 1:12—15).

    Итоги делятся на две части: победа Израиля и заселение земли к востоку от Иордана (1—5) и победа Иисуса над царями к западу от Иордана (6—24).

    12:1–5 Завоевание Моисеем земли к востоку от Иордана и ее заселение. Рассказчик напоминает своим читателям о конце существования царств к востоку от Иордана.

    1 Огромная узкая теснина потока Арнон, Вади–эль–Муджиб (Wadi el–Mujib) на восточной стороне Иордана напротив Айн–Геди (Ein Gedi), является естественной границей, ранее обозначавшей предел между Моавом к югу и аморреями к северу (Суд. 11:18–19). Араба здесь — это широкая равнина, по которой протекает река Иордан между Галилейским морем (Геннисаретское озеро, море Киннереф или Хиннерефское) и Мертвым морем (морем Араба). Во времена Иисуса северной границей Израиля была гора Ермон, а не река Евфрат (см.: 1:4; 13:1–7).

    2–3 О завоевании аморрейского царя Сигона рассказано в Числах 21:21–31 и Второзаконии 2:24—37. Ароер, современный Арара (Ar'arah), находится примерно в 6 милях (10 км) от Мертвого моря на северном берегу с видом на Вади–эль–Муджиб. Он символизировал южные границы этой территории. Река Иавок, текущая в западном направлении и впадающая в Иордан примерно в 7 милях (12 км) к северу от Мертвого моря, образует северные границы Сигона. Израилю не позволили пройти по восточной половине земли, принадлежавшей аммонитянам, которые еще не были в то время единым государством (см.: 13:25). Галаад был гористой, покрытой лесами местностью, севернее от линии, протянувшейся от Есевона на западе до Мертвого моря, и простирался до Вади–Ярмук на севере. Однако около 11 миль (18 км) к югу от Ярмука Галаад превращается в равнинную местность. Северная оконечность этой равнины образует территорию Васана. Эта гористая и лесистая местность делится на две части потоком Иавок.

    4—5 О покорении Ога, царя Васанского, рассказано в Числах 21:32—35 и Второзаконии 3:1–11. Рефаимы — это исполины, населявшие землю до израильтян. Они стали известны благодаря моавитянам и аммонитянам, которые называли их эмимы и замзумимы соответственно (Втор. 2:11,20—21). Эти рослые и грозные люди, сравнимые по своей стати с сынами Енаковыми, проживали в земле обетованной во времена Авраама (Быт. 15:20). В Гессуре и Маахе, на восточной окраине Израиля жили арамейские племена.

    6 Эти земли были покорены Моисеем, который под Божьим водительством передал их двум с половиной коленам верных Господу, чтобы освятить землю. Дважды Моисей был назван рабом Господним (ср.: 1:1), возможно, чтобы подтвердить законные права Израиля на землю.

    12:7–24 Завоевание Иисусом земли к западу от Иордана. Землю, которую завоевал Иисус, можно сравнить с территорией штата Вермонт в США или Уэльсом в Великобритании.

    7—8 Иисусу и сынам Израиле в ым в стихе 7 соответствует Моисей, раб Господень, и сыны Израилевы в стихе 6. (О Ваал–Гаде см.: 11:7). Этот список отчасти подтверждает рассказ о завоевании в главах 6—11, а также дополняет его. В это время Израиль, поставив свой стан в Галгале, еще не обосновался на земле обетованной и не занял городов.

    9–24 Эти «цари» правили маленькими городами–государствами, чья территория простиралась всего лишь на 3 мили (5 км) по окружности вдоль укрепленной стены.

    В 668 году до н. э. после первого похода Ашшурбанипал собрал дань в сирийской Палестине с тридцати трех царей.

    13:1 — 21:45 Раздел земли

    Некоторым коленам земля была дана в удел еще до ее завоевания (13:1–7). Оставшаяся земля представляла собой постоянный вызов вере тех колен, которые остались без наделов. Хотя весь Израиль участвовал в войнах за землю обетованную, но различные колена овладевали своей территорией разными способами, в разное время и с переменным успехом. Два с половиной колена попросили и получили от Моисея территорию на восточном берегу реки Иордан (13:8–33; ср.: 12:1–6). К западу от Иордана Иуда, Ефрем и Манассия получили землю себе в удел, и Иисус распределил ее между ними (15:1 — 17:18). Однако оставшимся семи коленам не столь повезло. В этом случае Иисусу пришлось исследовать всю территорию, разделить ее на семь географических районов и затем бросить жребий, чтобы поделить ее между братьями (18:1 — 19:51).

    13:1— 7 Земля еще остается

    Книга Иисуса Навина представляет два взгляда на природу и масштабы завоевания Ханаана Израилем: молниеносные и зрелищно захватывающие битвы за овладение всей землей (11:16—23; 21:43—45; ср.: Исх. 23:23) и множество сражений в течение длительного времени (11:18) на огромных территориях, которые еще долго пришлось захватывать после окончания периода завоеваний (13:1–7; 18:3; ср.: Исх. 23:27–30; Суд. 1). Это несоответствие вполне можно разрешить, если учесть два фактора.

    Во–первых, библейские историки представляли свой материал в соответствии с богословскими концепциями. Иногда, как в случае с книгами Царств или Паралипоменон и Евангелиями, различные авторы представляли одну и ту же историю с разных позиций. Чтобы прояснить важные вопросы, они тщательно отбирали материал, представляли его тематически, и не обязательно в хронологическом порядке, и редактировали его при необходимости. Они обращались к истории, чтобы пробудить воспоминания и вызвать отклик в душе, а не просто передавали череду событий. Автор прославляет удивительные военные кампании Иисуса, в результате которых сопротивлению хананеев был положен конец. Под словом «земля» подразумевается и территория, и ее обитатели. Теперь, когда население потерпело поражение, можно было сказать, что вся территория в географическом смысле была покорена израильтянами. Здесь просматривается четкая цель — побудить Израиль заселить оставшиеся земли.

    Во–вторых, захват Израилем земли и тот покой, что последовал за войной, — это темы, требующие развития, ибо земля заселялась израильтянами «мало по малу» (Исх. 23:30), они так и не овладели ею полностью (Евр. 4:1–14). Эту задачу должны были выполнить следующие поколения (Суд. 3:1—4). Автор книг Паралипоменон использовал книгу Судей 3:1—4, чтобы представить Давида еще более великим, чем Иисус Навин, потому что он правил «от Сихора Египетского до входа в Емаф» (1 Пар. 13:5). Исайя видел осуществление идеальных национальных границ в мессианском веке (Ис. 11:12–16). В каждый момент в процессе захвата земли можно сказать, что Бог исполнил Свое обещание. Более того, каждое конкретное исполнение было частью общего исполнения и именно так оно должно восприниматься. НЗ придерживается такого же мнения по отношению к Царству Божьему — оно уже здесь, но в полном смысле «еще нет».

    Оставшаяся земля представляла собой следующие территории:

    2—3 Область, которой предстояло стать Филистией от реки Сихор (Нил) до Газера (по LXX, не Гессура, как в NIV). И хотя в ней позже правили филистимляне (ср.: 11:22; Быт. 10:14), эта земля была частью хананейской территории, обещанной Израилю. Аввеи жили по соседству в Газе.

    4 Территория хананеев от Меары (местоположение неизвестно) Сидонской до Афека к юго–востоку от Библа, и территория аморреев, возможно, царство Амурру в районе Ливана.

    5 Территория Гевла (Эбла), т. е. район от Библа и весь Ливан к востоку от Ваал–Гада ниже горы Ермон до входа в Емаф.

    Другие территории, которые следовало заселить, — это стратегические города в Изреельской долине: Мегиддо, Фаанах, Ивлеам, Ен–Дор и Беф–Сан (17:11 — 12; ср.: Суд. 1:27).

    Прибрежная зона — Афек, Газер и Дор (13:4; 16:10; 17:11; ср.: Суд. 1:27, 29).

    Город Иерусалим (15:63; ср.: Суд. 1:21) и территории Гессура и Маахи (13:13).

    Эти комментарии показывают, что Израиль отвоевал себе территории в горах Палестины, а на равнинах остались местные племена, потому что они напугали израильтян своими железными колесницами (см.: 17:16; Суд. 1:19).

    Раздели в стихе 6 означает «брось жребий» (т. е. вопроси Бога; ср.: Чис. 33:54; Ис. 34:17; Мих. 2:4–5).

    13:8–33 Раздел земли к востоку от Иордана

    В этой главе вашему вниманию предлагается полный обзор земли к востоку от Иордана, которая была распределена Моисеем.

    13:8—13 Исследование земли для восточных колен. Раздел земли связан с событиями, представленными в 12:1–5. Половина колена Манассии упомянута здесь для связи со стихом 7, а не потому, что оно было чем–то исключительным.

    13:14 Колено Левия. Стихи 14 и 33 как бы обрамляют более подробный рассказ о разделе земли между восточными коленами (15–31). Таким образом, на первый план выдвинуто наследие левитов — Господь и Его дары. Самым лучшим наследием было признано общение с Самим Господом, и это наследие доступно каждому, кто пожелает (ср.: Пс. 15:5; 118:57; 141:5), другими словами, наследие не обязательно связано с землей.

    13:15—23 Колено Рувимово. В этом отрывке сначала перечислены двенадцать городов, захваченных израильтянами (17—20), а затем рассказана история завоевания земель к востоку от Иордана (21—22; ср.: Чис. 21:21–32). Нужно было точно описать все царство Сыгона (21а), потому что часть его отходила Гаду (стих 27). Здесь речь идет о той территории, которая располагалась на плоскогорье.

    В 21б—22 упоминается о поражении Сигона аморрейского, а также вождей мадиамских и Валаама прорицателя (24:9–10; Втор. 23:4–5) для того, чтобы подчеркнуть политические и духовные перемены в управлении, которые Моисей–законодатель принес в эту землю (см.: 12:1—5). В 23 стихе нашему вниманию предлагаются итоги.

    13:24–28 Колено Гадово. В стихе 25 представлен краткий обзор раздела земли и определены восточные границы, а в 26 рассказывается о том, как устанавливаются границы на юге и севере, в 27 стихе перечисляются захваченные территории в долине реки Иордан. Вводная формула (24; ср.: ст. 15, 29) означает, что не кто иной, как Моисей дал им эти уделы (см.: 1:6). Все города Галаадские протянулись до Иазера в южном Галааде (ср.: ст. 31). Половина земли сынов Аммоновых относится к западной части между реками Арнон и Иавок, а не восточной (см.: 12:1–5; Втор. 2:19). Этот Ароер не следует путать с тем, который находится на берегу ущелья Арнон (см.: 12:2; 13:16).

    13:29—30 Половина колена Манассии. Самая южная точка границы этого колена, взявшего начало от Махира, сына Манассии, пришлась на Маханаим, но неизвестно, где именно эта граница проходила. Это, в общем, сходится с описанием во Второзаконии 3:13—15. Манассия, первенец Иосифа, занимал исключительное положение, что проявилось в том, что он получил двойной удел, несмотря на предпочтение, которое оказал Иаков Ефрему в Бытие 48.

    13:31–33 Итоги. В этих стихах содержатся итоги. Левию же обещано нечто большее, чем земельный удел — «Господь, Бог Израилев, Сам есть удел их…» (ср.: ст. 14).

    14:1 — 19:51 Раздел земли к западу от Иордана

    К вводной части (14:1–5) и заключению (19:51) примыкают рассказы о Халеве (14:6–15) и Иисусе Навине (19:49–50) в качестве примеров веры. Эти два героя, которые верой пережили свое поколение, потребовали свое наследие и вошли во владение им.

    14:1—5 Введение. Во введении к теме раздела земли к западу от Иордана называется земля, правители, метод, колена, и законное основание ее заселения. Египтяне называли эту землю «Ханааном», и это название было известно по всей ее территории (см.: 21:2; 22:9).

    Господь разделил эту землю между израильтянами с помощью жребия (см.: 13:6). Елеазар священник, Иисус и начальники поколений в коленах сынов Израилевых (т. е. следующие лица после главы рода; см.: 21:1) служили связующим звеном между Богом и народом и приводили в исполнение Божьи повеления. Елеазар упомянут первым, потому что Иисус стоял перед ним в скинии собрания, а тот вопрошал Господа с помощью урима и туммима, предметов, дававших на конкретные вопросы прямые ответы «да», «нет» (18:1—10; ср.: Чис. 27:21).

    Здесь речь идет о девяти с половиной коленах, а не о двух с половиной восточных коленах (ср.: 13:8–13). В Израиле первенец получал двойное благословение (Втор. 21:15—17). Иаков, родоначальник всех двенадцати колен, сделал исключение. Он обошел Рувима, своего первенца от Лии, нелюбимой жены (Быт. 29:31–32), и вместо него дал двойное благословение Иосифу, первенцу от своей любимой жены Рахили. Он сделал это, возвысив сыновей Иосифа, Манассию и Ефрема, до положения своих сыновей, Рувима и Симеона (Быт. 48:1—9). Закон Моисея впоследствии запретил такую практику. Левиты исключались из раздела. В 13:14 подчеркнуто их духовное наследие, а здесь обеспечены их материальные нужды (ср.: Чис. 18:21–32). Сам Моисей, названный «рабом Господним» (13:8; 14:7) и «человеком Божиим» (14:6), одобрил это. Одобрение Моисея повторяется в нескольких стихах (2–3, 5). Поскольку все колена в точности выполняли предписания Моисея, их требования были вполне обоснованными.


    Рувим, Гад и восточная часть Манассии


    14:6 — 17:18 Первые уделы в Галгале: Иуда и Иосиф. 14:6–15 Имя Халева (евр. Келев) означает «собака» и может указывать на высокий статус этого верного и смиренного «раба Господа» (Чис. 14:24). Как свидетельствуют Амарнский архив (ок. 1350 г. до н. э.) и Лахишские письма (586 г. до н. э.), вассалы брали себе дополнительные имена, чтобы выразить свою верность царю. Рассказчик называет Халева Кенезеянином по отцу (1 Пар. 4:13—15). Его исключительный надел был дан ему первому, потому что он доказал свою безграничную верность Господу — и об этом сказано трижды, чтобы сделать на этом особый акцент (8–9, 14). Его верность — пример того, как колена должны требовать землю даже перед лицом грозных противников (см.: 13:1—7). С такой верой земля успокоилась от войны (15; ср.: 1:15; 11:23).

    После вводной части (6а) повествование предлагает нашему вниманию историю Халева, состоящую из трех частей — его законное право, основанное на вере и Божьем Слове (6б—9), его требование на основании веры и военной силы (10—12) и согласие Иисуса (13—15).

    В своем требовании Халев ссылается на Божье обещание дать ему и Иисусу землю в награду за верность и в знак признательности за Кадес (Чис. 14:24, 30). Верность и убеждения Халева обеспечили ему долгую жизнь и наследство (см.: Чис. 13). Та земля, по которой он тогда ходил, была не городом Хевроном с прилегающими к нему пастбищами, а полями и селениями вокруг Хеврона (13; см. 21:11–12).

    Божье обетование подразумевало, что наследие Халева не будет зависеть от жребия. Возможно, его сопровождали мужи Иудины, чтобы поддержать в прошении. Его требование раскрывает природу завета с Богом. Ему дали право на землю, в первую очередь по его вере (7—9), но теперь он мог овладеть ею, только потребовав ее и изгнав могучих сынов Енаковых (10–12; см.: 1:6–7; ср.: Мф. 25:34). Христиане наследуют свое спасение через Христа (Еф. 1:14; Кол. 3:24; Евр. 9:15). Енакимы, символ страшного врага Израиля, упоминались в конце битв Иисуса (см.: 11:21–23), и теперь, в начале раздела земли, Халев полон решимости изгнать их. Чтобы Халев мог полностью насладиться своим наследием, Бог не дал ему состариться за прошедшие тридцать восемь лет странствий в пустыне (11). Тела верующих ветшают, но не дух и, кроме того, их тела также будут восстановлены (2 Кор. 4:7—18).

    Святые с дерзновенной верой Халева и Раав получают обещанную награду (13–15), и рассказчик, отступая от главной линии повествования, особо подчеркивает это (6:22—25). «Благословить» — значит сделать дееспособным, размножить и распространить (Быт. 22:17–18). Иисус, сам уже в возрасте, сделал своего восьмидесятипятилетнего соратника могущественным!

    15:1—63 Автор поясняет, почему он рассказывает о наследии колен так подробно: чтобы показать, что Бог держит Свое слово (21:43—45). Точные определения уделов колен служат ясным напоминанием, что Бог исполнил Свои обетования и дал Своему народу по завету землю, достойную царей. Стих 1 возвращает нас назад, к 11:23.

    Сначала очерчены границы южные (1—4), затем восточные (5а), северные (56–11) и западные (11). В стихе 1 говорится о разделе по жребию (см.: 13:1—7). Как предзнаменование будущего величия и руководящей роли Иуды (Быт. 49:10; Суд. 1:1–2; 20:18), при разделе земли удел Иуды упоминается первым (15:1—12).

    Затем указывается наследие Халева (15:13–19), где снова, в пример остальным, подчеркивается, как он изгнал прежних обитателей Хеврона, чтобы овладеть Божьим даром (см.: 14:6—15 и обратите внимание на сходство между 14:15 и 15:13). Халев освободил Хеврон от енакимов и обещал свою дочь в жены человеку с такой же верой, который сумеет взять Давир (ср.: 1 Цар. 17:25; 18:17). Гофониил, его племянник (ср.: Суд. 1:13), получил и землю обетованную, и невесту, как и Христос (ср.: Еф. 5:25; Евр. 4:1—14). Смело обратившись к отцу, дочь Халева обрела желанные источники вод (ср.: Лк. 11:1–13). Эта история в стихах 13–19 представлена не в хронологическом порядке. Халев и Гофониил взяли города в походе, о котором рассказывается в 10:36—39.

    Наконец перечисляются хананейские города, город за городом (ср.: Втор. 6:10—11), согласно географии Иудеи. Сначала пустыня Негев (21–32), затем низменность в западной части (33–44) и прибрежная область, которая будет заселена филистимлянами (45—47). После них идет высокогорная страна между Иерусалимом и Хевроном (48—60) и пустыня до Мертвого моря (61—62). Эти регионы в дальнейшем были разделены на одиннадцать районов. Обратите внимание, что почти каждый из этих районов перечислен со всеми зависящими от него городами (32, 36, 41, 43, 47, 51, 54, 57, 59, 60, 62).

    63 Хотя Иисус убил царя Иерусалима (10:1,22—27), иудеи не смогли изгнать иевусеев из этого древнего города. Фактически северная граница Иудеи (15:8) проходила по южной стороне Иевуса (древнего Иерусалима) и не включала в свои пределы сам город, поскольку он принадлежал Вениамину (см.: 18:16,28; Суд. 1:21).

    16:1 17:18 Рассказ об уделе Иосифа состоит из обзора южных границ (16:1–4), территорий Ефрема (16:5–10) и Манассии (17:1–13) и жалобы этих колен на размер их наследия (17:14—18).

    16:1—4 В вводной части описываются южные границы, границы между Ефремом, Вениамином (ср.: 18:12—13) и Даном. Значение слова, жребий (1) и богословский смысл раздела земли смотрите в комментарии к 15:1–63. Хотя Ефрем и Манассия были двумя отдельными коленами (см.: 14:4), они получили (не без протеста) только один удел (см.: 17:14): Ефрем — на юге, а Манассия — на севере. Северные границы Манассии очерчены в их отношении кАсиру и Иссахару (17:10), хотя на территории этих двух колен Манассия тоже имел города (11).

    16:5—10 Наследие Ефрема указано первым из этих двух колен, потому что Иаков поставил Ефрема выше Манассии (см.: Быт. 48:17—20). Представление наследия Ефрема состоит из определения его границ (5—8), ссылки на его города и селения в уделе Манассии (9; см.: 15:1–63) и замечания о некоторой неудаче при завоевании той земли, которая дана была ему в удел (10). Иисус поразил Газер, но не захватил город (10:33; Суд. 1:29).

    17:1—13 Махир был первенцем Манассии (13:31; Быт. 50:23; Чис. 26:29). В еврейском тексте говорится, что он был храбрым воином и уже получил Галаад, который назвал в честь своего сына, и Васан к востоку от Иордана (см.: 13:29–30; ср.: Чис. 26:29–31). У Галаада было семь сыновей, которые унаследовали землю к западу от Иордана (см.: Чис. 26:30—32).

    У внука Галаада, Салпаада, не было сыновей, он умер при мятеже Корея. Но у него осталось пять дочерей. Чтобы обеспечить выживание израильских семей, не имевших сыновей, даже семьи такого грешника, как Салпаад, Господь обещал, что удел отца будет передан его дочерям (3–6; см.: Чис. 26:33; 27:1–11). В результате наследие Манассии было разделено между десятью кланами — пятью братьями Салпаада и пятью его дочерями. Как и Халев, эти дочери обратились по вере в Божьи обетования к тем, кто управлял разделом земли, чтобы утвердить свои права (14:1–5,6–15).

    Неспособность Манассии и Ефрема изгнать хананеев ведет к последующему разделу (14—18). Недостаток повиновения в вере подорвал духовную верность Израиля и привел его к бракам с хананеями, а впоследствии и к гибели (см.: Втор. 7:1–6; 12:29–31; Суд. 3:1–6).

    Претензии и малодушие сынов Иосифа в конце рассказа о разделе земли (17:14–18) резко контрастируют с просьбой и успехом Халева из колена Иудина в начале (14:6–15; Суд. 1:27–28). Потомки Иосифа жаловались, что их удел слишком мал, Иисус ответил, что это их вера слишком мала. В свете того значения, которое эта книга придает единству Израиля, можно добавить, что их интересы были чрезмерно эгоистичными.

    С юридической точки зрения жалоба сыновей Иосифа на маленький размер удела кажется оправданной, потому что они считались двумя большими коленами (14; см.: 16:1). Однако разделом по жребию управлял Господь, и Ефрему и Манассии были даны отдельные участки земли. Манассия был вторым после Иуды претендентом на земли к западу от Иордана, к тому же половине колена Манассии был выделен большой участок к востоку от Иордана.

    Иисус использовал требование дома Иосифова — я многолюден (дословно «много — велик») против него. Поскольку они были «великим» народом, то могли расчистить горную область от лесов, а не довольствоваться городами, которые построили хананеи, и пастбищами, которые уже были расчищены (15). Гора Ефремова может подразумевать лесистые области по обеим сторонам Иордана. Население этих мест, ферезеи и рефаимы, жили по обеим сторонам реки (3:10; 12:4,8; 14:12). Это объясняет утверждение Иисуса о Ефреме и Манассии — не один жребий будет у тебя (17). Их заявление о том, что не останется за нами гора; потому что железные колесницы у всех Хананеев, живущих на долине (16) обнаруживает их духовную несостоятельность — леность, робость и недостаток мужества и надежды на помощь Бога.

    Иисус возразил им убежденно и с верой: И гора будет твоею, и лес сей; ты расчистишь его… ибо ты изгонишь Хананеев (18).

    18:1 19:51 Раздел земли в Силоме для остальных колен (см. карту на с. 314). 18:1–10 Иисус перенес свой стан из Галгала (14:6) в Силом на территории Ефрема, где была поставлена скиния собрания (см.: Исх. 33:7; Чис. 11:16; Втор. 31:14). Силом находился в центре земли обетованной; ландшафт вокруг него представлял собой природный амфитеатр. На передний план повествования теперь выходит богословское значение завоевания земли и ее раздел — эта земля принадлежала Богу, и ее нужно было освятить для Него (см.: 8:30–35). Следуя богословской концепции, рассказчик повторяет, что Израиль покорил себе землю, но должен овладеть ею в вере (1—2; см.: 13:1—7).

    Иисус упрекал оставшиеся семь колен за их неспособность исполнить свои обязательства по завету (3). Еврейское слово, переведенное как нерадеть, означает «лениться», «бездействовать». Бог дал им землю, но они не смогли войти и овладеть ею верой (3; см.: 17:9, 11). Желая побудить их к повиновению в вере, Иисус отправил двадцать одного мужа, по три человека от каждого колена, осмотреть оставшуюся землю, описать ее город за городом (9), имея в виду раздел этой земли на семь уделов, и отчитаться перед ним. После того как они сами разделили землю на семь уделов, Иисус через Елеазара священника и старейшин (ср.: 14:1—5; 19:51) бросил жребий, вопрошая Господа (3—10). Иисус напомнил, что эта земля предназначалась не для Иуды на юге или Иосифа на севере (5), не для левитов (7а; ср.: 13:14,33) или восточных колен (76). Посланные двадцать один человек выполняли роль не тайных соглядатаев, а исследователей собственной земли (ср.: 2:1–24).

    18:11—28 Первый жребий выпал колену сынов Вениаминовых, второго сына Рахили после Иосифа (ср.: 14:1—5). В стихах 11–20 перечислены границы его удела, а в стихах 22–24 — города, вошедшие в него, — двенадцать в непривлекательном и засушливом восточном районе (21—24) и четырнадцать с многочисленным населением в зеленом, орошаемом районе, к северу и западу от Иерусалима (25–28).

    19:1—9 Второй жребий выпал колену сынов Симеоновых, второго сына Иакова от Лии (Быт. 29:33). При разделе земли было решено, что удел Иуды, хоть и выпавший ему по жребию, слишком велик для него, а потому Симеону была дана земля внутри удела Иуды (9). Так исполнилось проклятие Иакова на Симеона, когда он сказал, что Симеон будет рассеян в Израиле (Быт. 49:7). При завоевании земли Иуда и Симеон воевали рядом друг с другом (Суд. 1:3). Города Симеона были сосредоточены в окрестностях Вифинии и на северо–восточной окраине пустыни Негев, где мало оазисов и необходимо рыть глубокие колодцы.

    19:10—16 Третий жребий выпал колену сынов Завулона, младшего сына Лии (Быт. 30:19–20; 49:13).

    19:17–23 Четвертый жребий выпал сынам Иссахара, пятого сына Иакова от Лии (Быт. 30:14–18; 49:14). Его города и границы не выходили за пределы трех основных географических точек — Изрееля (18), горы Фавор и реки Иордан (22).

    19:24—31 Пятый жребий вышел колену сынов Асировых, второго сына Иакова от служанки Лии, Зелфы (Быт. 30:12–13; 49:20).

    19:32–39 Шестой жребий вышел сынам Неффалима, младшего сына Иакова от служанки Рахили, Валлы (Быт. 30:7; 49:21). На этой территории были живописные горы и холмы, поросшие густым лесом, и плодородные долины. Через эту центральную часть Галилеи проходил главный торговый путь между Изреелем и северными поселениями.

    19:40–48 Седьмой жребий выпал сынам Дана, старшего сына Иакова от Валлы (Быт. 30:1–6; 49:16–17). Хотя здесь перечислены только города, можно сделать вывод, что границы их удела пролегали между территориями Иуды и Ефрема. Аморреи оттеснили этот робкий и ленивый народ на север (Суд. 1:34). История покорения города Л аис племенем Дановым рассказана в книге Судей 18. Дан олицетворяет собой все несостоятельные племена, не сумевшие овладеть землей, которую Бог дал Израилю. Аморреи взяли над ними верх.

    19:49—51 В заключение нам предлагается отрывок, состоящий из двух частей: наследие Иисуса (49–50) и краткое сообщение об исполнителях жребия, о месте жребия и о завершении раздела земли. Этот итог важен для богословского восприятия Книги Иисуса Навина. Объединившийся под водительством Бога народ выделил Иисусу город Фамнаф–Сараи. Иисус показал твердое послушание в вере, попросив его в качестве обетованного наследия, овладел им и перестроил его. Его пример, приведенный в конце повествования о разделе земли к западу от Иордана, дополняет рассказ о вере Халева, данный в начале раздела (14:6–15). Израильский народ знал, что вся эта земля принадлежит Господу и что она была подарена Израилю, чтобы Божий народ овладел ею по вере. И хотя колена, не сумевшие взять то, что им было дано, пытались найти объяснение своим неудачам, оправданий им не было.

    20:1–9 Города–убежища

    Чтобы в дальнейшем была соблюдена справедливость, Бог через Моисея повелел Израилю выделить шесть городов, по три на каждой стороне реки Иордан, куда мог бы убежать любой израильтянин, убивший человека по ошибке, без умысла, и найти себе убежище от мстящего за кровь (евр. go'el, точнее «защитник семьи»). После завоевания земли к востоку от Иордана Моисей тут же отделил три города в качестве убежища (ср.: Втор. 4:41–43; 19:1–13).

    Невинная кровь, как и проклятие, должна быть отомщена. Господь взыскивает и мстит за невинную кровь, которая вопиет об отмщении (ср.: Быт. 4:10; 9:5–6; 2 Цар. 16:7, 8). Кровь убитого оскверняет землю (Чис. 35:33), оскверняет руки (Ис. 59:3). Она взывает к Божьему суду (3 Цар. 2:31, 33) и к действиям защитника семьи, который обязан не столько отомстить, сколько восстановить справедливость ради своей семьи. Невинную кровь можно искупить смертью убийцы (Чис. 35:33; Втор. 19:13), либо очиститься от нее (Втор. 21:7–9). Иначе пролитая невинная кровь навлечет на землю гнев и проклятие Господа (2 Цар. 21; 3 Цар. 2:31 — 33; 4 Цар. 24:4). Исходя из этого можно понять, насколько важно установить на суде, преднамеренно или нет было совершено убийство (о милости Божьей в ВЗ не говорится, хотя см.: Пс. 50, в частности ст. 16). Если убийство совершено с умыслом, то по справедливости для убийцы требовалась смертная казнь, если же смерть наступила в результате несчастного случая, тогда человеку, оказавшемуся причиной смерти, разрешалось жить нормальной жизнью в городе–убежище.

    Когда виновник убийства попадал в город–убежище, старейшины и все левиты, ответственные за обучение народа Божьему закону, проводили предварительное рассмотрение дела у городских ворот. Если человека находили невиновным, ему давали убежище от защитника семьи и посылали на судебное разбирательство перед собранием, которое являлось чем–то вроде парламента, наделенного представительной и юридической властью. Если это собрание взрослых мужчин находило его виновным, то его передавали в руки защитника семьи для осуществления наказания. Если же представители народа решали, что человек не виноват, то он отправлялся обратно в город–убежище, где должен был жить до смерти первосвященника, служившего в тот период. Он оставался в том городе, потому что только там мог уберечься от защитника семьи, который стремился отомстить. Возможно, смерть первосвященника, главного представителя Израиля перед Богом, символизировала заместительную смерть Иисуса Христа, Первосвященника Церкви, Который удовлетворил справедливость по отношению ко всем нашим грехам, как произвольным, так и непроизвольным.

    21:1—42 Города левитов

    21:1–3 Исторический фон. Хотя левиты своим наследием имели Господа (13:14,33), им все же нужны были города для проживания и пастбища для скота. Теперь их нужды тоже были удовлетворены.

    Вслед за Иисусом и Халевом, в отличие от ленивых и робких семи колен, которых Иисус был вынужден побуждать к исполнению их обязательств по завету (18:2–3), главы трех семей левитов (Чис. 3:17) взяли на себя инициативу и пришли к ответственным за раздел земли в Силоме. Они попросили выполнить Божье обетование, данное им через Моисея, и выделить им сорок восемь городов и поля при городах, а также шесть городов–убежищ (41—42; ср.: Чис. 35:1—5). Такие колена, как Иудино, имевшие много городов, выделили для левитов большую по размеру территорию по сравнению с теми, у кого городов было мало, как, например, у Неффалима (Чис. 35:7–8).

    Израильтяне согласились с просьбой левитов и дали этому клану служителей, разбросанных по всей земле, часть из собственного наследия. Давая эту своеобразную «десятину», они благословили себя, ибо левиты, поселившиеся среди них, учили их закону, который освящал, благословлял и охранял их на этой земле (Втор. 33:8–11).

    21:4—7 Обзор левитских городов. Распределение городов для левитов происходило по трем ветвям. Сначала говорится о последовательности раздела, затем о количестве городов на каждую ветвь и о том уделе, в котором находились эти города.

    Рассказчик несколько раз повторяет слово жребий, чтобы подчеркнуть, что эти города были выбраны по воле Господа. Судя по первому жребию, раздел проходил с учетом важности и численности ветви. Вначале города были выделены племенам Каафы, потому что Аарон, а таким образом и все священство, принадлежали именно к этой ветви потомков Левия. Бог определил дому Аарона города в уделах Иуды, Симеона и Вениамина, то есть в областях, ближе всего расположенных к Иерусалиму, где предстояло находиться Храму (4). Удивительно то, что священникам не отдали Иерусалим, ибо Господь оставил эту награду для дома Давидова, покровителей Храма. Остальные сыны Каафы, «низшее духовенство», получили города в уделах, также находившихся по соседству с Иерусалимом, — у Ефрема, Дана и половины колена Манассии к западу от Иордана (5). Поколение Гирсона получило города на севере, на территории Иссахара, Асира, Неффалима и половины колена Манассии в Васане (6). Сынам Мерариным были выделены города к югу от только что упомянутых, на территории Завулона к западу от Иордана и на территории Гада и Рувима к востоку от Иордана (7).

    21:8—42 Распределение сорока восьми левитских городов (ср.: 1 Пар. 6:54—81). Во время раздела этих городов некоторые из них, такие, как Гезер (21; ср.: 16:10) и Фаанах (25; ср.: 17:11 — 12), все еще находились в руках хананеев. Левиты должны были овладеть ими через послушание в вере.

    21:43—45 Итоги: чудесная верность Бога

    Эти стихи возвращают нас к 1:6, подчеркивая богословскую концепцию рассказчика: Господь исполняет Свои обетования, данные патриархам, о земле, достойной царей. Они овладели ею, заселили ее, и успокоилась земля от войны (см.: 1:15; 11:23). Ни одно из Его обетовании не осталось неисполненным (см.: 13:1—7).

    22:1 — 24:33 Сохранение земли

    Теперь рассказчик переходит к трем эпизодам, которые показывают, что Израиль должен сохранить землю, став ее хозяином. После призыва Иисуса хранить верность завету восточные колена Израиля в знак признательности Господу за дарованные им земли соорудили жертвенник, который должен был стать свидетелем их единства с Богом Израиля (22:1—34). В своем последнем обращении Иисус подчеркнул необходимость быть верными завету, чтобы народу остаться жить на этой доброй земле (23:1—16), и обновил завет Израиля с Господом в Сихеме (24:1–27).

    22:1—34 Жертвенник свидетельства восточных колен

    22:1—8 Прощание Иисуса с восточными коленами. 1—5 Прощальное слово Иисуса к восточным коленам перекликается с наставлениями в главе 1. Иисус похвалил их за то, что они выполнили его повеление не оставлять своих братьев, но помогать им до тех пор, пока и западные колена «Господь не успокоит» (2–3; ср.: 1:12–18). Они проявили стойкость и терпение в вере, долгое время выполняя свою миссию (ср.: 11:18; Евр. 12:1), и наконец завершили ее (ср.: 2 Тим. 4:6—8). Они вполне могли быть достойны похвалы: «Хорошо, добрый и верный раб!» (Мф. 25:21). Рассуждения Иисуса о покое (4а) возвращают нас к прологу (1:6) и к его напутствию хранить закон Моисея, сущность которого выражена в одном повелении — «любить Господа, Бога… всем сердцем…» (4—5; ср.: Втор. 6:5; 10:12; 11:13; Мф. 22:37–40). На древнем Ближнем Востоке «любовь» была главным условием любого договора. Ни один закон не будет эффективен, если его выполняют неохотно. Исполнение закона должно быть основано на внутреннем убеждении и обоюдном согласии. Сердце и душа олицетворяют полную и абсолютную преданность Богу. Сердце — устремленность личности, а душа — всего человека в целом, включая плоть, волю и чувства.

    6–8 Иисус как духовный руководитель Израиля передал Божьи благословения восточным племенам. Отправляя эти колена в их земли с богатством, которое они отвоевали (см.: 11:10–15), Иисус в лучших традициях священной войны призвал воинов разделить эту добычу с теми, кто оставался защищать их дома (ср.: Чис. 31:27; 1 Цар. 30:16–25). Все вошли в заслуженный покой с наградой за победу (ср.: Мф. 6:18; 16:27; Кол. 3:24; 1 Тим. 5:18).

    9—34 Перед тем как возвратиться к своим семьям, эти мужественные воины еще раз проявили свою исключительную верность Господу. Чтобы будущие поколения западных израильтян не смогли воспрепятствовать восточным коленам поклоняться Богу на западной стороне Иордана, они построили жертвенник в Гелилофе как свидетельство того, что Господь избрал их частью Своего народа.

    К сожалению, их творческое проявление веры западными коленами было воспринято неправильно. Западные и восточные колена согласились с толкованием закона, изложенного во Второзаконии 12:4—14. Обе стороны знали, что закон предписывал Израилю поклоняться только в центральном святилище. Однако западные колена решили, что их восточные братья вознамерились поклоняться Богу согласно своей собственной воле. Учитывая то, каким образом две группы пришли к примирению и уладили свои разногласия, мы можем вынести здоровые принципы разрешения наших доктринальных расхождений (ср.: Мф. 18:15—20).

    Западные колена откровенно признали наличие проблемы и не стали откладывать дела в долгий ящик (11–12а);

    — они настолько серьезно восприняли предполагаемое отступничество, что посчитали священную чистоту выше собственной жизни, не желая обретения мира любой ценой (126);

    — они послали самых уважаемых людей: священника Финееса, который проявил свое рвение к Господу в эпизоде с поклонением Ваал–Фегору (Чис. 25:7), и десять представителей от десяти колен, чтобы исследовать проблему и образумить мятежников, действуя в то же время осмотрительно (13—14);

    — они подошли к рассмотрению дела объективно — как к нарушению веры, как к акту восстания против Бога (15—16);

    — они основывали свои обвинения на убеждении, что Бог наказывает грех, как было явлено при поклонении Ваал–Фегору (тот случай помог им осознать их вину в историческом плане и неизбежность наказания Божьего за совершенный грех, 17);

    — они также обосновали свои доводы тем, что грех одного человека отражается на всем обществе, как это можно видеть на примере с Ваал–Фегором (17–18) и Аханом (18, 20; см.: 7:1), причем такая коллективная ответственность за вину одного не казалась им нелогичной; была для них естественным следствием их поступков;

    — они уважали совесть своих братьев и их убеждения (т. е. их опасения по поводу того, что на их территории не было святилища Бога), не исключая, впрочем, немощи их веры (19а; Рим. 14:1–23);

    — они были готовы пожертвовать частью своего наследия, чтобы вернуть своих братьев к чистой совести и правильному поклонению Богу, не настаивая на собственной интерпретации закона (196);

    — когда нарушители спокойствия объяснили свои соображения, их братья приняли их творческое выражение веры, не препятствуя новым и приемлемым формам поклонения, находящимся в соответствии со Словом Божьим (30–31);

    — посланные отчитались перед собранием израильтян и получили их одобрение, не превысив, таким образом, свои полномочия (32).

    Восточные колена, нарушители спокойствия, ответили на обвинения спокойно и уверено, изложив факты в благочестивой форме. Они вполне согласились с решительными мерами против отступничества, выразив готовность умереть, если окажется, что они действительно отступили от Бога (23). Затем они ясно и четко объяснили свои мотивы. Они сказали, что построили это подобие жертвенника как свидетельство для будущих поколений, что они также являются детьми завета и имеют равные права чтить Бога (24—28; см.: 4:5—7). Этот жертвенник не предназначался для принесения на нем жертв, а потому не был признаком отступничества. В результате этих обстоятельных переговоров братья разошлись с миром, прославляя Бога (30—34). Если отсутствие отступничества послужило поводом для прославления Бога за Его присутствие среди людей (31), то само Божье присутствие должно заставить верующих исследовать возможные причины Его неодобрения.

    23:1—16 Прощальное обращение Иисуса

    Прощальные слова Иисуса ставят его в один ряд с выдающимися вождями — Моисеем (Втор. 31:1–13), Самуилом (1 Цар. 12:1–25) и Давидом (3 Цар. 2:1–9), в последних словах которых особым образом звучала тема верности завету. Иисус обратился к израильтянам с прощальным напутствием вскоре после раздела земли (см.: 13:1). Иисус и Моисей заложили основы будущего теократического государства, они хранили верность Богу до самой смерти и были примером идеальных вождей, назидающих последующие поколения хранить верность завету (ср.: 2 Тим. 3:10 — 4:6; 2 Пет. 1:12–21).

    23:1–4 Исторический пролог. Если Моисей обосновал верность Бога Своему завету рассказом о завоеваниях земли к востоку от Иордана (Втор. 31:4), то Иисус подтвердил верность Божью рассказом о победах Бога над Ханааном к западу от Иордана (3) и разделом земли оставшихся народов, которых еще предстояло покорить (4). Израильтяне все это видели собственными глазами (3). Однако сегодня Святой Дух вселяет веру через провозглашение слов веры (Рим. 10:6—13).

    23:5–8 Обязательства по завету. Бог обязался и дальше изгонять хананеев (5) с земли обетованной, а Израиль — хранить твердую веру (см.: 1:6) и исполнять закон (6). Народ обещал не уклоняться в сторону, не поклоняться презренным ханаанским божествам, которые не предъявляли к своим слугам высоких моральных требований (7; ср.: Втор. 5:9; 8:19), а «прилепиться» к Богу (8; см.: 1:7–9). Как и в прощальном напутствии, обращенном к восточным коленам, Иисус воспользовался словами из книги Второзакония.

    23:9–11 Опыт взаимоотношений по завету. Поколение Иисуса «прилеплялось» к Господу и убедилось воочию в исполнении Божьих обетовании. Как и было обещано, никто не устоял против них (см.: 1:5). На этом автор делает особый, богословский акцент (см.: 13:1–7). Он говорит об успехах Израиля в победах веры над народами великими и сильными и не упоминает о проявлении неверия (см.: 17:12–13,14–18; 18:3). Положительный опыт был достаточным побуждением любить Господа Бога (см.: 22:5).

    23:12–13 Проклятия за неисполнение завета. Старый завет Израиля содержал одновременно и обетование благословений народу за верность завету и предупреждение о серьезных наказаниях за отступление от него (см.: Лев. 26; Втор. 28). Перечисляя обязательства народа по завету, Иисус подчеркнул необходимость религиозного отделения от хананеев (7), предупредил о недопустимости любого рода взаимоотношений с ними (12), объясняя, что израильтяне могут заразиться их религиозной и этической нечистотой и навести тем самым на Израиль гнев Божий (ср.: Втор. 7:2—4). Если Израиль объединится с этими народами, то они будут использованы Богом против Израиля, чтобы навлечь проклятия на неверных (ср.: 5:13–15). В борьбе между Царством Божьим и царствами сего мира невозможно занимать нейтральную позицию (ср.: Еф. 6:10—18). Верх должен одержать либо святой, либо грешник. Кто не со Христом, тот против Него (Мф. 12:30). Воля человека не твердого в вере будет разрушена (Пр. 24:30—34), но Дух в святых Божьих намного сильнее, чем духовные силы, направленные против них. Тот, кто исповедует новозаветные взаимоотношения с Богом, должен крепко держаться своей веры, чтобы оставаться в земле благословений (13; ср.: 2 Пар. 7:19–22; Евр. 6:4–7; 10:26–31), как учит трагическая история Израиля (4 Цар. 17:7–8; 24:20). О преимуществах нового завета смотрите в 1:7—9, а о вреде и последствиях сосуществования с «народами» читайте в 9:1–27.

    23:14–16 Слово Божье верно. Поколение израильтян, покоривших Ханаан, познало на собственном опыте, что Бог держит Свои обещания (1:1—9; 21:43–45). Иисус доказал эту истину всей своей жизнью (14). Верность Бога в Его обетованиях в прошлом дает святым силы и твердость сохранить свою веру, утешает их в несчастьях и укрепляет в искушениях (22:4–5). Бог не есть Бог непостоянства, а потому Его народ не должен жить в беспокойстве. Он говорит нам о Своих обетованиях, чтобы побудить нас к любви, и наказывает, чтобы мы имели страх Господень. Бог создал из Израиля великий народ в доброй земле, чтобы освятить ее Своим Его законом (см.: 8:30—35). Если Его народ не исполнит своей миссии, Он уничтожит его (ср.:Мк. 12:1–12).

    24:1—28 Обновление завета в Сихеме

    Старейшины Израиля, бывшие свидетелями дивных дел Божьих в процессе формирования нации, подтверждали и обновляли свой завет с Богом четыре раза. Сначала в Синае, после поразительного исхода (Исх. 24); затем в Моаве, после того как Бог чудесным образом сохранил их в пустыне и они завоевали землю к востоку от Иордана (Втор. 29:1); в третий раз — на горе Гевал после победы при Иерихоне и Гае (8:30—34) и, наконец, здесь, в Сихеме, после удивительного триумфа над коалицией хананейских царей (11—13, 18). Первые два обновления завета были осуществлены через Моисея, а последние два — через Иисуса Навина. Здесь мы опять видим, как проводится еще одна параллель между Моисеем и Иисусом Навином — оба они посредники между Богом и народом при заключении завета. Старейшины в этих случаях представляли весь народ.

    Иисус собрал народ в Сихеме пред Господа Бога (т. е. перед ковчегом), чтобы обновить завет. Он объединил обновление завета с последним своим обращением к народу (гл. 23), но, возможно, это было отдельное событие. Очевидно, в это святое место были перенесены святилище (скиния) и ковчег (32; 8:30–35; Быт. 33:18–20).

    Завет был схож с древними ближневосточными соглашениями, в которых супердержавы того времени (Египет, Ассирия, Вавилон) входили в договорные отношения с более слабыми государствами (Угарит и Амурру [аморреи], к примеру). Такого рода договор, известный как «вассальный», обычно состоял из шести частей. Начинался он с преамбулы, представляющей Великого царя (2а), затем шел исторический пролог, перечисляющий добрые деяния Великого царя по отношению к его вассалам (26–13), далее перечислялись условия, среди которых основным было требование служить только Великому царю и интересам его царства (14). После этого определялись проклятия и благословения (19), договор подкреплялся свидетельствами (22, 27), а в заключение указывался залог договорного документа (25—26). Любой договор, если и отличался слегка от этой схемы, в целом сохранял основные моменты (ср.:Исх. 19–24; 1 Цар. 12).

    24:2а Преамбула. Провозглашение Великого Царя. Иисус говорил как пророк, как посланник Небесного царства. Сам Великий Царь всегда представлялся как автор завета. Переход от местоимения «Я» к «Он» со ссылкой на автора, как в стихе 7, не является исключением в древней литературе.

    24:26–13 Исторический пролог: доброта Царя. Как в обычных договорах, Великий Царь рассказал историю Своих взаимоотношений со Своим народом, чтобы вселить в него чувство уверенности и признательности (см.: 13:1–7). Крепкое царство должно утверждаться на внутреннем удовлетворении, а не на голой силе (23; 22:5).

    Господь начал Свои уникальные взаимоотношения с Израилем, когда взял Авраама из его языческой семьи, возглавляемой Фаррой. Благословенные семьи Израиля обрезали своих сыновей, чтобы делом доказать свою веру. Остальная часть этой священной истории известна из Пятикнижия и Книги Иисуса Навина, кроме следующего дополнения: И стали воевать с вами жители [досл, «владыки»] Иерихона (11). Здесь говорится о семи народах, чтобы подчеркнуть завершенность (см.: 3:10). Шершни (ср.: Втор. 7:20) возможно, олицетворяют панику и смятение, при помощи которых Бог помог Израилю покорить Ханаан. Особый акцент сделан на том, что победа была достигнута не силой оружия, но чудесным Божьим вмешательством. Два царя Аморрейских — это Сигон, аморрейский царь и Ог, царь Васанский (12:2—5). Израильтяне воевали против хананеев мечом и луком, но приписать эту победу себе они не могли (12; ср.: 23:5; Пс. 43:1–4).

    24:14—18 Условия завета: Будь верен Господу. В древних вассальных договорах особо оговаривалась исключительная верность Великому царю. В одном из таких договоров имеется повеление: «Не отводи глаза к другому!» Так и здесь. Фраза бойтесь Господа (14а) подразумевает полную капитуляцию перед законом Господа, беспрекословное подчинение Его повелениям. Невозможно «бояться Его» и в то же время служить другим богам (ср.: 4 Цар. 17:32—34). Всех этих идолов следует выбросить (146; ср.: Быт. 35:2—4). Бог Израиля, Бог–ревнитель, не потерпит никакого соперничества. Так же, как и Иисус Христос (ср.: Мф. 6:24; Лк. 14:26). Сравнение с Египтом (146) дополняет Пятикнижие, поясняя, что избавление Израиля от Египта было духовным, а не только политическим делом (см.: Иез. 20:5—10; 23:1—4). Бог требует, чтобы люди решили, кому они отдадут свою преданность — старым богам Фарры, новым богам Ханаана или Ему (15; ср.: 3 Цар. 18:21; Отк. 3:16). Это право выбора предполагает полную свободу Израиля перед Богом.

    Вступление в отношения завета было ответственным делом каждой отдельной семьи, как видно из знаменитого заявления Иисуса (156). Хотя Израиль действовал как единый народ, завет был исключительно частным, семейным делом так же, как и сегодня (ср.: Деян. 16:31). То поколение было свидетелем всего перечисленного в прологе и могло подтвердить подлинность сказанного, поэтому оно сумело построить твердое основание для взаимоотношений с Богом на условиях завета. Передаваясь из уст в уста, этот завет будет писаться в сердцах следующих поколений (Втор. 31:11—14). Точно так же община нового завета строится на духовном основании апостолов, которые были очевидцами жизни Иисуса Христа и Его воскресения (Деян. 1:21–22; 1 Кор. 15:8), а после них верующие устами исповедуют, а сердцем принимают веру (Рим. 10:6—10).

    24:19—21 Проклятия за невыполнение условий завета. Иисус знал из божественных откровений и из своего опыта, что люди не могут выполнить требования старого завета (19; см.: Втор. 31:14 — 32:47). Он рассудительно предупредил их, что нарушение завета со святым Богом–ревнителем, Который не потерпит беззакония вашего и грехов ваших (т. е. вашего пренебрежения условиями завета), приведет к катастрофическим последствиям в виде проклятий (20; ср.: 23:12–13). Характер Бога неизменен, а Его отношение к людям меняется в зависимости от того, поворачиваются ли они к Нему или против Него. Таким образом, Он вознаграждает за добро и наказывает за зло (ср.: Иер. 18:5—10). Единственная надежда — это искупительная кровь Иисуса Христа (ср.: Пс. 31:1—2; 129:3–4; Лк. 22:20; Рим. 3:21–26). Осознав свою неспособность исполнить старый завет по причине духовной немощи человека, несколько веков спустя Израиль признает необходимость нового завета и научится ходить в Духе, как понял это, например, Павел (Рим. 7:7 — 8:4). Пути Господни в истории полны тайны и ведут к славе Его (Рим. 11:33—36).

    Представители первого поколения Израиля хранили завет, хотя Иисусу и приходилось призывать некоторые семьи выбросить старых богов (14, 23).

    24:22–27 Свидетели завета и хранилище закона. Моисей научил народ песне как свидетельству против них (Втор. 31:9–32:44). Иисус также призвал народ быть свидетелями о себе (22). С решимостью, умудренной познанием Божьей верности, признавая немощь и человеческую ненадежность (24), Иисус обновил завет, изложил обязанности и права народа по условиям завета и вписал их в книгу закона Божия (25а—26). Большой камень, также поставленный во свидетельство, был, по–видимому, каменным столбом, на котором написали завет (266—27; ср.: 8:31—32; Суд. 9:6; см. также: 4:5–7; Быт. 28:18; 31:45–50; 1 Цар. 7:12).

    24:28 Иисус распустил собрание. Закончив свое дело, завоевав землю и обновив завет, Иисус в последний раз отпустил от себя народ.

    24:29–33 Послесловие: заметки о погребении

    Автор Второзакония заканчивает свою книгу рассказом о погребении Иисуса (29–30), Иосифа (32) и Елеазара (33) в успокоившейся от войн обетованной земле, поскольку они олицетворяют собой главную тему: Бог дал этому верному поколению покой в земле, которую Он обещал их отцам. Иисус удостоин почетного звания, честно им заслуженного — раб Господень (ср.: 1:1). Другой Посредник, более великий, позже станет ходатаем нового завета (Ис. 42:6; 49:8).

    28—31 связывают книги Иисуса Навина и Судей (Суд. 2:6—9), противопоставляя благословенное поколение основателей нации извращенному следующему поколению. Стих 32 служит связующим звеном с Пятикнижием (ср.: Быт. 50:25; Исх. 13:19).


    (Waltke Bruce К.)








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх