Загрузка...


  • Введение
  • Название
  • Краткое содержание книги
  • Литературный жанр Книги
  • Структура повествования
  • Важнейшие особенности повествования
  • Повествование нельзя назвать строго хронологическим
  • Повествование многое опускает
  • Слова Бога и слова людей
  • Географические сведения
  • Место в Пятикнижии
  • Богословие и ведущие доктрины
  • Авраамов завет
  • Слово Божье
  • Богоотступничество
  • Священство
  • Связь Книги Числа с Новым Заветом
  • Авторство
  • Дополнительная литература
  • Содержание
  • Комментарии
  • 1:1 — 10:36 Приготовления к походу в землю обетованную
  • 1:1 — 2:34 Израиль исчисляется, определяется порядок в его стане и порядок следования при переходах (первая перепись)
  • 3:1 — 4:49 Исчисление левитов и распределение их обязанностей
  • 5:1 — 6:27Освящение израильского стана
  • 7:1 — 8:26 Освящение скинии и священства
  • 9:1 — 10:36 Ведомый Присутствием Божьим, Израиль отправляется в землю обетованную
  • 11:1–25:18 Путь к земле обетованной
  • 11:1 — 12:16 Ропот
  • 13:1 — 14:45 Израиль отвергает землю обетованную
  • 15:1—41 Законы для земли обетованной: жертвоприношения и прощение
  • 16:1 — 17:13 Восстание Корея и подтверждение первосвященства Аарона
  • 18:1 — 19:22 Перечень обязанностей и прав левитов
  • 20:1 — 21:35 Израиль снова движется в Ханаан
  • 22:1 — 24:25 Прорицания Валаама
  • 25:1—18 Моав соблазняет Израиля
  • 26:1 — 36:13 Новые приготовления к наследованию земли обетованной
  • 26:1 — 27:23 Израиль исчисляется (вторая перепись); определяются границы земли наследования
  • 28:1 — 30:16 Жертвоприношения и обеты
  • 33:1—49 Подведение итогов странствия
  • 33:50 — 36:13 Повеления о наследовании зелии обетованной
  • ЧЕТВЕРТАЯ КНИГА МОИСЕЕВА. ЧИСЛА

    Введение

    Название

    В английских переводах Библии, следуя более ранним латинским и греческим вариантам, эту книгу называют Книгой Числа. Такое название было известно со II века до н. э., а возможно и раньше. Оно указывает на то, что Книга Числа начинается и заканчивается рассказом о переписи народа и священников (главы 1 — 4, 26). В иудейской традиции эта книга называлась по ее первым словам в еврейском тексте. Среди таких названий были «В пустыне» (указание на сорок лет, которые народ Израиля провел в пустыне), «И сказал Он [Яхве]» (некоторые из отцов Церкви больше склонялись к такому названию, поскольку в нем подчеркивается, что вся книга посвящена слову Божьему, отказу Израиля принять слово и верности Бога Своему слову) и «Четвертая книга Моисеева» (т. е. часть Пятикнижия).

    Краткое содержание книги

    Книга Числа подразделяется на три раздела.

    Приготовления к походу в землю обетованную (главы 1 10). В этой части книги Моисей готовит Израиль. Племена подсчитаны, организованы и очищены; институт священства учрежден; скиния собрания освящена и Пасха совершена. Всякая подробность в этом ряду приготовлений есть исполнение слова Божьего. Две цели имеются в виду: сделать Израиль достойным предстать пред Господом и приготовить к вступлению во владение землей обетованной как своим наследием, согласно обещанию, данному Богом Аврааму. По окончании этого ответственного подготовительного этапа народ отправляется в Ханаан, ведомый Присутствием Божьим в облачном и огненном столпе над ковчегом завета.

    Путь к земле обетованной (главы 11 — 25). Вместо радости этот поход, оказывается, вызывает досаду и недовольство. Во время странствования в народе начинается ропот. Увидев, насколько сильны племена, населяющие Ханаан, израильтяне отказываются вступить на их территорию. В неверии они отвергают обетование Божье. В результате они вынуждены остаться в пустыне и умереть там. К концу сорокового года новое поколение снова приближается к Ханаану.

    Новые приготовления к наследованию земли обетованной (главы 26 — 36). Сорок лет спустя путешественники достигли равнин Моава. В центре внимания этого раздела книги вопрос наследования. Молодое еврейское поколение исчислено и получило указания о том, как им поделить наследственную землю и какие жертвы вознести там Господу. Итак, теперь они готовы унаследовать землю обетованную. Подготовка завершается повелением о том, что земля, отведенная каждому племени, ни в коем случае не может быть отчуждена от него; так им гарантировалось наследование. Несмотря на неверие Израиля, Бог оказывается верным Своему завету.

    Литературный жанр Книги

    Необходимо разобраться в вопросе, к какому литературному жанру относится Книга Числа. В самом деле, определение жанра библейских книг — один из существеннейших моментов толкования и комментирования. Ведь книги Библии не похожи одна на другую. Они представляют разные виды литературы: законодательную, историческую, поэтическую, евангельскую, эпистолярную и так далее. И подходить к разным литературным жанрам с одной и той же меркой нельзя. Например, книги исторического жанра отличаются от книг вероучительных. Так, в Деяниях святых апостолов (историческая книга) рассказывается, что Павел обрезал Тимофея «ради Иудеев» (Деян. 16:3). Между тем в посланиях церквам (вероучительные произведения) апостол наставляет, что в обрезании больше нет необходимости (Гал. 2:3; 5:2; 6:12–16). Таким образом, различать жанры библейской литературы очень важно потому, что в вопросах вероучительных, к примеру, было бы неверно ориентироваться на примеры из исторических книг, и наоборот.


    Таблица 1 Основное содержание книги

    В Книге Числа можно выделить четыре основных литературных жанра: повествовательный, законодательный, жанр распорядительных актов и жанр речей. Если выбрать места повествовательные, в итоге получится последовательно развивающийся исторический рассказ о происшедших событиях. Например, опустив детали, относящиеся к переписи, и законы о жертвоприношениях и праздниках, мы получим рассказ о том, что происходило с Израилем у Синая, в пустыне и на равнинах Моава. Такова структура книги (см.: табл. 2). Тематика законодательной части книги такова: священство (4:4—33; 8:6–26; 18:1 — 19:22), религиозно–обрядовое очищение (5:5 — 6:21), приношение жертв и праздники (9:116–14; 10:1–10; 15:1–41; 28:1 — 30:16), а также повеления о наследовании земли Ханаанской (27:8–11; 31:21–24; 34:1 — 35:34; 36:7–10). Списки начальников (1:5—16; 13:4—16; 34:19–29), генеалогии и переписи (1:20–46; 3:1–4,17–29; 4:34–49; 26:4–51,57–62), акты о дислокации колен (2:3–33; 33:1–49), списки пожертвований каждого колена и акты о делении военной добычи (7:12–88; 31:32–40,42–47), дипломатическая переписка (20:14–20; 22:5–6,16–17) и установление границ земли обетованной (34:3—12) составляют распорядительные акты. Речи, которые приведены в Книге Числа, включают молитву (10:35–36), благословения (6:24–27), пророчества (23:7–10,8–24; 24:3–9,15–24), обеты (21:2), заклятия (5:19–22; 14:20–25, 28–35), стихотворения, песни и архаические афоризмы (21:14–15,17–18,27–30). Речи, раскрывая смысл событий, о которых рассказано в повествовании, могут поэтому обретать решающее значение.

    Структура повествования

    Законы, распорядительные акты и речи умело вплетаются в ткань повествования, которое исполняет роль каркаса. Распорядительные акты в книге появляются естественным образом по ходу повествования. К примеру, послания, которыми обменялись Едом и Израиль (20:14–20), помогают изложить историю о том, как Едом отказался пропустить Израиля по своей территории в Ханаан. Несомненно, распорядительные акты придают повествованию Книги Числа особый колорит.


    Таблица 2. Взаимоотношения между фактографией и законами
    ФактографияЗаконы
    I. Приготовления
    1 — 2 Перепись народа по племенам и приведение в порядок стана{4:4—33} Предписания для отправления служения левитов
    3 — 4 Левиты переписаны и распределены по родам их обязанности5:5 — 6:21 Законы для удаления факторов осквернения: в обществе (возмещение убытков), в браке (неверность), в жизни (постановление о назорействе)
    5:1–4 Все нечистые высылаются за стан: удаление факторов осквернения8:6–26 Закон о посвящении левитов для служения в скинии
    7:1 — 8:5 Помазание и отделение скинии и жертвенника; отделение светильников9:11б–14 Предписания о Пасхе
    9:1—11а Наставления относительно Пасхи10:1—10 Серебряные трубы для созывания общества перед отправлением народа в путь
    9:15—23 Облако покрывает скинию и будет сопровождать Израиля в его странствовании
    10:11–36 Израиль отправляется в поход
    II. Странствования
    11–14 Израиль отправляется в Ханаан, ропщет в пути и, наконец, отказывается вступить в обетованную землю. Клятва: они никогда не войдут в обетованную землю по причине их преднамеренного восстания15 Повеления о жертвоприношениях для того времени, когда Израиль войдет в обетованную землю. Различие между преднамеренным и непреднамеренным грехом
    16–17 Восстание Корея против первосвященства Аарона. Господь подтверждает Свой выбор Аарона18 — 19 Предписания, подтверждающие первосвященство Аарона над левитами; семейство Аарона должно очищать Израиля от нечистоты (вода для очищения)
    20 — 25 Окончание странствий и события на равнинах Моава. Благословения Валаама и поклонение Израиля идолам мадианитян
    III. Новые приготовления к наследованию земли обетованной
    26 — 27 Перепись племен как основание для владения и распределения земли обетованной{27:8—10} Закон о наследовании
    31—32 Война для отмщения мадианитянам в Заиорданьи28 — 30 Жертвы и обеты, праздничный календарь для соблюдения в земле обетованной
    (33 Запись Моисея о странствии)34 — 35 Границы земли для наследования; распределение земли обетованной; города левитов и города–убежища, чтобы хранить чистоту земли
    36:1–13 Замужество дочерей Салпаадовых и наследование удела дочерьми{36:7–10} Закон наследования: чтобы не переходил удел из одного колена в другое



    Мотивация введения законодательного материала в повествование не столь очевидна. Многие читатели недоумевают, почему законы внесены в текст именно там, а не в другом месте. Тем не менее между излагаемым законом и контекстом есть определенная смысловая связь, не распознав которую понять Книгу Числа как следует невозможно. Здесь можно сослаться на два примера. Во–первых, непосредственно за рассказом о восстании левита Корея против первосвященника Аарона (главы 16 — 17) помещены законы, подтверждающие преимущества Аарона перед остальными левитами (главы 18 — 19). Во–вторых, за рассказом о неудачной попытке Израиля вступить в Ханаан и клятве Бога, заявившего, что старшее поколение израильтян никогда не войдет в землю обетованную (главы 13 — 14), немедленно следуют законы, подтверждающие, что в определенное время Израиль вступит во владение Ханааном (гл. 15). Эти законы начинаются со слов «Когда вы войдете в землю вашего жительства…» и указаний на жертвоприношения, для которых потребуются масло, елей и вино, т. е. все произведения этой земли. Итак, эти законы демонстрируют неизменность милости Божьей, несмотря на все прегрешения Израиля. Взаимосвязи между повествовательной и и законодательной частями книги более полно можно проследить в табл. 2.

    Книга Числа концентрируется вокруг ключевых речей. Для еврейского повествования вообще характерно введение высказываний главных действующих лиц. Часто важнейшие пункты рассказа находят отражение в весьма знаменательных речах. Например, история об испытании веры Авраама (когда он получил повеление принести в жертву своего сына Исаака) достигает кульминации в клятве Бога (Быт. 22:15—18). Такие речи отражают главную мысль повествования. Книга Числа, подобно Книге Бытие, по ходу повествования в наиболее критические моменты вводит ключевые речи. Это отражено в табл. 3.

    Важнейшие особенности повествования

    Многое можно почерпнуть при изучении стиля и характера изложения.

    Повествование нельзя назвать строго хронологическим

    В основном Книга Числа строится в хронологическом порядке. Однако местами строгий хронологический порядок нарушается. Это относится к главам 1 — 10, в которых зафиксированы события, происходившие в первые два месяца после исхода из Египта. Если восстановить реальную последовательность событий, то хронологический порядок будет следующим: в первый день возведена скиния (9:15–23); в течение двадцати дней колена Израилевы приносят свои жертвоприношения (7:1 — 8:26); на четырнадцатый день совершается Пасха (9:1–14); две недели спустя, в первый день второго месяца производится исчисление всех сынов Израилевых и стан очищается (1:1 — 6:27); на двенадцатый день стан израильский поднимается в первый поход на Ханаан (10:1–36). Книга Числа не единственная книга Библии, где хронологический порядок нарушается в связи с иным принципом организации материала. Доказательством тому могут служить, например, некоторые Евангелия. В подобных случаях всегда есть основания для нарушения строгой хронологической последовательности изложения событий. Если удается понять эту причину, то авторские намерения предстают в их истинном свете.


    Таблица 3. Ключевые речи повествования
    ЧастьСтихиКлючевая речь
    I.6:24–27Благословение из уст священника, которое дается только после того, как стан приведен в порядок, установлен институт священства и стан очищен10:35–36Молитва Моисея. Восстань, Господи, и рассыплются враги Твои; и побегут от лица Твоего ненавидящие Тебя и Возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израиле вы м
    1 — 10
    II.14:20–25, 28–35Клятва Господня. Неверие Израиля в обетование Божье и отказ вступить в землю обетованную порождает эту клятву Божью со всеми вытекающими отсюда ужасными последствиями: никто из них не увидит земли, которую обетовал Бог их отцам23:7–10, 18–24; 24:3–9, 15–19, 20–24Благословения Израиля. Хотя они и исходят из уст Валаама, из текста понятно, что Валаам преподал их по повелению Бога. Их невозможно ни изменить, ни подменить. И это весьма существенно, поскольку Израиль ныне находится на пороге вторжения в Ханаан25:12–13Завет о вечном священстве. Этот завет исключительно важен: Израиль побеждает врагов, но падает в силу своей греховности. По благодати Божьей гарантируется средство преодоления греха, т. е. священство
    11–25
    III.26:52–56; 33:50–56; 34:2, (3–12), 29Повторные повеления о том, что земля должна быть отдана Израилю в наследственный удел36:7, 9; (27:7–11)Заключительное повеление: Чтобы удел сынов Израилевых не переходил из колена в колено; ибо каждый из сынов Израилевых должен быть привязан к уделу колена отцов своих. Это повеление ориентировано на цель Божью: Ибо всю землю, которую ты видишь, тебе дам Я и потомству твоему навеки (Быт. 13:15). Таким образом, обетование Божье Аврааму является основой неотчуждаемого права наследования
    26 — 36



    В главах 1 — 10 автор, по–видимому, следует плану стана. Стан располагался в два круга: во внешнем круге находились колена, в во внутреннем — священники со скинией (см.: 2:1—34). Такая планировка лагеря учила Израиль тому, что Бога следует ставить в центре всех своих помыслов и душевных устремлений. Больше всего Израиль нуждался в том, чтобы Господь обитал в среде народа (Исх. 33:3—16). Израильтянам следовало жаждать Его присутствия более, нежели чего бы то ни было другого (Пс. 41:1–3). Следуя этому порядку — племенной и родовой стан (внешний круг), стан священников и скиния (внутренний круг и центр), — автор ведет читателя от периферии к центру. Он проделывает это трижды: во–первых, перечисляя колена (главы 1 — 2) и левитов (главы 3 — 4); во–вторых, давая описание посвящения стана (главы 5 — 6), затем скинии и священства (главы 7 — 8). Наконец накануне отправления в поход первый Израиль всем станом совершает Пасху (9:1–14), затем над скинией появляется светоносное облако (9:15–23), и Израиль снимается с места. Наиболее значимое событие, происшедшее фактически в начале всех событий, — осязаемое явление присутствия Божьего — сберегается под конец. Подобная задержка делает ожидание особенно напряженным и выделяет наиболее важное в повествовании. Осуществление главного желания Израиля оттягивается до самого последнего момента, и наконец светозарное облако покрывает скинию и постоянное Присутствие Божье демонстрируется Его народу (9:15–23). Только после этого израильтяне могут отправиться в Ханаан (гл. 10).

    Интересно сравнить Книгу Исход с Книгой Числа (Исх. 40 соответствует Чис. 9:15—23). Первая книга переносит нас из рабства в Египте на Синай и к славе присутствия Божьего в скинии и светозарном облаке (Исх. 40). Кульминация здесь — пребывание Бога среди Своего народа, как Он и обещал это Аврааму (Быт. 17:7). Вторая книга идет дальше и обращает наше внимание на другое: наследование земли Ханаанской. Бог ведет Израиль в землю, обетованную во исполнение договора с Авраамом (Чис. 10:29). Остальная часть Книги Числа касается того, как наследство, утраченное старшим поколением, сохраняется для молодого.

    Повествование многое опускает

    Книга Числа охватывает период около сорока лет. Однако в ней отражены не все события, которые произошли в течение этих лет. Между событиями глав 19 и 20 есть интервал в тридцать восемь лет (Втор. 2:14; Чис. 21:12). Рассказ относится к нескольким месяцам второго года и концу сорокового; о том, что происходило вне этих временных рамок, умалчивается.

    Моисей перечислил остановки Израиля (гл. 33), в повествовании же упоминается только о нескольких стоянках Израиля во время странствий (напр.: 1:1; 9:1; 12:16; 20:1, 22–23; 33:50; 36:13). Если сравнить их с перечнем Моисея, то легко убедиться в наличии лакуны в повествовании. Два эпизода могли произойти за время, проведенное Израилем в пустыне: побивание камнями человека, нарушившего закон субботы (15:32—36), и восстание Корея (16:1—50). Первый эпизод случился «в пустыне», кажется, это происходило в пустыне Фаран (15:32). Второй эпизод не датируется; по–видимому, он являлся следствием неудачной попытки вторжения в землю обетованную (16:14) и, скорее всего, был довольно кратковременным (обратите внимание, например, на 16:41). Израиль оставался в пустыне Кадес много дней, то есть этого времени было вполне достаточно, чтобы вместить события, связанные с восстанием Корея (Втор. 1:46). Даже если эти события и происходили позднее, то есть во время путешествия, автор не позаботился сообщить нам об этом; наоборот, он привязывает их к восстанию.

    Таким образом, из повествования выпадает летопись событий, происходивших во время перехода из Рифмы в пустыню Кадес (33:19,36).

    Дело в том, что автор Книги Числа концентрируется на трех важнейших фазах: подготовке (главы 1 — 10); восстании (главы 13 — 19); завершении странствий и новых приготовлениях (главы 20 — 25, 26 — 36). Более того, его молчание относительно периода, проведенного обществом в пустыне, — это красноречивое свидетельство, что эти годы евреями были потрачены впустую. Ясно, что автор проявил крайнюю разборчивость, тщательно подбирая материал, который следовало, по его мнению, включать в состав книги. Он хочет, игнорируя все остальные факты, обратить наше внимание именно на те, о которых написал.

    Слова Бога и слова людей

    Речь идет о соотнесенности слова от Бога и слова человеческого. Бог произносит Свое слово — и послушание Ему оборачивается великим успехом. Когда же Израиль говорит от себя, до нас доносятся ропот, стенания и гул восстания, и все это приводит к суду Божьему.

    В главах 1 — 10 направляющей, движущей силой выступает слово Божье. Снова и снова мы читаем: «И сказал Господь» (1:1; 2:1; 3:1 и т. д.). Еврейское слово «сказал», которое используется здесь, означает отданное повеление, то есть все творилось, «как повелел Господь» (3:39,42; 9:18—23). В результате приходил успех и воцарялся мир. Повсюду в книге мы встречаем «И сказал Господь», и эти слова направляют наше внимание на руководящее значение слова Божьего.

    В главах 11 — 25 картина полностью меняется. Когда начинают говорить люди, они выражают недовольство Богом. Ропотом отмечены странствия Израиля, и мы снова и снова читаем о том, что «народ стал роптать». Евреи роптали на тяготы (11:1), нехватку мясной пищи (11:4) и на то будущее, которое уготовано им в Ханаане (14:1–4). Мариам и Аарон противостали Моисею (12:1); Корей и его сообщники — Моисею и Аарону (16:2–3), а вскоре начинает роптать и все общество (16:41—42). Много лет тому назад евреи точно так же жаловались, тогда это касалось воды (20:2–3); и вот до завершения сорокалетних странствований остается всего лишь шесть месяцев (21:4 и дал.), а они все еще продолжают роптать. Везде в центральной части книги (главы И — 25) слово Божье приходит в ответ на злоречие Израиля. Мы читаем: «И услышал Господь» (11:1,18; 12:2). Между тем, хотя и наступали суды Бога, слово Его вновь и вновь подтверждало Его волю исполнить обещанные благословения.

    В главах 26 — 36 слово Божье направляет Израиль и гарантирует наследие.

    В этой перемежающейся структуре открывается основополагающая черта богословия Книги Числа: Бог сохраняет верность Своей заветной цели, несмотря на удручающую несостоятельность Израиля в исполнении завета. Кто осмеливался раздражать Бога, тот лишался своего наследства. Таковые лишались жизни. Тем не менее Бог остается верным Себе, и Его слово постоянно подтверждает, что цели Его неизменны. Повсюду в Библии мы встречаемся с этим свойством Бога. Апостол Павел пишет: «Если мы неверны, Он пребывает верен, ибо Себя отречься не может» (2 Тим. 2:13) и: «Ибо что же? если некоторые и неверны были, неверность их уничтожит ли верность Божию? Никак. Бог верен, а всякий человек лжив…» (Рим. 3:3–4).

    Географические сведения

    Книга Числа содержит сведения о маршруте Израиля в период его скитаний от святой горы Синай к равнинам Моава (гл. 33). Исходя из этого многие комментаторы делят Книгу Числа на три части соответственно трем главным местам пребывания: Синай, пустыня и Моав (см. табл. 1 и карту на с. 143). Однако вовсе не география определяет структуру книги. Мы уже отмечали, что большая часть странствия не вошла в повествование. Если мы станем придавать непомерно большое значение географии, то богословское значение текста может оказаться в тени.

    Тем не менее географический фактор подкрепляет собой богословскую позицию книги. Святая гора Синай была горой откровения (и слово Божье здесь руководит, см. главы 1 — 10). Пустынные пространства вне обетованного наследия служат фоном, который соответствует потерянным годам духовного бесплодия и смерти (главы 11 — 25). Моав находился на границе с Ханааном, и там Израиль готовился ко второй попытке обрести свой наследственный удел. Однако Книга Числа — не сборник разрозненных исторических эпизодов, сведенных вместе лишь потому, что все происходило во время одних и тех же скитаний. Прежде всего эта книга является чистым богословием, в котором географическому фактору отведена вспомогательная роль.

    Обратите внимание также на такое обстоятельство: чем ближе конец книги, тем чаще упоминаются остановки Израиля. Это создает ощущение ускоряющегося движения Израиля к той цели, которой он жаждал столь долго. События убыстряют ход, потому что сорокалетним бесплодным скитаниям приходит конец. С каждой остановкой Израиль еще на один шаг ближе к земле обетованной. Притягательные горы Ханаана становятся все ближе и ближе (20:1 — 22:1; 33:1–50).

    Место в Пятикнижии

    Книга Числа — неотъемлемая часть Пятикнижия. Ее объединяют с другими книгами Пятикнижия два существенно важных момента. Во–первых, историческое повествование находит здесь свое продолжение. Книга принимает эстафету от Исхода и передает ее Второзаконию. Книга Исход включает историю богоизбранного народа со времени пребывания его в Египте до первого года на Синае; Книга Числа охватывает следующие сорок лет — от Синая до Моава (обзор см.: Втор. 1:6 — 3:29); Книга Второзаконие касается обновления завета на равнинах Моава, мы находим в ней также продолжение и развитие законов и установлений. В Книге Исход рассказывается, как возводилась скиния (Исх. 25 — 40), а в Числах частично повторяется Исход и добавляются сведения об установлении скинии и о дополнительных указаниях по ее транспортировке (4:4–33). Другие общие темы имеют отношение к священству, жертвоприношениям, праздникам, обетам и ритуальному очищению.


    Таблица 4. Взаимосвязь слова от Бога и слова человеческого


    Во–вторых, их объединяет единая богословская концепция. Главный объединяющий фактор — завет Бога с Авраамом (Быт. 11 — 12). Это то основание, на котором стоят книги Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие. На основании этого завета Бог вывел Израиль из Египта, встретил его на Синае и повел через пустыни к равнинам Моава. На основании этого завета появились повеления о скинии и священстве. Эти фундаментальные положения следует раскрыть с помощью исследования богословия и ведущих доктрин Книги Числа.

    Богословие и ведущие доктрины

    Основополагающая доктрина Книги Числа — Авраамов завет. Это учение пронизывает всю книгу в целом, хотя есть и другие богословски важные темы, в частности, роль слова Божьего, вера и вероотступничество, святость и священство. Но все они связаны с Авраамовым заветом как с сердцевиной и организующим принципом книги.

    Авраамов завет

    Божьи обетования Аврааму были оформлены в виде завета и утверждены клятвой Бога (Быт. 12:1–3,7; 13:14–17; 15:1–16; 17:1–21; 22:15–18). И сила этой клятвы такова, что Богу невозможно отказаться от Своих заветных обетовании (Евр. 6:13—18). Этот клятвенный завет тверже неба и земли (Неем. 9:6–7; Ис. 40:8; Мер. 31:36–37; 33:25–26; Мф. 24:35; 1 Пет. 1:23–25). Тот же самый завет был обновлен с Исааком и Иаковом (Быт. 26:3–5; 28:13–15). По мере новых подтверждений завета выявляется формула, включающая четыре основных обетования.

    1. Отношения с Богом. «И поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя в роды их, завет вечный в том, что Я буду твоим Богом и потомков твоих после тебя» (Быт. 17:7; см.: Быт. 15:1; 26:3; 28:13, 15). Бог привлек Авраама и его потомков к отношениям с Собой на основе вечного завета (Лк. 20:37–38; Рим. 8:35–39). Эти отношения в Писании характеризуются разными понятиями: общение, сыновство, статус народа Божьего и наследников благодатной вечной жизни (1 Ин. 1:3,6–10; Рим. 9:4–6; 1 Пет. 2:9–10). Бог есть Отец наш Небесный. Такое отношение к Богу — цель всей истории искупления; это основополагающая концепция всей Библии.

    2. Земля обетованная. «Встань, пройди по земле сей в долготу и в широту ее: ибо Я тебе дам ее» (Быт. 13:17). Временами пределы этой земли устанавливались (Быт. 15:18–21), временами она описывалась не столь конкретно, а как «земля, которую Я укажу тебе», (Быт. 12:1) или как «города врагов…» (Быт. 22:17). Несомненно, речь идет о Ханаане. Иаков и Иосиф оставили посмертные повеления захоронить их в этой земле (Быт. 50:5,12—14, 24–25). Таким образом, последние слова Книги Бытие подразумевают обетованный Ханаан. Но будет ли Ханаан достаточно велик для Авраамовых потомков, которые покроют лице земли, как песок земной (Быт. 13:14—17)? Новый Завет указывает, что Божье обетование значительно шире: «Ибо… даровано Аврааму, или семени его, обетование — быть наследником мира…» (Рим. 4:13). Книга Бытие подтверждает это. При сотворении мира Бог даровал человеку владычество над всей землей. Вследствие грехопадения это владычество было утрачено через проклятие и смерть. Завет Божий стал Его планом искупления творения (Рим. 8:18–23), и Ханаан был только начатком этого искупления. Пророки и апостолы тоже возвещали новую землю и нисходящий на нее новый Иерусалим. Таким образом, Авраам «ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог» (Евр. 11:10), и ветхозаветные святые «стремились к лучшему, то есть, к небесному» (Евр. 11:16; ср.: Ин. 14:1–4; Евр. 4:1–6).

    3. Народ обетования. Потомков Авраама будет великое множество. «И сделаю потомство твое, как песок земный» (Быт. 13:16), «И Я произведу от тебя великий народ» (Быт. 12:2), «И умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря» (Быт. 22:17). Это великое множество означает несметное число искупленных (Быт. 17:4). Апостол Иоанн видел, как это исполнится в последнее время в полном соответствии с обетованием, данным Аврааму: «…и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен… и языков стояло пред престолом и пред Агнцем» (Отк. 7:9). Кроме того, этот завет имеет всеобъемлющую цель: спасение всех народов, хотя и не каждого индивидуума.

    4. Все народы земли благословлены в Аврааме. Еврейское слово «семя» относится одновременно и ко всем потомкам Авраама, и к Одному Единственному. Все народы разделят благословения, обещанные Аврааму; его семя будет тому основанием. Но здесь подразумевается и обетование о Христе Иисусе, семени Авраамовом и свете миру (Ин. 1:9; 9:5; Гал. 3:16). Его земная жизнь и служение стали средством привлечения народов к Богу (Ин. 3:14–16; 12:32). А дальше все дети Авраама как братья Христа должны участвовать в Его труде; они становятся средством благословения других народов. Именно это подразумевал Христос, говоря «вы — свет мира» и «вы — соль земли» (Мф. 5:13—16).

    Вся книга прежде всего говорит о первом и втором обетовании: Бог пребудет со Своим народом и народ войдет в землю ханаанскую. Главы 1 — 10 обращены к первому обетованию о присутствии Бога среди Своего народа. Об этом молитва Моисея («Возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израилевым»; 10:36) и Аароново благословение (6:22–27). Приведя в порядок стан и очистившись, израильский народ приготовил себя к Божьему присутствию. Бог никогда не живет в нечистом (Пс. 14; Отк. 21:27). Чтобы Израиль мог служить Богу, был установлен институт священства. Как место обитания Бога возведена скиния. Когда израильтяне, исполненные веры, закончили все приготовления, Бог явил Свое присутствие: светоносное облако покрыло скинию и повело за собой Израиль. Эти приготовления были вдохновлены первым обетованием о том, что Бог будет в благодатном общении со Своим народом.

    Второе важное положение проистекает из обетования земли для израильского народа. «Мы отправляемся в то место, о котором Господь сказал: «вам отдам его» (10:29). Израиль отправился в Ханаан, потому что Бог поклялся отдать его евреям. Хотя они восстали на Бога и Он запретил им войти в Ханаан (14), тем не менее остальная часть книги показывает, что Бог не изменил Своей цели. Сорок лет спустя Бог снова готовит их к наследованию земли обетованной. Действительно, ключом к главам 26 — 36 является слово «наследование». Однако повелевалось не просто овладеть землей. Земля обетованная должна стать местом, где Бог будет пребывать среди Своего народа. Эта земля без Бога вообще не наследство. Следовательно, все ведет к основной цели завета: быть народом Божьим, в тесном общении с Ним обрести защиту и спасение.

    Два других обетования занимают не менее видное место в книге (см. ком. к 23:1 — 24:25). Нельзя упускать из виду, что именно Авраамов завет обусловливает богословие Книги Числа, иначе она остается закрытой для нас.

    Слово Божье

    Ведущая доктрина в Книге Числа — это слово Божье. Главы 1 — 10 постоянно подчеркивают, что все делалось в полном соответствии со словом Господа. Пока дело обстояло именно так, Израиль обладал Божьими благословениями (6:22—27) и благоденствовал в Его Присутствии (9:15—23; 10:35—36). На первый план выходят следующие характерные особенности. Во–первых, слово Бога неизменно. Моисей, отправляясь в путь от святой горы Синай (10:29), был убежден в этом, а также в том, что Бог есть прибежище Израиля в стесненных обстоятельствах (14:17–19). Отвага Иисуса Навина и Халева перед лицом грозного неприятеля укреплялась словом Божьим, гласящим, что Он даст им эту землю (14:7–9). Во–вторых, слово Бога непреодолимо. Израильтяне, отказавшиеся вступить в Ханаан, а затем переменившие свое намерение, были удержаны словом Божьим. Они поплатились за свою глупость (14:41–45). Позднее Валаам оказался не в состоянии противиться слову Божьего благословения. Ему не удалось проклясть Израиль, вместо этого он произнес: «Хотя бы давал мне Валак полный свой дом серебра и золота, не могу преступить повеления Господня, чтобы сделать что–либо доброе или худое по своему произволу: что скажет Господь, то и буду говорить» (24:13). Когда слово Божье выступает как клятва, его неизменная и непреодолимая природа проявляется с особенной силой (14:20—35).

    Богоотступничество

    Слово «богоотступничество» в Священном Писании встречается не часто, однако в главе 14 грех богоотступничества представлен отчетливо и ярко. Библейская точка зрения и предостережение от этого греха освещаются с разных сторон в двух отрывках: в рассказе о восстании Израиля (гл. 14) и изложении законов, проводящих различие между грехом непреднамеренным и грехом сознательного неповиновения (15:22—31). Термин «апостасия» означает буквально «отступление от». Богоотступник «отступает от» своего заветного общения с Богом. Отсюда можно сделать вывод, что отступить может лишь тот, кто вступил в завет с Богом. Исав отступил от Бога, когда «отказался от своего первородства» (Евр. 12:16). Давайте проанализируем это понятие, обращая внимание на следующие моменты:

    1. Богоотступничество включает в себя знание. Израиль видел славу Божью и Его знамения (14:22). Израильтянам было известно, что земля обетованная станет их наследием (14:3). И посланные Моисеем видели эту землю и знали, что она в точности такова, как сказано в обетовании Божьем, что «в ней подлинно течет молоко и мед!» (13:28; 14:8).

    2. Богоотступничество несет в себе отвержение. Израиль не захотел слушать голоса Бога (14:22; NIV переводит как «кто не покорился Мне», однако на языке оригинала сказано «и не слушали гласа Моего»). Израильтяне восстали на Бога (14:9) и отвергли землю обетования (14:31). Они отвергли благую весть, принесенную им соглядатаями (Евр. 4:1–2,6).

    3. Богоотступничество неизгладимо, неискупимо. Сознательно отвергающим заветные обетования Божьи не избежать кары. Хотя Бог прощал и желал сохранить Свой народ, Он не мог смотреть «сквозь пальцы» на грех «раздражавших Его» (14:23). Для них нет очищения; ходатайство о них окажется бессильным. Бог «не оставляет без наказания, но наказывает беззаконие» (14:18; 22–23).

    4. Богоотступничество ведет к отчуждению собственности. Бог поклялся, что это поколение народа не вступит в землю (14:23, 28–35). В 14:12 после слов «поражу его язвою» в еврейском тексте идут слова «и лишу его собственности» («и истреблю его», NIV). Иными словами, они лишались наследия, отчуждались от своего заветного наследия. Лишь Халев и Иисус Навин обретут свой удел в земле обетованной (14:24).


    Таблица 5. Контраст между непреднамеренным грехом и грехом сознательного неповиновения

    Что привело к столь ужасному развитию событий? Неверие. Получив драгоценное знание, израильтяне отказались верить: «И доколе будет он не верить Мне при всех знамениях, которые делал Я среди его?» (14:11 в переводе с еврейского). Внешнее неповиновение проистекает из внутреннего отказа верить вопреки несомненной весомости доказательств. Вот почему они раздражали Бога (14:11,23). О том же самом говорится и в законе из 15:22–31, где противопоставлены непреднамеренный грех и грех сознательного неповиновения.

    Итак, в Книге Числа вскрывается весь ужас греха богоотступничества. Старшее поколение не вступило в Ханаан исключительно из–за него. Сущность богоотступничества состоит в отказе от верности завету по неверию. Имея драгоценное знание обетовании и силы Бога, Который подтвердил их Своей клятвой, Израиль отказался верить. Так, презрев Бога, они восстали на Него. Но и позже израильтянам не удалось изменить положение: они так никогда и не вступили в эту землю. Смыть их грех оказалось абсолютно невозможно. Они лишились наследственного удела и умерли за пределами земли обетования. И не случайно рассказ о богоотступничестве израильтян заканчивается словами «и гнали их до Хормы» (14:45). Это место назвали Хормой позднее (21:3), однако автор Книги Числа упоминает его уже теперь, поскольку это слово означает по–еврейски «полный разгром» (в Новом Завете эквивалентом этого понятия является слово анафема), то есть нечто полностью противоположное заветным отношениям с Богом. Автор книги указывает на то, что Израиль, несомненно, был разгромлен так же, как впоследствии хананеяне.

    Священство

    Книга Числа содержит указания относительно священства и основное внимание уделяет иерархии. Аарон был первосвященником, его сыновья — священниками при нем, а левиты служили под их руководством (3:1 — 10). Иерархическая структура определяла все служения (4:1–33); священники отправляли наиболее важные богослужебные функции (только они одни имели право вступать во святая святых, да и то не всякий священник и не во всякое время). Иерархический принцип определял также систему податей (18:8–32). Израиль платил десятину левитам, которые в свою очередь платили свою. Семейство Аарона получало часть от левитской десятины. Учение о священстве есть средство познания святости Бога и Его милосердия. С одной стороны, святость Бога становится очевиднее благодаря расстоянию, установленному между Ним и священниками. Этим подчеркивается необходимость посредничества. С другой стороны, Бог предусматривает посредничество, и в этом можно видеть проявление Его милосердия. Он предоставляет Своему народу средства для борьбы с грехом. Таким образом, Израиль может и дальше оставаться богоизбранным народом.

    Когда противники бросили вызов статусу первосвященства Аарона (и руководящей роли Моисея), Бог поддержал Своих служителей (главы 16 — 17). Комментариев здесь не требуется. Эта оппозиция бросала вызов авторитету и абсолютной власти Самого Бога, Который Сам отделил Себе служителей.

    Связь Книги Числа с Новым Заветом

    Влияние Книги Числа на Новый Завет обширно и глубоко.

    1. Прежде всего это касается принципов, на которых строится церковная дисциплина и служение. Устройство стана (2:1–34) показывает, что Бог требует порядка в церквах, а отнюдь не сумятицы (1 Кор. 14:33). Иерархия среди священников и левитов (3:1 — 4:49; 17:1–13) указывает на то, что служители церкви должны и не допускать анархии, и не превозноситься, но помогать друг другу (Рим. 12:3—8; см.: 27:12–23; ср.: 1 Кор. 14:32). Левитам не полагалось наследственного удела (26:57—62), из чего следует, что служители Божьи не должны погружаться в мирские интересы, но целиком посвящать себя служению Богу (2 Тим. 2:4). Учение о том, что евангельские служители имеют право на финансовую поддержку (1 Кор. 9:3—14; Гал. 6:6; 1 Тим. 5:17—18), подразумевает десятинную подать (18:8—32). Семьдесят старейшин (11:16–30) представляют собой модель различных церковных объединений: церковных и приходских советов (Деян. 15), объединения поместных церквей, различных союзов, целью которых является разнообразная практическая взаимопомощь (Кол. 4:15–16; 1 Кор. 11:16; 2 Кор. 8 — 9). Восстание Корея (16:16–35) также представляет собой предостережение (Иак. 5:9; Иуд. 11). Ежедневные приношения (28:1—8) — это образ постоянной молитвы (1 Фес. 5:17).

    2. Можно провести параллель между странствием в Ханаан и «странствием» христиан (это основная идея 1 Кор. 10:1—13; 2 Кор. 5:1–10; Евр. 3:1 — 4:13). Параллельные места касаются обетования Божьего и спасительного пути Иисуса (1 Кор. 10:3—4; Евр. 4:2), стенаний о манне небесной (11:4–15; ср.: Ин. 6:1–65, особенно ст. 41), неверия в знамения Бога, что представляет Его лжецом (14:11; ср.: 1 Ин. 5:10), сознательного греха, который не может быть прощен (15:22–31; ср.: Мф. 12:22–32), невозможности покаяния (14:39—45; ср.: Евр. 6:4—20; 12:17) и греха, за который нам не следует молиться (1 Ин. 5:16). По сути дела, в Новом Завете старшее поколение израильтян, вымершее в пустыне, рассматривается как пример отрезвляющего предупреждения о богоотступничестве.

    3. Первосвященство Христа сравнивается и противопоставляется первосвященству Аарона (Евр. 4:14 — 5:10; 6:13 — 8:13). Послание к Евреям очень трудно для понимания, если не учесть его фона, заднего плана, то есть Книги Числа. Подобным же образом жертва, принесенная Христом, приобретает особое значение на фоне жертвоприношений в скинии (Евр. 9:1 — 10:18), см., к примеру: жертвоприношение телицы (19:1–22; ср.: Евр. 9:13–14).

    4. Новый Завет черпает известные образы из Книги Числа. Это медный змей (21:4—9; ср.: Ин. 3:14), призывные трубы (10:1–10; ср.: Мф. 24:31; 1 Кор. 14:8; 15:52; 1 Фес. 4:16; Евр. 12:19), светозарное облако и скиния (9:15 — 23; ср.: Ин. 1:14) и жертвоприношение агнцев (28:1–8; ср.: Ин. 1:29).

    5. Три великих праздника (28:16 — 29:39) прообразуют три основных события на пути спасения. Еврейская Пасха, праздник седмиц и праздник кущей перекликаются с христианской Пасхой, праздником Пятидесятницы и вторым пришествием Христа. Таким образом, праздник кущей символизирует Жатву в конце времен (см.: 29:12–38). Евангелие от Иоанна также ориентируется на эти праздники.

    6. И другие элементы новозаветного учения оказались под непосредственным воздействием Книги Числа. День очищения (29:7—11), отмечавшийся за несколько дней до Праздника кущей, подчеркивает необходимость покаяния, без чего душа человеческая истребится. Точно так же прежде чем явится Христос, должно свершиться покаяние, ибо, «если не покаетесь, все так же погибнете» (Лк. 13:5; ср.: Мк. 1:1—8). Валаам (главы 22 — 24) упоминается для предупреждения относительно неправедного обогащения (2 Пет. 2:15—16; Иуд. 11; Отк. 2:14). Ритуальное очищение стана поясняет необходимость блюсти нравственную чистоту в церкви (см.: 5:1–4). Благословения, произносившиеся Аароном, оказывают влияние на приветствия Павла во всех его посланиях, а также на заключительные слова Книги Откровение (см.: 6:22–27).

    7. Послание к Евреям, похоже, повторяет структуру Книги Числа: странствие по направлению к земле обетованной и связь между заветным словом обетования и верой или неверием. Просматривается в нем также строгое соответствие другим доктринам, таким, как учение о священстве и богоотступничестве.

    Авторство

    Традиционно авторство Книги Числа как составной части Пятикнижия приписывается Моисею. Моисей в ней центральная фигура, все события имели место во время его жизни, и законы Бог давал через него. Однако есть указания на то, что не Моисей оформил окончательный вариант книги. Отметим основные моменты в Книге Числа, связанные со свидетельством остальных частей Пятикнижия.

    1. Повсюду о Моисее говорится так, словно кто–то еще пишет о нем (в 1:1 сказано: «И сказал Господь Моисею», а не «мне»). Более того, в книге встречается похвала Моисею (12:3). Что же, Моисей сам хвалил себя?

    2. Некоторые данные в Пятикнижии свидетельствуют, что оно было написано некоторое время спустя после завершения земного пути Моисея. Так, в Пятикнижии отражена его смерть и тридцатидневный плач Израиля (Втор. 34:5–8), также проводится сравнение Моисея с позднейшими пророками (Втор. 34:10), упоминается об изменении названия некоторых городов, что, по–видимому, произошло уже после заселения земли обетованной (32:38; 42).

    3. Нигде в Библии не встречается утверждения, что Моисей написал весь текст от Бытия до Второзакония. Библия указывает, что Моисей написал центральные по значению разделы (Исх. 17:14; 24:4; 34:27–28; Чис. 33:2; Втор. 31:9,19,22). Более поздние Писания говорят о «Книге закона Моисеева» (3 Цар. 2:3; 4 Цар. 14:6; Езд. 7:6; Неем. 8:1; 13:1; Дан. 9:11,13). Новый Завет рассматривает закон как исходящий от Моисея и ссылается на Пятикнижие как «Моисеево» (Лк. 16:29,31; Ин. 1:17). Сказано, что Моисей писал о Христе (Ин. 1:45; 5:46). Итак, Священное Писание указывает, что Моисей написал закон, отчет о странствовании Израиля, песнь и пророчество о Мессии (напр.: Втор. 18:15). Говорить об авторстве Моисея в этом смысле — значит основываться на авторитете Священного Писания. Однако преемники Моисея, возможно, собрали все его писания и придали им окончательный вид текста, который известен нам сегодня. Другие библейские писания, видимо, проходили через подобные же стадии оформления (исследуйте Ис. 8:16; Ин. 21:24–25; Рим. 16:22); Послание к Евреям, например, было написано теми, кто внимал апостолам (Евр. 2:3).

    Ученые выдвигали разнообразные гипотезы, пытаясь уяснить, каким образом Пятикнижие обрело в конце концов свою окончательную форму. Эти предположения отражены в общем предисловии к Пятикнижию. Касаясь этого вопроса, важно видеть разницу между ясным свидетельством Писания и тем, во что ученые превратили это свидетельство.

    Дополнительная литература

    Wenham G. J. Numbers, TJNC (IVP, 1981).

    Philip J. Numbers, CC (Word, 1987).

    Allen R. B. Numbers, EBC (Zondervan, 1990).

    Milgrom J. Numbers, The JPS To rah Commentary (Jewish Publication Society, 1990).

    Содержание

    1:1 10:36 Приготовления к походу в землю обетованную

    1:1 — 2:34 Израиль исчисляется, определяется порядок в его стане и порядок следования при переходах (первая перепись)

    3:1 — 4:49 Исчисление левитов и распределение их обязанностей

    5:1 — 6:27 Израильский стан освящается

    7:1 — 8:26 Освящаются скиния и священство

    9:1 — 10:36 Ведомый Присутствием Божиим, Израиль отправляется в землю обетованную

    11:1 25:18 Путь к земле обетованной

    11:1 — 12:16 Ропот

    13:1 — 14:45 Израиль отвергает землю обетованную

    15:1–41 Законы для земли обетованной: жертвоприношения и прощение

    16:1 — 17:13 Корей восстает, и первосвященство Аарона подтверждается

    18:1 — 19:22 Перечень обязанностей и прав левитов

    20:1 — 21:35 Израиль снова движется в Ханаан

    22:1 — 24:25 Прорицания Валаама

    25:1—18 Моав соблазняет Израиля

    26:1 36:13 Новые приготовления к наследованию земли обетованной

    26:1 — 27:23 Израиль исчисляется (вторая перепись); определяются границы земли наследования

    28:1 — 30:16 Жертвоприношения и обеты

    31:1 — 32:42 Война отмщения мадианитянам и заселение Трансиордании

    33:1–49 Подведение итогов странствований

    33:50 — 36:13 Повеления относительно наследования земли обетованной

    Комментарии

    1:1 — 10:36 Приготовления к походу в землю обетованную

    Первая часть Книги Числа содержит отчет об окончательных приготовлениях Израиля перед тем как покинуть Синай и отправиться в Ханаан. Эти десять глав следует рассматривать в общем контексте всего Пятикнижия. Израиль оставался у Синая около одного года (10:11; Исх. 19:1). Завет был заключен (Исх. 20:1 — 24:18), и скиния возведена (Исх. 25 — 32; 35 — 40). В начале второго года наблюдался всплеск активности: сооружена скиния (Исх. 40:34— 38; Чис. 7:1), рукоположены священники (Лев. 8 — 10) и в течение двенадцати дней все колена приносили жертвы (7:1–89). На четырнадцатый день совершена Пасха (в течение семи дней, 9:1 — 14), предпринята перепись и определено место каждого из колен вокруг скинии (главы 1–4). На протяжении всего этого времени Моисей получал законы (Лев. 1 — 7, 11 — 27) и очищал стан (5:1–4). Через месяц и двадцать дней Израиль был готов отправиться в Ханаан.

    Здесь стоит обратить внимание на следующие моменты. Земля обетованная была целью Израиля со времени исхода (Исх. 13:11). Господь вывел израильтян из Египта с тем, чтобы они пришли в эту землю и служили там Богу (Исх. 6:6–8). После грехопадения Израиля, связанного с золотым тельцом, Бог повелел Моисею отправиться в Ханаан без Его славы (Исх. 33:3). Если бы Моисей двинулся вместе с народом в этот критический момент, книги Левит и Числа никогда не были бы написаны. Израиль снялся бы с места стоянки без всяких приготовлений, без скинии собрания, без института священства и не имея повелений. Короче говоря, евреи отправились бы «обезбоженными» и вступили бы (или не вступили!) в Ханаан просто как языческий народ. Это обстоятельство помогает нам понять, что подготовка, описанная в главах 1 — 10, имела единственную цель: устроить все так, чтобы Бог имел возможность находиться среди Своего народа после того, как он покинет Синай. Это отделяло Израиль от любого другого народа на земле. Отправиться в путь без Бога было бы для израильтян безумием; они уподобились бы язычникам, «чадам гнева», не имели бы «надежды и были безбожники в мире» (Еф. 2:3,12).

    Итак, приготовления шли полным ходом. Когда Израиль отправился с Синая в Ханаан, Моисей так выразил свое понимание ситуации: «Восстань, Господи, и рассыплются враги Твои… возвратись, Господи, к тысячам и тьмам Израилевым!» (10:35–36). Бог пребывал среди Своего народа и победоносно вел его к земле обетованной, которую Он поклялся дать. Поразительным здесь является ощущение полной уверенности в победе.

    Этот отрезок Книги написан по плану, который не слишком точно придерживается хронологического порядка (см.: Введение). Структура его соответствует плану расположения стана, данному в гл. 2. Во–первых, исчисление, определение местоположения колен Израиля в стане и порядок следования при переходах (главы 1 — 2), затем исчисление, место и обязанности левитов (главы 3 — 4); во–вторых, освящение израильского стана (главы 5 — 6) и очищение левитов (главы 7 — 8); и, наконец, заключительные сборы и отправление в путь (главы 9 — 10). Детали текста комментируются по мере их появления в пределах этого плана.

    1:1 — 2:34 Израиль исчисляется, определяется порядок в его стане и порядок следования при переходах (первая перепись)

    1:1—3 Господь повелевает Моисею исчислить всех сынов Израилевых. Первые слова Книги И сказал Господь показывают: слово Божье направляло все, что делалось в ходе подготовки к переходу в землю обетованную (ср.: 4:49; 7:89; 9:18–23). Во вступлении уже отмечалось, что в этой книге перемежаются слово Божье и слова людей. Все было хорошо, пока Израиль следовал слову Бога. Как только начинали говорить люди, открывалось неверие и недовольство их сердца и наступали несчастья (11:1—3). Подробности о скинии собрания, или переносном святилище, даны в Исх. 25 — 31 и 35 — 40 (см.: 4:1–33). Это было место обитания Бога среди Своего народа (Исх. 25:8). Мы уже знаем, что Египет покинуло приблизительно 600 000 пеших мужчин с женщинами и детьми и множеством разноплеменных людей, присоединившихся к ним по пути (Исх. 12:37—38). Теперь же предпринимается поголовный подсчет. Перепись производилась на основании определенных правил. Учитывалась структура колен и семейств. Исчислялись только лица мужского пола в возрасте от двадцати лет. Видимо, период зрелости начинался в Израиле именно с двадцати лет (3). Женщины не подсчитывались при переписи, поскольку они, находясь во власти отца или мужа, независимыми людьми не были (см. ком. к гл. 30). Поэтому совершенно очевидно, что принцип патриархата не подвергался сомнению. Дети также находились в повиновении у родителей. Израиль не был обществом равноправия; эта идея абсолютно чужда духу Библии. Среди мужчин выделялись начальники; и среди левитов мы также находим свою иерархию. Бог требует от народа почитать отличия, которые Он установил между людьми. Это так же истинно и сегодня для церкви, члены которой по милости Божьей наделены различными дарами (Рим. 12:3—8), однако вовсе не оправдывает придуманных людьми перегородок и разделений, которые не от Бога.

    В Исх. 30:12—16 рассказывается, как практически осуществлялась перепись: при исчислении израильтяне переступали некую линию и присоединялись к уже исчисленным среди народа Божьего (см. также: Исх. 38:25—28). Очень наглядная картина. В определенном смысле регистрационные листы этой переписи напоминают книгу живых, о которой говорит Моисей. Как страшно быть вычеркнутым из списка народа Божьего (Исх. 32:32—33; Пс. 68:29). Книга живых упоминается в Писании не часто. Позже она названа книгой жизни в руках у Агнца. Человек, чье имя не указано в этой книге, не вступит в присутствие Божье, но будет исторгнут навечно (Отк. 13:8; 20:11—15). Мы видим аналогию между Израилем, который готовился вступить в Ханаан, и современным народом Божьим, готовящимся вступить в Царство вечное. Как стан был очищен от всего нечистого (5:1–4), так и в книге жизни будут записаны только чистые, и только они войдут в небесный град (Отк. 3:5; 21:27). Одной из целей переписи было составить список личного состава ополчения. Это должно было послужить введению народа в его наследство — землю обетованную. Таким образом, перепись непосредственно представляла конечную цель Книги Числа, установленную обетованием Божьим. Слово ополчение означает также «множество» и напоминает о том, что Бог соблюдал Свое обещание умножить потомство Авраама. Израильтян стало так много, что египтяне начали бояться их. Обетование Бога гласило, что они умножатся так, что их нельзя будет пересчитать. Перепись, таким образом, указывает на то, что это обещание еще не исполнилось. Следовательно, здесь нужно видеть пророчество о предстоящей более великой переписи, когда народ Божий соберется у Него (Отк. 7:4,9).

    1:4—16 Начальники колен. Для исчисления народа были назначены начальники колен, главы родов (4). Израильские колена делились народы и семейства (20). Поставив этих людей руководить переписью, Бог выказал уважение к тому общественному укладу, который Он уже сотворил. Хотя Бог обращается с людьми в соответствии с занимаемым ими местом (напр., учителя подвергнутся более строгому суду), однако это уравновешивается строжайшей справедливостью. Библия предупреждает, что у Бога нет фаворитов, как пытаются утверждать некоторые (гл. 16— 17; Лев. 10). Интересно рассмотреть имена, проставленные в списке начальников. Восемь имен включают слово Эл, означающее «Бог» (напр., Елицур в ст. 5 означает «Бог мой — скала»), другие содержат имя Бога Шаддай (напр., Аммишаддай в ст. 12). Никто не носил имени Бога, открытого Моисею в горящем терновнике. Налицо контраст с более поздними именами, такими как Иосафат (Иего–сафат) или Иеремия (Иереми–Ях). Имя Божие, открытое Моисею в Исх. 3:13—15, пишется по–еврейски с помощью четырех букв YHWH (в латинской транскрипции. — Прим. пер.). Поскольку произношение этой тетграграммы неопределенно, в большинстве Библий это слово переводится как Господь. То, что ни одно из имен начальников не было составлено с использованием этого Божественного имени, указывает на подлинную древность этого списка. Заметим здесь, что эти начальники позже при освящении скинии собрания приносили жертвы от имени колен Израилевых (7:1—89).

    1:17—46 Перепись. Большие числа здесь поразительны. Только семьдесят человек вступило в Египет (Исх. 1:1—5), но количество их увеличились настолько, что это привело в страх даже фараона (Исх. 1:7–9). Несмотря на все тяготы рабского состояния, в котором оказался Его народ, Бог исполнял Свое обетование о том, что потомки Авраама будут неисчислимы, как звезды на небе. Однако через сорок лет вторая перепись установит, то их число упало с 603 550 до 601730 (1:46; 26:51). Быть может, этот факт сигнализировал, что Бог удержал Свои благословения, попустив старшему поколению умереть в пустыне. Тем не менее Бог не отвернулся от них окончательно, и когда Моисей обозревал историю народа израильского, он мог напомнить им: «Ибо Господь, Бог твой, благословил тебя во всяком деле рук твоих, покровительствовал тебе во время путешествия твоего по великой пустыне сей; вот, сорок лет Господь, Бог твой, с тобою; ты ни в чем не терпел недостатка» (Втор. 2:7). И в самом деле, Бог питал их манной небесной с первого дня, в который они покинули Египет (Исх. 16:35). Заметим здесь также, что некоторые колена уменьшались в численности, в то время как другие возрастали, Иудино же колено оставалось самым многочисленным. Повсюду в истории Израиля мы находим благословения Бога на Иуде. Именно из этого колена по истечении длительного времени произойдет Мессия (см. ком. к 2:1—34). Перепись велась по определенной формуле, одни и те же слова повторяются в отношении каждого колена. Всякий раз мы читаем, что эти мужи были годны для войны. Эти слова должны были напоминать об их обязанностях. Библия всегда ставит права в их связи с обязанностями. Вступление в Ханаан являлось исключительным правом, привилегией Израиля; однако каждый, кто был исчислен и перешел линию, знал, что теперь он считался воином Божьим (Исх. 23:20—33). Соответственно обязанность быть духовным воинством возлагается и на новозаветную церковь (Еф. 6:10–17; 1 Тим. 6:12; Евр. 4:11). Никто из членов церкви не освобождается от исполнения этого долга. Путь в Царство узок и труден (Мф.7:14).


    Таблица 6. Две переписи

    * обратный порядок во второй переписи


    Ученые указывают на четыре проблемы в связи с большими числами, приведенными в тексте.

    1. Проблемы, связанные с численностью. Если насчитывалось более 600 000 мужей, годных для войны, то весь народ в целом должен был составлять более двух миллионов человек. Как все они могли выжить в пустыне в течение сорока лет? Со всей реальностью этой проблемы Израиль столкнулся с самого начала (Исх. 16:3), и манна небесная, данная им в пищу, упоминалась в историческом повествовании повсюду (Втор. 29:5–6; Ин. 6:31). Кроме того, оставляя Египет, они погнали с собой достаточно большие стада мелкого и крупного скота, чтобы приносить многие жертвы (Исх. 12:32; Чис. 32:16; 7:1–89), воду они пили добытую из скалы и постоянно кочевали из одной местности в другую. В их распоряжение поступала также военная добыча (31:25—54; Исх. 17:8–16).

    2. Непоследовательность утверждений в Писании. Некоторые тексты утверждают, что численность израильтян была весьма невелика, во всяком случае, по сравнению с другими народами (Исх. 23:29—30; Втор. 7:7). Цель подобных библейских заявлений состоит не в количественном «подсчете по головам», но в стремлении научить Израиль смирению, поскольку он недостоин любви Божьей. С другой стороны, такого рода оценкам противостоит свидетельство о том, что Израиль представлял собой существенную силу (Исх. 1:7).

    3. В итоге переписи даны исключительно круглые числа, поэтому они кажутся искусственными. Как следует из текста, переписи подлежали люди, «годные для войны». Вполне возможно, что затем эти люди объединялись в отряды, причем цифры округлялись, однако нам не стоит излишне фантазировать. Библия просто не открывает, на каком основании приводятся круглые числа. Несомненно одно: в это время Моисей отдал руководство Израилем «тысяченачальникам, стоначальникам, пятидесятиначальникам и десятиначальникам» (Исх. 18:21). Именно здесь может крыться самая простая и понятная разгадка того, почему при переписи итоговые числа округлялись по последней сотне, полусотне и десятке.

    4. Относительно небольшое количество первенцев мужского пола. Всех первенцев мужского пола насчитывалось 22 273 (3:43) на 603 550 взрослых мужчин в пропорции 1 к 27. Если первенцев женского пола было столько же, тогда, исходя из этих цифр, можно предположить, что в среднем количество детей в семье составляло пятьдесят и более, причем только один был «первенцем». Для решения данной проблемы выдвигались различные догадки, например: переписи подлежали только те дети, которые родились со времени Пасхи, или к домочадцам относились дети–рабы, рожденные в доме, и рабы, купленные за серебро (напр., дом Авраама в Быт. 14:14; 15:2; 17:13 состоял из таких домочадцев, однако наследником Авраама был Исаак). Понятие «первенец» могло означать сына, который должен был стать в свое время преемником своего отца в управлении домом. Другое предположение связано с возможными последствиями египетской политики избиения новорожденных мальчиков у евреев, однако эти события происходили много раньше и не могли повлиять на численность Израиля (Исх. 1:22).

    Некоторые предполагают, что указанные числа не отражают реального положения и, следовательно, требуют особого истолкования. Например, слово, переводимое как «тысяча», могло, по их мнению, означать группу, причем не обязательно численностью в одну тысячу человек. Между тем Исх. 38:25—28 не согласуется с таким предположением, поскольку утверждает итоговую цифру в 603 550. Более того, в других местах Книги Числа, где есть указание на количество и размеры, приведенные цифры, похоже, намеренно математически точны (3:21–22; 31:32–47; 35:4—5). Не следует ли после этого воспринимать показания переписи буквально? Это было бы естественным для понимания смысла переписи («счет по головам»), если бы не нашлось какого–либо веского основания против этого. Четыре замечания, приведенные выше, не следует переоценивать. Первые два никак нельзя считать достаточно вескими для пересмотра значения текста книги. Мы не можем быть абсолютно уверенными, что в итоге переписи получились круглые числа, тем не менее это должно заставить нас задуматься над теми предпосылками, которые лежали в основании такой системы исчисления и считались в древнем Израиле само собой разумеющимися, но нам неизвестны. На это указывает свидетельство из Исх. 18:21. Четвертое возражение о пропорционально малом числе первенцев может направить наше внимание в том же направлении. Следует проявлять сугубую осторожность и не отвергать буквального прочтения лишь потому, что мы не способны до конца понять его. Но одно совершенно ясно. Текст Книги Числа не содержит никаких попыток согласования этих цифр. Это не являлось задачей ее автора.

    1:47—54 Левиты. Левий, один из двенадцати сыновей Иакова (Быт. 29:34), прославился своей жестокостью (Быт. 34:25–31; 49:5–7). Непреклонность представителей колена Левия в праведном деле сделала их священниками. Преследуя грех поклонения золотому тельцу, сыны Левия, не дрогнув, поразили мечом около трех тысяч своих соплеменников (Исх. 32:25–29). Теперь их отделение для священнослужения подтверждается: они не вносятся в перепись и освобождаются от военной службы, вместо которой им доверено служение в скинии. Это великое призвание не оставляло места для других занятий. Апостол Павел основывается на том же принципе в отношении христианского служения (2 Тим. 2:1—7). Левитам не положено было располагаться станом вместе с другими коленами, им выделялось место вокруг скинии собрания (53). Скиния называется скинией откровения (по аналогии с выражением «скрижали откровения», Исх. 34:29).

    Хотя Израиль назывался царственным священством, не все сыны Израилевы обладали правом прикасаться к скинии. Только священное колено Левиино было призвано к этому служению. Если кто–нибудь посторонний (по–еврейски названный «чужаком» для священного колена Левиина) дерзнул бы приступить к скинии, он должен быть предан смерти (51). Бог никогда не дозволял людям забывать о Своей святости. Его народ должен был бояться Его всякий час, проявляя глубокое почтение и благоговение. Фамильярность с Богом есть величайшая человеческая глупость и грех. Поэтому запрещалось прикасаться к подошве святой горы Синай (Исх. 19:11–13,21–24), и Моисей у горящего куста обязан был снять обувь с ног своих (Исх. 3:5–6). Можно только дивиться тому, что красота убранства святилища была скрыта от взоров почти всего Израиля. И даже из среды священников один только первосвященник мог вступать в святая святых, да и то только один раз в году (Лев. 16:2). Новый Завет прибегает к этому образу, чтобы показать, что первосвященство Христа неизмеримо выше первосвященства Аарона; Христос открыл путь на Небеса. Между тем это вовсе не отменяет страха Божьего, наоборот, только подчеркивает его необходимость (Евр. 10:19–22; 12:18–29). Отделение левитов, однако, не уменьшило числа колен. Два сына Иосифа, Ефрем и Манассия, образовали два колена, восстановив таким образом первоначальное количество двенадцать.

    2:1—34 Устройство стана. Всемогущего Бога заботил порядок в израильском лагере. И апостолы никогда не упускали из виду того, что Бог есть Бог порядка, а отнюдь не Бог неустройства (1 Кор. 14:33). План стана преподает три урока. Во–первых, скиния собрания располагалась в центре, символизируя Присутствие Божие в среде Его народа. Бог держал Свое слово, данное праотцам Израиля, и оставался Богом детей их. Все должны были взирать на Бога. Это сквозная тема всей Библии (напр.: Пс. 45:6,8,11 — 12) и ее окончательная цель (Отк. 21:3,22–23; 22:1–5). Воплотившись, Господь Иисус также пребывал среди Своего народа. «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины» (Ин. 1:14). Господь обещал Своим последователям: «И се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28:20).

    Во–вторых, урок благоговения перед Божьей святостью содержится в самом расположении колен Израилевых на определенном расстоянии. Библия не сообщает, на каком именно, но очевидно, что этого пространства было вполне достаточно для размещения всего священного колена Левия. Позднее, пересекая Иордан, Израиль следовал за ковчегом на расстоянии около 1000 метров (Нав. 3:4).

    План израильского стана


    В–третьих, восточная сторона скинии была почетным местом; Моисей и Аарон располагались станом именно здесь, перед входом в скинию (3:38). Далее к востоку располагался станом Иуда, а не Завулон, первенец мужского пола у Иакова. Это означало, что Иуда возглавлял переходы от Синая в Ханаан. В походных условиях скинию несли за первыми шестью коленами, как раз в центре (17), а ковчег завета находился впереди (10:33—36). Вслед за описанием устройства стана подводятся итоги: Израиль был исчислен, в число 603 550 левиты не вошли, как и повелел Господь.

    Примечания. Двенадцать колен. В Священном Писании несколько списков колен Израилевых (напр.: Быт. 29 — 30; 49; Втор. 33; Нав. 13–21; Отк. 7:5–8). В связи с этим поднимается ряд интересных вопросов. Например, порядок перечисления колен меняется, а иногда какое–нибудь колено не упоминается (напр., опущено колено Даново в Отк. 7:5—8, на что указывал еще Ириней во II веке н. э. ).

    Списки можно найти также в трудах Иосифа Флавия, свитках Мертвого моря и в других древних текстах, таких, например, как Завет двенадцати патриархов. Видение Иезекииля о возвращении Израиля тоже содержит список колен (Иез. 48), и Новый Иерусалим должен иметь двенадцать врат, по одному для каждого колена (Иез. 48:30–35; Отк. 21:10–21). Кумранский свиток, названный «Правилом войны», дает указания, как «развязать войну сынов света против общества сынов тьмы», и мы находим в нем явные аналогии с устройством израильского стана. Во всяком случае военные приготовления напоминают сборы на Синае.

    Место колена Иудина. В переписи возглавляет список Рувим (1:20), однако Иаков говорил, что Рувим не станет преимуществовать, что Иуде поклонятся его братья и что Мессия произойдет от Иуды (Быт 49:4,8–12). По ходу истории Иуда возвышался. Стан Иуды располагался к востоку от скинии. Иуда принес жертвоприношения в первый день освящения скинии (7:12). Иуда должен был первым идти в бой против хананеев (Нав. 1:1). Иуда первым получил свой наследственный удел (Нав. 15:1), наследие же Рувима находилось на другой стороне Иордана. Царь Давид происходил из колена Иудина, и Иерусалим находился на территории Иуды. Десять колен Израилевых были пленены в 721 г. до н. э., однако Иуда был пощажен, (см. ком. к 4:34–39). Наш Господь происходил из колена Иудина, «лев от колена Иудина, корень Давидов» (Отк. 5:5).

    3:1 — 4:49 Исчисление левитов и распределение их обязанностей

    3:1–4 Семейство Аарона и Моисея. Повсюду в Книге Числа священство находится в центре внимания. Аарон и его сыны, священники помазанные, которых он посвятил, чтобы священнодействовать (3), находились на самом верху левитской иерархической лестницы (Исх. 28 — 29; Лев. 8 — 9). И исшедший от Господа огонь сжег их первые приношения в знак принятия (Лев. 9:23—24). Позднее пророк Илия молился о подобном знамении как знаке, что Бог все еще остается Богом Израиля, и как подтверждении, что Илия подлинно раб Божий (3 Цар. 18:36–39). Хотя Аарон и его сыновья занимали самое почетное место, мы помним, что два старших сына Аарона умерли, когда принесли пред Господа огонь чуждый (Лев. 10:1—4). Это обстоятельство привлекает внимание к значению Божественной власти, то есть основной проблеме Книги Числа.

    Бог намеревался учредить в Израиле легитимное, то есть санкционированное законом священство. Неоднократно во время скитаний по пустыне евреи бросали Моисею и Аарону вызов. Однако всякий раз Бог поддерживал их, отвергая других (главы 12; 16 — 18). Исходя из абсолютной необходимости Божественной санкции, автор Послания к Евреям подчеркивает законность первосвященства Христа, поскольку «никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом, как и Аарон» (Евр. 5:4). Христос не Сам назначил Себя, но законным образом был уполномочен Богом, хотя при этом понадобилось изменить закон, поскольку Христос не происходил из колена Левия (Евр. 7:12). Следовательно, чрезвычайно важно знать, что Христос был назначен Первосвященником Самим Богом. Кроме того, Христос — священник «по чину Мелхиседека», Он был поставлен по клятве Божьей (в отличие от Аарона) и Его священство вечно, как вечен Сам Христос.

    Смерть сыновей Аарона учит нас тому, что привилегии, особые права влекут за собой повышенную ответственность. Служители Божьи несут большую ответственность, нежели остальной народ Божий. Когда огонь от Господа сжег двух сыновей Аарона, Моисей сказал: «Вот о чем говорил Господь, когда сказал: в приближающихся ко Мне освящусь и пред всем народом прославлюсь» (Лев. 10:3). Аналогично и предупреждение Иакова: «Не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению» (Иак. 3:1). Таким образом, Библия предостерегает, что пред Богом человек пребывает в смертельной опасности, что слуги Его обязаны неукоснительно повиноваться Ему во всех отношениях. (См.: 1 Цар. 15:19; 3 Цар. 22:28; Ис. 6:1–7; Деян. 5:1–11; 1 Кор. 11:27–34.) Учение Лютера о священстве всех верующих исходит из того, что все христиане обязаны служить Богу всей своей жизнью (Рим. 12:1–8; 1 Пет. 2:9). В этом смысле особенно важно соблюдение должного разграничения, поскольку Писание не отменяет необходимости призвания и назначения на служение проповедников и руководителей. Таковые по–прежнему должны стараться служить так, как повелел Сам Господь (Рим. 10:15), чтобы избежать обвинительного акта: «Я не посылал пророков сих, а они сами побежали; Я не говорил им, а они пророчествовали» (Иер. 23:21). Более суровому осуждению подвергнутся те, кто претендует на служение Христу, однако заблуждается при этом: «Многие скажут Мне в тот день: «Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?» И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7:22–23).

    3:5–10 Бог отдает левитов Аарону. Все священное колено Левия призвано было помогать Аарону в его служении в скинии. Это имело большое практическое значение, так как для транспортировки скинии и ее принадлежностей в походных условиях требовалось много рабочих рук. Между священниками (семейство Аарона) и левитами (10) было положено определенное различие. Только священники могли приближаться к святыне, другим грозила смертная кара. Такая иерархия предназначалась для возвеличивания славы Божьей. Когда же некоторые из левитов попытались нарушить повеление, то поплатились за это своей жизнью (16:1—33). В ранние новозаветные времена апостолы поставили себе в помощь семь мужей, названных потом диаконами (Деян. 6). Таким образом, стало общепринятым проводить параллель между пресвитерами и диаконами, с одной стороны, и священниками и левитами, с другой. Положение левитов кратко определено в ст. 9.

    3:11—13 Левиты занимают место первенцев. Хотя левиты были отданы Аарону и его сыновьям, они все же принадлежали Богу. Таков был закон, что все первородное (и первенцы) принадлежало Господу (13), ибо в Пасхальный вечер Господь назвал всех первенцев Своими (Исх. 13:1 — 16). Ныне же левиты занимают место первенцев. Такое замещение способствовало переходу от системы семейного жертвоприношения к общественному богослужению. В патриархальную эпоху главы семейств (мужи, подобные Ною и Иову) исполняли роль семейного священника (Быт. 8:20; Иов. 1:5) до тех пор, пока это служение не переходило к первенцу мужского пола. Ныне Израиль превратился в народ, и хотя отправление некоторых служений продолжалось в семействах (напр., Пасха), возникла необходимость учреждения единого организованного священнодействия (ср.: Втор. 12:5–14).

    3:14—39 Первое исчисление левитов. Священное колено Левия состояло из трех кланов: Гирсона, Каафа и Мерари, каждый из которых включал семейные ответвления. Исчислению подлежали все первенцы мужского пола от одного месяца и выше с тем, чтобы взять левитов вместо всех первенцев (40–51).

    Сказано также, что левиты должны были устраиваться станом. Аарону и его сынам следовало располагаться напротив входа в скинию с восточной стороны ее. Никому, кроме священников, не дозволялось приближаться к святыне (38). Среди левитов наиболее священные обязанности были возложены на сынов Каафовых. Руководил ими Елеазар, начальник над начальниками левитов (евр. «князь князей»; ст. 32). Со временем он станет первосвященником вместо Аарона (20:26—28). Другие левиты находились под началом Ифамара (см.: 4:28,33). Общая численность левитов достигала 22 300, а не 22 000 (39). Однако эти 22 000 не составляют полного числа, поскольку оно не соответствует числу первенцев: 22 273; итак, не доставало 273 человек (43). Многие ученые допускают, что переписчиками еврейских манускриптов была допущена небольшая ошибка, то есть еврейская буква «эль» выпала (напр., sh–1–sh «три» стала sh–sh «шесть») и 8300 превратилось в 8600 каафитов.

    3:40–51 Исчисление и искупление первенцев. Первенцев у израильтян оказалось 22 273, то есть на 273 человека больше, чем левитов. За каждого следовало уплатить по пяти сиклей серебра (предположительно эта сумма равнялась оплате труда за шесть месяцев). Искупление через выкуп было распространенной практикой (Лев. 25). Деньги отвешивались при помощи эталона — по сиклю священному (47; ср.: Исх. 30:13). Священники, по всей вероятности, хранили эталонные гири в святилище, чтобы гарантировать использование верных мерил (Лев. 19:35–36). Такое практическое проявление заповеди любви к ближнему вошло в вероисповедание Израиля: «Неверные весы — мерзость пред Господом, но правильный вес угоден Ему» (Прит. 11:1; см.: Прит. 16:11; 20:23; Иез. 45:10). Кодекс кальвинистских методистов или пресвитериан Уэльса (адаптировано в 1823) положил в основу тот же самый принцип для членов церкви: «Покупая или продавая что–то, они должны быть людьми немногословными… не наживаясь на невежестве других и не взимая вдвое за одну вещь, но, понимая ценность и хождение на рынке, спрашивать и отдавать за весь товар то, что прилично и должно» (XIV). Как левиты предавались Аарону, так и деньги за выкуп отдавались ему и его сыновьям.


    Таблица 7. Свод левитских обязанностей


    План Скинии собрания


    4:1—33 Обязанности левитов. Трудоспособными считались левиты в возрасте от тридцати до пятидесяти лет, именно они и подлежали исчислению. Слово служение (4) может означать военную службу, тяжелый труд и даже суровые испытания. Возрастной ценз был весьма практической и полезной мерой: физические возможности слуг Божьих должны соответствовать их служению. Поскольку сыны Каафовы несли ответственность за самые святые вещи (3:31), они поставлены перед сынами Гирсона. Весьма подробно расписано, как им следовало хранить ковчег завета (всегда защищенный или покрытый завесой, отделяющей святая святых), стол предложений, светильник и золотой жертвенник. Все эти вещи, а также утварь и сосуды были из золота. Аарон и его сыновья должны были покрывать все святилище и все вещи в нем разноцветными покрывалами, прежде чем сыны Каафовы приступят к ним. И даже после этого каафиты под страхом смерти не должны были ни касаться святыни, ни даже смотреть на нее (16, 20).

    Цвета покрывал несут существенную смысловую нагрузку. Каждый предмет из священных принадлежностей упаковывался в покров голубого цвета. Возможно, голубой цвет, цвет неба, должен был напоминать о Божьем присутствии. О том, как Господь являлся руководителям израильского народа на святой горе Синай, мы читаем: «Потом взошел Моисей и Аарон, Надав и Авиуд и семьдесят из старейшин Израилевых, и видели Бога Израилева; и под ногами Его нечто подобное работе из чистого сапфира и, как самое небо, ясное» (Исх. 24:9–10). Был также и практический смысл в выборе голубых покрывал. Этот цвет помогал отличать наиболее священные предметы от иных вещей, которые заворачивались в багряные или пурпурные покровы (4:8,13). С первого взгляда люди могли понять, что находилось под голубым покровом. И тот, кто смотрел или прикасался, не имел никакого оправдания и должен быть умерщвлен.

    Указания, которые получили левиты, учили их благоговению перед Богом. Каждый из мужей левитских должен был исполнять свои обязанности, не превышая при этом своих прав. Служителям Господа следовало прославлять Бога и бояться Его. Иногда спрашивают: «Как это можно примирить с любовью Божьей? И почему эти страшные вещи не случаются в наши дни?» Заходя в подобных рассуждениях еще дальше, спрашивают: «Разве не следует отсюда, что Ветхий Завет не совсем совершенен?», «Может ли Бог Ветхого Завета быть Богом Отцом Господа нашего Иисуса Христа?» Подобные вопросы обнаруживают фундаментальное, коренное заблуждение в понимании природы Бога. Ветхий и Новый Заветы согласуются между собой абсолютно: наш Бог есть огнь поядающий и Бог поругаем не бывает (Деян. 5:1–11; Гал. 6:7; Евр. 12:29). Хотя любовь Божья и Его всепрощение безмерны, Он не позволит людям бесчестить Себя. Прежде всего — слава Божья, потом благо человеков.

    Только чудом благодати и то и другое совершается в подвиге Христа. Интересная дискуссия на эту тему помещена во втором томе биографии доктора Мартина Ллойд–Джонса (Murrey I. H. David Martyn Lloyd–Jones. The Fight of Faith [1939–1981] [The Banner of Truth Trust, 1990], vol. 2. P. 319). Эта идея заставляет всех, кто любит Господа, служить со страхом и радоваться с трепетом (Пс. 2:11). Здесь заключен и второй урок, который нам также следует усвоить. Когда дары народа Божьего употребляются в полном соответствии с требованиями Бога, место находится для каждого. Каждое дарование Божье, действуя на своем месте, служит обществу. Апостол Павел настойчиво внушал эту мысль церкви в Коринфе. Церковь уподобляется телу, в котором множество органов и членов его помогают друг другу и всякий орган и всякий член необходим другому (1 Кор. 12–14; Еф. 4:7–16).

    4:34—49 Исчисление завершается. В итоге 8 580 левитов назначены на деятельное служение. Несомненно, обеспечивать транспортировку скинии и ее принадлежностей было важным заданием.

    Примечание. Первому поколению левитов выпало провести свою жизнь во время странствования израильтян через пустыню в исполнении этих повелений Божьих. Однако после того, как Израиль водворился в Ханаане, их роль переменилась. Левиты жили в Израиле повсюду (см. ком. к 35:6–34). Когда Иерусалим стал постоянным местом пребывания скинии (а позднее и Храма), левитские кланы получили новые задания. Давид возложил на них отправление музыкального и иных служений в скинии; священники по чину Аарона по–прежнему приносили Богу жертвы (1 Пар. 6:31–49).

    5:1 — 6:27Освящение израильского стана

    В этих главах записана первая группа законов Книги Числа. На первый взгляд они представляются разрозненными и не связанными друг с другом: закон о кожном заболевании, мошенничестве, супружеской измене, назорейских обетах и священнических благословениях. Однако их объединяет общая тема, и каждый из этих законов совершенно уместен в данном контексте. Общая тема — отделение от нечистоты с тем, чтобы весь Израиль мог иметь благословения Божьи. Теперь, когда Израиль и левиты исчислены и организованы, наступает следующий этап: Израиль должен очиститься, чтобы познать Божьи благословение и присутствие. Освящение Израиля проходило в два этапа. Во–первых, нужно было очистить весь стан (главы 5 — 6); во–вторых, освятить скинию и институт священства (главы 7 — 8). Законы, о которых идет речь (5:5 — 6:27), подчеркивают необходимость полного очищения и посвящения, что приносит великие благословения повинующимся.

    5:1–4 Оскверненные отправлены за стан. В этих стихах сосредоточен смысл глав 5 — 6: весь стан следовало очистить, чтобы там мог присутствовать Бог. Требование хранить чистоту было заявлено Израилю уже тогда, когда он впервые подошел к святой горе Синай (Исх. 19:10,14–15). Были даны законы, указывающие, что приводит к нечистоте, например, кожные инфекционные заболевания (Лев. 13 — 14), различные выделения человеческого тела (Лев. 15:2—25) и прикосновение к трупам (Лев. 11:39; 21:1–4). Кожные инфекционные заболевания традиционно диагностировались как проказа (лепра), однако современные ученые полагают, что речь идет, скорее всего, о псориазе и других похожих недугах. Животные также подразделялись на чистых и нечистых, и только мясо чистых животных допускалось в пищу (Лев. 11; см.: Деян. 10:9–16,28–29). «Чистый» и «нечистый» были терминами закона и соотносились с духовной святостью и осквернением. Святость Бога требовала чистоты, чтобы не оскверняли они станов своих, среди которых Я живу (3). Обратим внимание на то, что это повеление абсолютно: в ст. 2 слово «всех» повторяется трижды на языке оригинала (в RSV проставлено слово «всяких»), однако этого нет в переводе NIV.

    Бездна между святым и оскверненным видна повсюду во вселенной. Две реальности — свет и тьма, Царство небесное и царство зла — пребывают в состоянии войны. Авраамов завет проводит разницу между народом святым и нечистыми народами, чуждыми заветам обетования, блуждающими без Бога и без надежды. Полярность этих двух царств открывается уже в главе 3 Книги Бытие (Бог изгнал Адама и Еву из рая по причине их оскверненности грехом) и станет очевидной по скончании времен, когда в Иерусалим «не войдет ничто нечистое» (Отк. 21:27). Таким образом, в 5:1–4 мы видим трезвое предупреждение об окончательном отделении чистых от тех, что пребывают в своих грехах (ср.: Мф. 25:41; 2 Фес. 1:9–10).

    Может показаться слишком суровым и немилосердным повеление отправлять за стан израильский тех, кто страдал от заболеваний. Однако мы видим, что Бог не собирается смягчать Своих требований в угоду людям. Конечно, Он сочувствует нашей немощи, но никогда не поступится Своей святостью. Бог никогда не допустит нечистого в общение с Собой (1 Ин. 1:5–7). Слава Божья — превыше всего, и она требовала отправления нечистых за пределы стана. Но как эту абсолютную святость примирить с любовью и состраданием Бога к грешникам, нуждающимся и отверженным? Бог проявляет сострадание, указывая людям путь очищения от их нечистоты и, следовательно, устранения причины их отверженности. И этот путь — Христос.

    Из данного эпизода вытекает и другой принцип: всенародное благо выше блага индивидуального. Ради интересов частных лиц нельзя ставить под угрозу будущность всего народа. Если не отправить нечистого за пределы стана, то осквернится целый народ и Бог никогда не пребудет с ним. Это актуально и для современной церкви: не прятать, не скрывать нечистого. Церковь не смеет играть со злом и приспосабливаться к преступлениям разноликих меньшинств, которые настаивают на собственном пути, часто под прикрытием ложных заверений в любви!

    Обратим внимание и на то, что язычники считались нечистыми, однако в Новом Завете отношение к ним иное. Смысл видения Петра состоит в том, что язычники теперь могли быть введены в церковь (Деян. 10). И апостол Павел подтверждает, что дети из семей, где верующим является только один из родителей, святы (1 Кор. 7:14). Святость эта и для иудеев, и для язычников приобретена Христом (Евр. 9:11 —14). Он пострадал «вне стана» именно для исполнения этой цели (Евр. 13:12–14).

    5:5—10 Исповедание и возмещение убытков за обман (мошенничество). Похищенную собственность следовало вернуть сполна (ср.: Лев. 6:1–7), и еще пятую часть похищенного отдать в качестве возмещения нанесенного ущерба. Основная идея этого повеления состояла в том, что похищенное оскверняло завладевшего им. Такая интерпретация основывается на двух положениях. Во–первых, неверность увязывается с нечистотой (12—31), во–вторых, есть эпизод с Аханом, который превратился в «заклятого на погибель», взяв из «заклятого на погибель» (Нав. 7). Практические следствия обмана в тексте не раскрываются, но нет никаких сомнений, что подобные грехи наносили серьезный урон народу Божьему и разрушали мир. Пророк Исайя позднее живописует такие конфликты как неочищенную, гноящуюся рану (Ис. 1:5—6). Природа такого зла в Книге Числа рассматривается прежде всего как неверность Господу, а потом людям. Необходимо осознавать духовную природу воровства или хищения хитростью или обманом. Человек, крадущий у своего брата, отбирая данное тому Богом, не доверяет благости Бога, Который и его готов поддержать в нужде и наделить от Своей щедрости. Неверие такого человека порождает в нем ненависть к своему брату и зависть, что и ведет к воровству. Этим и обнаруживается, что в его сердце нет места Богу, но есть лишь любовь к материальным вещам. Такой анализ открывает глубины греха в сердце вора. Наконец, можно вспомнить учение Христа, что жертвоприношения неприемлемы, если обиды между людьми не устранены (Мф. 5:23–24). Заметим, что священник обязан бороться с этим злом и исповедание такого греха просто необходимо.

    5:11—31 О жене, подозреваемой в супружеской неверности. Это еще одна брешь в вере, на сей раз в отношениях между мужем и женой. В данном случае муж подозревает жену в измене, неверность ее приводит к нечистоте и нарушает общение с Богом. Если при этом имеются свидетели, то неизбежна смертная казнь (Быт. 20:3; Лев. 20:10; Втор. 22:22). Но если свидетелей нет, ни один судья не может вынести приговора на основании одного лишь подозрения. Где присутствует сомнение, дело следует предавать Богу, Которому ведомо все. Священнику следовало соблюсти ритуал, при котором женщина, подозреваемая в супружеской измене, принимала заклятия на самое себя. Ее ответ Аминь означает: «Да исполнится сие и со мною» (см.: Втор. 27:14–26). Если она виновна, проклятие падет на ее голову. В переводе RSV ст. 21 звучит как «да соделает тебя Господь омерзением и проклятием в народе твоем». Убеждение, что проклятие видимо проявится на ней, нашло выражение в конкретном ритуале (23—28) — священник писал заклинания на свитке и смывал их слова в воду, которую эта женщина выпивала. В этом ритуале не было никакой магии; не было никакого вреда и от чернил, растворившихся в воде. Писчие принадлежности, вероятно, состояли из пергаментного свитка и чернил, сделанных из лампадной гари или сажи, смешанной в воде с камедью, материалом, легко доступным в пустыне. Заклинания эти обладали силой, поскольку подозреваемую ставили перед лицом Господа (16), Который проницает сердце человека и исполняет проклятие, если женщина подлинно виновна.

    Примечание. Стих 23 открывает нам значение последующих писаний. Мы читаем, что «Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою» (Гал. 3:13), и, будучи безгрешен, Он понес страдания от клятвы на собственном теле. Аналогично Исайя предрекает, что Отрок Господа будет поставлен «в завет для народа» (Ис. 42:6; 49:8). И Он воплотил в Себе завет, поэтому апостол Павел убежден, что все обетования Божьи утверждены «во Христе Иисусе» (2 Кор. 1:20).

    6:1–21 Назорейский обет. Обет назорейства представлял собой особый обет (2), который нельзя было принимать необдуманно, легкомысленно. Обычно действие этого обета распространялось на какой–то определенный период. Было три знака назорейского отделения: воздержание от вина и крепких напитков (3–4; Израиль в будущем согрешит, предложив назореям вино, Ам. 2:11 — 12); запрет на прикосновения к трупам (6—8); и запрет на бритье головы (5). Первые два условия совпадали с правилами для священников, распространявшимися на них во время исполнения ими служебных обязанностей. Священники не имели права употреблять вино, поскольку они могли утратить бдительность в соблюдении закона и обучении ему (Лев. 10:6–11). Первосвященник не должен был даже входить в помещение, где находился мертвый, пусть даже это был отец или мать его, хотя рядовые священники могли прикасаться к телам умерших близких родственников (Лев. 21:1–4,11). Нестриженые волосы были характерной особенностью назорея, символом его посвящения Богуf «потому что посвящение Богу его на главе его» (7). Слово «назорей» родственно еврейскому слову nezer (низер), которое имело два значения: «обет» и «венец». Таким образом, на языке оригинала этот текст сообщает, что низер Бога его на главе его. Здесь может содержаться нарочитый намек на то, что длинные волосы, бывшие признаком обета (низер), походили на венец (низер). Если обет нарушался назореем (напр., когда кто–то «умрет при нем»), он должен был расплатиться за это и снова начать посвящение (9—12). Когда заканчивался период посвящения, назорею полагалось остричь волосы и сжечь их в огне мирной жертвы (13—21). Самсон был назорей от рождения своего (Суд. 13; ср.: 16:17–20), и апостол Павел, по–видимому, давал такой обет (Деян. 18:18; 21:20–26). Назорейство представляло собой высшую степень отделенности для Господа, если не принимать во внимание священства. Оно было знаком посвященности Израиля Богу. Закон абсолютно ясен: обеты следует исполнять (Втор. 23:21–23; см.: Суд. 11:30–39; Пс. 55:13; 64:2; 115:9; ср.: Мф. 5:33–37).

    6:22–27 Священническое благословение. Место этому благословению найдено подходящее. Израиль приведен в порядок и посвящен Господу, и теперь вслед за выказанным евреями послушанием Бог благословляет их. Благословение не бессмысленный штамп или избитая фраза; благословение исполнено глубокого смысла. Оно состоит из шести частей.

    1. Да благословит тебя Господь. Благословение — это все те заветные дары, которые Бог являет Своему народу (Втор. 28:1–14). Сыновья обычно уповали на благословение своих отцов (напр.: Быт. 27:27–29, 38; 49:1–28). Адам получил благословение Божье, и Лука называет его «сыном Божиим» (Быт. 1:28; 5:1—3; Лк. 3:38). Через Адамово грехопадение вошло проклятие (Быт. 3:14–19), и все же благословение снова обетовано Аврааму и его потомкам (Быт. 12:1–3). Благословение влечет за собой плодотворность (потомства, стада, жатвы), хотя эти блага — лишь видимые знаки истинного благословения, то есть общения с Господом. Если только Бог — наш Отец, тогда на нас истинное благословение (Быт. 17:16; 22:17–18; Лев. 26:3–13; Втор. 28:2–14).

    2. И сохранит тебя. Цель такой охраны состояла в том, чтобы удержать Израиль в заветных отношениях с Богом. Господь был Хранителем Израиля (Пс. 120:7–8; ср:. Евр. 13:6). Христос, добрый Пастырь, хранит Своих овец и не утратил ни одной, кроме Иуды Искариота (Ин. 6:37–40; 10:11–16; 18:9).

    3. Да призрит на тебя Господь светлым лицем Своим. Его лице означает присутствие Божье, явленное в светозарном облаке (Исх. 40:34 и далее); призрит на тебя значит, что Богу благоугоден Его народ и Он спасает его (Прит. 16:15; Пс. 30:17; 66:2 и далее; 79:4,8,20).

    4. И помилует тебя. Народ, благоугодный Богу, обретает у Него благодать, Его заветную милость. Основополагающим в спасении является тот факт, что благосклонность Божью заслужить нельзя. Ее невозможно заработать, Бог проявляет милость исключительно из любви Своей и верности Своей клятве (Втор. 7:7—8). Этот принцип обнаруживается повсюду в Библии (Иез. 16:1 и далее;' Рим. 5:1 — 11; 9:10–13,18; 11:5; 1 Кор. 1:26 и далее).

    5. Да обратит Господь лице Свое на тебя. Эти слова еще более выразительны, они молят о том, чтобы Господь обратил Свое внимание на Израиля. В этом отражается, по–видимому, тот факт, что некогда Бог избрал именно евреев, а не другое племя. Если Бог скрывает лице Свое от Израиля, тот начинает страдать и гибнет (Пс. 29:8; 43:25; 103:29).

    6. И даст тебе мир. Мир означает полноту, совершенство и благополучие. Издавна такое пожелание сопровождало заключение союза. Союзы заключались с целью обеспечения мира через установление правильных отношений. Но когда Бог дает мир, он распространяет его на всю жизнь, и тогда даже враги примиряются (Лев. 26:6; Прит. 16:7). Эти слова позже будут истолкованы как обетование Мессии, «Князя мира» (Ис. 9:6), и обретут свою истинную силу и глубину во Христе (Ин. 14:27; Еф. 2:14–18).

    Следует обратить внимание на форму этого благословения. Во–первых, оно изложено высоким поэтическим языком, тремя стихами, которые состоят из двух частей. Каждый стих длиннее предыдущего, что делает это благословение все более ясным, сильным и выразительным. Во–вторых, в этом благословении используются повторы. Дважды упоминается лице Господне (присутствие Его); войти в присутствие Бога — вот цель всего искупления. Трижды повторяется Божественное имя Господь (евр. Яхве — YHWH). Некоторые видят в этом прообраз Святой Троицы (см.: Рим. 10:9; 2 Кор. 3:17). Ученые считают это благословение шедевром древней поэзии. В 1979 г. во время раскопок в Иерусалиме нашли два серебряных свитка, относящихся к VII веку до н. э. На этих свитках оказались слова как раз из Книги Числа 6:24–26 в редакции, почти совершенно идентичной еврейскому тексту.

    Влияние этого шедевра прослеживается в Библии повсюду (Пс. 66; 120; 121; 123; 127). Послания апостола Павла начинаются с приветствий, в которых постоянно упоминаются слова «благодать» и «мир» (напр.: Рим. 1:7; 1 Кор. 1:3; а во 2 Тим. 1:2 прибавлено слово «милость»). В большинстве случаев Павел говорит, что благодать и мир исходят от Бога, Отца нашего и Господа Иисуса Христа; несомненно, он обращается здесь к священническому благословению.

    Бог говорит: Так пусть призывают имя Мое на сынов Израилевых (27). И в этом видится знак принадлежности. Эта идея вновь актуализируется в двух ключевых местах Писания. Во–первых, в пророчестве Исайи о восстановлении Израиля: «Один скажет: «я Господень»… а иной напишет рукою своею: «я Господень» (Ис. 44:5). Время великого благословения наступило тогда, когда Иуда и Израиль были избавлены из пленения. Во–вторых, во время окончательного собрания народа Божьего, которое предвидится согласно пророчествам книги Откровение, «узрят лице Его, и имя Его будет на челах их» (Отк. 22:4; см.: 2:17; 14:1). Библия заканчивается видением благословенного состояния святых (Отк. 22:1—5), о котором пророчествуется языком священнического благословения: «ничего… не будет проклятого» (Отк. 22:3; ср:. Чис. 6:24,27); «Господь Бог освящает их» и они не нуждаются в свете солнечном, ни в светильнике (Отк. 22:5; ср.: Чис. 6:25). Таким образом, эти древние слова содержат обетование исполнения заветного благословения, которого жаждут чада Божьи во всяком поколении и которое будет даровано в совершенстве своем в день, назначенный Богом.

    7:1 — 8:26 Освящение скинии и священства

    Лейтмотив этих глав — святость и очищение. Скиния освящена, и служители при ней очищены. Все это сопровождалось немалым пролитием крови.

    7:1–89 Скиния освящена. Язык в этом месте отличается точностью: Моисей освятил скинию (т. е. сделал ее святой) и «посвятил» жертвенник (1, 10—11). Слово посвящение встречается в Писании всего лишь несколько раз. Аналогичным образом и Соломон освятил внутреннюю часть двора и посвятил жертвенник (2 Пар. 7:7,9), и это событие во 2 Пар. 7:5 называется «посвящением» Храма. В апокрифе 2 Мак. 2:20 читаем: «О делах же Иуды Маккавея и братьев его и об очищении великого храма и посвящении жертвенника». Это историческое событие отмечается во время праздника Хануки 25 хислева (декабрь), о том же празднике упоминается и в Ин. 10:22. Освящение скинии было первым в ряду этих событий. Начальники Израилевы возносили приношения, жертвы за грех и мирные жертвы. Эти начальники не поименованы, но говорится, что именно они заведовали исчислением (2). Фактически перепись была осуществлена через месяц по возведении скинии (1:1), и автор сообщал уже об этом. Подобного рода изображение обнаруживается также в стихах 6—8: повозки и волы были отданы левитам, которые еще не были посвящены (3 — 4; 8:5—26). Приношения и жертвы совершались в два этапа. Во–первых, повозки и волы для скинии (3–9); во–вторых, приношения серебряных блюд, чаш, золотых кадильниц и жертв для жертвенника (1–88). Сыны Каафовы не получили повозок и волов, поскольку повозки и волы нужны были для перевозки шатра, а не святилища, за которое несли ответственность каафиты (9). Когда Давид переносил ковчег в Иерусалим, ковчег был поставлен на новую колесницу (2 Цар. 6:3–4). После смерти Озы, однако, уже не слышно о колеснице, а только о «несших ковчег Господень» (2 Цар. 6:13; 15:24). Гибель Озы заставила в точности следовать требованиям закона (1 Пар. 15:11 —15). Описание жертвоприношений колен Израилевых (10—88) показывает, каким скрупулезным было Писание (наверное это связано с тем, что оно предполагало не развлекать читателя, а дать ему руководство к действию).

    Между прочим, при перечислении Иуда снова поставлен первым (см. ком. к 2:1—34). Отметим также, что жертвоприношения каждого колена в назначенный день были щедрыми и равноценными. Апостол Павел, собирая материальные средства в пользу святых из Иерусалима, настаивал на равной доле и для церквей Македонии: «Не требуется, чтобы другим было облегчение, а вам тяжесть, но чтоб была равномерность» (2 Кор. 8:13).

    Итоги приношений для служения в святилище подведены в стихах 84—88. В эти двенадцать дней пролиты реки крови. Без пролития жертвенной крови не бывает очищения (Евр. 9:22). На протяжении двенадцати дней были принесены также и другие жертвы (напр., при рукоположении Аарона; Лев. 8 — 9). И до окончания этих двенадцати дней для заклания в четырнадцатый день выбирался пасхальный агнец.

    Итог освящения представлен трижды в трех параллельных отчетах (7:89; Исх. 40:34–35; Лев. 8 — 9), причем каждый отчет отражает основной интерес книги, в которой он находится. Светоносное облако, покрывающее шатер, и слава Господня, постоянно наполняющая скинию, описываются в Ис. 40:34–35 с целью указать на основную тему данной книги — славное Присутствие Божие в среде народа Его. В Лев. 9:23–24 рассказывается, как Моисей и Аарон благословили народ и как ниспал огонь и сжег жертвоприношения, дабы указать на священство, благоугодное Богу. Здесь (89) Господь обращается к Моисею (указание на основную тему Книги Числа) со Своим словом. Однако в Числах не остаются без внимания и другие аспекты. Действительно, в стихах 8:5–26 рассматривается левитское священство, а далее (9:15–23) светозарное облако.

    Внимание первых десяти глав сосредоточено на слове Божьем, в них осмысливается великая привилегия тех, к кому обращено это слово. Бог проявил в отношении Моисея исключительную милость, говоря с ним «устами к устам» (12:6–8). В еврейском текст (ст. 89) даже не упоминается имени Бога, лишь сообщается о том, что Моисей входил в скинию, чтобы говорить «с Ним» (перевод NIV ради уточнения прибавляет: с Господом). Тот факт, что глас Божий доносится с престола Господня (традиционно называемого «крышкой ковчега») на ковчеге завета, указывает, что слово Его приходит к сынам Израилевым как привилегия завета и Его великая милость. Далее Бог говорит из пространства, расположенного между херувимами, которые, как мы помним, в начале истории человечества преградили нашим прародителям путь в Эдемский сад и к дереву жизни (Быт. 3:24). Слово Божье есть жизнь; эта связь между словом истины и жизнью вечной никогда не утрачивалась, однако яснее всего она отражена в учении Христа, изложенном в Евангелиях (напр.: Ин. 1:4; 6:63).

    8:1–4 Семь лампад. Эти лампады были сделаны по образцу, показанному Моисею (4; Исх. 25:31–40; см.: Евр. 8:5), и должны были освещать пространство перед светильником. В таком положении лампады отбрасывали свет на трапезу предложения с двенадцатью хлебами. Огонь в лампадах следовало поддерживать постоянно (Лев. 24:2—4). Семь золотых светильников из видения Иоанна символизировали семь церквей (Отк. 1:12 и дал.).

    8:5—26 Левиты посвящены и определены на труд. Левиты должны были пройти религиозно–обрядовое очищение очистительной водою (буквально «водой греха») (7). Израильтяне возлагали свои руки на левитов (10), а затем левиты свои руки на жертву за грех. Это обыкновенно сопровождалось исповеданием греха, что указывает на заместительную роль жертвенного животного (12). Основное значение ритуала возложения рук, вероятно, состояло в «передаче» определенного права или статуса заместителю: благословения наследнику (Быт. 48:14) или власти при рукоположении (Чис. 27:23); а здесь — вины жертвенному животному. Возложение рук практиковалось и в новозаветной церкви (Деян. 6:6; 13:3; Мк. 5:23; Деян. 8:15–18; Евр. 6:2). Это было очень ответственным делом, вот почему апостол Павел предостерегает от поспешности (1 Тим. 5:22). Из контекста главы 8 следует, что левиты были приношением Израиля Господу (11, 15). Они были отделены для Господа (14, 16) и заместили собой первенцев Израилевых (17 и дал.). Вместе с тем не упускается из виду и то, что левиты были отданы Аарону (19, 22). Упоминаются и возрастные рамки — от двадцати пяти до пятидесяти лет (24–26). В переписи же участвовали мужчины в возрасте от тридцати до пятидесяти лет (4:3; однако в LXX в этом месте также проставлено двадцать пять лет). В период правления Давида, когда скиния находилась на Сионе, возрастной ценз был понижен до двадцати лет (1 Пар. 23:24–27), хотя во время переписи Давид исчислял только тех, кто был старше тридцати лет (1 Пар. 23:3). Тому же правилу следовали и последующие поколения (2 Пар. 31:17; Езд. 3:8). Отставка не означала удаления от службы. После пятидесяти лет левит продолжал служить братьям. В общем, служители Божьи, по–видимому, трудились ради Бога в меру сил, полученных от Него, до поздних лет, а то и вплоть до смерти (Втор. 34:7; 1 Цар. 4:14 и дал.; 12:2; 2 Тим. 4:6–8; 2 Пет. 1:13–15).

    9:1 — 10:36 Ведомый Присутствием Божьим, Израиль отправляется в землю обетованную

    9:1—14 Пасха. Первоначальная Пасха отметила исход евреев из Египта. И вот сыны Израилевы празднуют ее первую годовщину перед тем, как покинуть святую гору Синай. Мы уже отмечали выше, что в Книге Числа не соблюдается хронологическая последовательность событий, и здесь автор пожелал поставить описание Пасхи как раз перед снятием лагеря со святой горы Синай. Таким образом он напоминает о том, что Бог продолжал освобождать и вести Свой народ. Разбирается вопрос о нечистоте, которая препятствует человеку совершать Пасху (ст. 6–13; ср.: Ин. 18:28). Это была очень серьезная проблема: люди, которые оказались нечисты от прикосновения к мертвому телу, не могли участвовать в приношении Господу. Возник настоящий страх перед отлучением их от общества Господня. В связи с этим был дан дополнительный закон о том, что они должны были совершать Пасху на один месяц позже. Однако никакого принижения значения Пасхи здесь нет, поскольку этим людям следовало блюсти те же самые правила (11—12). Если же человек, не имея никакого законного оправдания, не совершал Пасхи, то он изгонялся из общества Господня. За осознанное нарушение закона Божьего никакого прощения не могло быть. Никогда немощь не оставалась без поддержки, а восстание — без кары. Предусматривалось также участие в Пасхе и пришельцев, но пришелец был обязан обрезаться (Исх. 12:48—49). Таким образом, Писание здесь предуказывает место язычников в спасении. Мы можем заметить, как серьезно Писание смотрит на Пасху. Это относится и к апостолу, и евангелисту Иоанну, который толкует смерть Христа как совершение Пасхи с точностью до последних деталей (см.: Ин. 9:17–37). Иоанн утверждает, что Сей есть истинный пасхальный «Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1:29; ср.: 1 Кор. 5:7).

    9:15—23 Светоносное облако. Согласно Книге Исход облачный столп представлял собой славу Господню, наполнявшую скинию (Исх. 40:34–38). В Книге Числа, однако, ничего не говорится о славе Божьей, но все внимание.сосредоточивается на том факте, что светозарное облако вело сынов Израилевых вперед. В данном отрывке снова говорится, что израильский стан снимался и останавливался согласно воле Божьей, о которой сигнализировали передвижения светоносного облака. Повтор служит развитию идеи: светозарное облако покрыло скинию от начала (15); оно представлялось в ночное время огнем (16); оно вело сынов Израиля (17–18); время стоянок колебалось от нескольких дней до целого года, и это было прообразом того, что Израилю предстоит провести в пустыне долгий период (19—22). И завершается этот текст указанием на то, что Израиль следовал повелениям Господа (23). Светоносное облако появится снова, когда Соломон освятит Храм (3 Цар. 8:10–12). Христос Иисус входил в светозарное облако на горе Преображения (Лк. 9:34) и во время Вознесения (Деян. 1:9). Образ облака как присутствия Божьего и образ храма соединились вместе в личности Христа. Он есть храм (Отк. 21:22), и в Нем обитает полнота славы Божьей (Ин. 17:21; Кол. 1:19). Через присутствие Святого Духа верующие становятся живыми камнями храма (Ин. 7:37–39; 1 Кор. 6:19; 1 Пет. 2:4–5). Таким образом, Богу угодно являть Свою славу в духовном устроении Церкви (Еф. 2:22; 3:10–11,21).

    10:1—10 Серебряные трубы. Здесь речь идет о последних сборах перед тем, как сняться со святой горы Синай. Трубы были сделаны из кованого серебра. (Серебро начали выплавлять и работать с ним издревле, столетия тому назад.) Иосиф Флавий описывает их как трубы небольшого диаметра длиной в 18 дюймов (45 см) и с концом в форме колокола, такими они и представлены на триумфальной арке Тита в Риме. Они отличались от обыкновенных труб, сделанных из овечьих рогов, и издавали более ясный, чистый звук. Разные позывные этих труб созывали собрания различных предназначений (начальников, всего собрания, по поводу снятия со стоянки колен Израилевых), в них трубили во время битв и перед великими праздниками. Серебряные трубы вручались священникам, которые обладали правом руководить (включая также и руководство в наставлениях). Благополучие израильтян сохранялось до тех пор, пока трубные звуки призывали Бога. Так использовались трубы из поколения в поколение (4 Цар. 11:14; Езд. 3:10; Пс. 97:6). Апостол Павел упомянул трубные звуки как образ проповеди, говоря, что дело служения должно производить чистые, ясные звуки (1 Кор. 14:8), иначе люди не обретут готовности к духовным битвам. И как трубы поручались священникам, так проповеди поручаются служителям Божьим, в особенности старейшинам (Деян. 20:17–35; Тит. 1:5; Евр. 13:17; 1 Пет. 5:1–4). Если бы труба оказалась в руках самозванцев, они погубили бы церковь Христову, уподобившись волкам лютым, которые не жалеют стада. Новый Завет приводит и еще один потрясающей силы образ: подобно тому, как труба собирала Израиль на праздники, так же призовет труба мертвых к жизни (Мф. 24:31; 1 Кор. 15:52; 1 Фес. 4:16; Отк. 8 — 9). Трубный призыв на празднества звучал бодро, радостно (Пс. 97:6), так что этот образ несет в себе радость Воскресения к вечной жизни и трапезе Господней, приготовленной в Царстве Христовом.

    10:11—34 Израиль оставляет Синай. Это кульминация первой части книги (главы 1–10). Цель всех приготовлений у святой горы Синай состояла в том, чтобы Бог мог пребывать со Своим народом и вести его в Ханаан. Здесь даются новые сведения о порядке, которого израильтяне должны придерживаться во время походов: скиния передвигалась вслед за первым ополчением, а не в середине вместе со всеми священными предметами. Это объясняется практическими соображениями: скиния должна быть установлена еще до прибытия священных предметов на новое место стоянки. Ковчег завета шел перед Израилем (33) с Иудой в авангарде (14) и Даном в арьергарде (25). Моисей пожелал, чтобы с ним пошел Ховав, сын Рагуилов, его тесть, поскольку тому пустынные территории были знакомы лучше. Слова Моисея, обращенные к нему, проясняли смысл происходящего: основание для похода — обетование, которое Бог сделал Аврааму, и цель — земля обетованная.

    10:35—36 Заключение. Слова Моисея отражают две ключевые библейские темы: победу Господа над врагами Его и неизменное пребывание Бога с Его народом. Об этом говорилось, когда ковчег отправлялся в путь и во время остановки его в центре стана. Поскольку эти моменты были вершиной сборов, растянувшихся почти на год, нам следует уделить им особое внимание.

    Библия часто говорит о триумфе Бога над врагами Его. В Эдемском саду было обетовано, что змий, смертельный враг человека, будет поражен (Быт. 3:15). Вавилон стал «столицей» противников Божьих, а Вавилонская башня — символом объединенного восстания против Всевышнего (Быт 11:1–9). Позднее Вавилон оказался местом, где народ Божий находился в плену. Вавилон был ненавистным врагом Израиля (Пс. 136), ему была предуготована погибель (Ис. 13 — 14). В Откровении победа Бога описана как падение Вавилона, что вдохновило великую хвалу Господу (Отк. 12:7; 14:8; 17:4–6; 18:1 — 19:5).

    Бог поклялся, что пред Ним преклонится всякое колено (Ис. 45:23). Это касается и всех Его врагов, которые скорее падут в ужасе, нежели в прославлении смиренно поклонятся Богу. Тем не менее и они преклонятся пред Ним. Гибель царства мира сего была предопределена в вечности Троическим советом Бога, имевшим место пред актом творения. Затем предустановлено было течение истории, которое включало и духовную битву в небесах. По этому плану Бог прославится и проявит Себя прежде всего Всемогущим Правителем вселенной. Отец воздвигнет Сына и даст Ему имя превыше всякого имени, а Сын прославит Отца. Цель состоит в том, чтобы Бог был воспринимаем как все во всем. Этот план включал творение, падение человека и искупление его. Он, этот план, не был открыт в начале, но постепенно значение его открывалось посредством исторических заветов и в ходе истории искупления. Этот план полностью раскроется в конце времен, когда каждое создание будет восхищаться глубиной мудрости и милости Бога.

    Вторая тема, которая звучит в словах Моисея, — это высшая милость и благодать: Бог обитает среди тысяч и тысяч Израиля. Такое общение с Богом есть предмет вожделения многих поколений святых во все времена. Это Царство Божье. Уорфилд пишет, что «установление и развитие Царства Божьего… можно было бы назвать кардинальной темой Ветхого Завета» (Warfield В. В. Biblical Doctrines [Banner of Truth Trust, 1988, first published 1929]. P. 11). Таким образом, заключительные слова первой части Книги Числа вводят читателя в сердцевину библейского послания. Вторая и третья части посвящены в основном следующей важнейшей теме Ветхого Завета: вступлению народа Божьего в землю обетованную.

    11:1–25:18 Путь к земле обетованной

    Во второй части Книги Числа (главы 11 — 25) рассказывается о переходе от святой горы Синай к пределам Ханаана, о неудачной попытке евреев захватить землю и о периоде скитаний по пустыне. Во–первых, мы читаем о восстании Израиля (главы 11 — 19); после этого переходим непосредственно к завершению периода странствований народа, когда Израиль вновь подступает к Ханаану, чтобы вскоре овладеть им (главы 20 — 25). Средняя часть Книги Числа резко контрастирует с ее первой частью. Слова Божьи, приготовлявшие народ, сменяются словами жалоб самого народа, его нежеланием положиться на Бога и вступить в землю обетованную.

    11:1 — 12:16 Ропот

    Начальный стих звучит весьма драматично по сравнению со стихами, которые ему непосредственно предшествуют (10:35–36). Моисей только что взывал к Богу, чтобы Он победил врагов Его и пребывал с народом Своим, и здесь же, без какого бы то ни было перерыва в изложении, мы читаем: Народ стал роптать вслух Господа (1). Какой контраст! Слова в еврейском тексте нарочито подчеркивают: израильтяне роптали «на зло» в то время, как получили от Бога благо. В главах 11 — 25 выходит на первый план тема «ропота». В еврейском тексте используется несколько слов, между тем как Септуагинта дает только одно — gonguzo (в NIV оно переводится как «роптать, выражать недовольство, жаловаться»), этим же словом пользовались апостолы Иоанн и Павел (см. ком. К 11:4—15).

    11:1—3 Первая волна ропота в Тавере. Характер будущих жалоб заложен в этом первом кратком отчете: народ ропщет; Господь слышит этот ропот, и это возбуждает в Нем гнев; Моисей вступается за народ, и суд Господень останавливается. Моисей нередко выступал в роли ходатая за народ (напр., на горе Хорив, в ситуации грехопадения с золотым тельцом; Исх. 32). Последовавшее наказание напоминает нам, что наш Бог есть «огнь поядающий». Огонь часто символизирует явление Присутствия Божьего и Его деятельность (см. Быт. 15:17–18, когда дым и пламя прошли между рассеченными животными; Исх. 3, горящий терновый куст; ср.: Евр. 12:29). Израильтяне дорого заплатили за познание Бога, когда смерть постигла двух старших сыновей Аарона, Надава и Авиуда (Лев. 10).

    11:4–15 Вторая волна ропота. Еврейское слово для понятия толпа имеет значение общего сбора, и в греческом переводе этого слова (epimiktos) чувствуется оттенок неоднородности, смешения. Возможно, это относилось к языческим пришельцам. Поэтому дальше в тексте прибавлено, что сыны Израылевы начали плакать. Вот наглядный урок того, как народ Божий может подвергнуться влиянию тех, кто окружает его и ведет ко греху. Слова израильтян свидетельствуют, что они презрели Господа: Кто накормит нас мясом? Неожиданно текст начинает походить на меню — рыба, огурцы, дыня (5) — когда сыны Израилевы сравнивают манну небесную с широким выбором той пищи, что была доступна им в Египте. Они запамятовали, что Господь избавил их от железной печи, и презрели ниспосланное Богом благо. В Пс. 77 живописуется грех Израиля (ср.: Исх. 16:3): они не веровали в Бога, они забыли все, что Он сделал для них, и лгали пред Ним (Пс. 77:22,32,36,42). Причиной происходящего было неверие и короткая память, ведущие к недовольству и ропоту. В Книге Числа рисуется точная картина поведения израильтян. Они разошлись по домам и разнесли свои стенания по своим семействам (10), что было просто губительно. Возбуждая недовольство в своих же собственных семействах, они вели их прямиком к погибели. Здесь можно заметить, что слово «ропот» не очень характерно для Нового Завета, однако апостол Иоанн останавливает свой выбор именно на нем в той особой ситуации, когда Христос говорит иудеям, что Он есть хлеб жизни, сошедший с небес, что Он есть хлеб жизни, превосходящий манну (Ин. 6:35; 41–61). Эти иудеи, «возроптавшие на Него», повторили преступление своих предков, описанное в Книге Числа, и причина этому была та же самая — неверие (Ин. 6:64). Приведенные примеры являются предупреждением современной церкви (1 Кор. 10:10— 11). Подобный ропот ведет к греху, и, кроме того, он подрывает веру в других людях. Не исключено, что множество молодых людей покинули церковь и даже окончательно погибли, поскольку они слышали ропот в отчем доме.

    Дело в том, что злоречие действует губительно на тех, кто прислушивается к нему. Книга Числа открывает тяжесть ощущаемого Моисеем бремени (11), оттого что Израиль уподобился дитяти, коего следует нянчить.

    11:16–35 Назначение старейшин и снабжение мясной провизией. Возникшее затруднение находит двойное решение. Во–первых, в помощь Моисею было назначено семьдесят старейшин. Когда Иофор увидел однажды, что Моисей нуждается в помощи, он посоветовал ему поставить над Израилем судей, что тот и сделал. Ныне же был создан руководящий совет из семидесяти старейшин. Видимо, в этот совет вошли те старейшины, которые взошли вместе с Моисеем на святую гору Синай, то есть избранные из народа (Исх. 24:9–11). В позднейшей истории Израиля встречаются подобные руководящие органы, например синедрион, упоминаемый в Евангелиях. Так же и христианская церковь впоследствии станет созывать соборы для обсуждения проблем вселенской церкви (начало было зафиксировано в Деян. 15). Таким образом, с древнейших времен Израилем управлял совет старейшин. Вероятно, это было естественно для общества, где отец являлся главой семейства, в которое входили чада и домочадцы, рабы и дети. Правление старейшин продолжалось на протяжении всего ветхозаветного периода (см.: Руф. 4:2; Прит. 31:23); та же система управления существовала среди иудеев и во времена земного служения Христа (Мф. 16:21; Лк. 7:3); она же была заимствована апостолами в качестве образца для поместных церквей (Деян. 20:17; 1 Тим. 4:14; 5:17; Тит. 1:5; Иак. 5:14; 1 Пет. 5:1) и, по–видимому, она сохранится до скончания века (Отк. 4:4; 19:4). В дни Моисея эти люди были избраны в помощь ему в качестве Божьих пастырей. Новый Завет называет старейшин пастырями, служащими Пастыреначальнику (1 Пет. 5:1—4) и обязанными дать Ему отчет (Евр. 13:17). По этой причине им следовало быть покорными. Эти старейшины были даны Моисею, чтобы разделить с ним его бремя, и этому образцу, видимо, следуют и позднейшие поколения, так что в Новом Завете такая система власти, при которой церкви подчиняются совету старейшин (иначе говоря, пресвитеров; Фил. 1:1), представлена как вполне естественная. Господь дал Духа Своего этим семидесяти старейшинам, которые должны были помогать Моисею (24—30). Видимым знаком схождения Духа было пророчество, как и в другие времена (1 Цар. 10:6—13; Иол. 2:28; Деян. 2:4; 1 Кор. 12:10). Повсюду в Библии руководители народа Божия могли действовать только благодаря Духу Святому. Судьи, Саул, Давид, пророки, апостолы и старейшины Ефесской церкви — яркий тому пример.

    Кроме назначения духовных руководителей в помощь Моисею, Господь решает и другой вопрос — проблему народного ропота. Это казалось невозможным — отыскать в пустыне достаточно мясной пищи, чтобы удовлетворить прихоть народа. (Было 600 000 пеших воинов; 11:21–22. Вот еще одно подтверждение тому, что большие числа, указанные в переписи, следует принимать в буквальном их значении; см. ком. к 1:17–46.) Реакция Моисея здесь похожа на реакцию учеников Христа, когда Он накормил пять тысяч человек (Ин. 6:7). Всякий раз, какие бы ни возникали проблемы, неразрешимые для людей, Писание дает один ответ: никогда не бывает рука Господа коротка! (Быт. 18:14; Ис. 50:2; 59:1; Иер. 32:17,27). Богу все возможно. Абсолютная власть суверенного Правителя неба и земли всегда была и остается прибежищем для тех, кто верует в Него (см.: Дан. 1 — 6). Бог непременно явит Свою силу, дабы подтвердить Свое слово (23). Снабжение израильтян перепелиным мясом — пример того, как Господь господствует над Своим творением. Перепела относятся к семейству фазановых. Эти птицы зимуют в Африке и мигрируют на север обычно в марте или апреле месяце. В тот год перепела в большом количестве были принесены Израилю ветром. Однако эта решение Божье сопровождалось гневом. Люди ели мясо перепелов и умирали от великой язвы. Таким образом, первые две остановки в странствовании Израиля получили название Тавера («горение», 11:3) и Киброт–Гаттаава («гробы прихоти», 11:34). Переход стал дорогой смерти. Мы не знаем теперь, где точно находились эти местности, кроме того, что они должны были лежать где–то между святой горой Синай и Асирофом (см. ком. к Чис. 33).

    12:1–15 Мариам и Аарон противостоят Моисею. Третье восстание произошло в Асирофе, месте следующей стоянки. Моисей был женат на женщине из числа потомков Хуша, сына Хамова, возможно, ефиоплянке (в Быт. 10:6 Хуш означает Ефиоп), которая, по–видимому, была его второй женой (первая жена Моисея, Сепфора, — по происхождению мадианитянка; Исх. 2:16—21). Используя эфиоплянку как повод, Мариам и Аарон стали упрекать Моисея. Они стремились уравняться с Моисеем в положении руководителей Израиля. Мариам, вероятно, была зачинщицей преступления и понесла наказание. Кажется странным, что она, женщина, бросила вызов авторитету своего брата. Однако нужно помнить, что Мариам пророчествовала и руководила женщинами Израиля (Исх. 15:20–21).

    И опять мы читаем, что Господь слышит их враждебные слова. Ответом Бога было подтверждение, что Его выбор — Моисей (6—8), а затем осуждение Мариам и Аарона (9—10). Много сходного в восстании Мариам и требовании Израилем мясной пищи (11:4—35). В обоих случаях отклонялось то, что предлагал Господь (манна небесная и Моисеево руководство), а в ответ Бог подтверждал статус Моисея (назначив Израилю совет старейшин и сказав слово Свое) и посылал наказания (великая язва и проказа Мариам). Автор Книги Числа отмечает кротость Моисея (3). Воистину, смириться значит предать себя воле Божьей вплоть до самоотречения. Такое приношение в жертву самого себя делает человека уязвимым и заставляет обратиться к Богу в поисках защиты и поддержки. Более того, желая служить Богу, человек открывает свои собственные слабости и немощи и приобретает на таком пути верную самооценку. Глубокое смирение — не отрицательное свойство (не обесценение самого себя), но положительное, как предание себя делу служения, чему совершенный пример — Сам Христос. (Флп. 2:3–8). Моисей проявлял кротость на протяжении всех сорока лет странствований, ведя народ через пустыню. Он не пытался защитить себя сам, но обращался к Богу, Который хранит смиренных и помогает им (Пс. 146:6; 149:4; Мф. 5:5; 1 Пет. 5:6). В данном случае Господь сохранил Мариам и Аарона в живых только потому, что поддерживал раба Своего Моисея. Таким образом, Книга Числа сообщает о трех «ропотах», случившихся еще до того, как Израиль прошел половину пути к Ханаану.

    13:1 — 14:45 Израиль отвергает землю обетованную

    Пустыня Фаран раскинулась к югу от Ханаана, именно отсюда соглядатаи имели возможность видеть эту землю. Путь к земле обетованной был дорогой ропота, однако теперь, по возвращении соглядатаев, восстание Израиля стало окончательной катастрофой.

    13:1—17 Соглядатаи. Текст начинается словом Господа. Повеление посмотреть землю обетованную исходило из того, что Бог дал израильтянам эту землю и теперь пришло время вступить в нее. Каждое колено было представлено своим начальником. Начальники, главные из колен, отличались от тех, что производили перепись и приносили жертвы при освящении скинии. Видимо, это были люди более молодые. Так, один из соглядатаев, Иисус Навин, был служитель Моисея и юноша (Исх. 33:11; Чис. 11:28). Моисей переименовал Осию, сына Навина, в Иешуа, изменив тем самым значение имени «он спасает» на «Господь спасает» (16). Это имя, вероятно, стало первым израильским именем, которое включало имя Господа. Греческая форма имени Иешуа — Иисус.

    13:18—26 Сорок дней осмотра земли. Соглядатаям следовало осмотреть два района земли Ханаанской: округ Негев на юге и холмы к северу (18). Пройдя до северных пределов Ханаана, соглядатаи пересекли всю землю, о которой говорилось в обетовании Божием (22). Так как было это ко времени созревания винограда (т. е. конец июля), выходит, что соглядатаи были посланы осмотреть страну приблизительно через два месяца после того, как Израиль снялся от святой горы Синай. Соглядатаи прошли около 250 миль (400 км) к северу и не возвращались вплоть до сентября. Они посетили Хеврон (23), где были погребены праотцы (Быт. 23:17–20; 49:29–33; 50:13). Книга Числа сообщает, что Хеврон был заложен на семь лет раньше Цоана (Танис или Аварис), бывшего столицей гиксосов в Египте и построенного около 1700 г. до н. э. (23). Возможно, автор Книги Числа знал о построении Цоана в Египте потому, что к строительству привлекался Израиль. Хеврон был очевидным напоминанием об обетовании Божьем. Но здесь, в самом сердце устремлений Израиля, обитали сыны Енаковы, знаменитые воины (Втор. 9:2). О них есть упоминание даже в египетских манускриптах 1800–1700 гг. до н. э. Халев же фактически нанес им сокрушительное поражение (Нав. 15:14; Суд. 1:10).

    13:27–34 Зловещий отчет. Первые же слова этих соглядатаев выдают их с головой. В выражении земля, в которую ты посылал нас, не упоминается о том, что это Господь послал их, не вспоминают они о Его обетованиях (ср.: 10:29). С одной стороны, соглядатаи демонстрировали всему обществу сынов Израилевых богатые плоды этой земли и подтверждали, что в ней подлинно течет молоко и мед. (Такое же описание плодородия использовано в отношении района Галилеи в египетской Story of Sinuhe.) Это в точности соответствует словам обетования Божия об этой земле (Исх. 3:8, 17). С другой стороны, в своем отчете соглядатаи сосредоточились на укрепленных городах и сильном народе, обитающем там (некоторые из обитателей этой земле были как исполины), и заявляли, что завоевание этой земли невозможно. Халев пытался заставить народ замолчать (31). В дальнейшем мы узнаем, что Иисус встал на сторону Халева (14:6). Но народ уже начал роптать снова. Глубокая и горькая ирония состоит в том, что соглядатаи говорили о тех племенах, которые были поименованы в Божьем обетовании еще Аврааму (Быт. 15:18 и дал.). Бог тогда указывал, что мера беззаконий аморреев еще не «наполнилась» и что Он уготовил для них суды Свои, которые Израилю и следовало претворить в жизнь (Быт 15:16).

    14:1—10 Народное восстание. Сыны Израилевы роптали (т. е, «сетовали»), и это было не что иное, как восстание (9). В этой главе видно, что характер их преступления осложнился: ропот на Господа (27, 29, 36), отказ от земли обетованной, перерастающий, по сути дела, в отвержение завета (31) и богоотступничество (43). Они подвергли сомнению намерение Божье (3) и отвергли Моисея (4). Стоит заметить, что их безумное пожелание умереть в сей пустыне (2) исполнилось (28). Это место напоминает нам более позднее предупреждение, что в день суда люди ответят за каждое праздное слово, какое молвят в течение жизни (Мф. 12:36—37). Иисус и Халев оказались достаточно проницательными, чтобы понять всю тяжесть преступления Израиля; они разодрали свои одежды в знак скорби и гнева. Эти двое словно бы устроили плач по мертвым. Они подтвердили свою убежденность в том, что Бог соделает все, что обетовал, и введет их в эту землю (8).

    14:11–25 Милость и осуждение Господа. Слово Божье начинается с точного диагноза преступления Израиля; суть его — неверие. Израильтяне отказались поверить Богу и вызвали Его раздражение (11). «Не верующий в Бога представляет Его лживым» (1 Ин. 5:10). Вина Израиля состояла в том, что он считал Бога неспособным сдержать Свое слово. Вера, в сущности, есть уверенность в том, что Бог исполнит все Свои обещания. Неверие Израиля подчеркивает безусловную веру их предка Авраама (Быт. 15:6). В реакции Бога на преступление Израиля проступает Его гнев: «Поражу его язвою и истреблю его». Истребить означает «лишить наследства», то есть они не обретут наследия в земле обетованной. Моисей вступился за народ на основании завета с Богом (16) и в расчете на милость Его (18—19). На то же самое уповал он и тогда, когда Израиль отлил золотого тельца на горе Хорив (Исх. 32:11–14). Такова же и истинная молитва, она покоится на основании Божьих обетовании и просит об исполнении Его слова. Именно это составляет суть молитвы веры; такая молитва творится согласно воле Божьей (1 Ин. 5:14). Славой Божьей полна вся земля в связи с заветом Бога и исполнением слова Его. Ответ Господа Моисею многое открывает нам в библейском богословии. Во–первых, всегда есть надежда на прощение, поскольку Бог продолжил отношения с Израилем как со Своим избранным народом и осуществил Свое обетование в отношении младшего поколения еврейского (23—24). Во–вторых, существует осуждение. Прощение никогда не бывает произвольным, не бывает и за счет славы Божьей. Клятва Бога (21–25) показывает, что Его собственная слава является для Него главной заботой. Поэтому те, кто презрел Его, никогда не увидят земли, которую Он обещал их праотцам. На следующий день израильтяне должны были вернуться на свой маршрут и идти в пустыню к Чермному морю. Это была стремительная отмена всего достигнутого.

    14:26—38 Гибель в пустыне. За первой клятвой последовала вторая (28). Все, исчисленные при Синае и возроптавшие на Господа, умрут в пустыне, как того и пожелали. Их дети должны выдержать испытание пустыней в течение сорока лет. Здесь мы видим пример того, как грехи отцов падают на головы их детей. Пройдет сорок лет, прежде чем они вступят в заповедные пределы. Через эту главу проходит постоянное напоминание о заветной цели, которая исполнится в детях (31), ибо Бог даст им узнать эту землю. Наконец, сообщники, противоставшие Богу, узнают ныне, что значит восстать на Него (34). Наказание не заставило себя ждать, и смерть поразила десятерых соглядатаев, принесших Израилю дурной отчет.

    14:39—45 Некоторые осмеливаются вступить в землю обетованную. Был преподан и еще один урок. Народ осознал свой грех слишком поздно. Израильтяне захотели исправить положение и предприняли нападение на Ханаан. Но, во–первых, в данном случае сокрушение о преступлении слишком запоздало. Это напоминает стенания Исава после того, как он продал свое первородство и утратил благословение. Но было уже поздно стенать и плакать (Евр. 12:17). Во–вторых, израильтяне и в этой ситуации презрели слово Божие. Он повелел им вернуться в пустыню (25). Следовательно, когда они отправились в Ханаан, они пошли туда одни, Господа с ними не было, ковчег завета не оставлял стана (42, 44). Сами слова «Вот, мы пойдем на то место, о котором сказал Господь» (40), указывают на слабость их веры, поскольку они даже не упомянули клятвы Божьей, данной их отцам. В результате они были побиты, их гнали до Хормы в пустыне Негев (точные географические координаты Хормы ныне обсуждаются). Название этого места связывают с еврейским словом herem («преданный погибели»), и оно служит подходящей концовкой для этого ужасного эпизода. (См. ком. к богоотступничеству во Вступлении).

    15:1—41 Законы для земли обетованной: жертвоприношения и прощение

    Мы возвращаемся к слову Господа, прозвучавшему после гибели бунтарей. Немедленно приносится утешение. Хотя клятва Бога закрыла вход в Ханаан на сорок лет, обетование о том, что Израиль поселится в Ханаане, нашло еще одно подтверждение: Когда вы войдете в землю вашего жительства, которую Я даю вам… (2). Итак, законы, которые следуют далее, имеют прямую связь с тем, что только что произошло.

    15:1—21 Приношения от земли. Всем жертвоприношениям, сжигаемым на жертвеннике, должны были сопутствовать приношения муки, смешанной с елеем, и возлияние вина. Для разных жертвенных животных устанавливались различные количества муки и вина. Ефа составляла около 5 галлонов (22 литра), а гин — приблизительно 6 пинт (3,6 литра). В этом законе нельзя не видеть замечательного подтверждения обетовании Божьих. Закон повторно указывает на благоухание, приятное для Господа, подразумевая, что Господь снова принимает Израиль. Мука, елей и вино были в то время основными продуктами земледелия Ханаанской земли. Поскольку соглядатаи только что посетили Ханаан и стоял сентябрь, приблизительно середина месяца, то Израиль, по–видимому, знал, что в этот период жители той земли собирали урожай масличных садов, из которого в определенный день будет получено оливковое масло, то есть елей. В этом законе заключен принцип благодарения: Израилю необходимо вернуть Господу приношение от земли, которую Он сначала дал им. Таков дух закона, абсолютно исключающий ропот и недовольство.

    Заключительная часть закона также замечательна (13—16). Она напоминает о том, что в израильском обществе были пришельцы (иноплеменники), и они имели право участвовать в жертвоприношениях. Конечно, они обязаны были блюсти те же самые израильские установления и законы. В этом законе отражается цель Божьего завета с Авраамом — все племена земные благословятся в его потомках (Быт. 12:3; 17:12). Итак, по многим статьям этот закон относился и к иноплеменникам, соответствуя, таким образом, обетованиям Божьим. Затем Бог повелел Израилю возносить Ему жертвы от начатков урожая зерновых (17–21). Это требование подчеркивает, что народ Божий обязан прежде благодарить Бога, а уже потом удовлетворять свои желания. Такие обычаи следовало блюсти в народе Божьем (15, 21).

    15:22–31 Грех по неведению и осознанный грех. Рассмотренные законы подтверждают обетование Божье относительно Ханаана, а теперь наше внимание обращается на препятствие, воздвигаемое грехом. Между непреднамеренным заблуждением (оплошностью) и вызывающим, дерзким преступлением («грех под рукою высокою» — еврейская идиома) — кардинальная разница. Невольное преступление закона есть грех, совершаемый без осознания существа его; такой грех случается «по недосмотру» общества в целом (24) или по неведению отдельного его представителя (27). Любой грех подобного рода прощался как израильтяне так и пришельцу. Прощался грех, совершенный по неведению. Никакого прощения не допускалось, если кто–то преступал закон осознанно, дерзко (30–31).

    Разница, проводимая здесь между невольным и умышленным преступлением закона, сохраняется в Писаниях повсюду. Хула на Святого Духа непростительна «ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12:22–32). Этот грех заключается в отвержении свидетельства Духа о Христе. Христос Иисус предупреждал иудеев, которые не веровали в Него, что их вина останется на них, поскольку они заявляли о своем знании Бога (Ин. 9:39—41). Их преступлением было неверие, отказ уверовать в Сына Божия. Предостережения о невозможности вновь обновиться находим также в Послании к евреям (Евр. 6:4—8), и апостол Иоанн не позволяет нам молиться за «согрешающих грехом к смерти» (1 Ин. 5:13—17). Этот вопрос жизненно важен для всякого поколения народа Божьего в любом веке. Это побуждает нас возрастать в вере, «совлекшись ветхого человека» вместе с его духом ропота и неверием.

    15:32—36 О нарушителе субботы. Этот эпизод помещен здесь в качестве примера дерзкого греха. Нет специальных указаний на то, что человек нарушил субботу предумышленно, однако это не могло быть иначе, так как в субботу все общество отдыхало. Он, безусловно, знал закон субботы, да и поведение любого другого человека в этот день было достаточным свидетельством об этом законе. Приговор был один — смертная казнь (35). Исполнение приговора осуществлялось вне стана. На казнь такого преступника вело все общество — символическая демонстрация его устранения из среды Израиля (истребления души той из народа своего).

    15:37—41 Голубые кисти. Голубые кисти на краях одежды должны были напоминать о необходимости блюсти повеления Господа. По–видимому, они помещались на четырех углах покрывала (Втор. 22:12). Снова был избран голубой цвет. Завеса в скинии, за которой скрывался ковчег завета, была голубого цвета, возможно, по этой причине и нити на кисточках также должны были быть голубыми.

    Есть интересный эпизод из жизни царя Давида. Запертый Саулом в пещерах пустыни Эн–Гадди, Давид тайно отрезал край одежды Саула (1 Цар. 24:1–15). Он сделал это, чтобы доказать, что не ищет смерти Саула. Решение отрезать край царского облачения могло иметь символическое значение. Некоторые предполагают, что это был знак, что царство отойдет от Саула. Если голубые кисти свисали с краев одежды Саула, то, возможно, это была попытка сказать Саулу о том, что в своем стремлении убить Давида он забыл закон Божий. Ношение кистей на краях одежды стало характерной деталью иудейской жизни, фарисеи любили удлинять (увеличивать) воскрылия своих одежд, чтобы демонстрировать свою набожность и заслужить похвалу от людей (Мф. 23:5).

    Заключительные слова данного отрывка заставляют вспомнить основную цель закона: закон был дан для того, чтобы Господь был Богом Израиля, а Израиль — Его народом (41).

    16:1 — 17:13 Восстание Корея и подтверждение первосвященства Аарона

    В тексте не говорится о времени и месте этого восстания. Однако есть указания, свидетельствующие о его связи с тем, что Моисей не привел народ в Ханаан (14). Следовательно, новая оппозиция Моисею и Аарону могла возникнуть вскоре после неудачи самовольного вторжения в заповедные пределы. Главы 16 — 19 посвящены в основном первосвященству Аарона.

    16:1–15 Восстание против Моисея и Аарона. Мятежников возглавил человек, занимающий высокое положение в обществе. Корей был левитом из семейства каафитов, которому было доверено носить во время странствий ковчег завета и священные сосуды. Потомки Рувима, сообщники Корея, также принадлежали к знатному роду. К ним примкнули 250 начальников общества Господня, призываемых на собрания известных людей. Их недовольство было направлено на иерархию: они желали себе статуса, равного статусу Моисея и Аарона. Но это было явным посягательством на порядок, установленный Богом на святой горе Синай (главы 3 — 4). Мятежники домогались также и священства (10). В словах Моисея ты и все твое общество собрались против Господа (11) видна игра слов. «Собраться» в еврейском языке связано с именем Левий. Когда Моисей призвал их, открылась тайная пружина их противления. Они противились заветным обетованиям Божьим двояко (13—14): представляя Египет землей, в которой течет молоко и мед (описание Ханаана, данное Богом), и ропща на то, что Моисей и Аарон не дали им во владение обетованного наследства.

    16:16—35 Осуждение мятежников. Выбор священников был прерогативой только Бога. Приношение фимиама символизировало обращение к Богу для получения Его одобрения. Писание сравнивает молитвы святых с приношением фимиама (Пс. 140:2; Отк. 8:3). После возведения скинии Надав и Авиуд, старшие сыновья Аарона, воскурили фимиам против воли Божьей. Бог не принял их, и они умерли (Лев. 10). Когда Корей и бывшие с ним приблизились со своими кадильницами, они должны были осознавать всю серьезность ситуации. Опасность, угрожавшая им, становилась еще более очевидной, когда слава Божья — грозное предупреждение о суде (ср.: 12:5; 14:10) — появилась у входа скинии. Этот образ, вероятно, повлиял на апостола Иакова и звучит в его предупреждении церкви: «Не сетуйте, братия, друг на друга, чтобы не быть осужденными: вот, Судия стоит у дверей!» (Иак. 5:9).

    Господь не признал Корея и бывших с ним. Он обращался только к Моисею и Аарону. Далее мы узнаем, что рядом с Моисеем встали старейшины израилевы (25). Обществу следовало отделиться от шатров мятежников, «чтобы не погибнуть во всех грехах их» (26). Но когда свершился суд, стало ясно, что отделения было недостаточно. Все бежали в ужасе (34), и это напоминало бегство Лота от развалин Содома и Гоморры (Быт. 19:17).

    Суд над Кореем и его сообщниками состоялся немедленно. Из рассказа автора Книги Числа об их смерти становится ясно, что они погибли в духовном смысле. Шеол поглотил их живьем. Шеол («преисподняя») рассматривался как место обитания мертвых под землей. Вместе с мятежниками погибло все, чем они владели; то же случилось и с Аханом, когда он взял добычу в Иерихоне, предназначенном к погибели (Нав. 7). И в заключение говорится о том, что они извергнуты из среды общества, то есть места среди народа Божия для них не оставалось (33). 250 сторонников Корея погибли подобно Надаву и Авиуду. Некоторые ученые предполагают, что земля разверзлась по вполне естественным причинам: в определенных частях пустыни складываются известные условия, при которых возможны разломы земной коры. Однако таким толкованиям, на чем бы они ни основывались, никогда не затемнить той истины, что здесь был суд Божий над противниками служителей Его — Моисея и Аарона.

    16:36—40 Медные листы для покрытия жертвенника. Теперь наше внимание переключается с Моисея на Аарона. Отсюда и до конца главы 19 в центре повествования — священство Аарона. Кадильницы были разбиты, из них были сделаны листы для покрытия жертвенника в знак того, что воскурять фимиам позволялось только сынам Аарона (см. ком. к 3:1–4).

    16:41–50 Ропот народа. На следующий день народ показал, что сердцем он был на стороне Корея. О Корее и его сообщниках люди говорили как о народе Господнем (41). Как быстро они забыли об ужасном суде, состоявшемся накануне. Воистину, тут было нечто большее, нежели простая забывчивость; это был отказ поверить, что суд совершил Бог. Моисея обвинили в убийстве. Вот другой пример неверия старшего поколения евреев. Как и прежде, появление славного облака сигнализировало о неминуемом гневе Божьем. И снова Моисей пытался заступиться за народ (45), но на сей раз Аарон предотвратил гибель народа. Аарону удалось «заступить» народ от «поражения», и это был еще один знак, что Бог избрал его. Возникает яркий образ Аарона, ставшего между живыми и мертвыми, о чем всей массе народа Божьего следует помнить, ибо он прообразовал Христа, Первосвященника нашего, вставшего между нами и вечной смертью. Его ходатайством и искуплением мы спасены. Эта история учит нас оставаться преданными избранным служителям Божьим. Можно вспомнить здесь раннюю церковь, которая была предана апостолам (Деян. 2:42; 1 Тим. 4:16). Понятно, что через общение с апостолами христиане вступали в благодатное общение с Богом и Христом (1 Ин. 1:1—4). То же самое и сегодня — мы должны быть едины в нашей вере (см.: Ин. 17:20–23).

    17:1—13 Знамение Божье, подтверждающее избрание Аарона. В ответ на постоянное неверие и ропот Израиль получает знамение. Оно было послано не для верующих, а для неверующих и непокорных (10). Ту же цель имел дар говорения на иных языках (1 Кор. 14:22) и чудеса, сотворенные Христом (Ин. 6:30), а Ахаз не станет просить знамения, дабы не искушать Господа (Ис. 7:10—14). Цель же этого знамения — заставить умолкнуть постоянный ропот на Аарона. Фактически это уже второе знамение (первым было медное покрытие жертвенника), однако оно было знамением чудесным. Двенадцать жезлов представляли двенадцать колен (еврейское слово «жезл» означает также «ветвь» или «колено»). Жезлы с написанными на каждом из них именами начальников колен были положены перед ковчегом откровения, перед самим Присутствием Божьим. Ааронов жезл расцвел, пустил почки, дал цвет и принес миндали. Это указывало не только на Божественный выбор, характер знамения выражал еще избыток жизни.

    Религиозная идея состояла в следующем: через избранного Мною служителя вы обретете жизнь. Народ уже мог в этом убедиться, когда Аарон встал между мертвыми и живыми (16:48). Память о расцветшем жезле Аарона сообщалась из поколения в поколение (Евр. 9:4). Он свидетельствовал о том, что Бог исполнит Свое слово. Возможно, именно этот жезл и составляет суть позднейших ссылок на праведную Отрасль (Иер. 23:5; 33:15–16; Зах. 3:8; 6:12). Глава 17 завершается страхом Израиля, что они все погибнут, поскольку им не приблизиться к Богу. Их слова отражают признание своей вины: теперь им нужен посредник (как на святой горе Синай; Исх. 20:18—21) и законы, которые следуют далее (главы 18 — 19), представляют собой ответ Бога на их нужду. Это верно и в отношении каждого человека, а наша нужда удовлетворяется, в конечном счете, только во Христе Иисусе. Это прекрасно преподано нам в Послании к Евреям.

    Основная идея глав 16–17 состоит в настойчивом требовании должного уважения к первосвященству Аарона. Во–первых, тем самым выражается почтение к святости Божьей — к Богу нельзя приблизиться иначе, как только через того, кого Он призвал к этому. В этом утверждении есть указание на будущий Новый Завет — мы можем приблизиться к Богу только во Христе, нашем Первосвященнике, Которого назначил нам Бог. Во–вторых, мы узнаем, что Бог не допустит, чтобы Его служителей изгоняли; Он поддержит их. В христианскую эру Бог назначал и назначает людей для служения Себе. Они не господа, но слуги, на которых возлагается ответственность за стадо. Эти мужи суть старейшины (то же служение, что и у епископов; см., к примеру, Calvin J. Institutes of the Christian Religion, IV.3.8; и Тит. 1:5–7). Церкви следует почитать этих руководителей из глубокого благоговения перед Христом, Который дал их. Единственная их привилегия — служение Христу, они не имеют никакой иной власти, кроме власти Его слова. На них лежит громадная ответственность, оправдать которую можно лишь святостью, верностью и любовью. Учением на эту тему пронизан Новый Завет, но корни его уходят глубоко в ветхозаветные тексты, подобные данному.

    18:1 — 19:22 Перечень обязанностей и прав левитов

    Следующие две главы представляют собой ответ на вопрос, заданный Израилем: «Не придется ли всем нам умереть?» Ответ находится в священстве, в его обязанностях (гл. 18) и его богослужебной функции религиозно–обрядового очищения Израиля (гл. 19).

    18:1–7 Ответственность священников и левитов. Служебное положение и ответственность — понятия взаимодополняющие. Семейство Аарона должно было взять на себя вину за любые оскорбления и проступки в отношении скинии и служения в ней. Левиты придавались священниками в помощь, и все вместе они отвечали за любые нарушения закона (3). Как сказано Аарону: «пусть они будут при тебе». Еврейское слово, передающее понятие «быть при», происходит от того же корня, что и слово левит. Господь подарил их Аарону. В то же время проводилась четкая разница между священником и левитом (7).

    18:8–32 Десятинная подать. Когда Корей, Дафан и Авирон пытались узурпировать власть Моисея, он обратил их внимание на то, что никак не проявлял эту власть над ними. В частности, он не взял от них ничего, «не взял ни у одного из них осла» (16:15). Ныне Господь повелел, что Аарон будет иметь часть от приношений Израиля. Этот завет становился вечным (19). Это повеление и справедливо, и практично. Справедливо, ибо трудящийся достоин награды своей. Сказано: «Не заграждай рта волу, когда он молотит» (Втор. 25:4) — такова забота Божья о твари. Практично, потому что оно гарантировало положение, при котором священники могли отдавать служению Богу все время, не тревожась о своем пропитании. К тому же система церковных податей логична. Левиты не наследовали земли в Ханаане, чтобы обрабатывать ее и культивировать. Их наследием вместо этого станет Бог, и они будут служить Ему, не отвлекаясь на остальное и получая поддержку от десятин. Двенадцать колен (600 000 мужей), приносящие десятинную подать и возношения, будут содержать около 22 000 левитов (26). Люди получали землю бесплатно, и должны были отдавать десятую часть от того, что сначала им дано было Богом. В свою очередь тысячи левитов обязаны приносить Господу свою подать. От их десятины семейство Аароново должно иметь свою часть (28). Таким образом, священство было хорошо обеспечено.

    Десятинная подать была установлена не законом. Авраам признал эту обязанность прежде, чем был дан закон. Всегда считалось праведным возвращать Богу определенную часть от всего того, что было получено от Него (Быт. 14:20; Евр. 7:4). Позднее левитами пренебрегали, и одна из реформ Неемии состояла как раз в том, чтобы восстановить десятинную подать (Неем. 10:32—39). Малахия предъявлял Израилю обвинения, что он обкрадывал Бога по своему неверию. Малахия призывал израильтян приносить все десятины, после чего Божьи благословения будут столь велики, что изольются на них «до избытка» (Мал. 3:6—12). Десятинная подать была введена навеки. Таким образом, если Аароново первосвященство исполнилось во Христе, нет никаких сомнений в том, что церковная десятина также принадлежит Ему. Об этом говорит и Новый Завет. Апостол Павел защищал свое право жить от благовествования (1 Кор. 9:3–14). Если это повеление пренебрегаемо у христиан, то в результате страдает дело служения и наблюдается духовный упадок (Мф. 10:9—10; Гал. 6:6—7; 1 Тим. 5:17–18).

    19:1—22 Вода для очищения. Закон требует чистоты и святости. Перед снятием стана от святой горы Синай Израиль отправил за стан все нечистое. В тот момент и был предусмотрен способ религиозно–обрядового очищения от греха и нечистоты. Причина установления этого закона приводится в стихе 20: нечистый оскверняет святилище Господа. Таким образом, в главе 19 идет речь о том же, что и в главе 18: оскорбления и проступки в отношении святыни вызывают гнев Божий, поскольку оскорбляют святость Его. Пепел рыжей телицы смешивался с водой, и этой водой затем следовало пользоваться для ритуального очищения. Это не было чем–то новым. Моисей также смешивал кровь тельцов с иссопом, червленою шерстью и водою, чтобы окропить весь народ и книгу завета (Исх. 24:6–8; ср.: Евр. 9:19–22).

    Послание к Евреям учит тому, что без пролития крови не бывает прощения греха (Евр. 9:22). И все же такое окропление водой с пеплом рыжей телицы освящало «оскверненных, дабы чисто было тело», Кровь же Христа очищает совесть (Евр. 9:13—14). Если кто–то пренебрегал водой очищения, то истреблялся из среды своего народа. Высокомерно отвергая предусмотренное Господом, такой человек сознательно грешил, преступал закон Божий, имея полное знание о нем. Тот же принцип приложим и к жертвоприношению Христа. Если человек отказывается уверовать в Него, он уже осужден, потому что не уверовал во имя Сына Божия(Ин. 3:18). Он повернулся спиной к единственному средству, данному от Бога, чтобы очистить его грехи.

    20:1 — 21:35 Израиль снова движется в Ханаан

    В первый месяц означает, по–видимому, середину марта. Минуло тридцать восемь лет, и наступил сороковой год. Об этом прямо не говорится, но если сравнить список стоянок (20:1 перекликается с 33:36, с учетом ст. 38), то можно обнаружить, что автор Книги Числа пропустил около тридцати восьми лет, проведенных народом в пустыне, и это молчаливое свидетельство, что они прошли впустую. Приблизительно в октябре Израиль пересечет долину Заред, а через тридцать восемь лет после того, как он обратился назад от Кадес–Варни в пустыню Фаран (Втор. 2:14; ср.: Чис. 14:25), Моисей, а позднее Иеффай, сделали обзор этой истории (Втор. 2:2–15; Суд. 11:15–27).

    20:1 Умирает Мариам. Позднее в этом же году умрут также Аарон и Моисей. Так полагается конец поколению, не посмевшему вступить в Ханаан.

    20:2—13 Недовольство при Мериве. Годы, проведенные в пустыне, закончились тем, с чего начались, — недовольством. Возможно, молодое поколение евреев копировало пути старшего. В Книге Второзаконие описывается, как Моисей предупреждал народ, что, ожесточившись, они вскоре отпадут от Бога. Как и в прошлые времена появилась слава Господня, дабы противостать мятежникам. Моисей и Аарон взяли жезл, который расцвел в знак подтверждения избранности Аарона Богом (17:1–13). Однако Моисей не последовал в точности повелениям Господа. Он не сказал скале, но ударил в нее дважды, а из слов его можно было понять, что воду из камня источил не кто иной, как он сам (10). Поскольку Моисей не прославил Господа, он не мог вести евреев в землю обетованную.

    20:14–21 Эдом отказывается пропустить Израиль. Израиль начал вступать в соприкосновение с народами, окружающими Ханаан. Эти контакты, дипломатические или в форме военных столкновений, в течение многих столетий оказывали на него глубокое воздействие. Кадес располагался на границе с Эдомом. Чтобы вступить в Ханаан с юга, Израилю следовало пройти через Эдом. Отметим здесь, что текст содержит послания, которыми обменялись народы. В пропуске было отказано.

    20:22–29 Умирает Аарон. (Ср.: 33:37–39.) Местоположение горы Ор не установлено, известно лишь, что она находилась где–то на границе Эдома (во Втор. 10:6 эта гора названа Мозер). Смерть Аарона наступила через четыре месяца после смерти Мариам, приблизительно в середине июля в сороковой год скитаний (33:38). Кончина Мариам и Аарона знаменовала конец старшего поколения. Моисей, оставшийся теперь в одиночестве, вскоре тоже умрет, поскольку приближалось окончание сорокалетнего периода странствований и землю должны были обрести другие — уже без него. Хотя этот отрывок отмечен печалью, есть здесь и провозвестие грядущего вступления в землю обетованную: Елеазар занимает место Аарона.

    21:1—3 Истреблен Арад. Арад был ханаанским городом. Населял же его тот самый народ, который около тридцати восьми лет назад вместе с амаликитянами разбил израильтян как раз в этом же месте — Хорме (14:45). И теперь израильтяне атаковали Арад. На сей раз Израиль положился на Бога. Израиль обещал Господу, что «положит заклятие на них» («истребит их», NIV. — Прим. пер.), что соответствовало обетованиям Божьим. Хананеи должны были утратить свои владения.

    21:4—9 Медный змей. Не получив пропуска через территорию Эдома, Израиль был вынужден идти кружным путем, то есть повернуть в сторону Чермного моря (и это в середине сорокового года). Нетерпеливость и малодушие привели к еще одному восстанию, снова возникло недовольством манной, которую Бог все еще подавал народу. Ядовитые змеи, видимо, относились к семейству гадюк, обитавших в песках Синая и представлявших большую опасность для людей. Противоядием стал взгляд на медного змея, выставленного на знамени. Позднее Езекия истребит медного змея, поскольку он грозил превратиться в объект поклонения (4 Цар. 18:4). Вознесение Христа сравнивалось с этим событием в пустыне, поскольку тот, кто станет взирать на Него, будет жить вечно (Ин. 3:14—15). По–видимому, в обоих случаях средством спасения становилась вера.

    21:10—20 Продвижение Израиля в Моав. Ритм повествования ускоряется. Колена Израилевы устремляются к границе Ханаана. Последние этапы этого пути и описаны автором Книги Числа кратко и один за другим. В переводе NIV использованы разные слова в тех местах, где еврейский текст однообразно повторяет одно. На языке оригинала повторяется «отправились» и «остановились» (21:10,11,12,13). Те же выражения («и отправились…») употреблялись и на предыдущих этапах (20:22; 21:4). Метод повтора в этом случае воссоздает атмосферу поспешности. Израилю следовало спешить, чтобы добраться до земли обетованной. Это «кинематографическое» описание включает две цитаты. Первая взята из архаического манускрипта, Книги броней Господних (14—15; ср. ссылки на Книгу Праведного в Нав. 10:13; 2 Цар. 1:18). Цитата в том виде, в каком приведена в переводе NIV, представляет собой неполный перечень географических названий. Однако еврейский текст допускает и другие варианты перевода (напр., ср.: AV). В переводе LXX читаем: «Потому и сказано в книге, брань Господня воспламенила Цоов и потоки Арнона. И назначил Бог потокам заставить Эра поселиться в том месте; а это прилегает к склонам Моава».

    Вторая цитата представляет собой песнь. Израиль пел от радости, потому что Господь помог ему в его предприятии. Эта песнь хорошо согласуется с тем впечатлением быстрого продвижения народа к заветной цели, которое автор Книги стремится создать у читателя.

    Сороковой год: реконструкция возможной последовательности событий


    21:21—35 Поражение Сигона и Ога. Израиль, находясь между Моавом и аморреями, был окружен врагами (21:13). Путь в Ханаан был перекрыт. Послание Сигону, царю Аморрейскому, походило на послание Едому (22; 20:17), и ответ был таким же: собрал Сигон армию и выступил против Израиля. На сей раз Израиль не обратился в бегство, но поразил зачинщика и завладел его городами. И вновь, дабы отметить эту победу, цитируется старинная песнь. Слово npumoчники (27) в буквальном переводе означает «люди, которые говорят притчами» и, по–видимому, относится к мудрецам израильским, которые обобщали опыт народа в форме загадок и поговорок. Их слова предвосхищали грядущее поражение Моава, чьим богом был Хамос (29; 3 Цар. 11:33). Ог, царь Васанский, тоже потерпел поражение от Израиля (32–35; более пространный отчет см.: Втор. 3:1–11). Одержав две победы, Израиль стал жить на захваченной земле (25, 31, 35). Более подробно о том, как два с половиной колена вторглись в землю, лежащую восточнее Иордана, рассказывается далее (гл. 32).

    22:1 — 24:25 Прорицания Валаама

    Этот отрезок начинается с сообщения о последнем этапе пути, когда Израиль расположился лагерем вдоль Иордана напротив Иерихона и готовился к броску в Ханаан (1; 33:48). Иерихон будет захвачен первым (Нав. 5:13 — 6:27). События, разыгравшиеся на равнинах Моава, вероятно, охватывают последние пять месяцев сорокового года странствий (от середины октября до середины марта) и занимают оставшуюся часть Книги Числа и всю Книгу Второзаконие. Второзаконие только вскользь упоминает эпизод, связанный с Валаамом (Втор. 4:3; 23:4—5).

    22:1—20 Призвание Валаама. Моав объединился с мадианитянами, живущими на Синае и к востоку от Иордана (Исх. 2:15—17; Суд. 6). Совместно они упросили Валаама из Пефора, что на реке (т. е. Евфрате), прийти и проклясть Израиль. Для Израиля за четыре месяца до окончания его сорокалетних скитаний наступил критический момент. Они были на пороге вторжения в Ханаан, когда против них был призван смертельный враг. Важнейшая идея глав 22 — 24 заключается в том, что Бог, несомненно, благословит Свой народ и подтвердит Свои заветные обетования с ним. Рассказывая о призвании Валаама Валаком, автор делает это трояким образом.

    Во–первых, послание Валака четко ставит вопрос: благословлен Израиль или проклят? Его обращение к Валааму — Я знаю, что, кого ты благословишь, тот благословен, и кого ты проклянешь, тот проклят (6) — напоминает обетование Божье Аврааму: «И благословлю тебя… Я благословлю благословляюших тебя, и злословящих тебя прокляну» (Быт. 12:2—3; ср.: Быт. 27:33). Таким образом, слова Валака предупреждают нас об опасности — заветное намерение Бога теперь подвергается испытанию. Валак призвал лжепророка, известного силой своих проклятий, чтобы противопоставить его благословения Божьим. Центральная мысль этих глав выступает здесь рельефно, выпукло: Божьи благословения не отменяются! Эпизод этот важен уже потому, что благословения Божьи нашли подтверждение в устах страшного противника (12).

    Во–вторых, Бог запрещает Валааму пойти и проклясть Израиль (12) или говорить что–либо кроме того, что ему сказать будет велено (20, 38). И когда Валаам отправился к Валаку, Ангел Господень воспрепятствовал ему (21–35).

    В–третьих, несомненность благословений Божьих признавалась даже врагами Израиля (3—5,11). Другими словами, Израиль уже теперь был благословенным и уже теперь был многочисленным народом — как и обетовал Бог. Таким образом, этим эпизодом втолковывалась мысль о надежности заветного обетования. Валаам рассматривается в Писании как лукавый человек. Суждение апостола Петра таково: «[он] возлюбил мзду неправедную» (2 Пет. 2:15–16; Иуд. 11). Сребролюбие заставило Валаама противостать Богу и Его народу. В данном тексте постоянно упоминается о его мзде за волхвования (22:7,17—18; 24:11). Израиль отомстил мадианитянам, при этом был убит и Валаам (31:8).

    22:21–41 Валааму велено говорить только слова Божьи. Исключительность данного эпизода заключается в том, что заговорила ослица Валаама. Конечно, ослица не может говорить, но Господь наделил ее такой способностью, чтобы упрекнуть прорицателя за его полнейшее безумие. Кроме того, Валаамова ослица являла собой живой укор. Ослица эта увидела Ангела, вставшего на их пути, и проявила мудрость, свернув с дороги; Валаам же не видел ничего и, ожесточившись, пытался воротить ее на свою дорогу. Ослица верно служила Валааму, спасая его жизнь; он же свирепо избивал животное (ср.: Прит. 12:10). Валаам считал, что Бог был его противником. Весь смысл этого необычного происшествия в том, чтобы довести до сознания Валаама одну мысль: он не должен молвить ни слова более того, что повелит ему Господь (35, 38). Ярко нарисовано нетерпеливое желание Валака получить от Валаама помощь. Валак вышел на границу «у самого предела», чтобы встретить Валаама и, мягко упрекнув за промедление, вновь упомянул о мзде, назначенной ему (36—37). Уже на следующее утро Валак с Валаамом взошли на Вамоф–Ваали («высоты Вааловы»), чтобы произнести проклятия (41).

    23:1 — 24:25 Валаам благословляет Израиля. Валаам четырежды прорицал об Израиле и трижды о других народах. И в тексте четко сказано, что слова в уста Валаама вкладывал Сам Бог (23:5,12,16,17,26; 24:2,13,16). Относительно этих богоданных прорицаний следует понять одно. Каждое из четырех пророчеств об Израиле возвращает нас к одному из обетовании Авраамова завета и подтверждает его. Первое прорицание (23:7—10), подчеркивая, что Бог не проклинает Израиль, подтверждает, что Израиль будет как песок земный. Кто исчислит песок Иакова и число четвертой части Израиля? (23:10). Второе прорицание (23:18—24), подчеркивая неизменность Божьего обетования, подтверждает, что Бог пребывает среди народа Своего (ясное указание на обетование благодатного общения с Богом): Господь, Бог его, с ним (23:21). Третье прорицание (24:3—9) о видениях, посланных Всемогущим (именно это Свое имя Бог открыл Аврааму), подтверждает, что Израиль унаследует землю обетованную (24:5,6). Предсказанное поражение Агага, царя Амалика, показывает, что здесь подразумевается Ханаан (см.: 1 Цар. 15:8). Наконец, предсказание о том, что Израиль будет пожирать народы, враждебные ему (24:8), соответствует обетованию о том, что семя Авраама овладеет городами врагов своих (Быт. 22:17). То, что здесь подразумевается Авраамов завет, подтверждается последними словами ст. 9: Благословляющий тебя благословен, и проклинающий тебя проклят!'(ср.: Быт. 12:3).

    Четвертое прорицание, быть может, самое замечательное (24:15—19). Это прорицание, идущее от Самого Всевышнего (24:16), именем Которого Мелхиседек благословил Авраама (Быт. 14:18—20). Мелхиседек в Новом Завете ассоциируется с Христом Иисусом (Евр. 7:1–17; см.: Пс. 109:4). Это пророчество связано с обетованием в далеком будущем царя, который поразит врагов Израиля (17–19). Слова Он разит князей Моава (17), видимо, предвосхищают победы царя Давида (2 Цар. 8:2). Однако обетование, данное Аврааму (Быт. 12:3; 22:18), так же, как все остальное Писание, учит нас видеть в обетовании трона Давида обетование Мессии и покорность Ему народов (Быт. 49:10). Итак, Валаам подтвердил обетования Божьи, данные Аврааму.

    Валак все более и более ожесточался на Валаама по мере того, как тот произносил свои прорицания, однако оракул ничего не мог поделать с собой. Он был вынужден благословлять Израиля. Затем, хотя его и не просили об этом, он начинает пророчествовать о будущем иных народов: Амалика (20), Кенеев (21—22), Ассура и Евера (24). Амаликитяне, лютые враги Израиля, были окончательно разгромлены во времена Езекии (1 Пар. 4:43). Некоторые из кенеев были с Израилем, но Ханаан принадлежал им, и они стали первым народом в перечне тех, которые лишатся своего владения (Быт. 15:19). Ассуром обыкновенно называли Ассирию. Евер мог иметь отношение к Вавилону и Киттиму (т. е. Греции). Если все это так, то Валааму удалось заглянуть далеко в грядущую историю Израиля.

    25:1—18 Моав соблазняет Израиля

    Израиль нельзя было проклясть, поскольку слово Божье всемогуще, но его можно было соблазнить, поскольку он был слаб. И снова мы отмечаем характерную черту Книги Числа: она помещает бок о бок слово Бога и восстание человека. Слово Божье благословило; Израиль же восстал. В Книге Числа не сообщается, но мы узнаем из дальнейших Писаний, что это была Валаамова мысль — завлечь Израиль в идолопоклонство и половую распущенность (2 Пет. 2:13–16; Отк. 2:14). Оба этих преступления связаны. Как поклонение Ваалу включало сладострастные оргии, так называемый культ плодородия, так и соблазнительные моавитянки вынуждали Израиль поклоняться их идолам. В этом же состояли и опасности Ханаана, и позднее Израиль встанет на такую дорогу, хотя народ Божий получал постоянные предупреждения не смешиваться с окружающими племенами, которые уведут его с пути Господня.

    Когда Израиль согрешил с золотым тельцом на святой горе Синай, левиты ознаменовали свою верность Богу, предав смерти свои собственные семейства (Исх. 32:25–29). Здесь же своей ревностью о славе Божьей отличился внук Аарона, Финеес. Увидев, что некто из сынов Израилевых привел в шатер дочь одного из начальников мадианитян, Финеес вошел вслед за ними и пронзил их обоих копьем. Они были виновны в открытом неповиновении слову Божьему, в ужасном пренебрежении к страдающим израильтянам. Поступок Финееса остановил поражение народа, унесшее к этому моменту 24 000 жизней. (Апостол Павел утверждает, что тогда в один день погибло 23 000 человек; 1 Кор. 10:8; ср. поступок Аарона за несколько лет перед этим, 16:47–48.) Признавая ревность Финееса, Бог подтвердил его священство в вечном завете (25:13; Неем. 13:29). Бог явил здесь Свою милость, поскольку этот вечный завет гарантировал, что всегда в грядущем будут находиться священники, чтобы совершать искупление Израиля. Новый Завет утверждает, что священство Аароново отменил Христос (Евр. 7:11—22). Между этими местами Писания нет никакого противоречия. Трудами пророков мы теперь понимаем, что это священство в конечном итоге находит свое исполнение во Христе Иисусе.

    Наконец в пустыне, памятуя об этом событии, Господь повелел Израилю враждовать с мадианитянами и поражать их. Вскоре последовало истребление этого народа.

    26:1 — 36:13 Новые приготовления к наследованию земли обетованной

    Тема третьей части Книги Числа — обретение наследства. Период, проведенный в пустыне, заканчивается, и сыны Израилевы находятся на месте последней стоянки. Им необходимы новые приготовления, чтобы овладеть землей, которую Бог поклялся им дать. Теперь внимание обращено на то, как следует распределить землю обетованную и какие законы соблюдать народу в заповедных пределах.

    26:1 — 27:23 Израиль исчисляется (вторая перепись); определяются границы земли наследования

    26:1—4 Господь повелел провести второе исчисление. Приготовление к этому исчислению начиналось так же, как и во время первой переписи. Новая перепись означала, что закончился период наказания и пришло время снаряжения для вторжения в заповедные пределы. Эта перепись должна была проводиться на тех же условиях, что и первая (26:2 вкратце повторяет 1:2).

    26:5—51 Израиль исчислен по коленам его. Следует отметить три особенности в отчете о данной переписи: общая численность Израиля несколько уменьшилась по сравнению с тем, какой была сорок лет назад (см.: 1:17—46); уменьшилась численность одних колен, но несколько увеличилась других; на этот раз роды и семейства в каждом из колен были поименованы. Приведены также замечания о восстании Корея (что является предупреждением; 10; ср.: 1 Кор. 10:6; 11), есть упоминания о гибели двух сыновей Иуды (19) и о том, что у Салпаада из поколения Манассиина не было сыновей, а только дочери (33).

    Очень важно понять все особенности данной переписи. Во–первых, некоторое уменьшение числа израильтян указывает на тот факт, что из–за мятежа против Бога благословение не распространилось на поколение, вымершее в пустыне. Умножение народа всегда свидетельствовало о благословении Божьем. Но годы, когда Израиль «топтался на месте», не были благословенными. Другие особенности отражают основной интерес автора Книги Числа, прявившийся в главах 26 — 36, — вопрос наследования. Каждая из этих особенностей многое определила при овладении наследственной земли. Это становится понятнее по мере углубления в третью часть Книги Числа. В частности, удел коленам будет назначаться соответственно их численности, и это в перспективе столетий станет определять масштабы их благосостояния. Примечательно также и то, что серьезное внимание уделено вопросу наследственного права дочерей Салпаада, а это имело жизненно важное значение, поскольку обычно наследство переходило к сыновьям (27:1–11 и 36:1–13).

    26:52—56 Распределение земли. Основное содержание третьей части книги — наследование земли в Ханаане. Каждое колено получит землю по указанию жребия и соразмерно своей численности. Это не значит, что решение предавалось на волю случая. Сыны Израилевы знали, что Бог повелевает жребием (Прит. 16:33).

    26:57–62 Левиты исчислены. Во время первой переписи левиты исчислялись отдельно, поскольку они не призывались на военную службу, но должны были служить при скинии. И на сей раз они были исключены из основной переписи, поскольку не имели права на земельный удел. В этом нет ничего нового. Если бы левиты получали земельный удел наравне со всеми другими коленами, то, занимаясь земледельческим трудом, они отвлекались бы от служения Богу (см. ком. к 18:8—32). Данное положение отражает принцип, по которому служителям Божьим не должно чрезмерно вовлекаться в житейские дела, но следует всецело посвятить себя служению Богу (2 Тим. 2:4).

    26:63—65 Не осталось ни одного человека из старшего поколения. Вот почему Господь повелел произвести второе исчисление народа. Здесь можно видеть спокойное напоминание о том, что суд Божий есть суд верный и несомненный. Как Он и поклялся, никого из поколения, восстававшего на Него, не осталось в живых, кроме Иисуса и Халева. Никогда нельзя забывать, что Бог непременно исполняет Свое слово. В частности, ни одна клятва Божья не осталась неисполненной; не случится такого и в будущем.

    27:1—11 Удел дочерей Салпаадовых. Традиционно наследство должно было передаваться сыновьям (напр.: Быт. 27; Втор. 21:15–17; Лк. 15:11–32). В родословиях женщина упоминается крайне редко (Мф. 1:3—5 представляет собой исключение). Женщина не имела независимого положения в обществе и находилась в подчинении у своего отца или супруга (см. ком. к гл. 30). Принцип мужского главенства в церквах был сохранен апостолами (1 Кор. 11:2–16; 14:34–37; Ним. 2:9–15; 1 Пет. 3:1—6). Таким образом, дочери Салпаада вполне обоснованно опасались, что не получат удела, поскольку их отец умер, а братьев у них не было. Их поступок представляется весьма знаменательным. Они пришли ко входу скинии собрания (2). (Здесь находилось судебное место, на котором встречались начальники собрания и, что более важно, место, где пребывал Судия всей земли; см. ком. к 16:16—35.) Итак, дочери Салпаада обратились к Богу, защитнику беззащитных, сирот и вдов (Иак. 1:27). Бог всегда охранял право Его народа на свой удел в земле обетованной (обдумайте 3 Цар. 21; Ис. 5:8).

    Обратившись к Богу, дочери Салпаадовы нашли справедливое решение, а Израиль получил твердый закон, призванный ограждать права других людей, оказавшихся в подобном положении (6–11). Это происшествие не было случайностью в жизни Израиля. Намек на положение дочерей Салпаадовых уже был сделан в 26:33, и это же дело заключает всю книгу в целом (36:1–13). Духовное значение данной темы безмерно. Ханаан был родиной, на которой Бог должен был установить общение со Своим народом. Если кто–то из народа Божьего не получал удела в этой земле, он автоматически исключался из благодатного общения с Богом. Ханаан не был просто местом для проживания; не был он и лишь знаком, указывающим на новую землю и новый Иерусалим. Исторически Ханаан представлял собой Царство Божье и единственное место, в котором Бог был известен земле (Втор. 4:7). Посредством наставлений, предписаний, указаний, которые будут отдаваться здесь, мужчины и женщины будут вступать в Царство Божье. Следовательно, дело дочерей Салпаадовых вовсе не являлось делом обыденным.

    27:12—33 Иисус назначен преемником Моисея. Моисею вскоре предстояло взойти на гору Нево, где он и должен был умереть (Втор. 32:48–52; 34:1–12). Последними делами Моисея стали: назначение Иисуса, отмщение мадианитянам и новое представление закона Божьего. Даже этот великий служитель Божий, «верный во всем доме Его» (Евр. 3:2), не мог вступить в Ханаан, поскольку однажды он не прославил Святость Бога. Этот пример может научить народ Божий трепетать пред Его святым именем (Ис. 6:1—5). Святость Божья абсолютна; она ни на йоту не может быть изменена, чтобы приспособиться к грешным людям. Вот. здравый призыв проявлять внимание к слову Божьему, к каждой строчке и к каждому предложению. Но представляется, что даже и тогда невозможно человеку вступить в это царство. Именно поэтому основанием для радости становится то, что Христос вошел в небо, чтобы предстать ныне за нас (Евр. 9:24). Христос вошел туда, куда никто из человеков войти не может.

    Моисей, зная, что ему вскоре предстоит умереть, выказал свойственную ему заботу о своем народе. Израильтян нельзя было оставишь как овец, у которых нет пастыря (ср.: 3 Цар. 22:17; Иез. 34:5; Мф. 9:36). Он просил Бога назначить другого вождя народа, поскольку одному Богу ведомо сердце человеческое и один Бог есть Бог духов всякой плоти (16; см.: 16:22).

    о том же заботились и апостолы, когда избирали другого на место Иуды Искариота (Деян. 1:24). Народ Божий должны вести люди, одобренные и назначенные Самим Богом. Избранные Богом руководители всегда стремились удостовериться в том, что поступают в согласии с волей Божьей (см.: 1 Цар. 30:7–8; Деян. 16:6–10). Итак, Иисус был человек, в котором есть Дух (18). Народные вожди Израиля могли быть водимы лишь Духом Божьим (см.: 11:25; 1 Цар. 16:1–13; Деян. 20:28). Символическим актом назначения Иисуса преемником Моисея было возложение рук (см. ком. к 8:5–26).

    28:1 — 30:16 Жертвоприношения и обеты

    28:1–8 Закон о жертвах, приносимых ежедневно. Здесь воспроизводится закон, изложенный в Исх. 29:38–43, а также сведены вместе и другие законы (Лев. 1 — 7; 23; и Чис. 15). Ежедневно утром и вечером следовало закалать агнца. Цель этого жертвоприношения значительная: «И буду обитать среди сынов Израилевых, и буду им Богом. И узнают, что Я Господь, Бог их…» (Исх. 29:45—46). Жертвоприношение Богу, совершенное пророком Илией на горе Кармил, происходило в то время суток, когда приносилась вечерняя жертва, и цель его была такой же, как устанавливал закон: «Господи, Боже Авраамов, Исааков и Израилев! Да познают в сей день, что Ты один Бог в Израиле» (3 Цар. 18:36). Эти законы были объявлены вновь в связи с тем, что следовало разобраться в главном вопросе — наследовании земли. На этой земле Бог пребудет среди Своего народа; именно по этой причине наследование было столь желанным. Автор Книги Числа неусыпно наблюдает за исполнением Авраамова завета. Овладение землей обетованной и становление великого народа вело в конечном счете к тому, что Бог создавал народ, который мог прославить Его. Таким образом, жертвоприношение агнцев было средством для достижения этой великой цели.

    Новый Завет учит, что эти жертвоприношения были прообразом смерти Христа. Христос — Агнец Божий без пятна и порока, Который берет на Себя грех мира (Ин. 1:29). В самом деле, Христос умер во время вечерней жертвы, когда закалали также и Пасхальных агнцев. Смерть Христа отменила эти жертвоприношения, и вскоре они прекратились, когда Храм был разрушен в 70 г. н. э.

    Огромное количество жертвоприношений указывает на тяжесть греха, который следовало удалить, чтобы можно было приблизиться к Богу. Они также свидетельствуют о великой Божьей милости, поскольку Он обеспечил Израиль стадами крупного и мелкого скота в изобилии, так что израильтяне имели возможность возносить Ему жертвы. Они приносили только часть из того, что Он давал им. То же самое можно сказать и о приношениях христиан в новейшее время: они должны возвращать лишь малую часть того, что получили от Него. Утренние и вечерние жертвоприношения в системе ветхозаветного культа служат примером для установления времени молитвы в церкви. Несомненно, апостолы в первые годы христианства соблюдали храмовые часы молитвы (Деян. 3:1). Мы не знаем, поддерживалась ли такая практика, но нам доподлинно известно, что апостолы учили церкви непрестанно молиться (1 Фес. 5:17).

    28:9—10 Закон о жертвах, приносимых в субботу. Эти жертвоприношения совершались в дополнение к ежедневным. Суббота как нечто святое посвящалась Богу (Исх. 20:8–11; Втор. 5:12–15).

    28:11–15 Закон о жертвах в новомесячие. Израильтяне пользовались лунным календарем, поэтому начало месяца определялось фазами луны. Каждый месяц длился двадцать девять — тридцать дней, так что лунный год оказывался короче солнечного приблизительно на одиннадцать дней. Таким образом, через определенные интервалы времени, чтобы восстановить календарь, в него следовало добавлять дополнительный месяц. За начало каждого месяца принимали субботу. В этот день в жертву приносили двух тельцов, одного овна и семь однолетних агнцев, а также козла в качестве жертвы за грех. Ни одно новомесячие не начиналось без жертвенного прикрытия.

    28:16–25 Закон о жертвах в Пасху. Жертвоприношения в Пасху были такими же, как и в новомесячие, но продолжались семь дней. Пасха отмечалась еще и опресноками. Праздновали ее в первый месяц нисан (или авив), начало которого приходилось на март/апрель (Исх. 12; Чис. 9:1–14; Втор. 16; Нав. 5:10; 4 Цар. 23:21). Именно в это время как Пасхальный Агнец принял смертную казнь Христос Иисус (Ин. 19:17–37; 1 Кор. 5:7).

    28:26—31 Закон о жертвах в Праздник седмиц. Это был второй великий праздник, он назывался также днем первых плодов и отмечался по окончании жатвы ячменя (Исх. 23:16; Лев. 23:15–21; Втор. 16:9–12). Он наступал через семь недель (пятьдесят дней) после Пасхи, то есть в конце мая (начало месяца сиван), и был известен также под именем Пятидесятницы. Именно во время этого праздника Святой Дух был ниспослан ученикам Христа, ставшим таким образом начатком евангельской жатвы (Деян. 2).

    29:1–6 Закон о жертвах в Праздник труб. Остальные три праздника отмечались в седьмой месяц (тишри, сентябрь/ октябрь). В первый день месяца звучали священные трубы (ср.: Лев. 23:23—25). Жертвоприношения были такими же, что и в первые два праздника, но с одним исключением: в жертву приносили одного тельца. Трубные звуки собирали народ и призывали Бога вспомнить о народе Его (см.: 10:1–10).

    29:7–11 Закон о жертвах в День очищения. В десятый день седьмого месяца наступал День очищения, в который все грехи удалялись (Лев. 16:1–34; 23:26–32). В этот день, единственный раз в году, первосвященник имел право войти в святая святых. Святость Бога и греховность народа абсолютно несовместимы (Лев. 16; Евр. 9:7). В этот день Израиль должен был ограничить или смирить себя. Еврейский глагол, примененный здесь, означает «отречься от себя» и, по–видимому, подразумевает пост. Обряд включал жертву всесожжения (Пасхального же агнца вкушали), козла отпущения отпускали в пустыню. Позднее Исайя будет говорить о действительном и мнимом посте (Ис. 58:1 — 14). Главной причиной самоограничения и поста было то, что Израиль вспоминал о своем грехе и исповедовался в нем.

    29:12–38 Закон о жертвах в Праздник кущей. Так этот праздник назван в Лев. 23:33—43, но в данном месте это название не звучит. Праздник кущей — последний большой праздник года, он начинался в пятнадцатый день седьмого месяца. В первый день в жертву приносили тринадцать тельцов, двух овнов и четырнадцать однолетних агнцев. Ежедневно в течение семи дней подряд число приносимых в жертву тельцов уменьшалось на одного. В восьмой день их число было таким же, как в остальные праздники. В Книге Числа много внимания уделяется именно жертвоприношениям. О значении скинии мы узнаем больше из Книги Левит и Втор. 16:13–17 (см. также: Неем. 8:13–18). Во время последней жатвы — время полноты радостных переживаний — должен был Израиль приносить вольные приношения сверх всего приносимого по обету или усердию (39). Так было, например, когда Соломон освящал Храм, предложив в жертву 22 000 голов крупного и 120 000 мелкого скота на протяжении четырнадцати дней (3 Цар. 8:2,62–66).

    Эти праздники имеют глубокий смысл и являются своего рода аналогиями. Пасха (напоминающая об исходе из Египта и избавлении от смерти) соответствует распятию и воскресению Христа; праздник седмиц или Пятидесятница (день первых плодов) соотносится с ниспосланием Святого Духа и начатками евангельской жатвы (Деян. 2). Праздник кущей напоминает нам о втором пришествии Христа по окончании века, отмечающем завершение жатвы. Время между Праздником седмиц и Праздником кущей у израильтян было отдано уборке урожая. Аналогично этому, между Пятидесятницей и вторым пришествием делатели высылаются на жатву среди языческих народов (Мф. 9:37–38; 13:30–39; Лк. 10:2; Ин. 4:35). В конце века жатва будет собрана, а сорные травы брошены в огонь (Мф. 13:39; Мк. 4:29; Отк. 14:15).

    Жатва была также подходящим временем для осознания того, что Бог привел израильтян в землю обетованную и преизобильно благословил их здесь (именно поэтому они жили тогда в кущах, напоминая себе о скитаниях в пустыне). А в конце века народ Божий возрадуется в Нем, Который введет их в вечное Царство. Таким образом, Праздник кущей отмечает наследование — ключевую тему глав 26 — 36. И наконец, последняя аналогия. Как трубные звуки призывали народ к этому величайшему празднику, так же и в конце времен трубные звуки соберут народ перед Господом, Который есть Судия живых и мертвых.

    29:39–40 Дополнительные жертвоприношения. Все эти праздничные приношения совершались сверх всего приносимого по усердию и по обету. Многие жертвоприношения были выражением искренней благодарности Богу. В Новом Завете об этом сказано: «Доброхотно дающего любит Бог» (2 Кор. 9:7). Даже исполнив все повеления, мы остаемся ничего не стоящими рабами, потому что сделали, что должны были сделать (Лк. 17:10).

    30:1–17 Ответственность за обеты. Закон об обетах естественным образом следует за предписаниями о жертвоприношениях (29:39). Основополагающий принцип состоит в том, что обеты непременно нужно исполнять (Втор. 23:21–23; Екк. 5:4). В Писании приводится множество обетов, и некоторые из них были весьма чрезвычайными (Суд. 11:30–40). В Лев. 27 поясняется, что следовало предпринимать, если обет не мог быть исполнен. Здесь же идет речь об обетах, данных женщинами. Дело в том, что женщина находилась под властью своего отца или мужа, и он имел право отменить ее обет. У женщины не было абсолютного права на совершение обетов. Однако если вдова, не имеющая над собой власти мужа, принимала обет, она была связана им. Новый Завет требует от христианских жен подчинения мужьям точно так же, как подчинилась своему мужу Аврааму Сарра, называя его «господином» (Еф. 5:24; 1 Пет. 3:1—7). В наши дни широкое противодействие этому установлению только подтверждает правоту Священного Писания (2 Тим. 4:3; ср.: Прит. 31:10; Екк. 7:28) и служит впечатляющей иллюстрацией века нынешнего (2 Тим. 3:1–9). Новозаветное учение является здравым в этом смысле и не позволяет мужьям подавлять жен. Более того, Новый Завет повелевает им проявлять глубочайшую любовь и самопожертвование по отношению к своим женам, однако в разумных пределах, согласуясь с Писанием и никогда не отрекаясь от своего освященного Библией авторитета (Еф. 5:25—33).

    31:1 — 32:42 Война для отмщения с мадианитянами и заселение Трансиордании

    Приступая к главе 31, очень важно осознать, что она не имеет никакого отношения к военной хронике. Она не похожа, например, на Нав. 8 (война против Гая) или 1 Цар. 14 (Ионафан нападает на филистимлян). Автора Книги Числа не занимает война сама по себе, и он останавливается на ней только в одном стихе (7). Авторские интересы касаются трех сфер: захваченное и добыча (об этом говорится на протяжении 46 стихов 9–54); военная тактика, боевой порядок (подобно тому, как ранее он сконцентрировал свое внимание на порядке движения; 10:11–36); и ритуальное очищение (19–24). Именно эти темы — предмет постоянного внимания Книги Числа. Связанные с этими темами атрибуты, то есть свойства Бога суть Его святость и то, что Он не есть Бог неустройства, но Бог порядка (ср.: 1 Кор. 14:33). Бог проявляет Свою святость, повелевая отмщение, устройство боевого порядка Своего воинства, захват и добычу и требуя от своих воинов ритуального очищения.

    31:1—24 Война для отмщения мадианитянам. Повествование начинается со спокойного упоминания о том, что Бог имеет абсолютную власть над жизнью. Истребление мадианитян — это праведное наказание за то зло, которое они причинили народу Божию, совратив его на путь, порочащий Бога (см.: Чис. 25). В то же время Бог напоминает Моисею, что и ему предстоит умереть. Бог выступает здесь как праведный Судия. Он не только повелевает отмщение врагам Своим, но не упускает из виду и преступления, совершенного самым для Него дорогим служителем. Связано это с тем, что Его святость и слава превыше человеческой жизни. Моисей учил Израиль тому, что Бог «не смотрит на лица и не берет даров» (Втор. 10:17; Иез. 18; ср.:Деян. 10:34–35).

    Боевой порядок был установлен в соответствии с ясными принципами, отражающими святость Божью и Божий порядок. Все колена Израилевы должны были принимать участие в боевых действиях на равных основаниях. Финеес, сын первосвященника, выступил на войну вместе с двенадцатитысячным воинством. Он прежде уже отличился (25:6—13), и его пребывание среди воинов должно было укрепить их боевой дух, поскольку Бог поклялся, что Его священство выдержит испытание временем (25:10—13). Финеес взял с собой трубы, чтобы вести в бой и трубить тревогу, дабы Господь вспомнил Свой народ в битве с врагом (10:9), а также священные сосуды как символ Присутствия (6). Текст представляет собой победную реляцию. Израиль истребил всех мадианитян мужского пола, в том числе и Валаама, зодчего их падения (8). Позднее мадианитяне вновь восстанут в качестве врагов (Суд. 6 — 8). Но это не противоречит исторической правде данного отчета о победе.

    По–видимому, мадианитяне были своего рода обширной конфедерацией племен, которая включала амаликитян, моавитов, измаилитов и других. Мадианитяне, о которых идет речь в главе 31, были в союзе с Моавом.

    Моисей не позволял вернувшемуся воинству доставлять в стан пленных. Он прогневался на военачальников за то, что те проявили жалость к мадианитянским женщинам, которые соблазняли Израиля в идолопоклонство и склоняли к распущенности. По его приказанию оставили в живых только девственниц, которые стали частью народа. Важно понять истинные причины этого умерщвления женщин и мальчиков. Такое почти тотальное истребление не было «положенным заклятием на них», как в случае с Арадом (21:1—3) и позднее с Иерихоном (Нав. 7) и амаликитянами (1 Цар. 15:3). (Эта тема обсуждается в комментарии на 14:39—45.) Заклятие требовало истребления всякой живой души, включая животных; города и имущество также должны были быть сожжены или (ценности) помещены в сокровищницу скинии. Нападение же на мадианитян, война с ними была отмщением, или карой (3). Поэтому военные трофеи не истреблялись. Очистив военные трофеи, их можно было разделить между коленами (ср.: Нав. 6:21,24; 7:1–26; 1 Цар. 15:13–33). Женщины были уничтожены потому, что они уже отвратили Израиля от Бога, и если бы они остались в живых, то представляли бы угрозу для верности Израиля (см. ком. к 25:1—18). Такие женщины в будущем станут причиной падения царя Соломона (З Цар. 11:1–13).

    Воины были нечистыми, поскольку прикасались к трупам, и не могли войти в стан до истечения семи дней (19–24). Чистота стана была жизненно важной заботой Моисея. Он не допустит туда мадианитянских женщин (13).

    Примечание. Понятие «возмездие» наводит на мысль о правосудии, между тем как отмщение указывает на личный гнев Божий. Гнев и отмщение Божьи отвратительны для большинства современных людей большей частью потому, что они считают Божий гнев и отмщение чем–то иррациональным, капризным и бесконтрольным. Однако Писание учит, что Божий гнев открывается на всякий человеческий грех, всякое нечестие (Рим. 1:18). «Мне отмщение, Я воздам», — говорит Господь (Рим. 12:19). Его гнев и «отмщение» свидетельствуют о Его праведном негодовании, а не возникают вследствие вспыльчивости характера.

    31:25–54 Деление военной добычи. Автор Книги Числа больше интересуется военной добычей, нежели военной хроникой, поскольку военные трофеи являлись частью наследия в Трансиордании. Пример деления военной добычи (мелкий и крупный скот, ослы и молодые девственницы) указывает на честь, оказанную священству, и плату за труды воинству. Воинство имело половину, от которой одну пятисотую долю следовало отдать первосвященнику. Все общество Господне получало другую половину военной добычи, из которой одна пятидесятая доля принадлежала левитам. Таким образом, семейство Елеазара, например, получило 675 овец, каждый воин из воинства (то есть из числа 12 000 мужей) — около двадцати восьми овец, левиты (числом 23 000) имели приблизительно одну овцу на четверых, и остальное общество Господне — (589 730 без воинства в 12 000 человек) около одной овцы на двоих. Не приводятся данные о разделе серебра и золота. Каждый воин брал свое (53). Поскольку в сражении не погибло ни одного воина, они принесли золото Господу (49—50). Воинам следовало сделать это приношение также и во искупление самих себя. Они убивали людей, пролитие крови делало их нечистыми (19–24). Приведенные цифры вызывают вопросы у многих ученых. Сомневаются, что 12 000 мужей могли справиться с мадианитянским народом, у которого, судя по тому, что в плен было взято 32 000 молодых девушек, вероятно, была многочисленная армия. Предполагают, что число это нереалистично. Однако не стоит игнорировать тот факт, что повсюду в истории народ Божий добивался замечательных побед (напр.: Суд. 7; 1 Цар. 30). Такое происходило всегда только потому, что Господь поражал врагов израильтян, как Он и обетовал (Втор. 28:7; 32:30).

    32:1–42 Поселение в Трансиордании. Земля Иазер и земля Галаад лежали к востоку от реки Иордан. Они представляли собой высокогорье (свыше 2 000 футов), хорошо орошаемое дождями и имевшее прекрасные условия для скотоводства (4). Однако эти земли находились вне земли, обетованной Аврааму. Поэтому удивляет, что колена Рувима и Гада захотели поселиться именно здесь. Моисей пришел в ужас, припомнив восстание в Кадес–Варни приблизительно сорок лет тому назад (11–12; см.: 14:21–35). Он опасался, что они смутят весь народ и отвратят его от вторжения в Ханаан. Законодатель имел правильное представление о человеческой природе. Человек скорее будет приглядываться к окружающим, чем возводить свои очи к Господу и прислушиваться к Его слову (см., напр., ком. к Ин. 21:20—21). Когда такое случается, послушание в народе Божьем слабеет.

    Сыны Рувимовы и сыны Гадовы твердо обещали пересечь Иордан, и даже в авангарде, впереди других колен, чтобы исполнить свой долг и гарантировать наследование Израилем земли обетованной. Моисей связал их этим обязательством, оставив повеления Иисусу и Елеазару не давать им их удела, если они нарушат свое слово (28–30). Любое отклонение от этого будет грехом: Испытаете наказание за грех ваш, которое постигнет вас (23). Эти слова стали крылатыми в английской речи. После того как было достигнуто соглашение, что Рувим и Гад могут поселиться в Трансиордании, половина колена Манассии присоединилась к ним (33), так же, как и при захвате этих земель (39–42). Отчет завершается кратким примечанием о строительных работах, которые они предпринимали.

    Если принять, что события, описанные в главах 20 — 36, охватывают сороковой год скитаний Израиля, то получается, что вопрос о поселении в Трансиордании был поставлен приблизительно в декабре (т. е. девятом месяце). Иными словами, это происходило после сезона первых дождей, и благодатные пастбища, видимо, очаровывали взгляд скотовода (1, 4). К концу года, в новомесячие — первый день одиннадцатого месяца (Втор. 1:3) — Моисей созвал все общество Израиля снова выслушать закон перед тем, как он взойдет на гору Нево и умрет там. Таким образом, оставался приблизительно один месяц для обустройства этих двух с половиной колен. Такого времени явно недостаточно для осуществления серьезных строительных работ. Следовательно, последние стихи (34–42) могут относиться к работам, которые выполнялись некоторое время спустя (после Нав. 13:1—33,22). Действительно, названия этих городов были изменены, и это, вероятно, было сделано уже после поселения. Тот факт, что все это записано в данном месте, скорее всего, говорит о том, что текст отчета был окончательно «отредактирован» через некоторое время после того, как эти колена поселились на своих землях. Это не единственное указание на то, что Пятикнижие было завершено уже после известных событий жизни Моисея (см.: Введение).

    33:1—49 Подведение итогов странствия

    Данная запись с перечислением стоянок, делавшихся во время странствия Израиля, — одна из тех частей текста, которые написаны самим Моисеем (2). Некоторые географические названия в этом перечне трудно идентифицировать, поэтому не представляется возможным на современном уровне наших познаний получить точный маршрут их переходов. В тексте много повторов; время от времени подаются комментарии (стихи 4, 8, 9, 14, 38, 40). Понятно помещение перечня именно в этом месте книги: он подводит итог странствиям и ведет к заключению. Оставшаяся часть Книги Числа посвящена исключительно вопросу наследования: владения, распределение и раздача уделов (33:50—56); границы (34:1—15); лица, которые будут распределять землю (34:16—29); города, отданные левитам (35:1—34); неизменность наследования (36:1–13).

    Перед нами отчет с перечислением остановок Израиля, а не краткая история, поэтому он лишь вскользь упоминает об исходе из Египта (3–4) и переходе через Чермное море (8) и совсем не останавливается на длительной стоянке у святой горы Синай (15—16). Эта запись как бы заполняет пробел между главами 19 и 20, описывая маршрут, которым шел Израиль (19—35). День смерти Аарона, первый день пятого месяца на сороковом году странствий, очень важен в смысле датировки событий (38). Начиная с первой Пасхи, эта запись охватывает сорок лет и заканчивается картиной воинства израильского, растянувшегося вдоль реки Иордан между двумя пунктами, разделенными несколькими милями: Беф–Иешимофом (современный Тель–эль–Азейм) и Аве–Ситтимом (современный Тель–Кефраин). Обширная площадь, которую занимал стан, подразумевает большие числа. Тысячи тысяч израильтян ожидали своего наследия. Прежде чем они вступят в землю обетованную, им следовало получить наставления в законе.

    33:50 — 36:13 Повеления о наследовании зелии обетованной

    Эти законы и Книга Второзаконие в целом были даны на равнинах Моава, напротив Иерихона (36:13).

    33:50—56 Повеление изгнать обитателей Ханаана. Повеление овладеть Ханааном состоит из трех частей: эта земля дается Израилю, как обетовано в Авраамовом завете (Быт. 15:18–21); указание о способе их распределения (повтор 26:52–56); и повеление изгнать народы, разрушить идолов их и возвышенности их. Это повеление мы находим в книгах Исход, Левит и Второзаконие (Исх. 23:23–33; 34:11–17; Лев. 20:1–5,22–26; Втор. 7:1–5; 12:29–30; 13:6–18; 29:16–28).

    34:1–15 Границы земли обетования. Авраам получил обетования о земле, раскинувшейся от реки Египетской до реки Евфрата, определенной как земля «Кенеев, Кенезеев, Кедмонеев, Хеттеев…» (Быт. 15:18–21; ср.: Втор. 11:24). Эти границы соответствуют тем, что приводятся в египетских текстах второго тысячелетия до н. э. Таким образом, описание, данное здесь Ханаану, действительно очень древнее. Ко времени появления Израиля на равнинах Моава пределы этой земли могли быть установлены, судя по упоминаниям городов и поселений, и Иисус следовал именно этим границам (Нав. 15 — 19). Земля обетованная должна была распределяться между девятью с половиной коленами, поскольку два с половиной поселятся в Трансиордании (32). Однако полностью земля обетованная, кажется, так никогда и не перешла во владение Израиля. В течение небольшого периода правления Давида и Соломона Израиль владел землей, раскинувшейся от Евфрата до полосы Газы, или от Дана до Вирсавии (3 Цар. 4:24—25), но впоследствии его территория сократилась. Тем не менее не стоит терять из виду обетования (Иез. 47:15–20). Даже в настоящее время Израиль притязает на эту территорию, правда, в более ограниченных пределах. Восстановление государства Израиль в полночь 14 мая 1948 г. после многих столетий оккупации другими народами стало выдающимся событием новейшего времени. Между тем обетование, данное Аврааму, еще полностью не исполнилось.

    34:16–29 Имена мужей, которые будут делить землю. Наделялись такой властью Иисус и Елеазар (17); их обязанности изложены в Нав. 14 — 19. Начальники десяти колен придавались этим мужам в помощь (18—29). Многие имена в этом перечне содержат в себе слово «Эл» («Бог»). Это свидетельство древности происхождения самого перечня, поскольку более поздние имена содержали имя «Господь» (см. ком. к 1:4–16). Это также может указывать на преклонный возраст этих людей, например, Халеву было около восьмидесяти лет (см.: Нав. 14:10). Хотя эти мужи были главами колен Израилевых, они находились в подчинении у Иисуса и Елеазара. Халев, например, спустя приблизительно пять лет просил Иисуса предоставить ему обещанное наследие. Такой высокий уровень власти при распределении земли предотвращал территориальные споры между коленами Израиля. Должно было быть ясно, что земля распределялась согласно воле Божьей через назначенных Богом служителей и что границы ее никаким изменениям не подлежат (см.:Прит. 22:28; 23:10).

    35:1—5 Города, данные левитам. Семейство Аарона и левиты не имели права на удел между коленами Израиля (18:20–24). Они зависели от подати, которую платили другие колена. Однако для сохранения их статуса в Израиле им давались города для жительства. После завоевания израильтянами земли обетованной следовало немедленно выделить левитам их города (Нав. 21). Каждый город должен был иметь прилегающие земли под пастбища на расстоянии 1500 футов от городских стен (т. е. 450 метров), занимая площадь в виде квадрата со стороной в 3000 футов (т. е. 900 метров) (5). Эта геометрия заводит нас в тупик. Если городские стены составляли в длину 3000 футов, а каждая сторона квадрата отстояла от стены на расстоянии 1500 футов, то четыре стороны не могли бы соединиться. Эти размеры соответствовали бы квадрату, если бы размеры выводились из центральной точки. Археологические свидетельства указывают на то, что Беф–Шемеш, один из данных левитам городов (Нав. 21:16), занимал площадь приблизительно равную семи акрам (т. е. трем гектарам). Затруднения с геометрией левитских городов подвергли испытанию изобретательность ученых. Одно из возможных решений этой проблемы заключается в том, что вначале очерчивали квадрат или прямоугольник вокруг городских стен, а затем от углов получившегося квадрата или прямоугольника для установления пределов предместий отмеряли по 1500 футов.


    План левитского города


    Однако совершенно ясен принцип, в соответствии с которым левитам должен был принадлежать ограниченный район в предместьях их городов для устройства выгона для скота.

    35:6–34 Повеление о городах–убежищах. Левитские города были разбросаны по всей земле в соответствии с размерами удела каждого из колен (8). Это гарантировало надлежащее наставление в законе всех колен Израиля (Втор. 31:9; Мал. 2:6—7). Следовало устроить сорок восемь таких городов; избирались они по жребию несколько лет спустя (Нав. 21:1—42). Заглядывая в будущее, важно отметить, что священники по линии Аарона поселились в Иуде (вместе с Симеоном и Вениамином), а остальные из сынов Каафа, Гирсона и Мерари разместились среди других колен Израилевых. Бог оказал милость Иуде, разместив лучших служителей Своих в его среде. Это обстоятельство могло быть основной причиной того, что Иуда не отошел от закона так быстро, как Северное царство Израиль, и таким образом избежал оккупации ассирийцами, которые в 721 г. до н. э. разгромили Самарию. От уклонения с верного пути Иуду предохраняли потомки Ааарона, мужи наподобие Иеремии. Тем не менее Иуда тоже не избежал пленения в 586 г. до н. э. Эта история учит тому, что церковь, имеющая верных проповедников, несет на себе знак милости Божьей. Церковь обязана постоянно молиться, чтобы Бог воздвигал преданных служителей и облекал их спасением.

    Шесть левитских городов должны были стать городами–убежищами (6), три на правом и три на левом берегу Иордана (14). Человек, убивший кого–либо, мог укрыться в одном из таких городов–убежищ. Он мог бежать от мстителя за кровь. Еврейское слово go'el, переведенное как мститель, означает «кровный родственник, искупитель, избавитель» (12, 19, 21, 24, 25, 27). Отомстить за кровного родственника должны были его родные — таков был древний обычай. И это могло вести к серии бесконечных убийств. Наглядным примером такой вендетты может служить случай с Авениром (2 Цар. 2:8–28; 3:19–39). Отчасти трагедия Авенира состояла в том, что он погиб у самых ворот Хеврона, города–убежища. Города–убежища предоставляли убийце укрытие до тех пор, пока он не предстанет на суд перед обществом.

    Устроив города–убежища, Бог проявил Свою любовь к правосудию, кровную месть Он заключил в рамки закона. Кровная месть применялась даже в случае непреднамеренного, случайного умерщвления человека. Поэтому было установлено различие между намеренным и непреднамеренным убийством. Убийство преднамеренное заранее обдумывается и совершается из засады (16–21). Убийство невольное происходит случайно, без предварительного плана (22—24). Это различие напоминает разницу между осознанным грехом и непреднамеренным (см. ком. к 15:22–31). Совершивший непреднамеренное, случайное убийство ограждался от кровной мести, хотя и лишался свободы (28, 32). Но никакого человекоубийцу, убившего преднамеренно, оставлять в живых не допускалось (21, 31). Выкупа за жизнь убийцы не предусматривалось, так же, как и не было прощения за грех преднамеренный (15:30–31). Закон не препятствовал кровным родственникам убитого мстить в том случае, когда это не противоречило закону. А в отношении обиды, нанесенной вдовам, не имеющим родственников, Бог принимал на Себя роль мстителя (Исх. 22:22–24). Новый Завет повелевает верующим во Христа не мстить за себя, но предоставить это Господу (Рим. 12:19), Который отмстит за них (Лк. 18:7–8; Отк. 6:10; 19:2).

    Правосудие укреплялось требованием двух и более свидетелей преступления (30; см.: Втор. 17:6; 19:15; Мф. 18:16; 2 Кор. 13:1; Евр. 10:28). Это был твердый, постоянный принцип, к которому апеллировал Христос (Ин. 8:16–18; 5:32–41; 1 Ин. 5:6–8). Вот почему апостолы не ходили поодиночке, но попарно; они были свидетелями Христа, и их свидетельство должно было иметь законное основание (Лк. 10:1; Деян. 13:2; обратите внимание на множество в Деян. 2:32; 10:23 и пары учеников в Мф. 10:1—4).

    Самое глубинное обоснование устройства городов–убежищ находится в Авраамовом завете (который подразумевается в стихах 33—34) — ибо кровь оскверняет землю. Израиль не смел осквернять землю, на которой Бог пребывает среди народа Своего. По этой самой причине Израиль очистил свой стан на святой горе Синай сорок лет тому назад (5:3). Основная причина, скорее всего, была не в правосудии самом по себе, но в стремлении следовать Божьим намерениям, объявленным в Авраамовом завете. Во–первых, это было намерение сохранить тесное общение Израиля с Богом, чистым очам Которого не свойственно глядеть на злодеяния (Авв. 1:12–13); и, во–вторых, сохранить Израиля на земле. В этом смысле первое и второе сливались в одно.

    Дарование права на укрытие в городах–убежищах не было случайным делом. Оно было исполнено жизненной и практической важности, затрагивая самое сердце Божьего плана искупления. И здесь важнее всего понять дух закона. Закон основан на любви к Богу и Его народу (Мф. 22:34—40). Убийство идет рука об руку с ненавистью, чувством, абсолютно противоположным любви (1 Ин. 3:11 — 15).

    36:1–13 Гарантии наследственных прав. Заповеди и постановления, данные Израилю на равнинах Моавитских (13), завершаются повелением, которое сохранило наследие Израиля. Во Второзаконии, следующем за Книгой Числа, рассматривается тот же самый вопрос, но с другой точки зрения. В нем даются наставления Израилю, как ему следует жить, чтобы удержаться на этой земле.

    Дочери Салпаада должны были получить наследие отца своего (гл. 27). Однако здесь таилась угроза колену Манассии: если бы дочери Салпаада вышли замуж за мужчин из других колен Израиля, они увели бы с собой часть удела Манассии (3). Предлагалось два выхода. Первый выход приводил к отличному разрешению ситуации: женщинам следовало выйти замуж в племени колена своего отца (6). Важно отметить, что свобода выбора супруга не абсолютна, она ограничена пределами воли Божьей. Нелепо было бы этим женщинам заявлять, что они полюбили кого–то из другого колена Израилева. Было вовсе не так! Они покорились Господней воле (10—12). Этот принцип подходит и для наших дней — христианские браки заключаются в соответствии с волей Божьей.

    Таким образом, текст продолжает утверждать основное установление Израиля, чтобы удел сынов Израилевых не переходил из колена в колено (7). Для большей убедительности эта мысль повторяется еще раз (9). Она составляет достойное заключение Книги Числа. Господь повелевал сохранять наследие вовеки. Здесь для верующего скрыто бесценное сокровище. Поскольку наследование Ханаана является прообразом пришествия Царствия Божьего во всей Его полноте, то этот закон дает уверенность, что Бог не даст народу Своему утратить это наследие. Место в Его царстве найдется для каждой души из народа Его. Эта идея проходит красной нитью по всему учению Христа (Лк. 12:32; Ин. 6:37,40; 10:28). В чем гарантии обетованного наследия в вечности? Они в завете и клятве, которую Бог дал Аврааму, что было подтверждено навеки Господом нашим Иисусом Христом.


    (Naylor Peter John)








    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх