Загрузка...


Георгий, служащий министерства иностранных дел в Москве, ему 42 года. В про...

Георгий, служащий министерства иностранных дел в Москве, ему 42 года. В прошлом у него непростое детство. В основном мальчик рос без родителей, которые оставили его на попечение бабушки и деда, а сами работали на севере. По линии матери дед Георгия, коренной москвич, был партийным функционером, занимавшим высокий пост. Перейдя после работать в государственные органы, он обеспечил мальчику направление учебы и дальнейшей карьеры. Георгий хорошо овладевал языками, но по характеру был малообщителен, предпочитая больше оставаться один. Воспитание болезненный мальчик получил строгое и «нравственно правильное».

Поступив по протекции деда в МИД, Георгий не смог продвинуться высоко. По своим взглядам, Георгий, убежденный патриот России. Он верит в великую роль нынешнего президента и считает, что именно он «спасает страну и превращает ее в великую державу».

Георгий с детства боялся женщин. В школьные годы с ним, симпатичным мальчиком, произошел следующие события. Он нравился нескольким девочкам в классе, но не обращал на них внимания, учеба была его главным занятием, одноклассницы считали мальчика заносчивым и самовлюбленным. Однажды неловко поступив с одной из «влюбленных» девочек, Георгий спровоцировал ситуацию, когда девочки стали жестоко высмеивать его. Спустя несколько недель три из них затащили тихого испуганного травлей мальчика домой к одной из них. Раздев его, они стали трогать его и целовать. Он неловко сопротивлялся, но затем, испугавшись, сдался. Потом одноклассницы пригрозили Георгию, что расскажут о его «позоре» если сам он не станет молчать.

Несколько раз, уже в институте, Георгий пытался встречаться с девушками, но из-за его робости и часто охватывавшего его страха ничего из этих отношений не вышло. Пережитый в школе эпизод сильно повлиял на половую жизнь Георгия.

Летом в детве Георгий часто бывал в деревне у родственников, но и там, среди сельских детей он чувствовал себя неуверенно и держался обособленно. Свой первый сексуальный опыт Георгий приобрел не с девочками, к которым не мог даже подойти, а с животными - он ощупывал их и старался имитировать половой контакт. Однако только спустя много лет Георгий впервые по-настоящему вступил в сексуальную связь с животным.

Свою собаку чиновник, живущий один, одевает в специально подобранное им женское белье и даже при помощи косметики пытается сделать сучку более привлекательной. Из всех форм сексуального контакта чаще всего бюрократ-зоофил прибегает к оральным ласкам, но половой акт также им практикуется. При этом Георгий любит делать своей партнерше больно - иногда наказывая ее за непослушание.

Георгий не имеет никакого особого пристрастия к собакам и животным вообще. Причины его сексуальной практики лежат не в особом характере получаемых удовольствий, а в его внутреннем состоянии.


Интересно, что среди чиновников имеющих домашних животных и время от времени практикующих с ними сексуальные контакты есть и такие (преимущественно мужчины), кто специально собирает видео с сексуальными сценами при участии животных и даже нанимает проституток, чтобы пронаблюдать за тем, как женщина ласкает их собаку. При этом некоторые из таких бюрократов сами не могут решиться на занятие сексом с «приобретенной» женщиной.


В различных сексуальных отклонениях у чиновников проявляется склонность к эпизодической реализации стандартных ритуалов - так происходит и с животными. К игровым сценам в сексуальном контакте с животными чаще прибегают женщины-чиновники, для которых домашнее животное - это не только половой партнер, но часто и романтический герой: заколдованный принц в случае с Жанной. Любопытно, что в сексуальных отклонениях, в том числе в зоофилии, патриархальные ритуалы не играют той сексуально ограничительной роли, какую имеют у гетеросексуальных пар. Механически повторяя заложенные в подсознание обряды, бюрократы-зоофилы удовлетворяют свою потребность в бессознательном «по всем правилам» снятии табу на секс. Примечательно и другое: язык чиновников имеющих сексуальные отклонения. Большинство бюрократов зоофилов, как и представителей других отклонений, в общении с партнером испытывают те же комплексы «запрещенных слов» и «постыдных действий», что и гетеросексуальные государственные управленцы.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх