Что такое «Психологическая ловушка»

В древние времена китайцы, совершая переход через джунгли, в которых водились тигры, надевали на затылок маску с изображением человеческого лица. Они знали, что тигры имеют обыкновение незаметно подкрадываться к жертве и набрасываться на нее из засады.

Принимая маску на затылке за человеческое лицо, тигр думает, что человек смотрит на него и понимает, что подкрасться незаметно не удастся. Если тигр не голоден и не раздражен, как правило, в этом случае он не нападает.

Таким образом, тигр, делая ошибочные выводы на основе некой получаемой им информации, попадает в расставленную для него человеком психологическую ловушку.

Психологическая ловушка — это ситуация, в которой человек (или иное живое существо) по той или иной причине не имеет возможности адекватно воспринимать и оценивать поступающую информацию, и действует ошибочным образом, в частности, во вред себе.

В психологические ловушки попадают люди, делающие неверные выводы на основе недостаточной или неправильно интерпретируемой информации, в силу чрезмерной эмоциональной вовлеченности в ситуацию или по какой-то иной причине.

Существует множество разновидностей психологических ловушек, которые люди преднамеренно расставляют для других людей. К ним относятся китайские стратагемы, различные способы манипулирования, мошенничества и обмана. Попав в ловушку, расставленную другими, человек, как правило, рано или поздно осознает свою ошибку.

Психологические ловушки, расставляемые другими людьми или сложившимися особым образом обстоятельствами, мы будем называть внешними психологическими ловушками. Избежать внешних ловушек нам в некоторых случаях помогает жизненный опыт, ум и умение хладнокровно собирать и анализировать информацию. Становиться жертвой внешних психологических ловушек, несомненно, неприятно и обидно, но несравненно хуже и опаснее попадаться во внутренние психологические ловушки, то есть в ловушки, которые человек, сам того не осознавая, расставляет самому себе.

Попадая в сети собственных неверных выводов или заблуждений, человек обычно не замечает этого. Совершив одно ошибочное действие, он вынужден подкреплять его серией новых ошибочных действий и заключений. Чем дальше человек следует по пути неправильных действий и ложных умозаключений, тем труднее ему свернуть с этого пути.

Признать одну маленькую ошибку, как правило, бывает нетрудно, но признать ошибочной всю свою жизненную стратегию, свой способ мыслить и действовать крайне тяжело.

Как это ни парадоксально, люди на подсознательном уровне скорее предпочитают быть несчастными, чем неправыми, — так они поддерживают свою самооценку. Именно попадание в собственные психологические ловушки приводит людей к неврозам и депрессии, заставляет раз за разом совершать одни и те же ошибки, чувствовать себя страдающими и потерянными.

Следствием попадания во внутренние психологические ловушки становятся всевозможные психосоматические заболевания, такие, как вегетососудистая дистония, головные боли, бессонница, функциональные нарушения желудочно-кишечного тракта и т.д.

Ошибки мышления и поведения, характерные для людей, оказавшихся жертвами внутренних психологических ловушек, становятся основой для развития недостатков характера — черт личности, которые препятствуют духовному росту и развитию, мешают устанавливать теплые отношения с другими людьми, добиваться поставленных целей, и, в итоге, не позволяют человеку чувствовать себя удовлетворенным жизнью и самореализовавшимся.

Некоторые психологические ловушки начинают действовать как механизмы психологической защиты, трансформируясь затем в невротические способы поведения, лишающие человека правильной ориентировки и заставляющие его поступать неадекватно, неэффективно и во вред себе.

Еще одна серьезная проблема, связанная с внутренними ловушками заключается в том, что люди, склонные попадаться во внутренние ловушки со значительно большей легкостью попадаются и во внешние ловушки, поскольку одни тесно связаны с другими.

Рассмотрим несколько примеров внешних ловушек, основанных на знании внутренних ловушек, которые человек расставляет сам себе.

Эта история была описанная в древней китайской летописи «Янь-цзы чунь-цю» («Весна и осень господина Яня»).

Янь-цзы, советник правителя царства Ци, решил однажды отомстить трем военачальникам, которые не оказали ему при встрече должных почестей.

Он уговорил правителя послать к этим трем воинам гонца с двумя персиками, и гонец объявил всем троим:

— Пусть персики достанутся самому доблестному из вас.

Тогда эти три военачальника стали меряться своими подвигами. Один из них, по имени Гуньсунь Цзе, сказал:

— Однажды я голыми руками одолел дикого кабана, а в другой раз — молодого тигра. Мне, несомненно, полагается персик.

И он взял себе один из двух персиков, лежавших в корзине гонца.

Потом встал второй воин — его звали Тянь Кайцзян — и сказал:

— Я дважды сумел обратить в бегство целое войско врагов, имея в руках лишь меч. Я тоже заслужил персик!

И Тянь Кайцзян взял себе второй персик. Когда третий военачальник — его звали Гу Ецзы — увидел, что ему не досталось персика, он гневно сказал:

— Когда я однажды переправлялся через Хуанхэ, сопровождая нашего повелителя, огромная водяная черепаха утащила под воду моего коня. Я нырнул под воду, пробежал по дну сотню шагов против течения, догнал черепаху, убил ее и спас свою лошадь. Когда я вынырнул из воды, держа в левой руке лошадиный хвост, а в правой — голову черепахи, люди на берегу приняли меня за бога реки. За такой подвиг я тем более заслуживаю персика. Так что же, вы так и не отдадите мне персик?

С этими словами Гу Ецзы выхватил меч и взмахнул им над головой. Его товарищи, устыдившись своего поступка, воскликнули:

— Конечно, наша храбрость не идет ни в какое сравнение с твоей. Присвоив себе персики, мы покрыли себя позором, и теперь только смерть сможет искупить его.

Сказав это, они оба положили персики обратно в корзинку, обнажили мечи и перерезали себе горло.

Увидев, что оба его друга погибли, Гу Ецзы почувствовал себя виноватым и сказал:

— Если оба мои друга погибли, а я живу, то я поступаю противно человечности. Если я тоже не умру сейчас, то покрою себя несмываемым позором. А кроме того, если бы мои товарищи поделили между собой один персик, они получили бы достойную для себя долю, и я смог бы взять себе оставшийся персик.

С этими словами он тоже перерезал себе горло.

Для нас подобное поведение трех военачальников, несомненно, обладавших развитыми умственными способностями, может показаться нелепым и абсурдным. Тем не менее, понимая их систему представлений и зная внутренние психологические ловушки, в которые склонны попадать люди с подобной системой взглядов, достаточно легко предсказать и обосновать столь трагический исход конфликта.

Все три военачальника, обладающие примерно одинаковым мировоззрением, характерным для их эпохи, одновременно попадаются в три внутренние ловушки: ловушку гордости, ловушку вины и ловушку долга. Действие этих ловушек будет разобрано более детально в посвященных им разделах, а сейчас мы лишь вкратце упомянем их, объясняя механизм, приведший трех военачальников к самоубийству.

Вначале все три военачальника попадаются в ловушку гордости.

Ловушка гордости является одной из разновидностей попадания человеком одновременно в ловушки страха и внутренней агрессивности, причем страх в данном случае возникает в связи с возможностью потери образа самого себя, состоящего из не полностью соответствующих реальности достаточно идеализированных представлений.

Каждый из военачальников, неважно, ошибочно или нет, считал себя самым отважным и самым достойным. Разрушение этих идеализированных и неадекватных образов самих себя грозило бы военачальникам тяжелейшими психологическими страданиями, значительно более тяжкими, чем физические страдания от самоубийства. Кроме того, в представлениях о самих себе каждого из военачальников непременно присутствовало убеждение в том, что они должны мужественно переносить физическую боль и не боятся смерти.

Попавшись в ловушку гордости, каждый из военачальников допускает свою первую ошибку, и когда их образам самих себя наносится серьезный удар, вместо того, чтобы просто признать, что они были неправы и забыть об этом, военачальники попадаются в ловушку вины.

Чувство вины возникает в случае, когда действия человека не соответствуют его представлению о себе или представлению о том, каким он должен быть. Человек, попадающий в ловушку вины, вместо того, чтобы признать, что допустил ошибку, решить для себя, что больше не будет действовать подобным образом и в дальнейшем не страдать по поводу случившегося, продолжает мучительно укорять себя за допущенный просчет, мучиться сожалениями, тем или иным образом наказывать себя и т.д. Наказывая себя, он может называть себя жалким типом, подлецом, ничтожеством, неудачником и прочими нелестными эпитетами, решить, что такое никчемное существо как он недостойно жить или быть счастливым.

Военачальники, гордость которых дополнительно способствует усилению чувства вины, решают, что такие презренные личности, как они, недостойны жизни. Приняв это не слишком разумное решение, военачальники попадаются в следующую ловушку — ловушку долга.

Ловушка долга является разновидностью ловушки верности собственным идеалам. В данном случае не подлежащие пересмотру «упрощенные представления» заложены в структуру человеческой личности и связаны с гипертрофированным чувством долга по отношению чему-либо или к кому-либо (Родине, родителям, природе, страдающим детям Эфиопии и т.д. и т.п.). В ситуации с военачальниками, одним из их «упрощенных представлений» о долге является установка, что позор смывается только кровью, и их долг — смыть с себя позор ценой собственной жизни.

Как правило, люди, попадающиеся во внутренние ловушки, действуют столь же нерациональным образом, как три военачальника из истории с персиками. Оценивая свои действия как единственно возможные и правильные, человек, попавшийся в одну или несколько внутренних ловушек, в принципе не способен проявлять объективность и не может отыскать более рациональное решение своей проблемы.

А вот еще одна гениальная внешняя ловушка, использующая знание внутренних ловушек.

Около дома одного старика постоянно играли дети, и шум, производимый ими, очень его беспокоил. Старик был мудрым и знал, что если он попросит детей поменьше шуметь и покажет, что шум его раздражает, они нарочно станут шуметь еще больше, получая удовольствие от его бессильной ярости. Поэтому старик пошел по иному пути.

Он пригласил к себе в дом вожака детской компании и сказал ему следующее:

— Я старый и очень одинокий человек. Всю жизнь я мечтал иметь много детей, но, к сожалению, мне так и не удалось осуществить свою мечту. Единственная радость, которая мне осталась в жизни — это слушать звенящие, как колокольчики, детские голоса за моим окном. У меня к тебе огромная просьба: мне хотелось бы, чтобы вы играли за моим окном еще дольше и перекликались еще звонче, тогда моя душа будет радоваться. В качестве благодарности за такую неоценимую услугу я буду давать тебе каждый день по две монетки, а каждому из играющих на улице детей — по одной монетке.

Мальчик с удовольствием согласился. Старик выдал ему первый гонорар, и он ушел.

В течение двух недель дети играли перед домом старика на несколько часов дольше и кричали еще громче, и каждый день старик отдавал им обещанный гонорар. Затем старик снова позвал к себе их вожака.

— Я небогатый человек, — с грустным вздохом сказал старик, — и, к сожалению, я неправильно оценил свои возможности. Мне сложно платить тебе каждый день по две монетки, а каждому ребенку по одной монетке в день. Теперь за то, что вы будете играть и шуметь под моими окнами, я буду платить каждому из вас по одной монетке в две недели.

— Но это нечестно! — возмутился мальчик. — Мы договаривались совсем о другом!

— Увы! — развел руками старик. — Ничего иного я предложить не могу.

— В таком случае можете позабыть о нас! — воскликнул мальчик. — Больше мы никогда не будем играть рядом с вашим домом!

Дети ушли и, как и обещал их лидер, больше не возвращались. Теперь старик мог наслаждаться долгожданной тишиной и покоем.

В данном случае психологическая ловушка, расставленная стариком, основывалась на расчете на то, что дети попадутся в три внутренние ловушки: ловушку мнимого принуждения, ловушку обидчивости и ловушку стремления к противоположному.

Ловушка мнимого принуждения заключается в том, что люди, которым нравится что-то делать, в случае, если им вдруг начинают платить за деятельность, доставляющую им удовольствие, или если их прямым или косвенным образом подталкивают к тому, чтобы делать то, что им нравится, начинают ощущать, что их действия осуществляются не по их собственной воле, а направляются извне. По этой причине деятельность, которая прежде их увлекала, начинает доставлять меньшее удовольствие, а в некоторых случаях даже раздражать.

Предложив детям получать деньги за то, что прежде доставляло им удовольствие, старик превратил удовольствие в работу. Теперь дети, даже если бы им этого не хотелось, должны были бы играть и кричать около дома старика ради того, чтобы получить вознаграждение. Разумеется, формально детей к игре никто не принуждал, кроме них самих, точнее, их собственного желания заработать деньги. Тем не менее, попадаясь в ловушку мнимого принуждения, дети ощущали свое собственное принуждение себя к игре, как исходящее извне и потому неприятное.

Выждав достаточный срок, чтобы у детей постепенно накопилось раздражение и внутренний протест против необходимости играть и шуметь дольше, чем они обычно это делали, старик произвел следующий ход и резко понизил гонорар, что привело к тому, что дети попали в ловушку обидчивости. Обидевшись на старика, дети автоматически попались в следующую внутреннюю ловушку — ловушку стремления к противоположному.

«Если старику хочется, чтобы мы играли и шумели под его окнами, но он настолько жаден, что урезает положенный нам за это гонорар, мы сделаем противоположное тому, что желает старик» — решили дети и по своей собственной воле прекратили делать то, что прежде доставляло им удовольствие.

Если бы дети оказались мудрее и не попадались во внутренние психологические ловушки, они, не придавая факту получения денег столь важного значения, продолжали бы играть в излюбленном месте в точности столько, сколько хочется, вдобавок, получая вознаграждение, пусть меньшее, чем вначале, но хоть какое-то — ведь раньше дети, делая то же самое, вообще не получали никаких денег.

Еще один пример — история Тома Сойера, которого тетка заставила красить забор. Другие дети насмехались над ним до тех пор, пока считали покраску забора «серьезным делом» — работой, но как только Том убедил их, что это не только увлекательнейшее занятие, но и особая привилегия, дети отдали ему свои «сокровища» за возможность несколько минут заниматься покраской забора.

То, что дети без труда попались в ловушку, расставленную Томом, было связано с их личной склонностью попадаться во внутреннюю ловушку «запретного плода».

После того, как Том объяснил детям, что покраска забора — дело предельно ответственное, которое могут доверить, возможно, только одному мальчику на миллион и которое он ни за что на свете сам бы никому не передоверил, покраска забора предстала в совершенно ином свете — она стала запретным плодом.

Расставленная Томом внешняя ловушка состояла в том, что он заставил детей посмотреть на ситуацию с другой точки зрения, то есть представил скучное рутинное действие особой привилегией, которой следовало добиваться. Заглотнув наживку, дети попались уже в две внутренние ловушки: ловушку внушаемости (они без критической Оценки приняли точку зрения Тома) и в ловушку запретного плода, поскольку, рассматривая покраску забора как недоступную им привилегию, дети автоматически возжаждали немедленно ее получить.

Еще одна внешняя психологическая ловушка часто применяется в боевых искусствах. В период рукопашной схватки несколько раз подряд применяется одна и та же последовательность действий, например связка из двух ударов с последующим отходом. Как только у противника вырабатывается автоматическая реакция на подобный способ действий, то есть когда после двух нанесенных ему ударов он автоматически переходит в контратаку, не заботясь больше о защите, ему наносится третий, неожиданный для него удар.

Эта внешняя психологическая ловушка полностью рассчитана на то, что противник попадется во внутреннюю ловушку автоматического реагирования, что, как правило, и происходит. Человек же, умеющий избегать попадания в собственные внутренние ловушки, заметив у противника тенденцию к повторению одних и тех же приемов, заподозрит в этом подвох и не только проявит повышенную осторожность, но и найдет способ воспользоваться повторяющейся тактикой противника к своей выгоде, нанеся упреждающий удар прежде, чем тот изменит последовательность действий.

Еще одна внешняя ловушка, часто используемая в спортивных состязаниях по рукопашному бою целиком основывается на внутренней ловушке необоснованного расчета.

Как правило, в первом раунде не встречавшиеся ранее на ринге боксеры производят своеобразную разведку, изучая тактику противника, его сильные и слабые места, чтобы впоследствии оптимально спланировать атаку. Существует еще одна причина для того, чтобы начинать бой с разведки. Боксерский поединок — это в первую очередь зрелище, за которое заплачены деньги. Это зрелище должно оказаться как можно более захватывающим и достаточно продолжительным, иначе зрители останутся не удовлетворены.

Некоторые боксеры, стремящиеся к победе любой ценой, делают ставку на то, что противник попадется во внутреннюю ловушку необоснованного расчета. Сразу же после сигнала к началу схватки они совершают яростную взрывную атаку, к которой их противники оказываются совершенно не готовы, поскольку предполагают, что бой будет развиваться по стандартному сценарию с длительной и упорной борьбой.

Во многих случаях при использовании этой тактики боксерские поединки оказываются законченными всего за несколько секунд.

Во внешнюю психологическую ловушку, основанную на внутренней ловушке стремления к противоположному заманил Братца Лиса Братец Кролик. Для тех, кто не читал «Сказки дядюшки Римуса», вкратце перескажем сюжет этой истории.

Братец Лис после неоднократных попыток поймал, наконец, Братца Кролика и решил его казнить.

— Делай со мной все, что захочешь, — сказал Братцу Лису Братец Кролик. — Ты можешь повесить меня, можешь сжечь, можешь утопить. Но, умоляю тебя, не бросай меня в терновый куст!

Чем дольше и горячее Братец Кролик умоляет не бросать его в терновый куст, тем больше Братец Лис укрепляется во мнении, что именно таким, самым страшным для Братца Кролика способом и следует его казнить.

В конце концов, Братец Лис бросил Братца Кролика в терновый куст.

— Терновый куст — мой дом родной! — радостно воскликнул Братец Кролик и, смеясь над глупым Братцем Лисом, в очередной раз убежал от него.

Практически все попытки психологического манипулирования, мошенничества и обмана, которые удается осуществить, играя на стандартных человеческих слабостях, оказываются успешными лишь в тех случаях, когда человек, выступающий в роли жертвы, склонен попадаться в свои собственные внутренние психологические ловушки.

Внимательное и беспристрастное изучение характерных для вас ошибок мышления и поведения поможет вам постепенно перестроить свою психику таким образом, что вы станете допускать значительно меньшее количество неверных шагов.

В этой книге мы перечислим основные внутренние психологические ловушки и действия, которые следует предпринять, чтобы не попадаться в них или, если все-таки попадетесь, то выбраться из них.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх