Основы информационной войны в период перестройки.

Ключевая схема информационной войны в период перестройки заключалась в триаде: исправление – углубление – разрушение. Основа первой стадии – исправление существовавших нелепостей, перегибов, несуразностей, накопившихся в предыдущий период благодаря действиям идеологов КПСС. На этой стадии объективно возникает общественная поддержка. Углубление при переходе маятника общественного мнения на противоположную сторону протекает не очень заметно. И затем, как показывают имеющиеся свидетельства, вступал в действие Горбачев, поведение которого из сравнительно мягкого и интеллигентного становилось крайне жестким. Именно он и его команда проводили через Политбюро и ЦК решения, означавшие переход от углубления к разрушению. А для общественного мнения переход к конечной стадии разрушения происходил незаметно под интенсивным воздействием СМИ. И так по всем ключевым вопросам.

СМИ к этому времени наряду с ЦК КПСС сформировались как второй центр власти. В СССР в каждом доме был телевизор, тиражи ряда печатных изданий достигали миллионов экземпляров. И каждый день непосредственно в мозг людей вкладывалась точка зрения СМИ, влияющая на их поведение. Практически с самого начала третьего этапа информационно-психологической войны СМИ перешли под контроль и управление горбачевской группировки и стали независимыми от ЦК и других организаций КПСС. Все ключевые посты также постепенно переходили в руки пятой колонны (т. е. начали контролироваться Западом). Издательство ЦК КПСС стало центром, где выходили антинациональные издания (например журнал "Огонек" В. Коротича).

В качестве кредо СМИ провозгласили понятие свободы. Хорошо известны идейные ограничения и препоны, выверенная и вываренная информация, нелепые запреты, существовавшие ранее. Все это действительно должно было быть отброшено. Но на деле СМИ, управляемые из одного центра, стали работать по программе пятой колонны. За видимостью плюрализма скрывалась научно-организованная целенаправленная кампания СМИ, бившая по устоям государства и руководимая группой бывших пламенных ленинцев – идеологов КПСС (А. Яковлев, В. Медведев, В. Коротич, Д. Волкогонов и др.), ранее строго взыскивавших за инакомыслие, осуществлявших жесткую цензуру "антисоциалистических" взглядов, а теперь совершивших поворот на 180 градусов и ставших столь же пламенными противниками "тоталитарного" советского государства и столь же "тоталитарного" 70-летнего прошлого. Они составляли единое целое с Горбачевым, который в своих выступлениях продолжал говорить о величии социализма, необходимости следовать ленинским заветам и об исправлении перекосов. Рассмотрим четыре конкретных примера действий по вышеупомянутой триаде.

1. По контрасту с началом 80-х лозунги открытости, гласности, исправления ошибок прошлого были встречены с большими надеждами. Но эти лозунги и связанные с ними проблемы постепенно преобразовывались в возобновление нападок на Сталина, а затем – на все советское прошлое. Как уже отмечалось, эпоха Сталина уходила за горизонт. Были уже другие люди, другая обстановка, другие проблемы. Происходила постепенная подмена проблем современности антисталинской риторикой. Журнал "Известия ЦК КПСС" (редактор М. С. Горбачев) на две трети заполняется компроматом на прошлое (начиная с 1917 г.). Нагнетаются страсти. Четыре десятилетия хрущевско-сусловской пропаганды сделали свое дело. Происходит поношение всего и вся в сталинскую эпоху, а людей той эпохи превращают в дебилов. Затем весь советский период окрашивается в черный цвет "тоталитаризма". Появляются публикации о том, что войну выиграли только благодаря заградительным отрядам (люди сражались потому, что боялись расстрела сзади) и трупам, которыми заваливались немецкие окопы (утверждалось, например, что Жуков забивал трупами рвы, а поверх них уже шла армия).

Шло постепенное, с резким усилением в конце, прохождение трех стадий от начального исправления ошибок до полного отрицания советского прошлого и с подтекстом превращения советских людей в людей второго сорта.

2. В начале 80-х годов нарастали трудности в плановой экономике. Ранее именно планирование позволило стране сделать мощный рывок вперед, сконцентрировать силы на решающих направлениях, стать сверхдержавой, Но постепенно проявились отрицательные тенденции: сверхцентрализм, планирование от достигнутого, незавершенка, свехнормативные запасы, трудность изменения плановых заданий. Определенные реформы стали необходимостью, но действия Горбачева и Ко реально вели к подрыву экономики (о конкретных мероприятиях говорилось в разделе 4.1). Критическая точка дезорганизации экономики пройдена, а виновником СМИ объявили плановую систему, которой присвоили название командно-административной. И вот о госплане и самом планировании, фактически предмете зависти на Западе, пишут как о "стыдобище". Нет уже ни огромных достижений, нет сверхдержавы, а есть нецивилизованная страна, есть совки, люди второго сорта.

3. До наступления перестройки многое регламентировалось и прежде всего в области идейной жизни. В качестве ее основы выдвигались собрания "сочинений" Л. И. Брежнева и К. У. Черненко, творения идеологов типа монументального "Научного коммунизма", высокоидейное творчество вроде "Лица ненависти" В. Коротича, произведения передовиков, написанные идеологическими работниками. На фоне этой "великой" литературы за запретной чертой остались труды философов Запада, объявленных идеалистами, детективная литература, произведения эмигрантов из России, картины художников-абстракционистов и многое другое. Когда бессмысленная черта запретов была снята, то это получило широкую поддержку населения. Но постепенно декларируемая открытость превратилась в поношение всего советского прошлого. Она концентрировалась на его действительных и вымышленных темных пятнах. Стиль СМИ принимал бульварный характер. Он требовал сенсаций. На передний план выходят сексуальные проблемы. Выдвигаются требования открытия публичных домов, легализации проституции, концентрируется внимание на извращенцах разного типа. Идет мощный вал антикультуры. Он дает прибыль и финансируется, а огромный объем научных и научно-популярных изданий, существовавший в СССР, сходит на нет. Как говорится, начали с некоторых ограничений на публикации, а пришли к ликвидации научных изданий и массовому закрытию соответствующих отделов книжных магазинов. "Да и зачем нужна наука этому народу", – говорилось в одной из публикаций.

4. В КПСС к 80-м годам сложился целый ряд негативных факторов: формализм; фактические назначения вместо выборов; вырождение партийной верхушки; приток в партию не из-за убеждений, а ради карьеры. Поэтому свобода обсуждения любых тем, активизация партийных масс, ликвидация привилегий встречались с одобрением. Но постепенно происходит углубление – весь путь КПСС стал представляться обремененным массой несправедливостей. В конечном счете он объявлен преступным. Девятый вал обрушился на В. И. Ленина. На него стали навешивать все, что можно было придумать. Более того, весь путь страны в нашем веке был объявлен нецивилизованным и преступным. На деле же подавление КПСС, осуществлявшей на всех уровнях контрольные функции, открыло возможность тотального бесконтрольного расхищения богатств сверхдержавы, созданные поколениями. Горби начал на XXVII съезде клятвами верности партии и Ленину, а конец процесса хорошо отражен в высказывании, напечатанном в "Независимой газете" /12/:

"Демократии надо было начинать с покаяния. И с запрета коммунизма, его идеологии, политики и практики. Партия, именующая себя коммунистической, в демократической России должна быть объявленной вне закона" (выделено в газете).

Действия по системе триада (исправление – углубление – разрушение) можно признать эталонными операциями в информационной войне периода перестройки. По силе, неожиданности и эффективности они могут сравниваться с самыми выдающимися операциями прошлого. Начальная стадия, поддерживаемая большинством населения, незаметно переводилась во вторую с использованием эффекта маятника, а затем действовала группировка Горби, выступавшая от имени КПСС, и "независимые" СМИ, и в результате общество оказалось в стадии разрушения. То же происходит и с частью высшего руководства, пытавшейся отстаивать интересы СССР. Все внимание приковано к первой стадии, а разрушительная деятельность Горбачева оставалась в тени. В мемуарах Лигачева /3/ и Рыжкова /13/ говорится, что они три года верили Горби. Они не представляли себе, что идет беспощадная информационная война, и их самих будут расстреливать из информационного оружия.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх