Идеологи и общественные науки.

В отличие от первого этапа информационно-психологической войны (ср. гл. 2), когда ожесточенной атаке идеологов подверглись естественные науки, на втором этапе центр тяжести их действий перемещается на общественные науки. Основой общественных наук считалась триада: диалектический и исторический материализм (марксистско-ленинская философия), политэкономия, научный коммунизм. Остановимся на первых двух. В соответствующих учебниках, изучавшихся во всех институтах, содержание которых было составной частью высшего образования, излагались результаты 50 – 100-летней давности. Многословно, в обтекаемых фразах излагались выводы, сделанные Марксом, Энгельсом, Лениным. В приподнятом тоне говорилось о решениях съездов КПСС. Критика буржуазных философов, экономистов, социологов проводилась способом надергивания цитат из неудачных выражений, не отражающих по сути взглядов авторов. Вся современность, все новое выпадало из рассмотрения. Мир как бы остановился в своем развитии.

Рассмотрим учебник "Исторический материализм" /16/. Его авторы определяют "основное краеугольное положение исторического материализма" следующим образом:

"Распространение положений диалектического материализма на познание общества дало возможность правильно решить основной вопрос общественной науки – вопрос об отношении общественного бытия (т. е. материальной жизни общества и прежде всего экономических отношений) и общественного сознания и позволило объяснить историю как строго закономерный процесс.

В противовес всем идеалистическим учениям, объясняющим общественное бытие общественным сознанием, исторический материализм объяснил общественное сознание общественным бытием, условиями материальной жизни общества. Общественное бытие определяет общественное сознание – вот основное, краеугольное положение исторического материализма. Диалектико-материалистический подход к изучению общества дал возможность понять явления общества в их внутренней связи и взаимообусловленности, в их противоречивом движении и развитии. Исторический материализм дал возможность понять историю человечества как процесс прогрессивного, поступательного развития, идущего от низших форм общества к высшим через возникающие и разрешаемые противоречия, через борьбу новых передовых общественных сил против сил старых, реакционных".

Абсолютизированное положение "бытие определяет сознание", используемое вне пределов своей применимости, широко использовалось идеологами в качестве важного оружия в борьбе против СССР.

Авторы учебника /16/ указывают на враждебную силу, противостоящую историческому материализму. Это буржуазная социология со всеми ее ответвлениями:

"Характерной чертой всей современной буржуазной социологии является крайний эклектизм, внутренняя противоречивость. Несмотря на обилие направлений буржуазной социологии, для всех её направлений характерен идеализм в объяснении истории общества, отрицание действительных, объективных законов развития общества, ссылки на сознание, на политику и волю правительств, на политических деятелей как на главную, якобы определяющую силу в истории, в общественной жизни. Хотя многие направления буржуазной социологии (расизм, геополитика, неомальтузианство, теория воспевания силы и техники как якобы главной силы исторического развития и т. п.) маскируются в натуралистические одежды, чтобы выглядеть наукообразно, нельзя забывать, что всё это разновидности идеализма. Разгромленный марксизмом идеализм пытается предстать в новых формах, но суть его остаётся одна и та же; все разновидности буржуазной социологии далеки от науки, как небо от земли".

Методика критики буржуазной социологии наглядно видна из следующего отрывка:

"Измельчание и упадочничество буржуазной социологии видны уже из названий многих сочинений буржуазных социологов. Вот названия некоторых социологических сочинений, вышедших за последние годы в США: У. Уоллес – "Мессии и их роль в цивилизации", М. Боуэн – "Церковь и социальный прогресс", Д. В. П. Кассерли – "Провидение и история" и. т. п.

Буржуазная социология потерпела полнейший крах, банкротство по всем линиям как насквозь реакционная лженаука. Банкротство буржуазной социологии вынуждены признать и сами столпы этой социологии. Недавно умерший Дж. Дьюи в книге "Проблемы человека" писал: "Даже наиболее дальновидные люди не могли предвидеть всего каких-нибудь пятьдесят лет тому назад хода событий. Люди широкого мировоззрения, питавшие надежды, увидели, что действительный ход событий направлен в противоположную сторону".

Главным отличием всех последующих изданий от /16/ является улучшение стиля и замена некоторых примеров и цитат при сохранении удивительного суесловия. В любом из изданий на эту тему содержался популярный пересказ классиков марксизма относительно роли способа производства, соотношения производительных сил и производственных отношений, базиса и надстройки, классов и классовой борьбы, диктатуры пролетариата, роли народных масс и личности в истории. Но фактически в них не было ничего выходящего за рамки классиков, хотя обстановка в мире сильно изменилась: всему новому дали красный свет.

Аналогичная ситуация сложилась и в политэкономии, которая также была законсервирована примерно на уровне классиков марксизма. Но, если исторический материализм в значительной мере относился к области философии и не очень сильно влиял на состояние конкретных наук, то политэкономия оказывала значительное негативное влияние на научные исследования в области экономики и управления. Эта ситуация, хотя и в смягченной форме, напоминала борьбу против идеализма в физике, описанную в разделе 2.3. Все учебники политэкономии (например /17/) содержали в основном набор общих слов, лишенных в значительной мере конкретного содержания.

Если до середины 60-х годов экономика СССР совершила мощный рывок и темпы ее развития значительно опережали темпы развития капиталистических стран, то в дальнейшем изменившаяся ситуация и уровень народного хозяйства требовали уже значительной модификации существовавшего подхода. Но установленные идеологические каноны в политэкономии воздвигали труднопреодолимые препятствия на пути внедрения адекватных экономических методов.

Были проигнорированы такие крупные достижения как "революция менеджеров" на Западе в 50-х годах, ускоренное развитие экономики за счет научно-технического прогресса, выдвижение на передний план информационной сферы и создание качественно новых информационных технологий. Все это создало предпосылки снижения темпов роста экономики и отставания в современных технологиях.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх