Операция "Пастернак".

Пастернак Борис Леонидович (1890-1960) – крупный поэт и писатель советской эпохи. Литературную деятельность начал в 1922 г… Выпустил ряд сборников лирики, революционно-исторические поэмы "Девятьсот пятый год" и "Лейтенант Шмидт", ряд блестящих переводов грузинских поэтов, а также Шекспира, Гете, Верлена. В 1957 г. за рубежом был издан его роман "Доктор Живаго", которому в 1958 г. присуждена Нобелевская премия по литературе. Стихи Пастернака большей частью не просты для восприятия, но для них характерна интуиция, подсознание.

Публикация романа "Доктор Живаго", главный герой которого в значительной части несет автобиографические черты, вызвала буквально взрыв в идеологическом окружении Н. С. Хрущева. На первый взгляд это бессмыслица. "Доктор Живаго" не содержит даже тени антисоветских настроений. В чем же причина бешеной (другого слова не подберешь) активности идеологов. Роман полностью опубликован в "Новом мире" в 1988 г. /50/. В предисловии к роману Д. С. Лихачев /51/ по существу выделяет два момента. Один из них трактовка Б. Л. Пастернаком истории:

"Он снова думал, что историю, то, что называется ходом истории, он представляет себе совсем не так, как принято, и ему она рисуется наподобие жизни растительного царства. Зимою под снегом оголенные прутья лиственного леса тощи и жалки, как волоски на старческой бородавке. Весной в несколько дней лес преображается, подымается до облаков, в его покрытых листьями дебрях можно затеряться, спрятаться. Это превращение достигается движением, по стремительности превосходящим движения животных, потому что животное не растет так быстро, как растение, и которого никогда нельзя подсмотреть. Лес не передвигается, мы не можем его накрыть, подстеречь за переменою места. Мы всегда застаем его в неподвижности. И в такой же неподвижности застигаем мы вечно растущую, вечно меняющуюся, неуследимую в своих превращениях жизнь общества, историю…

Истории никто не делает, ее не видно, как нельзя увидеть, как трава растет".

Подход Пастернака во многом перекликается со взглядами Л. Н. Толстого. Очень многое в крупномасштабных событиях не зависит от воли людей и они могут оказаться в разных лагерях по стечению обстоятельств. Д. С. Лихачев отмечает:

"И ведь все-таки он, то есть герой произведения, доктор Живаго, – лицо юридически нейтральное, тем не менее вовлеченное в сражение на стороне красных. Он ранит и даже, кажется ему, убивает одного из юнцов гимназистов, а затем находит и у этого юнца и у убитого партизана один и тот же псалом, зашитый в ладанках,- 90-й, по представлениям того времени оберегавший от гибели".

Глубинный смысл романа – примирение белых и красных. Прошло 40 лет со времени революции, она стала "историческим прошлым" по Ортеге-и-Гассету /52/. В общественном сознании противопоставления белых и красных уже не было. Наступила пора примирения. В этом смысле роман – знамение времени, что говорит об исключительной интуиции автора. Роман нес большой позитивный заряд, но именно в этом увидели серьезную опасность идеологи. Их задача заключалась в сохранении противостояния "белых" и "красных", а также определенного водораздела в русской истории, т. е. в дальнейшем расколе советского общества.

Публикация книги в СССР и объективная ее оценка стали бы ударом по реализации определенной части планов психологической войны против СССР. В обстоятельствах вывоза книги и печатание ее за рубежом просматривается определенная корреляция между действиями идеологов в СССР и спецслужб США.

После публикации романа заграницей начинается травля Пастернака во всех средствах массовой информации, используются высказывания граждан с осуждением неопубликованного в СССР романа и самого Пастернака.

Общая схема писем трудящихся: "Я не читал книгу, но я думаю…". Многие представители интеллигенции видели, что их пытаются выставить на посмешище. Как результат дела Пастернака – возникновение и распространение анекдотов про Василия Ивановича. Если в тридцатые годы каждый мальчишка мечтал стать Чапаевым, то теперь происходит оглупление всей Гражданской войны, на первый план выставляется идиотизм красных. Но далеко не все заочно осуждали Пастернака. Многие были заинтересованы в том, чтобы хоть каким то образом ознакомиться с таинственной книгой. Вспоминается, как в начале 60-х одному физику привезли из-за границы роман на английском языке. После его прочтения (это было не так просто из – за умеренного знания языка), он долго ругался, сказав, что не нашел даже тени криминала и осудил всех, включая Пастернака, за бесцельно потраченное время. Судьба самого Бориса Леонидовича сложилась тяжело. После присуждения Нобелевской премии ему предложили покинуть Родину. Пастернак не уехал и даже отказался от Нобелевской премии, но травля продолжалась.

Косвенное отношение к операции "Пастернак" имела и деятельность шпиона Пеньковского, отец которого был белогвардейцем, убитым красными в 1919 г. Пеньковский, став агентом США, предложил ЦРУ организовать в разных концах Москвы взрывы 8 атомных бомб /15/. Таковы некоторые последствия раскола общества, организованного идеологами.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх