Последние годы Сталина. Противоборство в верхах.

После смерти Жданова резко обостряется борьба за власть, которую также усугубляет старость И. В. Сталина и постепенное ухудшение его здоровья. Ранее Сталин осуществлял жесткий контроль за управляющими структурами, за аппаратом партии; при нем каждый чувствовал ответственность за порученный участок работы. Что будет после Сталина? По какому пути пойдет СССР? Эти вопросы стояли как в ЦРУ, так и в ближайшем окружении Сталина.

В составе руководящего ядра партии и государства сложились три основных группировки:

1) экономисты, управленцы, хозяйственники, занимавшиеся конкретной работой (лидером ранее был А. А. Жданов);

2) партфункционеры, стоявшие во главе бюрократических структур партии (лидеры – Г. М. Маленков, Н. С. Хрущев);

3) руководители оборонной промышленности, разработок новой техники, спецслужб (лидер – Л. П. Берия). Третья группировка занимала промежуточное положение между двумя первыми.

В первой группе И. В. Сталин видел своих наследников. В нее входили молодые работники, хорошо проявившие себя в годы Отечественной войны, с энтузиазмом работавшие над решением экономических, хозяйственных и организационных вопросов. К ее лидерам относились Н. А. Вознесенский, который, возглавляя Госплан, занимал ключевой пост в руководстве советской экономикой, и А. А. Кузнецов, который, будучи секретарем ЦК, был утвержден начальником Управления кадров ЦК и ведал также работой органов юстиции, МВД, МГБ. В материалах /24/ отмечается: "Сталин в частных беседах высказывал предположения о том, что в качестве своего преемника по партийной линии он видел секретаря ЦК, члена Оргбюро А. А. Кузнецова, а по государственной линии – члена Политбюро, заместителя Председателя Совета Министров СССР Н. А. Вознесенского". В состав этой группы входили также Председатель Совета Министров Российской Федерации М. И. Родионов, первый секретарь Ленинградского обкома и горкома партии П. С. Попков, заместитель Предсовмина по легкой промышленности и финансам А. Н. Косыгин и др. Отметим, что А. Н. Косыгин и в дальнейшем, когда стал Председателем Совета Министров СССР после отставки Н. С. Хрущева в 1964 г., показал себя высококвалифицированным специалистом, хорошо ориентирующимся в обстановке. Н. А. Вознесенский и его соратники на первый план ставили практические дела, считая, что доминировать должна экономика и необходимо проводить реформы управления (ср. "революцию менеджеров" – гл.1). Именно эта группа олицетворяла будущее советского народа – молодые работники, проявляющие инициативу в решении хозяйственных и организационных задач.

Воспользовавшись смертью Жданова, группировки партфункционеров во главе с Маленковым и Хрущевым совместно с идеологами начинают разворачивать кампанию по захвату власти. Ее сила заключалась в наборе целого арсенала аппаратных интриг. Они были спаяны системой неформальных связей. Немалое значение имел и страх за содеянное в тридцатые годы. Они чувствовали неустойчивость своего положения. Партфункционерам удалось состряпать клеветническое "Ленинградское дело", согласно которому А. А. Кузнецов, Н. А. Вознесенский и др. обвинялись в попытках отделения Ленинградской организации от ЦК ВКП(б) и создания параллельного центра власти. Всю работу по этому делу проводила комиссия ЦК в составе Г. М. Маленкова, Н. С. Хрущева, М. Ф. Шкирятова. Лишь на последнем этапе к этому делу подключили МГБ во главе с Абакумовым. 13 августа 1949 г. в кабинете Маленкова были арестованы без санкции прокурора Кузнецов, Попков, Родионов, Лазутин, Соловьев. С целью получения вымышленных показаний о существовании в Ленинграде антипартийной группы Г. М. Маленков лично руководит ходом следствия по делу, принимая непосредственное участие в допросах /24/. 1 октябра в 1 час ночи Н. А. Вознесенский, А. А. Кузнецов, М. И. Родионов, П. С. Попков, Я. Ф. Капустин и П. Г. Лазуткин были приговорены к расстрелу и еще через час – уничтожены. (Сталину представили сведения, сфабрикованные Маленковым, Хрущевым, Шкирятовым.) В дальнейшем репрессии по этому делу коснулись многих людей, в частности целого ряда участников обороны Ленинграда.

Вот как "Ленинградское дело" оценивает Серго Берия – сын Л. П. Берия /25/:

"Судьбу Кузнецова, Вознесенского, да и всего так называемого "Ленинградского дела" решала комиссия ЦК, что вполне понятно, учитывая положение обвиняемых. В ее состав входили Маленков, Хрущев и Шкирятов. Смерть ленинградских руководителей в первую очередь на их совести. Лишь одна деталь, на которую в течение многих лет предпочитают закрывать глаза отечественные историки: все допросы обвиняемых, проходивших по этому "делу", вели не следователи МГБ, а члены партийной комиссии. Мой отец никакого отношения к этим гнусным вещам не имел. Помню, он сразу же сказал, что это очередная затея по захвату командных высот с помощью разгрома Ленинградской партийной организации, которая очень поддерживала Вознесенского. А Вознесенского, которого уважал и ценил мой отец, что было хорошо известно, в Кремле не любили. Одна из причин – благосклонность к этому талантливому руководителю Сталина. Проще говоря, в Вознесенском видели конкурента… Вознесенского, как позднее и отца, убрал партийный аппарат. Не случись этого, страна, вне всяких сомнений, уже в самые ближайшие годы могла иметь очень сильного Председателя Совета Министров".

"Ленинградское дело" во многом предопределило весь ход послевоенной истории. Группировка партфункционеров (Хрущев, Маленков и др.) обеспечивает себе основные рычаги власти.

Физически устранив первую группировку, партфункционеры обращаются к третьей. В 1951 г. наступает очередь Л. П. Берии. К этому времени он добивается больших достижений в решении атомной проблемы: проведено второе успешное испытание ядерного оружия, причем соответствующее устройство имеет в некоторых отношениях преимущество перед американским. Берию необходимо нейтрализовать. И вот ему, мингрелу по национальности поручается возглавить партийную комиссию по расследованию дела "мингрельских уклонистов", для чего он был отправляется в Тбилиси. А тем временем группа следователей, направленных из Москвы, пытается выбить из арестованных мингрелов показания против него самого.

В июле 1951 г. был арестован министр государственной безопасности Абакумов, преданный лично Сталину и ранее находившийся в дружеских отношениях с А. А. Кузнецовым. Партфункционеры захватили МГБ. Его возглавил партийный деятель, их ставленник – Игнатьев. Организуются аресты людей, близких И. В. Сталину. В 1952 г. арестован генерал Власик, многие годы стоявший во главе охраны Сталина.

Игнатьев лично возглавил Управление охраны Кремля, совмещая эту должность с постом министра госбезопасности. Без ведома Игнатьева и Маленкова получить выход на Сталина никто не мог. Другие источники информации были перекрыты. К концу 1952 г. Сталин уже тяжело больной человек: высокое давление с приступами головокружения, ангины. Вот как характеризует его состояние в этот период времени П. Судоплатов /26/:

"То, что я увидел меня поразило. Я увидел уставшего старика. Сталин очень изменился. Его волосы сильно поредели, и хотя он всегда говорил медленно, теперь он явно произносил слова через силу, а паузы между словами стали длиннее. Видимо слухи о двух инсультах были верны".

Перед группировкой партфункционеров, расправившейся со своими политическими противниками, стояла задача завершения переворота. Когда стало ясно, что дни И. В. Сталина сочтены, началась операция "контраст" – нагнетание атмосферы несправедливости, неуверености, неустойчивости; формировался внутренний протест людей. Раскручивается дело, затрагивающее общество в целом: за полтора месяца до кончины И. В. Сталина 13 января 1953 г. было опубликовано сообщение ТАСС об аресте "врачей-вредителей":

"Некоторое время назад органами госбезопасности была раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью путем вредительского лечение сокращать жизнь активным деятелям Советского Союза".

Среди этих деятелей назывались имена А. А. Жданова, А. С. Щербакова, А. М. Василевского, Л. А. Говорова, И. С. Конева, С. М. Штеменко, Г. И. Левченко. Врачей обвиняли в связях с международной еврейской организацией "Джойнт". "Делу врачей" придали характер сионистского заговора. Смятение многих людей увеличивалось специально раздуваемыми слухами о переселении всех евреев в Биробиджан (кстати, никаких следов каких-либо решений по этому вопросу обнаружено не было). Иногда говорят, что "дело врачей" инспирировано письмом Ольги Тимашук, но оно было написано за три года до этих событий и касалось лишь лечения Жданова. Бытует также мнение, что это дело организовано Сталиным, но к этому времени его здоровье подорвано и его деятельность полностью контролируется группировкой Маленкова – Хрущева – Игнатьева.

После смерти Сталина те, кто раскручивал это дело, выступили как избавители. Для Г. М. Маленкова и Н. С. Хрущева были и другие "дивиденды": окончательно задвинуты на задний план план Ворошилов, Молотов, Каганович (первые два были женаты на еврейках), снято подозрение по поводу внезапной кончины Жданова (после "дела врачей" оно приняло пародийный или даже провокационный характер), руководитель МГБ В. Абакумов объявляется участником сионистского заговора.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх