Период стабилизации.

Завершающей стадией любой революции является процесс стабилизации, т. е. возвращение общества к своим корням, традициям, но на новой основе. Без этого оно обречено на внутренние конфликты и неустойчивость при внешнем воздействии. Одним из результатов второй революционной волны было резкое укрепление сторонников первой "революционной" линии в партийно-государственном аппарате. Это был сложный конгломерат людей, у многих из которых зрело недовольство политикой Сталина, которого считали тормозом социалистических преобразований и даже изменником делу мировой пролетарской революции. Об их силе свидетельствует возможность смены руководства партии на XIV съезде. Часть сторонников первой линии была готова объединиться с кем угодно в борьбе со Сталиным. Даже Запад для них представлял собой меньшее зло. Это в первую очередь относилось к прямым последователям Троцкого.

Суть идейных разногласий четко выражена в "Платформе "Союза марксистов-ленинцев" (группа Рютина), содержащей резкое осуждение действий Сталина. В этом документе /5/, где обсуждаются, в частности, протоколы ЦК РСДРП по поводу Брестского мира, говорится:

"Приведенные выдержки из документов свидетельствуют, что Сталин высказывался за Брестский мир совсем иначе, чем Ленин. Ленин подходил к вопросу о Брестском мире как большевик-интернационалист, Сталин же как национал-большевик. Для Ленина Брестский мир был средством задержаться до появления общей социалистической революции, ибо "на Западе есть массовое движение, но революция еще не началась". С точки же зрения Сталина "революционного движения на Западе нет, нет фактов, а есть только потенция, а с потенцией мы не можем считаться". Ленин страстно верил в революционное движение на Западе и видел его, Сталин не верил в него (с потенцией мы можем не считаться) не видел его (есть только потенция). Сталин, по существу, предлагал надолго махнуть рукой на мировую революцию – улита едет, когда то будет".

В начале тридцатых годов после завершения коллективизации и создания основ современной индустрии идут постепенные изменения в общественном сознании. Растет понимание того, что дальнейший разрыв с традициями прошлого, с исторической памятью, абсолютизация социального противопоставления ведут в тупик, и СССР не может быть только почвой для революции на Западе. Возникает идейное противостояние. "Революционная" линия имела своим резервом инерцию общественного сознания и большинство партийного и государственного аппарата всех уровней. Проводником линии государственников был И. В. Сталин и его сторонники в высших органах власти, на его стороне был также менталитет страны. Но Сталин далеко не имел полноты власти и должен был лавировать. В целом же масштаб скрытого противостояния можно сравнить с соответствующими масштабами Гражданской войны.

Столкновение было исторически неизбежным, выбора не было, поскольку продолжение "революционной" линии вело в тупик (а если говорить о перспективе, то к поражению в надвигавшейся войне). Для победы государственной линии стала необходимой замена основной части партийно-государственного аппарата. Масштаб противостояния был одной из причин того, что период стабилизации оказался связанным с большими человеческими жертвами. Смена аппарата государства и партии, проводившаяся с помощью НКВД, коснулась прежде всего старых партийных кадров, участников революции и охватила все уровни власти на местах. События середины тридцатых годов носили трагический характер. Большое количество людей подверглось необоснованным репрессиям. Общее число жертв в полтора раза превышало число жертв японского народа от атомных бомб США, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки.

События 1937 г. и их размах были обусловлены рядом причин. Люди, еще недавно совершившие революцию, были воспитаны в беспощадности к тем, кто считался врагом – это психология того времени. С другой стороны – это был массовый, во многом неконтролируемый процесс, о котором писал еще Бердяев /1/. Он включал в себя и накал длительного противостояния людей, и стремление исполнителей выдвинуться и выслужиться, и сведение счетов, и провокации ряда скрытых сторонников первой линии. Сыграл, наверное, роль даже такой, казалось бы, отвлеченный фактор, как максимум солнечной активности в 1937 г., который в среднем резко увеличивает возбуждение людей /6/. Наверное здесь многого можно было избежать – трагедия массовых страданий невиновных людей наложила тяжелый отпечаток на эти годы.

Но в целом события середины тридцатых годов основаны не на взаимоотношениях и желаниях тех или иных личностей, а явились следствием глобальной расстановки сил. И само поражение первой линии, возвращение к историческим корням, к менталитету народа было исторической необходимостью. Меняется власть на всех уровнях. На ответственные посты выдвинуто 500 тысяч человек. Происходит коренное изменение ориентиров. Возвращаются из мест заключения специалисты и ученые М. И. Рамзин, С. А. Чаплыгин, Н. Н. Лузин и многие многие другие, осужденные в период господства второй "революционной" волны. Возвращаются историки, а также ряд деятелей русской культуры. Немного не дожил до освобождения С. Ф. Платонов, но издается его фундаментальный труд по Смутному времени. Ряд освобожденных историков становятся академиками, членами-корреспондентами, орденоносцами. Выпускаются фильмы по истории России, воспитывающие гордость за свою страну за свой народ. Страна славит челюскинцев, папанинцев, экипаж В. П. Чкалова. Возвращаются российские военные традиции: погоны, звание генералов и т. д., изменяется отношение к православной церкви. В конституции 1936 г. ликвидированы все социальные ограничения, существовавшие в первых советских конституциях и провозглашены равные права для всех советских граждан.

В определенном смысле противостояние белых и красных кончилось (хотя были живы люди, помнившие сражения прошлого). Сталин фактически осуществил идеалы патриотической части белого движения. Он создал мощную державу, опирающуюся на менталитет России и это отражается на позиции многих эмигрантов, например А. И. Деникина, энергично выступившего в войну в поддержку СССР. Сталин был лишь проводником исторически неизбежного процесса (см. также /7/). В идеологическом плане к концу 30-х годов страна пришла с органическим сочетанием идей социализма (социальной справедливости) и государственности (национальных традиций) и это многократно усиливало ее мощь. СССР вышел по экономическим показателям на второе место в мире и на первое в Европе. Сделан грандиозный рывок на всех уровнях. И в Отечественную войну люди шли на самопожертвование во имя своей Родины.

При анализе событий, рассматриваемых в этом разделе, главное состоит в том, чтобы избежать смешения различных периодов (в частности фаз революционного процесса), в каждом из которых свои противоречия, своя расстановка сил, свои задачи, свои идеологические схемы. Но именно на смешении основаны многие штампы. Таково, например, положение об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму. Действительно, борьба обостряется, но она, как мы видели выше, не классовая, а в ней задействованы совсем другие силы. Даже цитаты из Ленина, взятые из периода, когда решались другие задачи, могли быть использованы против социализма. Именно это делала пятая колонна – идеологи КПСС.







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх