Рис.1. Динамика продуктивности российской экономики за 1940 – 1-е полугодие 1996 гг.: сплошная линия – капитальные вложения; пунктирная – сельскохозяйственное производство; точечная – промышленное производство.

"Если в качестве критерия продуктивности рыночных реформ. использовать динамику производства товаров, то в сфере промышленности также отмечался непредвиденный реформаторами обвал. Объем общей продукции в 1995 г. составил всего 50% от уровня 1990 г. В первом полугодии спад продолжился в пределах 5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Реформаторы, пытаясь объяснить неожиданный обвал промышленного производства, выдвигают утверждение о его неконкурентоспособности. Определенная доля истины в этом доводе есть, особенно если говорить о ряде товаров легкой промышленности. Однако в целом он совершенно несостоятелен, поскольку наиболее значительный спад отмечался в высокодоходных (при правильном ведении национального хозяйства) отраслях.

За 1990-1995 гг. уменьшилась добыча нефти на 41%, газа – на 7%, угля (необходимого для внутреннего рынка) – на 33%, выработка электроэнергии – на 23%, – т. е. всей той продукции, которая является основным поставщиком валюты. Доля убыточных предприятий увеличилась в нефтеперерабатывающей промышленности в 4,6 раза, газовой – в 2,3 раза, черной металлургии -в 2,1 раза.

В 1995 г. по сравнению с 1990 г. уровень производства конкурентоспособных товаров составил (%):

– металлургия и машиностроение: готовый прокат черных металлов – 71, автоматические линии машиностроения – 9, кузнечно-прессовые машины – 11, металлорежущие станки -24, в т. ч. с ЧПУ – 3, турбины – 50, трактора – 10. комбайны зерноуборочные – 18, комбайны картофелеуборочные – 2, экскаваторы – 29, бульдозеры – 16, грузовые автомобили – 13;

– строительное и химическое производство: цемент – 48, строительный кирпич – 59, домики садовые – 28, минеральные удобрения – 59, бумага – 59, химические волокна – 40.

Сокращаются даже такие производства, которые по своей прибыльности являются "курицами, несущими золотые яйца". Если добыча алмазов прежде приносила России огромные доходы, то за последние три года "сверхдоходное производство погрузилось в пучину безнадежных долгов" ("Известия", 02.08.96). В 10 раз сократилось финансирование геологоразведочных работ по поиску их месторождений. Использование бриллиантов ювелирными предприятиями упало за 1990-1996 гг. в 3,7 раза ("НГ", 20.06.96). Стало невыгодно добывать золото.

Резко сократилось производство алкогольных напитков предприятиями всех форм собственности. Только в первом полугодии 1996 г. производство водки и ликероводочных изделий упало на 45%. А этот товар в свое время давал более трети поступлений в государственный бюджет".

Если говорить о целостной картине действий "реформаторов", то ее можно охарактеризовать как систему тотального разрушения экономики. Использовался лозунг о необходимости устранения государства из управления народным хозяйством. В результате созданного хаоса возникли резкие диспропорции между подлинной стоимостью промышленной продукции и ценами. Убыточность большинства отраслей порождает цепную реакцию неплатежей и инфляцию. Практически прекращено обновление технологического оборудования. Капитальные вложения составляют около четверти от уровня 1991 г. и не только не могут обеспечить модернизации, но и поддерживать основные фонды в рабочем состоянии.

Основной удар "реформаторов" пришелся по производству самых прогрессивных технологий и оборудования, по самым квалифицированным кадрам. Значительная часть наиболее квалифицированных трудовых коллективов ВПК практически распалась. Резко усилилась зависимость рынка товаров народного потребления от Запада. Спад в легкой и текстильной промышленности составил более 80%. Заводы, производящие стратегические материалы, во многих случаях перешли в непосредственное владение Запада. Ориентировка взята на сырьевые отрасли, где спад наименьший.

За последние годы все большее значение приобретает система мировых цен, структура которых превращает международную торговлю в одностороннюю перекачку ресурсов на Запад. В отличие от цен замкнутых национальных экономик, мировые цены не возникают стихийно и не связаны со средними затратами труда, а сознательно формируются политическими и силовыми методами. В этих условиях рост международной торговли выгоден только странам, способным активно влиять на мировые цены. Благодаря такому влиянию, неуклонно падают цены на сырьевые ресурсы и устойчиво растут цены на продовольствие. Сырьевые отрасли России с уменьшением внутреннего потребления перенасытили мировой рынок и вынуждены снижать цены, по-существу, лишая себя прибылей. Цены на сырье движутся к себестоимости, приближая Россию к рабскому труду. Он постепенно устанавливается с невыплатой зарплат. Все это прикрывается лозунгами "вхождения в мировую экономику", "взаимовыгодной торговли", "свободы международного рынка", "глобализации мировой экономики"





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх