Загрузка...


24.06.2009 - Где же дно?


Таким вопросом миллионы людей каждый месяц встречают углубление кризиса. Процесс идет то быстрее, то медленнее, иногда кажется, что всё, наконец, почти кончено. Однако остановлен ли кризис? Где долгожданное дно?

Весна оказалась для России значимым временем. По итогам апреля падение ВВП составило 10,5 % по сравнению с тем же месяцем 2008 года. За четыре месяца 2009 года внутренний продукт уменьшился на 9,8 %. Таковы официальные данные. Их точность спорна: приукрашивание ВВП - повседневная вещь. Однако это и есть первые итоги достигнутой в экономике стабилизации. По данным Росстата, в мае вновь усилился спад в индустрии. Промышленное производство в мае 2009 года сократилось по отношению к аналогичному прошлогоднему показателю до 17,1 %. В апреле е падение составляло 16,9 %, а в марте - 13,7 %. На поддержание финансового равновесия монополий брошены триллионы долларов в мире и сотни миллиардов - в России. Но каковы же результаты?

Чиновники-мечтатели обещают населению и бизнесу скорое завершение кризиса. Неолиберальные эксперты недоумевают: отчего при цене нефти в 60 долларов за баррель российская экономика продолжает сжиматься? Оптимисты советуют не обращать внимания на чепуху, а пессимисты склонны ожидать «второе дно» кризиса. «Первое дно», если поверить официальным речам, экономикой пройдено. Так ли это на самом деле?

ВВП можно считать по-разному. Методика российских чиновников не идеальна, но даже по ней ВВП снижается. Факт этот куда важнее, чем уверения министров в скором хозяйственном оживлении. Для надежд на светлое экономическое будущее нет иных оснований, нежели красочные обещания властей. Реальная экономика говорит о другом: ВВП будет сокращаться и далее. Цены на нефть относительно высоки, однако макроэкономическая стабилизация носит верхушечный, финансовый характер. Она не избавляет от сокращения производства в результате падения сбыта.

Корпорации получили от правительств мира громадные средства и, вероятно, получат в течение лета еще немало. При этом кризис как был, так и останется - борьбы с ним нет, а есть лишь временное устранение некоторых симптомов. На что же надеются власти?

Президент России недавно обозначил в послании правительству приоритетные бюджетные задачи. Вкратце они сводятся к попытке удержать от надвигающегося разбалансирования государственные финансы. В 2009 году власти ожидают дефицит бюджета не менее 7 %, хотя еще недавно клялись в том, что это невозможно.

Доброжелательные экономисты обеспокоены. Финансы страны могут расстроиться еще до окончания года. Что если Россия вступит в 2010 год с большим дефицитом и практически без валютных резервов? Власти обещают тщательно взвешивать расходы. «Что касается выхода из кризиса, рассчитываем, что он начнется в этот трехлетний период», - полагает помощник президента Аркадий Дворкович. До указанного момента правительство надеется продержаться на резервах, ничего в стране не меняя. Антикризисная политика в России сводится к оказанию помощи тем, кто ближе к властям, - крупным компаниям. Социальная риторика чиновников предназначена для всех, кто может оказаться опасен. Населению рекомендовано жить с надеждой.

Последние два года в экономике происходят странные вещи. Глобальный кризис, явившийся неведомо откуда, чтобы принести пользу российской экономике, теперь не просто вредит, но, по словам чиновников, и затянется на три года. Никто так и не объяснил, почему, когда хозяйственный горизонт для России и мира казался безоблачным, разразилась буря. Все сказанное относится и к борьбе с кризисом. Латать дыры, ничего не меняя - вот суть бюджетной политики государства. Одни чиновники предсказывают кризису «второе дно», другие обещают скорое окончание. При этом власти в целом прекрасно сознают, что ничего определенно не знают.

Разумеется, кризис продлится больше, чем три года. 2009-2010 годы займет спад. С 2011 года можно ожидать начала пребывания на дне. В лучшем случае, при переходе к новой экономической политике (развитии внутреннего рынка и промышленности при протекционистской защите), страна начнет выползать из депрессии в 2012-2013 годах. Это не догадки, а прогноз, основанный на большой цикличности капитализма. Институт глобализации и социальных движений (ИГСО) сделал его еще год назад. С того времени оправдались многие тревожные ожидания.

Сколько бы ни переносили чиновники срок окончания спада, кризис продолжит пробивать новое искусственно обозначенное дно. Средств из государственного резерва не хватит надолго. Россия будет проводить «взвешенную политику», пока борьба с кризисом не заменит, наконец, стратегию выжидания. Но если корпорации могут рассчитывать на помощь фиска, то все остальные должны будут ждать обещанного три года.

Вместо стимулирования низового спроса власти выражают надежду на то, что инвестиции вернут экономике положительную динамику. Немало оптимизма появилось в последние месяцы у владельцев и менеджеров корпораций. Глава «ЛУКОЙЛа» полагает, что Россия уже начала «выправляться после тяжелейшего кризиса». По его словам, ничего не мешает больше инвестировать крупнейшие проекты. На Петербургском международном экономическом форуме (ПЭФ), прошедшем 4-6 июня 2009 года, центральное место организаторы мечтали отвести программе по стимулированию инвестиций и развития частного бизнеса в России. Пресса назвала форум бесполезным.

Может показаться, что крупные капиталовложения способны оживить национальное хозяйство России. Либеральные экономисты, чиновники и крупные собственники всерьез обсуждают этот вопрос. Однако для инвестиций в российскую экономику не видно оснований. Сокращается внутренний и мировой рынки. Макроэкономическая стабилизация прибавила оптимизма деловым элитам, но это никак не отменяет продолжающегося ослабления потребителей. Для чего вкладывать средства в реальный сектор, если он теряет рентабельность? Для чего создавать новые предприятия и поддерживать старые? Некоторые «великие» экономисты уже пообещали скорый конец кризиса, как они прежде объявляли его несуществующим. Подобные прорицатели - не ученые специалисты, а идеологи. Аналитический склад ума у них давно заменила верность канонам «свободного рынка».

В экономике складываются условия не для завершения кризиса, а для окончания периода стабильности. Достигнут он только благодаря вливаниям государственных денег в корпорации. Все держится на деньгах, которые государства продолжают передавать монополиям. Как только все выделяемые средства будут потрачены, все пойдет по-прежнему. Это неподходящая перспектива для инвестиций, если только они не носят спекулятивного характера. Но тут тоже есть немалые риски, хотя те, кто понимают конечность стабилизации, смогут сорвать свой куш на пике наивного энтузиазма. Населению стоит подготовиться к старому окончанию новых разговоров о приближающемся или уже пройденном кризисном дне.

Страна сегодня нуждается в дополнительных мерах по стимулированию частных инвестиций, полагают некоторые либеральные умы. Совершенно неясно, однако, как можно стимулировать инвестиции, тогда как теряется их смысл - возможность получения прибыли.

Накануне кризиса российский рынок и отечественные корпорации считались очень доходными. Теперь ситуация выглядит иначе. Жажда стимулирования инвестиций со стороны российских компаний связана с нехваткой средств из-за потери прежней рентабельности. Кризис не располагает к наращиванию производства, но спекулятивные проекты могут быть выгодны. В ближайшие годы биржевые игры не исчезнут, возрастет лишь число проигравших. Дно кризиса еще не единожды объявят пройденным. Изменит ли все это реальное положение в экономике?

Дно глобального кризиса для России - не там, где его видят либеральные экономисты. Оно не пройдено и оно не имеет конкретного положения в будущем (ни сейчас, ни через три года), после которого развернется спонтанный рост. Дно там, где начинается подлинная борьба с кризисом, а не раздача денег убыточным бизнес-гигантам. Пока доходы население падают, товары не могут продаваться в большем объеме. Ослабление внутреннего рынка все глубже будет вгонять в кризис экономику России вплоть до момента, когда неолиберальная политика не окажется отменена. Ничто не препятствует этому, кроме нежелания корпораций с их государственной машиной что-либо менять. Но ничто и не помогает этому за исключением промышленного спада.

Россияне ждут оживления экономики. Между тем начало борьбы с кризисом возможно лишь под давлением снизу. Массы не верят в свои силы и разделяют иллюзии, связанные с властями. Они не склонны выдвигать требования, способные подтолкнуть верхи к изменению антикризисной политики. Народ еще далек от вторжения в политику. Однако пробуждение его произойдет не через чудо, а через необходимость.










Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх