Загрузка...


29.04.2009 - Интервью Реалтпресс - «Окончание стабильности»


Что готовит нам период экономической стабилизации? Какова ее природа? Стабилизация - это пауза перед новым падением или вестник скорого завершения кризиса? Что ожидает Россию в 2009 году? На наши вопросы отвечает Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО).

Около 70% строительных компаний в России находятся на грани банкротства. Такое заявление сделал недавно вице-президент Ассоциации строителей России Владимир Пономарев. О чем говорят эти данные?

Стабилизация посеяла массу иллюзий. Главная из них: бесконечность периода стабильности. На деле финансовые ресурсы, затраченные государствами на поддержание платежеспособности компаний, подходят к концу. Не только в России, но во всем мире приближается новая волна кризисного падения. Она наверняка окажется сильнее первой. Отложенная эпидемия банкротств вероятно вскоре начнется.

Правительству удалось за последние месяцы удержать под контролем ситуацию с текущими платежами крупнейших компаний. Однако никаких серьезных шагов по поддержанию и увеличению потребительского спроса сделано не было. Многие заводы получили возможность работать, но не на сбыт, а на склад. Сектор строительной индустрии по темпу ухудшения ситуации остался в числе лидеров. Продавцы жилья идут уже на 50% скидки от заявляемой цены, но ситуация на строительном рынке по-прежнему очень плохая. Оснований для ее улучшения нет. В старом, докризисном виде рынок недвижимости в России больше существовать не сможет. Но никаких шагов к его перестроению со стороны государства не видно. Люди по-прежнему не могут приобрести жилье, а строители реализовать его. При том огромные средства за первые полтора года борьбы с кризисом ушли в неизвестность.

Правительство всеми силами вливает в ипотечные банки новые деньги. Но ситуация на рынке ипотеки остается сложной. Агентство по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов (АРИЖК) бросило все средства головной структуры, государственного Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), на уплату процентов за проблемных заемщиков. Неужели нет других средств, чтобы простимулировать внутренний спрос на недвижимость, кроме как надувания банков государственными деньгами?

В основе проводимой в России (почти во всем мире) неолиберальной экономической политики лежит порочный принцип. Считается, будто рабочая сила берется на рынке труда, капиталы дает кредитный рынок, а сбыт товаров осуществляется на товарном рынке. В реальности рабочая сила не рождается на рынке труда, как хлеб не образуется в хлебных магазинах. Чтобы товары находили сбыт необходимы потребители, которые получают средства от трудовой и коммерческой деятельности. Только на эти средства они могут приобретать нужные им предметы.

Порочность неолиберальной экономической политики состоит в том, что ни делается ничего, чтобы поддерживать потребителей или содействовать повышению качества специалистов на рынке труда. Все это якобы должен осуществлять рынок. На деле отсутствие в экономике и обществе регулирующей и организующей роли государства ведет в условиях современного кризиса к схлопыванию отраслей и крушению семейных бюджетов. Власти пытаются поддерживать финансовую сферу, на что брошены уже огромные суммы, а фундамент экономики разрушается. Вся стабилизация в мировом хозяйстве является верхушечной, но цена, заплаченная за эту сомнительную стабильность колоссальна. Не менее 2 триллионов долларов израсходовано на то, чтобы ничего не меняя в реальном секторе и положении населения, как работников и потребителей, создать видимость нормализации положения крупнейших компаний.

Чтобы поднять спрос на недвижимость необходимо изменить сам принцип функционирования жилищного рынка и характер государственной политики в данном вопросе. Жилье, как и здравоохранение не могут быть чисто рыночными. Государство должно обеспечивать людям бесплатно наилучшие условия лечения, вернувшись к нерыночной, бесплатной и бесполисной медицине. В жилищной сфере нужна большая национальная программа по закупке жилья и его предоставлению людям на доступных условиях (по минимальной цене или бесплатно) как в аренду, так и в собственность. При этом государство обязано установить твердые закупочные цены и снять с подрядчиков колоссальную нагрузку, связанную с покупкой земли и оплатой проведения коммуникаций. Земля в городах не может быть частной собственностью, ей должны распоряжаться муниципалитеты и центральные органы власти.

Все это регулируемый рынок. Описанные меры облегчат положение работников, снимут с них часть нагрузки, что положительно отразится на потребительской активности. За последние тридцать лет забылась простая истина, что накопление потребителей для экономики есть зло. Но если люди вынуждены взваливать на себя огромные займы, то это двойное зло для всей хозяйственной системы.

Преобразования в жилищной сфере помогут строительным предприятиям выйти из тупика. Все, что было сделано до последнего времени, не сняло ни одной проблемы. Они накапливаются с ужасающей скоростью. Обещания либеральных экономистов, что кризис сам по себе закончится и все будет по-прежнему, не многого стоят. Ни один из крупных кризисов в истории капитализма не оставался без больших перемен. Каждый раз они диктовались новыми экономическими условиями. По-старому ни экономика, ни строительная отрасль работать не будут.

Есть ли альтернатива «американской модели» ипотечного кредитования, которая, по мнению многих, себя не оправдала, и, более того, стала «спусковым крючком» мирового финансового кризиса?

Вполне справедливым явилось бы предоставление жилья в кредит людям со стороны государства под низкий или нулевой процент с небольшим установленным размером ежегодного платежа. Это компенсировало бы отчасти расходы бюджета на широкую закупку жилья для населения (общенациональная программа) и притом не стало бы тяжелой обузой для должников.

Себестоимость строительства, согласно официальным данным, снижается. Однако снижается только за счет падения цен на стройматериалы. Как видно, российские застройщики не слишком заботятся о снижении издержек внутренними резервами. Однако как многие считают, основную нагрузку в себестоимости играют две вещи - цена земли (местные власти), коммуникации (местные власти и естественные монополии). Как можно было бы повлиять правительству на эти два ключевых фактора, сформировавших зашкаливающие цены на «бетонометры»?

Боюсь, что без радикального переустройства всей государственной системы никакие меры не могут быть реализованы, включая названные мною выше. Но точно также и преодоление кризиса не является чем-то, что можно осуществить просто приняв некий пакет мер. Требуются даже не новые механизмы, а совершенно новые условия для функционирования механизмов. Земля, подведение электричества и прокладывание водопровода не должны вообще быть проблемой. Пока они искусственно таковыми остаются, не может быть хороших рецептов по оздоровлению ситуации в жилищном секторе. Люди останутся без жилья, а строительные компании будут метаться между растущими долгами и падающими продажами.

Разумеется, чиновники ожидают чуда: скачка мировых цен на нефть и иное сырье. Но на планете нет потребителей, способных покупать товары прежней себестоимости. Чуда не случится ни в 2009 году, ни в 2010 году, ни позже. Когда начнется подъем, он произойдет в результате технологического обновления индустрии, при удешевлении энергии (объективно необходимой, поскольку труд больше не может дешеветь) и широких мер регулирования. Страны будут вынуждены сами создавать рынки сбыта для своих производств. Россия не имела и не имеет выбора: можно либо стоять на месте (расходую последние валютные резервы) либо перестраиваться и переходить к обновлению и экономическому росту.

В течении последних месяцев различные чиновники высказывали мнение, что дальнейший экономический спад впереди. Подобные оценки контрастировали с острожными позитивными прогнозами других государственных лиц. Неожиданностью для многих стало заявление «вчерашнего оптимиста» министра финансов Алексей Кудрина. «Мы ожидаем вторую волну проблем, в том числе в банковской системе, в связи с невозвратом кредитов предприятиями», - сказал он. Какой макроэкономической динамики стоит ожидать до конца года?

Чиновники, наконец, начали приближаться к реальной картине. Действительно, открывают они для себя, кризис далеко еще не завершен. Впереди новая волна падения, она может несколько отложиться, может грянуть внезапно - еще весной. Но она будет. До конца года дно кризиса достичь не удастся. Спад только еще разворачивается. Развиваться ему, как и ранее предстоит нелинейно и неравномерно по отраслям. Нас ждет полоса глубокого падения производства и продаж, вслед за которой начнется новая стабилизация. Вероятно, она не станет столь продолжительной, как текущая. Реагировать на продолжение падения власти (не только российские) будут по-старому. Крупнейшим компаниям предоставят новые кредиты, очевидно еще большие, чем прежде. Однако базисный спрос вряд ли получит поддержку. В случае падения цен на нефть страну, вероятно, ждет новая девальвация рубля. Она еще более ухудшит ситуацию с платежеспособным спросом. Более драматичным станет положение с долгами среднего и малого бизнеса, а также населения. Вполне возможно, начнется полоса массовых банкротств компаний.

Странно, что Кудрин выступает негативным оракулом. Весь минувший год он демонстрировал в самой неподходящей обстановке уверенность в настоящем и будущем. Теперь ведет себя иначе. Скорее всего, его текущая объективность в суждениях обусловлена некими скрытыми процессами в верхах. Вполне возможно на новом этапе спада Кудриным могут пожертвовать, свалив на него вину за все неудачи антикризисной политики. Это, конечно, будет несправедливо.

Всего, что угрожает отечественной экономике можно избежать. Чтобы хозяйственная ситуация в России к концу года предстала не полной драматизма, а внушающей оптимизм с кризисом необходимо вести борьбу. Но в этой борьбе необходимо исходить не из текущих проявлений кризиса, а из его фундаментальных причин.

В чем по-Вашему проблема российской антикризисной политики?

Проблема антикризисной политики в России - отсутствие ее как таковой. Имеет место лишь борьба с симптомами кризиса. За счет огромных финансовых затрат и ослабления национальной валюты власти сбивают температуру, но не ликвидируют заболевание. Экономика по-прежнему погружается в кризис: рабочие места сокращаются, доходы населения снижаются, внутренний спрос падает. В результате промышленное производство и объем торговли сокращаются. Не сделано ничего, чтобы изменить эту ситуацию. Стабилизировались временно цены на нефть, но это не является спасением для всей экономики. Сколько еще они продержатся на текущем уровне? Спрос на углеводороды не прекратил сокращаться. Промышленное потребление нефти еще заметно упадет в ходе второго квартала.

Российское государство в скором времени может прибегнуть к внешним заимствованиям для борьбы с кризисом. С чем это может быть связано?

Экономический кризис не завершится к 2010 году. В 2009-2010 годах промышленное производство продолжит уменьшаться. Государственные расходы вырастут, а поступления уменьшатся. Правительство сознает, что стабилизационного фонда не хватит надолго. Отсюда и стремление к внешним заимствованиям. Но и этот источник ничего не именит. Решающим для борьбы с кризисом является не вопрос где еще взять денег. Необходима новая экономическая политика, а пока деньги расходуются только на поддержание старой хозяйственной модели, их никогда не будет хватать.

Окажется ли доходная часть бюджета на запланированном уровне в текущем году? Как станет формироваться бюджет 2010 года?

В 2009 и в 2010 году доходы бюджета России будут снижаться. Планированию бюджета предстоит провалиться еще не единожды. В этом году провал уже является фактом. По мере расходования резервов (сейчас они уходят помимо бюджета) созданных в период подъема, власти вынужден будут перейти к наращиванию эмиссии. Причем направлено эмитирование рубля будет уже не на «антикризисную» его девальвацию, а на покрытие текущих платежей. И все это будет происходить на фоне дальнейшего ухудшения положения в экономике.

Вполне можно ожидать от властей попытки сократить бюджет. В первую очередь секвестированы могут оказаться социальные статьи как «излишние». При этом огромные суммы продолжат уходить в неизвестность помимо бюджета, не принося улучшений экономике. Текущее положение федеральной казны еще можно назвать сносным. Но состояние региональных финансов очень плохое.

Как скажется на российской экономике дальнейшее осложнение хозяйственной ситуации в странах СНГ? Поможет ли это развитию отечественного экспорта?

Ухудшение экономической ситуации в странах СНГ обусловлено общемировым сокращением товарного спроса. Правительства реагируют на него ослаблением национальных валют, чтобы за счет сокращения затрат на работников поднять продажи за рубежом. Однако внутренние рынки от подобных «спасительных» мер только сжимаются. Для расширения российского экспорта это базы не создает. Как раз наоборот: экономические проблемы стран СНГ усиливают трудности испытываемые Россией. Отсюда на перспективу можно сделать лишь один вывод. Борьба с кризисом, вероятно, потребует сближения национальных экономик с образованием единого рынка и единого правового поля. Соответственно и меры по развитию потребления должны будут в таком случае стать общими.

Правительство России оказывает финансовую помощь странам СНГ. Каков эффект от расходования этих денег?

Средства тратятся без реальной пользы для российской экономики и экономик стран СНГ. Они попросту расходуются на помощь отдельным компаниям, но не на изменение всей экономической ситуации. Об этом отлично осведомлены в Кремле. Деньги, что Россия предоставляет соседним государствам, направлены на повышение ее влияния. Принесут ли они пользу в дальнейшем? Сомнительно. Ясно, что вернуть их в ближайшие годы никто не сможет. Однако отечественное правительство также не увеличит своих валютных резервов.

ЦБ регулярно повышал ставку рефинансирования в этом и прошлом году (летом 2007 года она составляла 10%). Сейчас она впервые снижена с 13% до 12,5%. Это означает, что до реального сектора средства должны доходить не по ставке в 16%, а по 15,5%. Каково значение принятой меры?

Снижение ставки рефинансирования никакого существенного влияния на экономику не окажет. Значения оно не имеет. Снижение можно смело назвать смехотворным. Кредит оставлен по-прежнему дорогим, а ставка сохранена как нерабочий инструмент монетарного регулирования. За счет чего должны компании покрывать такой высокий процент? Откуда возьмется в настоящих условиях необходимая прибыль? Чтобы кредит реально стал доступен, ставку требовалось бы снизить минимум на 8-10%.

Не стоит ожидать, что само по себе снижение ставки рефинансирования, да еще столь незначительное, станет фактором ускорения инфляции. Гораздо сильнее на инфляцию окажет влияние общая эмиссионная политика государства, направленная на накачку деньгами корпораций. Политика эта порочна. Кроме вреда экономике при полном расходовании денежных ресурсов она ни к чему не приведет.

Будет ли, по Вашему мнению, Центробанк и в дальнейшем снижать ставку?

ЦБ достаточно явно продемонстрировал в течении первых полутора лет кризиса свое нежелание кредитовать всех. Финансовая помощь предоставляется лишь отдельным крупным компаниям. Нынешнее декоративное снижение ставки рефинансирования лишь подтверждает верность правительства избранному курсу «борьбы с кризисом». Дальнейшее снижение ставки в текущем году возможно, но по-прежнему незначительное. Дорогой государственный кредит будет сохраняться.

Если бы ставка рефинансирования в России являлась инструментом, властям давно уже пришлось бы ее снижать. Текущая ставка недосягаемо высока даже для периода хозяйственного подъема. В условиях кризиса покрыть такой процент дело немыслимое. Процент ростовщический, удушающий. Однако высокий размер ставки не играет в России антиинфляционной роли, сколько бы ему ее не старались приписать. Рост цен в стране обеспечивается рублевой эмиссией, а инфляционно опасная накачка компаний деньгами происходит и без снижения ставки рефинансирования.

ЦБ стремится не допустить кредитования бизнеса на общих началах. Займы предоставляются государством выборочно, на условиях отличных от декларируемых (ставка рефинансирования). Никаких преимуществ национальному хозяйству это не дает, а является особенностью отечественной хозяйственно-политической системы. Так выгодней сырьевым монополиям. Но одновременно так хуже всем, кто ориентируется на производство с внутренним сбытом.

К чему может привести резкое снижение ставки рефинансирования, если такое произойдет?

Кредиты станут более доступными для бизнеса, что облегчит его положение в текущий момент. Однако экономическая ситуация не изменится. Для ее улучшения требуются принципиально иные меры. Прежде всего, нужно поднять потребительский спрос и защитить национальный рынок от внешних конкурентов российских предприятий.

Минфин России предложил создать госкорпорацию, деятельность которой была бы направлена на развитие национальной платежной системы. Предлагается создать Национальную систему платежных карт (НСПК). Как Вы оцениваете эту инициативу? Чем она вызвана?

Желание властей создать единую национальную систему платежных карт объясняют возрастающие проблемы банков. Нет никаких гарантий, что риски сбоев не превратятся в скором времени в масштабные сбои в работе кредитных институтов. Межбанковское недоверие возрастает и важным способом защитить клиентов от неожиданных проблем с платежными картами может стать общенациональная платежная система. Однако без серьезного государственного контроля над частными банками, с включением их в общую платежную систему, создание госкорпорации и появление новых карт останется полумерой. Риски никуда не исчезнут, а проблемы банков вновь возьмет на себя казна.

О пенсионной реформе в России все чаще говорят как о забуксовавшей или потерпевшей крах. Пойдет ли правительство на изменение существующей пенсионной системы? Будет ли отменена накопительная часть? Что происходит с теми средствами, которыми сейчас управляют ВЭБ и НПФ?

Средства, отложенные для накопительных частей пенсий, очевидно, израсходованы. Их перевели на счета банков год назад, чтобы помочь им покрыть нехватку платежных средств. Вызывал ее якобы не кризис, а, как тогда говорили чиновники, некоторые трудности в развитии. Положение банков вновь ухудшилось. Они не в состоянии возвращать деньги государству, а наоборот заинтересованы в новых вливаниях.

Так или иначе, сейчас или позже система солидарности поколений (с выплатой пенсий из текущих взносов будущих пенсионеров) официально вернется. Выбора у властей нет. Можно предположить, что пенсии уже в этом году станут выплачиваться по-старому.

Идея создания «плохого» ПИФа для скупки дефолтных активов то возникает, то пропадает. Вполне возможно, с появлением новых экономических проблем она вернется опять. Как будет развиваться ситуация с дефолтными облигациями в ближайшие годы? Способен ли «плохой» ПИФ положительно повлиять на положение в экономике?

Без изменения хозяйственной ситуации Россию в 2009-2010 годах ожидает много дефолтов. Изменить ситуацию одними мерами монетарного порядка невозможно. Создание «плохого» ПИФа поможет убрать дефолтные облигации с рынка, но станет одновременно способом утилизации государственных денег. Принципиально в экономике от этого ничего не изменится. Проблемных активов со временем станет только больше.

Общая хозяйственная ситуация, влияющая на ценные бумаги, является для мира относительно новой. Наилучшим решением по борьбе с дефолтами в России могут стать меры по повышению спроса на внутреннем рынке. Только это способно сейчас оживить экономику и предотвратить эпидемию банкротств.

Если говорить о положении компаний в целом, то необходимо обратить внимание на ситуацию с просроченной задолженностью. С каждым месяцем она делается для банков все более угрожающей и все более проблемной для компаний. Кредитные институты ужесточают требования к должникам, чем провоцируют новые ухудшения. Не исключено, что по итогам весны доля просроченной задолженности физических и юридических лиц превысит 30%. Сейчас она по неофициальным оценкам колеблется от 15 до 20%. Платежи по долгам делаются компаниями ценой колоссальных усилий. Еще немного и положение станет катастрофическим. Летом можно ожидать ускорения роста доли просроченных долгов в портфелях банков. Состояние кредитных институтов и компаний-должников ухудшится обоюдно.

Повальное банкротство малых и средних банков - приближающаяся перспектива. Чтобы избежать широких катастрофических последствий власти стараются облегчить крупным банком поглощение малых. Но несмотря на гарантированное укрепление позиций больших банков, оно все больше зависят от государственных вливаний. Выдавать кредиты они будут чем дальше, тем более осторожно. Промышленным и торговым компаниям это не обещает ничего хорошего.

Промышленное производство в РФ по данным Росстата за квартал сократилось к первому кварталу 2008 года на 14,3%. При этом в первые месяцы этого года отмечались как отрицательные, так и положительные колебания. Каков Ваш прогноз на будущее?

Сезонные колебания не могут скрыть негативной в целом ситуации для промышленности. Спрос ограничен и продолжит снижаться. В следующем квартале возможны два варианта развития ситуации: быстрый и медленный спад. Если период стабильности мировых цен на нефть и иное сырье продолжится в результате наращивания денежных вливаний в компании, то спад производства в России будет протекать медленно. Возможно временное улучшение положения компаний ряда отраслей. Если цены на сырье под давлением продолжающего сокращаться глобального спроса пойдут вниз, то российскую экономику ожидает быстрый спад производства.

Падение промышленного производства в России выражает снижение общемирового потребления. На 2009 год ценовая логика будет следующей: товары народного потребления продолжат дорожать, а сырье, энергоресурсы и промышленное оборудование - дешеветь. Основным фактором, обуславливающим этот процесс, останется снижение платежеспособного спроса населения. Дорожать будут все удерживающие сбыт товары, особенно продовольствие. Но при этом объем торговли как в России, так и в мире будет уменьшаться.

Как отразилось падение мировых цен на нефть на потребительских ценах в России?

Падение стоимости углеводородов оказывает влияние на цены в России благодаря общему снижению деловой активности и мерам властей. Упала экспортная выручка. Сократились заказы компаний компаниям. Начались массовые увольнения. Прошла первая девальвация. Товарная обеспеченность рубля снизилась в результате падения доходов трудящихся, а значит и сжатия конечного спроса. Рост потребительских цен не прекратился, способствую дальнейшему кризисному ослаблению экономики.

Кризису предстоит теперь развиваться по принципу снежного кома, а цены будут важнейшим его стимулом и выразителем. И так пока ситуация с конечным спросом населения не изменится. В 2009 году России еще предстоит столкнуться со скачком потребительских цен.

realtypress.ru










Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх