Загрузка...


3. Программно-адаптивный модуль


3.1. Общественная инициатива, общественное движение и политическая партия

В толпо-“элитарном” обществе и в толпо-“элитарных” общественных организациях (движениях и политических партиях) на программно-адаптивный модуль возлагается функция воплощения в жизнь программы (концепции), получаемой им от предиктора-корректора, которую программно-адаптивный модуль однако только использует в своей деятельности, будучи не в праве изменить её. Соответственно, изменения и дополнения, неизбежно вносимые в «спущенную сверху» программу действий при её осуществлении, в общем случае рассматриваются как антисистемный фактор. Это находит свое выражение в известной поговорке: «инициатива наказуема», — которая отражает основной принцип отбора кадров на руководящие должности в структурах программно-адаптивного модуля толпо-“элитарных” обществ: продвижение наверх — исполнительных, но безынициативных — на первые роли; способных к инициативе, но таких, что приучены сдерживать свою инициативность из страха (поддаются шантажу по оглашению и шантажу по умолчанию), согласуя свою инициативность с высказанными и не высказанными, но угаданными ими пожеланиями более высокого начальства, — на вторые роли заместителей и помощников; инициативных, знающих и умеющих работать, но не желающих либо не приученных подлаживаться под вышестоящее начальство, — на должности подчинённых, предназначение которых — быть «мальчиками для битья» в обыденных обстоятельствах и кадровым резервом руководителей для спасения дела, если это потребуется, в случае, когда безынициативные руководители-исполнители и их “сдержанные” заместители и помощники доведут дело до грани краха [67].

Наше отличие от толпо-“элитарных” общественных организаций состоит, прежде всего, в том, что предиктор-корректор, несущий полноту концептуальной власти, в Концепции общественной безопасности структурно не локализован, не обособлен и пребывает как вне структур общественных организаций, поддерживающих Концепцию общественной безопасности в Богодержавии, так и внутри них.

Это — нормальное положение для всякой антитолпо-“элитарной” общественной организации, проистекающее из самовластного по её природе характера концептуальной власти, возникающей как общественная инициатива тех людей, чувствам которых полная функция управления общественной в целом значимости открыта для восприятия даже в том случае, если они и не охватывают её своим миропониманием. Общественная инициатива возникает и действует на основе прямых личностных отношений разных людей, в силу чего она неизбежно носит неформальный характер: организационные формы всякий раз порождаются самою деятельностью сообразно обстоятельствам и во многом обусловлены личностными особенностями делателей [68].

Этот общественно-инициативный характер предиктора-корректора, охватывающий все этапы полной функции управления, если и не исключает полностью для имитаторов-провокаторов возможность возглавить ту или иную структуру, то исключает возможность извратить характер деятельности этой структуры, поскольку имитатор-провокатор, дорвавшийся до административной власти, неизбежно столкнётся с проявлениями реальной концептуальной власти, исходящей не «сверху», а «снизу». В результате этого он либо будет отстранён от должности, либо структура, которую ему удастся возглавить, разрушится или обезлюдеет, и в ней не останется никого, кроме её номинальных руководителей, сидящих на папках с разного рода отчётностью о проделанной “работе”.

Нам не следует бояться такого рода исчезновения обезлюдевших структур, а к их гибели нам не следует относиться как к краху дела продвижения Концепции общественной безопасности в жизнь. Просто при невозможности преодолеть тенденцию к извращению деятельности структуры, которую смогли возглавить имитаторы-провокаторы, при невозможности отстранить их от руководства необходимо целенаправленно осуществить процесс её ликвидации и возобновления деятельности новой структуры под руководством иных координаторов [69].

Соответственно этому обстоятельству руководители структур, действующих в русле Концепции общественной безопасности, обязаны прежде всего прочего быть людьми, чувствующими течение жизни и вдумчивыми, чтобы отличать (и поддерживать мощью структурного управления) личную инициативу рядовых участников структур и ниже стоящих руководителей, в которой выражается концептуальная властность структурно нелокализованного предиктора-корректора, от всевозможных «системных шумов» непрестанного выражения несогласия со всяким мнением всякого начальства и от наведённых извне помех,что так или иначе свойственно деятельности всех структур в обществе; тем более, что и проявления концептуальной властности, и системные шумы с наведёнными извне помехами внешне могут выглядеть очень похоже, а в ряде случаев несогласие с мнением руководства может быть отчасти концептуально властной инициативой, а отчасти системным шумом и внешними помехами.

При этом необходимо понимать, что концептуальная власть, явно или неявно возлагая на те или иные структуры осуществление концепции, порождает как писаные, так и неписаные их уставы, выражая в них цели концепции и способы их достижения. Если концептуальная власть в чём-то ошиблась при построении писаных и неписаных уставов и самих структур той или иной общественной организации и открыла тем самым возможность действовать в этих структурах кому-либо из имитаторов-провокаторов на законных основаниях, то ссылаться на действующий писаный устав или неписаную традицию как на источник неоспоримых полномочий имитаторов-провокаторов вредно для осуществления концепции.

Через выявленные ошибочные по отношению к Концепции общественной безопасности писаные и неписаные уставные положения следует переступить в инициативном порядке поддержания концептуальной самодисциплины и осуществления концептуальной власти в Богодержавии.

Соответственно этому руководители структур должны понимать и действовать в согласии с тем, что структуры предназначены не для удовлетворения их личностных “великокняжеских” амбиций, а для согласования в русле Концепции общественной безопасности личной инициативы множества рядовых участников структур, из среды которых исходит во всей её полноте высшая внутриобщественная власть — власть концептуальная, действующая по принципу, выраженному А.С.Пушкиным: «волхвы не боятся могучих владык, а княжеский дар им не нужен» (помните, как дальше? чувствуете ли это в единстве жизни своего внутреннего и общего всем внешнего мира?) [70]; а руководители структур обеспечивают функционирование только программно-адаптивного модуля концепции и в Концепции общественной безопасности в Богодержавии должны делать это в согласии с концептуальной властью, а не пытаться обуздывать и подавлять её [71] с упорством, достойным лучшего применения: иначе им — смерть (во всех смыслах: от политической до физической) от “коня” своего.

Руководители структур в Концепции общественной безопасности — по предназначению своему не диктаторы, от которых только и может исходить легитимная для участников структур инициатива, а координаторы вполне легитимной инициативы всех без исключения участников структур в русле Концепции. Руководители, как и все прочие участники структур, имеют право на инициативу, но их инициатива по своему качеству, рассматриваемому вне связи с занятием ими руководящих должностей, ни чуть не лучше и не хуже инициативы других участников структур. И это должны понимать и жить в согласии с этим все участники Движения для того, чтобы “князья” — великие и малые — не обросли опекунами, приставленными к ним от чуждых концепций, и не распустились в своей демонической вседозволенности, а организационные структуры, осуществляющие Концепцию общественной безопасности, не постигла судьба организационных структур КПСС, утративших большевистскую дееспособность и ставших антинародными.

Всё, что сказано ранее в начале этого раздела о роли руководителей партийных и государственных структур, этических нормах, которым они должны следовать в отношении рядовых партийцев и простых граждан, об инициативе народных масс, критике «снизу» и т.п. (кроме упоминания концептуальной власти и полной функции управления, осуществляемых в жизни общества) так или иначе многократно говорилось и в советском прошлом на протяжении всей истории КПСС и Советской власти. Но во всём этом обходилось молчанием следующее:

Все эти обстоятельства, выражающие необходимость защиты самоуправления концептуально властного над самим собой общества по полной функции, отрицают нравственно-этические и организационные принципы и выражающие их уставные положения, свойственные для общественных организаций и политических партий толпо-“элитарного” характера, включая и РСДРП — РСДРП (б) — РКП (б) — ВКП (б) — КПСС — КПРФ на всех этапах её существования [72].

Соответственно это требует при проведении в жизнь Концепции общественной безопасности в Богодержавии главенства иных принципов сплочения участников общественных организаций, структуры которых входят в её программно-адаптивный модуль. [73]

К настоящему времени программно-адаптивный модуль Концепции общественной безопасности представлен двумя общероссийскими структурами:

· Народным движением “К Богодержавию” и

· Всенародной партией мирной воли “Единение”.

Это приводит к необходимости построить работу народного движения и политической партии в русле общей для них Концепции общественной безопасности в Богодержавии так, чтобы они взаимно дополняли друг друга. А для этого необходимо определиться в функциональном и организационном отличии общественного движения от политической партии.

Для того, чтобы не ошибиться в их функциональном разграничении следует проанализировать историю продвижения Концепции общественной безопасности в Богодержавии в общество на протяжении последних десяти лет от времени завершения первой редакции “Мёртвой воды” в конце июня 1991 г.

Всё это время предиктор-корректор действовал и действует как общественная инициатива, которая не нуждается в каких бы то ни было неизменных организационных формах и уставных документах, регламентирующих должностные обязанности и порядок взаимного подчинения и ответственности её участников (персональный состав которых в силу разных причин меняется на протяжении всего времени). Всё это время предиктор доводил и доводит материалы Концепции до сведения как частных лиц, так и должностных лиц структур государства, общественных организаций и политических партий как в границах России, так и за её пределами [74]. Руководство ни одной из них до настоящего времени не заявило о принятии Концепции общественной безопасности к исполнению, не довело материалы Концепции до сведения руководства подчинённых структур и до сведения их рядовых участников [75].

В процессе такого рода (просветительской по её существу) деятельности участников предиктора возник достаточно широкий круг лиц, которые, ознакомившись с материалами Концепции, нашли, что она выражает жизненные интересы их самих, других добросовестных тружеников и последующих поколений, открывая возможности к разрешению кризиса, к которому пришло человечество к концу ХХ века под концептуальной властью библейской доктрины и её хозяев. Именно у таких противников библейской доктрины возникла потребность обеспечить гарантированный, быстрый и предсказуемый доступ к материалам Концепции как для самих себя, так и для тех, кого они желают ознакомить с ними. Так случайный — не предсказуемый и не гарантированный — доступ к материалам Концепции, на основе которого они сами познакомились с нею, перестал отвечать потребностям социального времени, порождаемого Концепцией. И целенаправленными усилиями таких людей были созданы постоянно действующие структуры, устойчиво обеспечивающие обмен информацией среди сторонников Концепции общественной безопасности, живущих в разных регионах России и русскоязычного зарубежья (этот обмен включает в себя и контуры прямых и обратных связей общенародного предиктора-корректора Концепции общественной безопасности, о чём не следует забывать). Так возникло ныне юридически зарегистрированное Народное движение “К Богодержавию”. Действуя с 1997 г., Движение “К Богодержавию” доказало свою эффективность в качестве системы, поддерживающей процесс самообразования людей в смысле развития их мировоззрения и миропонимания, способствующих их переходу к человечному строю психики и преображению их целесообразными усилиями культуры общества.

При этом следует особо подчеркнуть, что к настоящему времени Движение не только не исчерпало своего потенциала развития, но еще находится в начальных стадиях своего становления и освоения разнородных сфер деятельности. В обозримой перспективе оно будет по-прежнему обладать значимостью в качестве общественного института, обеспечивающего гарантированный и быстрый доступ к материалам Концепции всем заинтересованным лицам; обеспечивающего возможность освоения материалов Концепции каждым в общении с другими её сторонниками, что очень важно для многих людей, которых кодирующая педагогика школы не научила самостоятельно извлекать знания и навыки из текста, требующего соображения новых и переосмысления прежде сложившихся понятий.

И это свое значение Движение будет сохранять, по крайней мере до тех пор, пока доступ к Интернету не будет столь же массовым, как ныне доступ к просмотру телевизионных программ и прослушиванию программ радиовещания, или пока система общего и специального образования (в смысле обучения владению знаниями и навыками) не перейдёт от кодирующей педагогики (формирующей тип строя психики зомби), к активной помощи учащимся в их самообразовании (в смысле формирования человечного строя психики как основы для самообучения владению знаниями и навыками в темпе возникновения личностно и общественно значимых потребностей). Когда сложатся такие общественные обстоятельства, те потребности, которые ныне удовлетворяют структуры Движения “К Богодержавию”, будут удовлетворяться в обществе иными способами, вследствие чего структуры Движения в их нынешнем виде станут либо никчемными и потому исчезнут, либо возьмут на себя какие-то иные общественно значимые функции и тем самым сохранят себя, но в каком-то ином качестве.

Но обеспечивая гарантированный доступ к материалам Концепции заинтересованным лицам и доводя эти материалы по своей инициативе до сведения не заинтересованных частных и должностных лиц, не занималось и не занимается политической деятельностью в смысле структурно оформленного систематического, т.е. профессионального участия в разработке и проведении в жизнь политики государства на общегосударственном и местном, региональном уровнях, подобно тому, как этим занимаются властные и оппозиционные политические партии и «беспартийные» чиновники государственного аппарата.

Иными словами, решая те задачи, которые в прошлом должны были решать структуры общества “Знание”, Движение “К Богодержавию” не является ни политической партией, ни «беспартийной» партией власти. Однако при этом, когда Движение стало достаточно многочисленным и охватило многие регионы России, у многих его участников возникла потребность непрестанно воплощать Концепцию в реальную политику российской государственности как на уровне государства в целом, так и на уровне регионов РФ, местного общественного самоуправления и в трудовых коллективах.

Возникновение этой потребности выражает нравственно-этическую готовность какой-то части участников Движения к такого рода фактически профессиональной (как минимум в ранге второй профессии по совместительству с основной) общественно значимой управленческой деятельности в государственных учреждениях, в частном предпринимательстве, в среде трудовых коллективов.

При этом необходимо понимать, что не все участники Движения несут в себе готовность к такого рода деятельности и осознают ответственность за неё по совести перед Богом и другими людьми не потому, что они якобы плохи, “второсортны”, а просто в силу того, что в Движение постоянно включаются новые люди, которые только-только проявили интерес к Концепции, и только-только начинают изучать и осваивать её материалы. В силу этого обстоятельства не может функционировать как инструмент воплощения идеалов Концепции в реально осуществляемую политику государства. И это является принципиальным свойством Движения, вытекающим из возложенной на него функции — обеспечивать гарантированный быстрый доступ к материалам Концепции заинтересованным лицам, большей частью с не устоявшимися мировоззрением, миропониманием и алгоритмикой психики, первоочередная задача которых, прежде всего прочего, — осмысление и переосмысление своей личной жизни и жизни общества, переустройство своих мировоззрения и миропонимания, преображение алгоритмики своей психики. Пока они не совершат каждый сам некоего минимума (для каждого своего) такого рода работы над собой, они объективно не способны к непреклонной концептуальной самодисциплине и к выражающей её профессиональной политической деятельности в русле Концепции общественной безопасности.

Именно из обусловленной этим обстоятельством объективной неспособности Движения решать задачи, которые в нынешних государственно-организационных формах решают политические партии, и возникает потребность некоторой части его участников (тех, кто в основном преодолел каждый свой кризис мировоззрения и миропонимания) в организации политической партии как инструмента, предназначенного для повсеместного профессионального воплощения идеалов Концепции в повседневную политику государственности Русской цивилизации в целом и на местах, а также в разнородное общественное самоуправление.

И эти две функции:

· обеспечивать гарантированный быстрый доступ к материалам Концепции заинтересованным лицам;

· быть инструментом воплощения идеалов Концепции в реальную политику государственности Русской цивилизации в её исторически сложившихся к настоящему времени формах,

— смешивать в функциональной нагрузке одной структуры вредно для дела воплощения в жизнь идеалов Концепции общественной безопасности. Вредно потому, что жизнь выдвигает несовместимые критерии оценки качества управления в деятельности Движения “К Богодержавию” и в деятельности политической партии “Единение”, что в свою очередь предопределяет и своеобразие принципов построения Движения, отличающих его от своеобразия принципов построения политической партии.

Безо всяких натяжек можно считать, что структуры Движения полностью оправдывают свое существование, если:

· всякий человек, как-то что-то узнавший о существовании Концепции общественной безопасности и услышавший где-то о существовании Движения “К Богодержавию”, обратившись к представителям какой-либо из его структур лично или по почте, получил литературу, по которой он может ознакомиться с Концепцией настолько широко и детально, насколько посчитает для себя необходимым. Что он будет делать после этого: вступит ли в Движение; не вступит, но будет жить и действовать в русле Концепции; выступит её противником; останется безучастным; сразу воспарит до осуществления концептуальной власти в структурно не локализованном Общенародном Предикторе-Корректоре СССР, — всё благо, ибо Бог знает, кто и на что способен и имеет право в его жизненных обстоятельствах при его жизненном опыте, и что и кому можно попустить, а кого и в чём следует поддержать;

· участники Движения работают над концептуальной литературой самостоятельно; участвуют в семинарах, проводимых Движением; при обсуждении среди своих близких, друзей и знакомых событий в жизни России и зарубежья не стесняются и не боятся ссылаться на материалы Концепции и освещают с её позиций ту проблематику, которая стала предметом обсуждения (плохо, если при этом они не излагают своё мнение, предоставляя собеседникам информацию к размышлению, а стремятся добиться от окружающих, во-первых, выражения безусловного согласия с их мнением и, во-вторых, последующих действий в соответствии с выраженным согласием вопреки реальному миропониманию людей, уподобляясь тем самым гражданским и военным политработникам КПСС советской эпохи: это было бы построением внутренне напряженных систем отношений, в деятельности которых имитационно-провокационная составляющая стала бы господствующей);

· участники Движения в общении с частными и должностными лицами, действуя в соответствии с нравственно-этическими нормами Концепции, в состоянии вызвать хотя бы разовую, если не систематическую, любого рода поддержку Движения с их стороны.

Если эта работа проводится участниками Движения праведно, то количество участников Движения и поддерживающих его сторонников, по каким-либо причинам не пожелавших оформить свое членство в Движении, будет расти; нравственно-мировоззренческие позиции Концепции общественной безопасности в обществе будут расширяться, её неформальное влияние будет усиливаться. Этого вполне достаточно для Движения.

По отношению же к деятельности политической партии, тем более концептуально властной партии, систематического достижения такого рода результатов явно недостаточно. Безусловно, что всё вышеперечисленное и ему сопутствующее по умолчанию в деятельности Движения,в какой-то степени будет неизбежно свойственно и структурам партийных организаций, но в их работе это может носить только сопутствующий основной деятельности партии характер.

Основным же предназначением нашей политической партии является систематическая (т.е. профессиональная, а не от случая к случаю) разнородная деятельность по организации общественного самоуправления (включая и государственное управление в целом и на местах) в русле Концепции общественной безопасности как таковой [76] в условиях целенаправленного противодействия политических партий и политических мафий, поддерживающих в своей деятельности несовместимые с КОБ иные концепции устройства общественной жизни, а также в условиях разнородного гомона и возбуждаемой искусственно противниками КОБ разнородной активности той части общества, которая всё еще является толпой, живущей по преданию и рассуждающей по авторитету личностей и внедрённых в культуру разнородных догм.

На взгляд ВП СССР, такая формулировка предназначения концептуально властной партии лучше, нежели список, в котором перечислены основные задачи, которые партия должна решать в своей деятельности. Такого рода задачи должны перечисляться даже не в Программе концептуально властной партии, определяющей её стратегию на исторически продолжительную перспективу, а в её планах деятельности на вполне определённый, не очень продолжительный срок между последовательными съездами. Это позволит иметь всегда актуальную и сообразную обстоятельствам программу действий, а не псевдопрограмму партии, в которой перемешаны те задачи, которые еще только предстоит решать в отдалённой перспективе, те, которые уже решены в прошлом, но которые “забыл” вычеркнуть очередной съезд, и те, которые решаются в настоящем. И в том, что такого рода мешанина была свойственна послесталинским программам КПСС, одна из причин застоя [77] и развала СССР.


* * *







Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх