Загрузка...


Часть 3


КУЛЬТУРА И СМИ


УГАСАНИЕ РАЗУМА: БОЛОНСКАЯ СИСТЕМА

Управлять страной, проектировать, строить и содержать системы ее жизнеустройства — огромный труд, который требует много ума, творчества и совести. Когда иссыхает любая из этих составляющих, то резко сужается «горизонт будущего» и подавляется творчество — проектирование заменяется имитацией.

К имитации склоняются культуры, оказавшиеся неспособными ответить на вызов времени, и это служит признаком упадка и часто принимает карикатурные формы. Примечательно, что имитируют всегда подходы и структуры чужеземцев, имитация всегда сопряжена с низкопоклонством. Это слово опять стало актуальным в нашей реформе. Именно низкопоклонство! Казалось бы, всегда можно найти ценный опыт и в собственном прошлом — но нет, само это прошлое мобилизует память и неизбежно втянет твой разум в творческий процесс. Имитатор, подавляющий разум и творчество, вынужден быть антинациональным.

Реформы в России стали огромной программой имитации Запада. Это было признаком духовного кризиса нашей интеллектуальной элиты, а затем стало и одной из главных причин общего кризиса. Отказавшись от проектирования будущего, взяв курс на самую тупую имитацию, наши реформаторы и их интеллектуальное окружение подавили и те ростки творчества, которые пробивались во время перестройки. Духовное бесплодие — один из тяжелых и многозначительных признаков будущей катастрофы.

Пробегите мысленно все стороны жизнеустройства — везде реформаторы пытались и пытаются переделать те системы, которые сложились в России и СССР, по западным образцам. Сложилась, например, в России своеобразная школа. Она складывалась в длительных поисках и притирке к социальным и культурным условиям страны, с внимательным изучением и зарубежного опыта. Результаты ее были не просто хорошими, а именно блестящими, что было подтверждено объективными показателями и отмечено множеством исследователей и Запада, и Востока. Нет, эту школу было решено кардинально изменить, перестроив по специфическому шаблону западной школы.

Но школа — часть целого, национальной системы образования. Наши реформаторы пошли и на то, чтобы переделать по западным чертежам и высшее образование России. В ноябре 2003 г. было подписано соглашение о присоединении РФ к Болонской конвенции. Это конвенция ЕС об унификации системы высшего образования, согласно которой к 2010 году вся Западная Европа должна иметь единую систему высшей школы. В отношении РФ слово «унификация» есть фиговый листок, ибо ЕС ничего от российской системы высшей школы не берет. РФ обязуется сменить свою систему на ту, что принята в ЕС, обязуется имитировать чужую систему — при том, что в России сложилась своя мощная высшая школа.

Надо подчеркнуть, что никакого общественного диалога в связи с заменой отечественного образования не было. Мало кто вообще слышал об этой Болонской конвенции, а вузовские преподаватели имеют о ней самое смутное представление. Я был на совещании завкафедрами общественных наук в 2004 г., уже после подписания конвенции, и преподаватели вузов не имели никакого понятия о сути изменений. Большинство надеялось, что это — очередная блажь министров и как-то удастся ее пересидеть, как славяне в болотах во время набегов, дыша через тростинку. Это надежды иллюзорные, ЕС — не набег степняков, спасти в болоте систему национальной культуры, если власть обязалась ее переделать, невозможно. Тем более если власть хранит в тайне свои намерения.

Зачем хотят сломать свою систему, которую строили 300 лет? Доводы чиновников всерьез принять нельзя, в них не вяжутся концы с концами. В 2002 г. министр образования РФ В. Филиппов заявил, что у российской высшей школы нет иного выхода (!), кроме как интеграция в общеевропейскую зону высшего образования. Министру говорить явные глупости не к лицу, и ему приходится искажать понятия. Советское высшее образование было именно интегрировано в общеевропейскую и мировую систему. Определялось это не формальным признанием дипломов, а тем, что наши специалисты знали язык современной науки и техники, общались на этом языке со своими западными коллегами, сами «производили» научно-технические результаты, адекватные состоянию мировой системы (в чем-то хуже, в чем-то лучше, не об этом речь). Интеграция как раз не означает потери своей идентичности. Национальная система образования интегрируется в мировую (или общеевропейскую) как элемент, связанный с другими элементами, но вовсе не «растворенный» в них. Имитация — это ликвидация подсистемы нашей культуры с заменой ее нежизнеспособным клоном-ублюдком мифической «общеевропейской» системы.

Система высшего образования — один из самых сложных продуктов отечественной культуры, но еще важнее, что это — и матрица, на которой наша культура воспроизводится. И уклад высшей школы, и организация учебного процесса, и программы — важнейшие факторы формирования сообщества специалистов, интеллигенции. Заменить все это на то, что предусмотрено «Болоньей», — значит изменить всю матрицу, на которой воспроизводится культура России.

Поражает и самонадеянность реформаторов. Высшая школа — одна из больших систем жизнеустройства, которые формируются исторически, а не логически. Уверенность, что подобную систему можно вдруг переделать по полученному в Болонье чертежику, — утопия, которая могла зародиться лишь в неразумной голове (хотя что-то не верится в такую неразумность). Но допустим, такая мысль зародилась. В этом случае чиновники должны изложить резоны для такого странного шага. Грубо говоря, представить лист бумаги, на котором слева были бы перечислены выгоды от такого шага, а справа — издержки и потери с указанием, кто и в какой форме эти потери («социальную цену») будет покрывать. Ничего этого не было.

Какие же резоны, пусть обрывочно, мы услышали? Первый — экономия денег. Это довод недобросовестный. Советская система была гораздо экономнее, чем «болонская», — наши вузы готовили специалистов высокого класса при очень скромных, по сравнению с западными странами, затратах (на порядок меньше).

Другие доводы еще абсурднее. «Российские дипломы должны быть понятны западному работодателю», — заявил министр. Это нелепость. Глупо ломать систему образования ради мелкого удобства 1-2% выпускников, уезжающих на чужие хлеба. А главное, уже сотни тысяч выпускников наших вузов хорошо устроились на Западе, никто не посмотрел на форму их бумажек. А суть этих бумажек как раз была «понятна западному работодателю». Буржуи люди разумные, их интересовали те знания и навыки, которыми обладали молодые россияне, а не форма дипломов. Объективно, имитация «Болонской системы» как раз лишит выпускников наших вузов тех конкурентных преимуществ на европейском рынке, которые они пока что имеют. Втягивание РФ в эту систему имеет смысл только как средство устранить их как сильных конкурентов. Неужели такие операции наши чиновники проводят бесплатно? Это было бы честно, но совсем глупо.

Согласно конвенции, у нас должны быть изменены уклад вуза, организация учебного процесса и программы. Эти вещи взаимосвязаны. Уклад — это отношения между студентами, а также между студентами и преподавателями. У нас большую роль играет студенческая группа. Она дает навыки коллективной работы в лаборатории, цехе, КБ. Различие в способности к такой работе между нашими выпускниками и их западными сверстниками разительное, в него не поверишь, пока не убедишься сам на практике — средний выпускник нашего вуза, работая в коллективе, оказывается на голову выше.

Отношения преподавателей со студентами строились у нас по принципу «учитель — ученик» и «мастер — подмастерье». Это отношения с сильным личностным началом и личными контактами. Болонская конвенция — переход на обезличенные отношения по принципу купли-продажи услуг. Это разрушение уклада русского университета — со снижением уровня выпускников.

Конвенция требует перейти на двухступенчатую систему образования. Три-четыре года студент учится по упрощенной программе и получает диплом бакалавра. Затем желающие проходят еще курс 1-2 года для диплома магистра. У нас был пятилетний курс, последний год был посвящен исследованию или инженерной разработке, после чего была защита диплома. При этом первокурсника с первой минуты обучали как специалиста. С первой лекции его готовили к исследованию или проекту, без этого его обучение было бы неполным.

На Западе студента сразу начинают готовить как бакалавра. Разница такая же, как учить человека на врача или на фельдшера — с первого занятия. Фельдшера нельзя потом просто «доучить» до врача за год. Западная система переучивания бакалавров в магистров очень дорога, мы не сможем применить ее в РФ в массовом масштабе. Страна останется без полноценных специалистов. Более того, Россия останется без интеллигенции — особого, замечательного творения русской культуры.

В Послании В.В. Путина 2004 г. было сказано: «Хочу подчеркнуть: российское образование — по своей фундаментальности — занимало и занимает одно из ведущих мест в мире. Утрата этого преимущества абсолютно недопустима». Какая гримаса истории — именно правительство В.В. Путина и уничтожает российское образование.


2007 г.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх