Загрузка...


Часть 2


ГОСУДАРСТВО И ЭКОНОМИКА


ПУТИН КАК СИМВОЛ РОССИИ

Формула многозначна. Во-первых, в ней скрыто отрицание: «Путин — символ России, а не…». Утверждения со скрытым отрицанием — важный элемент языка логики. Вспомним знаменитую формулу Бэкона: «Знание — сила». Главный ее смысл — в утверждении свободы знания от моральных ценностей, что и было основанием совершенно нового знания, науки. Знание — сила, а не добро или зло.

Если мы хотим рассуждать рационально на заданную тему, то надо ответить на два блока вопросов: 1) Является ли Путин символом России? 2) Если он является символом России, то чем он не является?

В каждом блоке возникает целое дерево частных проблем. Утвердительный ответ на первый вопрос сразу задает следующие. Россия сегодня расколота — так символом какой России является Путин? Ведь векторы разных частей России расходятся. Он — символ России, ищущей воссоединения осколков или эскалации гражданской войны, пока еще холодной? Он — символ России для России (еще точнее, для русских) или прежде всего для внешнего мира? И к какой части внешнего мира обращен этот символ России как ее слово? Ведь мир тоже расколот, и части его тоже расходятся. Все «дерево» таких вопросов, дающих нить для размышлений, — полезное методологическое средство для понимания происходящего и предвидения вариантов будущего.

Второй блок вопросов ставит актуальные, практические проблемы. Допустим, Путин — символ России. Очевидно, что для спасения страны и народа, терпящих бедствие, символ — необходимая ценность. Как необходимо знамя для воинов, символ всего святого, за что они готовы погибнуть в бою. Но необходимое — не значит достаточное. Воинам, помимо знамени, необходимы отважные и разумные командиры, необходимо соответствующее оружие и навыки владения им, необходимо питание и много других ресурсов. Трезвое представление всей системы необходимых ресурсов, в совокупности придающих этой системе качество достаточности, вовсе не умаляет значения символа. Но вряд ли кто-нибудь скажет, что «Путин — наше все». Его влияние на судьбу России имеет свои пределы. К сожалению, трезвое представление все чаще приравнивается у нас к святотатству. Ах, ты сомневаешься, что немцы были разбиты под Москвой потому, что вокруг Москвы провезли на самолете икону Казанской Божьей Матери? Значит, ты — враг России.

Так надо ли нам думать о том, чем не является Путин, даже став символом России? Ответственным людям думать надо. Жуков, посылая возить на самолете икону, не забывал планировать и готовить чисто земные операции — с танками, живой силой, боеприпасами и полевыми кухнями. Он строил систему, достаточную для достижения цели. Заслуга его была в том, что он умел это делать с очень малым количеством излишков. Умел при скудных средствах отобрать все необходимое, достигая порог достаточности.

Возвращаясь к нашей теме, выскажу свое мнение. Да, Путин стал символом России и выполнил необходимую для спасения страны миссию. Уже из-за этого он вошел в число исторически значимых политиков, достойных памяти и уважения. На своем месте Путин выполнил символическую миссию как для самой России, так и для внешнего мира. Такого успеха в решении очень разных задач достичь непросто. Для этого требовались большой ум, воля и вообще очень развитая духовная сфера, включая художественное чувство. То, что такой человек оказался в критический момент на вершине власти, — счастливая судьба России. Скорее всего, это случай, к которому сам Путин был готов благодаря редкому сочетанию необходимых качеств.

Говорят, что почву для успеха Путина в этой миссии приготовила команда Ельцина — по контрасту. Ее действия породили у людей ощущение, что власть в России захватило неведомое племя людоедов, и спасения нет. И вдруг к власти приходит человек, по многим своим качествам отличающийся от этого племени. Не людоед! Жизнь возможна (в принципе)! Путин был той соломинкой, за которую хватается утопающий. Мы знаем, как велико символическое значение такой соломинки.

Что сказать на это? Да, Ельцин создал ожидание Путина. Возможно, кто-то сыграл бы свою роль символа лучше, чем Путин, но это гипотеза, которую проверить невозможно. А то, что Путин сыграл роль символа хорошо и кардинально изменил настроение людей, — факт. Из него и надо исходить. Говорят еще, что успех Путина обеспечен редкостной конъюнктурой на нефтяном рынке — привалила ему манна небесная нефтедолларов. Это соображение несостоятельно. Деньги не пахнут, и украсть можно было бы нефтедоллары точно так же, как украли сбережения граждан в 1992 г. или колоссальные количества сырья и материалов после приватизации промышленности. Украли и вывезли. Путин шаг за шагом сокращал поток вывоза краденого достояния, понемногу переводил часть этого потока на спасение страны. Разница здесь принципиальна.

Другое дело — кого пришел спасать Путин? Тут приходится цинично разделять символ и реальность. «Соломинка Путина» — символ общенациональный. Он дал надежду, что в принципе Россия как страна и народ как общность могут быть сохранены. Это уже очень много. Надежда лишь забрезжила, огонек ее весьма блуждающий. Но его надо сравнивать не с прожектором, а с кромешной тьмой 90-х годов. Огонек и прожектор — явления одного класса, а кромешная тьма — другого, причем враждебного любому свету.

Все россияне, конечно, приободрились, когда забрезжил общенациональный символ. Это не значит, что он светил одинаково для всех социальных групп. Народ как общность может выжить — худо-бедно, как калека, — даже если на дно уйдут многие социальные группы и целые классы. Например, ученые или квалифицированные рабочие. Век калеки недолог, и жизнь горька, но все же это жизнь — и мы живем. Символу за это — низкий поклон! А об ученых и квалифицированных рабочих мы скорбим. Простите, братья, мы вас будем долго помнить, вы уже становитесь легендой.

Путин блестяще выполнил трудную задачу «разделения себя» на символ национальный и символ социальный. Он сказал ключевые слова своего кредо: либеральные ценности, конкурентоспособность, частная инициатива. Половина аплодировала от всей души. Для другой половины господство этих ценностей означало бы жизнь калеки. Казалось бы, эта половина должна была отвергнуть Путина как символ! Но он тут же сказал, что Запад со своей демократией нам не указ, мы все эти ценности понимаем по-своему. И второй половине блеснул лучик надежды. Значит, есть шанс трактовать либеральные ценности и конкурентоспособность не так, как трактуют их Абрамович и Брынцалов! Значит, и мы на соломинке Путина можем еще побарахтаться! Это дорогого стоит.

Вот такое у нас знамя. Смело мы в бой, конечно, с ним не пойдем, но газопровод по дну Балтийского моря проложим и газом надуем всю Европу, чем бы Эстония ни бряцала.

Теперь перейдем в другую плоскость: «Путин — символ России, а не…». А не что? Выберу, на мой взгляд, главное, чем не стал Путин, причем по своему обдуманному выбору. Чтобы было понятнее, разделим две сферы: виртуальную и реальную. Символ — сущность виртуальная, что-то вроде духа, который реет и ведет нас, куда следует. А вот куда следует, надо решать в сфере реального. И здесь требуется командир — сущность, причастная духу, но принимающая рациональные решения и отдающая разумные приказы исходя из земных обстоятельств.

Таким командиром Путин, на мой взгляд, не стал. Это говорится не в укор — не факт, что в реальных земных обстоятельствах 90-х годов вообще мог у нас появиться командир необходимого типа. Возможно, Путин не стал командиром потому, что душой остался с «сильными мира сего», а им нужен менеджер, а не командир. Действуя в расколотом обществе, он не захотел или не решился перейти на сторону тех, кому требовался командир. Хотя колебания у него, похоже, были. Впрочем, кто же пойдет в командиры к людям, которые сами не желают бороться за свою жизнь!

Остается неясным, почему Путин, ограничив свою «земную» роль функциями менеджера, не подобрал бригаду «командиров среднего звена». Греф, Зурабов, Кудрин — это ведь люди совсем другого типа. Значит, «время было такое», господствующее меньшинство в России категорически не позволяло появляться командирам. Мы живем в эпоху компромиссов. Но бесполезно копаться в том, что нам недоступно. Важнее просто разложить по полочкам те качества, которые необходимы большим и малым командирам, чтобы «в реале» вытягивать наш воз из болота кризиса. Речь идет о целой системе, а я скажу лишь о рациональности командира. Едва ли не главный ее признак — представление реальности как системы угроз, которые мы обязаны преодолеть. Причем такое представление, в котором дана верная мера цели и средств. Иными словами, масштаб угрозы и усилий, которые мы должны приложить для ее преодоления, всем ясны и соизмеримы. Например, о Сталине поэт сказал с ненавистью, но и с уважением: «Слова, как пудовые гири, верны».

О мере, которую прилагают к реальности России Путин и его «командный состав», этого сказать нельзя. Напротив, в важнейших случаях масштабы проблем и тех усилий, которые прилагаются для их разрешения, несоизмеримы. Это несовместимо с рациональностью командира и вообще с тем типом разума, который необходим сегодня России. Приведу пару примеров, хотя их можно множить и множить.

Важным вопросом политики в РФ является судьба личных сбережений граждан, которые до 1992 г. хранились в государственном Сбербанке. Они были незаконно конфискованы правительством Гайдара и обращены в долг государства перед населением. Его обещали вернуть. В телефонном диалоге с народом 18 декабря 2003 г. Путину был задан вопрос: «Каковы сроки погашения?» Вопрос краткий и совершенно определенный. Вот что ответил Путин: «Общий объем долга перед населением — я хочу обратить на это ваше внимание — 11,5 триллиона рублей… Теперь хочу обратить ваше внимание на темпы и объемы этих выплат… В 2003-м — 20 миллиардов, а в 2004-м мы запланировали 25 миллиардов рублей».

Вдумаемся: долг составляет 11,5 триллиона руб. Путин сообщает, что государство вернет гражданам 25 млрд. руб. Нетрудно применить арифметику и увидеть, что за год правительство возвращает 1/460 от суммы долга. Это значит, что возвращение долга рассчитано на 460 лет (если нефть еще будет существовать в природе и цены на нее будут держаться на высоком уровне). Но о сроках погашения долга, что и является сутью вопроса, Путин не говорит. Ясно, что суммы выплат несоизмеримы с величиной долга, так зачем же называть величины, не имеющие смысла? Может быть, это сигнал о том, чего нельзя говорить открыто?

Второй вопрос поднят совсем недавно. Сейчас в России примерно 1 млрд. кв. метров жилья нуждается в капитальном ремонте. По официальной справке, более 300 млн. кв. м (11% всего жилищного фонда) нуждается в капитальном ремонте неотложно. Эта проблема неактуальна для трети населения (жильцов коттеджей и новых квартир), но стала жизненно важной для двух третей. Жизненно важной, в буквальном смысле слова, так как дома без ремонта превращаются в трущобы.

Какой же путь решения жизненно важной проблемы указывает Путин? Он сказал о выделении 150 млрд. рублей на капитальный ремонт жилого фонда — на 5 лет (бурные аплодисменты «Единой России»). Подойдем к делу цинично — с карандашом и бумагой. Сколько жилья можно отремонтировать за 2008 год на эти деньги — 30 млрд. руб.? Берем прейскурант — в октябре Ассоциация строителей России и Союз инженеров-сметчиков разработали нормативы стоимости капитального ремонта многоквартирных жилых домов по всем регионам России в прогнозных ценах 2008 года. Согласно этим нормативам, средняя стоимость капитального ремонта составит 19,5 тыс. рублей за 1 кв. метр.

Итак, на 30 млрд. руб., выделенных для этой цели, можно отремонтировать 1,5 млн. кв. м жилья. А только в неотложном ремонте нуждается 300 млн. кв. м. Значит, выделение средств, о котором в Послании говорится как о решении проблемы, эквивалентно 0,5% усилий, которые государство обязано сделать срочно, в аварийном порядке. А если брать проблему в полной мере, то это 0,15%. За год в разряд ветхого и аварийного жилья перейдет в 20 раз больше жилья, чем будет отремонтировано. Для примера — найденная в Интернете справка по одному городу: стоимость «отложенного» капитального ремонта жилищного фонда Санкт-Петербурга уже составляет 7 годовых бюджетов города — около 15 млрд. долл., или 275 млрд. руб.

Почему такие «несоизмеримые» заявления по существу наших «земных» проблем не вредят Путину как символу? Потому, что люди не могут себе позволить оттолкнуть соломинку. Символ держит их на плаву, он необходим. Но эта соломинка превратилась бы в бревно, если бы в земных проблемах наша власть перешла на язык рациональности. А из бревен люди быстро соорудили бы плоты, а потом и корабли. Но если символ не питается земными делами, его ресурс иссякает — соломинка тонет.


2007 г.









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх