Загрузка...


2.2 «Что означает в духовной работе: Авраам состарился, приумножив дни?»


(Шлавей Сулам, том 1, стр. 344. Ночной урок 4 Марта 2002 года)


«И Авраам состарился, достиг преклонных дней — а Б-г благословил Авраама во всем». (Бытие 24:1)

Сказано в Зоар: «Лучше бедный и умный ребенок, чем старый и глупый царь. „Лучше ребенок“ — это доброе начало, называемое „ребенок“, — оно пребывает с человеком с малых лет, ведь с 13-ти лет и далее оно с человеком. „Старый царь“ — это злое начало, которое называется царем и властелином в мире над людьми. Старый и глупый — конечно же, он стар, ведь с того дня, что человек родился и вышел на свет, он пребывает с человеком, и поэтому он старый и глупый царь. Но „лучше ребенок“ — это то, о чем написано: „Мальчиком был я и вот состарился“. Этот мальчик и есть бедный ребенок, у которого нет ничего своего. И почему он называется мальчиком? Потому что есть, у него обновление луны, которая всегда обновляется, и он всегда ребенок».

Из сказанного в Книге Зоар вытекает, что «старый» относится к дурному началу. С другой стороны, доброе начало называется «ребенок». Тогда что означает: «И Авраам состарился, достиг преклонных дней»? Что хотят нам показать, говоря: «И Авраам состарился»? В чем достоинство состарившегося и приумножившего дни Авраама, если смысл написанного заключается в восхвалении Авраама?

В «Предисловии к Книге Зоар» комментируется сказанное: «День дню принесет речение, и ночь ночи вынесет суждение». Зоар говорит: «До Конца исправления — то есть, до того, как мы подготовили наш сосуд получения к тому, чтобы получать только ради отдачи наслаждения Создателю нашему, а не для собственной пользы — называется Малхут Древом Добра и Зла. Ведь Малхут — это управление миром согласно поступкам людей.

Поэтому мы обязаны принимать управление добром и злом от Малхут; управление, которое готовит нас к тому, чтобы, в конце концов, исправить наш сосуд получения. И вот, управление добром и злом вызывает у нас часто подъемы и падения; и поэтому каждый подъем сам по себе считается днем, поскольку по причине большого падения, которое случилось у него тем временем, пока он сомневался в основах — выходит во время подъема, как младенец, который рождается. Ведь при каждом подъеме он как бы заново начинает работать на Творца. И поэтому считается каждый подъем особенным днем. И точно так же каждое падение считается особенной ночью».

Исходя из сказанного, надо истолковать то, о чем мы спрашивали. Если написано: «И Авраам состарился, достиг преклонных дней», то в чем достоинство старого Авраама? Ответ: «достиг преклонных дней» (прошел через много дней).

Бывает старец, который является одним состоянием, длящимся долгое время. И продление времени делает это состояние старым, как написано в Книге Зоар: «Почему называется злое начало старым?» И говорится: из-за продления времени, «ведь с того дня, что человек родился и вышел на свет, оно пребывает с человеком», то есть, нет никакого изменения в его состоянии, но со дня рождения он находится в том же состоянии, называющемся: старый и глупый Царь.

И надо спросить: разве он не ангел, как написано: «ангелов Своих назначит тебе, чтобы хранить тебя на всех путях твоих»? И объясняет Книга Зоар, что имеются в виду доброе начало и злое начало. Но как можно сказать, что он глуп?

Ответ в том, что каждый ангел называется по своей функции. Отсюда, поскольку злое начало вносит дух глупости в человека, как сказали мудрецы: «Не грешит человек, если только не вошел в него дух глупости» — постольку по этому названию именуется злое начало «глупым». Поэтому он называется «старым и глупым царем».

Однако в Святости, когда человек начинает работать на пути достижения слияния с Творцом, то есть, чтобы все его поступки были ради небес — тогда человек должен достичь сначала осознания зла, то есть, познать величину зла, которое в нем есть, как сказали мудрецы: «Злодеям дурное начало кажется тонким волоском, а праведникам — высокой горой». Это потому, что человеку раскрывают от зла, которое в нем есть, не больше, чем есть в нем добра; поскольку добро и зло должны быть уравновешены, и лишь тогда можно говорить о выборе. Как сказали мудрецы: «Всегда будет человек видеть себя наполовину должником и наполовину достойным». Поэтому те люди, которые хотят прийти к работе ради отдачи, проходят подъемы и падения, как было сказано выше в толковании Зоар на слова: «День дню принесет речение, и ночь ночи вынесет суждение».

Получается, что категория старости для того, кто работает ради отдачи, подразумевает, что он стар не из-за продления времени одного состояния, а стар из-за того, что есть, у него много дней и много ночей. Поэтому говорится: «И Авраам состарился, достиг преклонных дней». Смысл «достижения преклонных дней» (то есть, многих дней) в том, что «Творец благословил Авраама во всем». Что значит «во всем»? То есть, поскольку было у него много дней, значит, конечно же, было меж ними и много ночей. Если нет меж ними ночей, не может быть много дней. И Творец благословил Авраама «во всем», то есть, и ночи также были благословлены Им. И это называется: «Творец благословил Авраама во всем». 


*****

Вся наша работа призвана ускорить наше развитие. Программа существует, ее начало, конец, и этапы четко определены, они были установлены в процессе нисхождения творения от Бесконечности до этого мира. На нас же возложено ускорить время развития снизу вверх. 

Вопрос: Время называется этапами. Как же ускорить этапы? 

Мы знаем из программирования: можно запустить программу на компьютере с частотой в 100 мегагерц или на компьютере с частотой 200 мегагерц. Точно так же и человек может с различной частотой возвращаться к мысли: «Как я отношусь к себе, к Цели, к Творцу? Где я нахожусь в своем намерении, направленности, устремленности к Нему?» Это выполнимо, главным образом, во время подъема, ибо во время падения человек становится, как животное, болванка: он не способен ни на что, не в состоянии найти силы, и его очень трудно пробудить. Он может посредством группы, товарищей сократить время падения, но требовать при этом настоящего продвижения невозможно.

И действительно, то, что человек делает во время падения, не считается нарушением, поскольку неудачи, трудности, падения ему посылают свыше. Это состояние необходимо почувствовать на себе. С другой стороны, именно во время подъема, когда человек получил силы свыше, он проходит испытание, проверку: что он делает, получив силы свыше, когда свет может возвратить его к Источнику? Свет, возвращающий к Источнику, подразумевает следующее: ты получил силы свыше — теперь используй их для исправления. Если же человек использует эти силы для наслаждения, получает удовольствие от состояния подъема, то немедленно начинает опускаться, падать.

Таким образом, главное усилие заключается в том, чтобы не опускаться, а постоянно подниматься все выше и выше. В идеальном случае, единожды получив подъем, человек должен безостановочно продолжать его без всяких падений. Таковым, в сущности, должно быть его устремление. Наверху есть свои расчеты относительно того, что с ним делать, но он должен держаться только этого и каждое мгновение бояться падения. Причем бояться не из-за ощущения, что сейчас ему станет так плохо, что проберет до костей: подъемы и падения должны измеряться по обращению к Творцу, отношению к Нему, и главное здесь — усилия.

Нужно делать всякого рода пометки, чтобы напоминали о работе, о Цели творения, о Творце, об отношении к Нему; нужно направлять себя на такой путь, чтобы все твои действия и Творец были вместе — посредством товарищей, книг, различных напоминаний. И тот, у кого это получается, сокращает время развития.

На форуме в Интернете меня спросили: что надо делать, какие намерения задействовать сейчас, во время подготовки к Песаху? Песах — это выход из Египта, то есть, выход с уровня этого мира на уровень духовный. Что значит «духовный» уровень? Это такой уровень, на котором человек находится вместе с Творцом, когда между ними есть связь, понимание, некое единение, соответствие. Нужно стремиться к состоянию соответствия Творцу, уподобления Ему, так же, как в отношениях с товарищем мы должны держаться за то, в чем достигли согласия, отбрасывая то, в чем не согласны друг с другом, чтобы позже вернуться к исправлению этого.

Необходимо стремиться ощутить это состояние посредством производимого мною сейчас механического животного действия в этом мире — это могут быть действия по подготовке нашего хозяйства к Песаху, приготовлению еды, установке оборудования и так далее Главное: обратить каждое действие на то, чтобы я и Творец жили вместе, чувствовали вместе, находясь в мысли, в желании, в каком-то внутреннем контакте — вместе. Это и есть намерение, в этом весь смысл Песаха: выход из Египта, выход из изгнания, из отрыва от Творца — в избавление. А избавление — это связь с Творцом.

Нужно представлять себе эти вещи как можно проще. Речь идет не о теории, не о далекой от нас абстракции, не о примерах, которых мы не понимаем, не о состояниях, которые лишь описаны, но не имеют ко мне никакого отношения, — нужно как можно ближе связывать это с ощущением человека. Это все.

Вопрос: Говорится, что во время подъема человек может вспомнить о состоянии своего падения, чтобы обеспечить материал для работы. Однако это вызвано его ограниченностью, ведь он один. Как делать это в группе, когда мы видим, что товарищ находится в падении? Можно ли использовать это в дополнение ко всем остальным средствам? Получит ли человек при этом топливо, чтобы остаться в подъеме?

Нет. Если я вижу, что товарищ находится в падении, то я не должен думать о себе, что нахожусь в лучшем состоянии, чем он. Я обязан поднять его, по меньшей мере, до моего уровня. Ведь когда он в падении, это значит, наше общее кли находится в лучшем случае на его приспущенном уровне или еще ниже. Когда товарищ в падении, мне вообще нельзя думать о своем состоянии, я обязан спасать его. Его состояние падения не должно напоминать мне, что и я могу прийти к тому же, и заставлять думать о том, как бы не упасть. Если я вижу его опустившимся, значит, я и сам опускаюсь, я уже нахожусь на его уровне. Так это происходит в общем кли: оно не может быть выше уровня самого низкого из членов общества. Последний отставший определяет, где находится вся группа. Пусть даже кто-то пребывает в хорошем состоянии — это ложное состояние; не может быть одному хорошо, а другому плохо.

Вопрос: Сам по себе человек испытывает лишь изменения во времени: то он в падении, то в подъеме. Группа — это уже общее кли. Один может находиться в падении, другой — в подъеме; и вопрос: в чем различие, когда внутри этого кли мы помогаем товарищу подняться?

Максимум, что возможно — это помогать товарищу подняться. Больше ничего не сделаешь. Это то же самое, что присоединять время падения ко времени подъема. Как он пишет, во время подъема ты находишь для себя дополнительные мысли, желания, которые можешь присоединить к работе, и с их помощью подняться еще выше. В тебе ли они или в товарище — это одно и то же. Какая Разница, если они в другом теле?

Вопрос: В чем причина разделения на шкалу времени и шкалу объектов, тел? С одной стороны речь идет о едином сосуде, единой душе, только в разных телах — то есть, о группе; с другой стороны — об отдельном человеке, пребывающем то в одном, то в другом состоянии. Так откуда это разделение на ось времени и ось тел и в чем Разница между ними?

Наше кли из-за падения в клипот ощущает себя не единым в своих частях, а разделенным на множество частных душ, у каждой из которых есть периоды подъемов и падений. Это результат разбиения, обусловившего необходимость разделения кли на самые мелкие части, на какие только возможно его разбить. Грубо говоря, взяли большой экран и стали разбивать его на части, а их — на еще более мелкие части; и далее, до таких элементарных частей, меньше которых не бывает. Они и являются желаниями в этом мире.

Каждое желание ощущает себя обособленным от других и, кроме того, должно прийти к своему частному исправлению, а затем — к соединению с остальными частями в общем исправлении. В духовном частное и общее исправление — это одно и то же. Если человек на самом деле думает о продвижении вверх, он обязан думать и о соединении вширь со всеми остальными душами. Одно зависит от другого. Мы не можем подняться ни на сантиметр, если не укрепим связь со всем миром, со всеми остальными душами, скажем, еще на десять грамм силы, желания, заботы. Одно зависит от другого.

Тот, кто начинает чувствовать связь между одним и другим, действительно начинает ощущать духовные процессы. Да мы и по себе видим: чем дальше продвигается человек, тем больше он заботится о своем окружении — вплоть до того, что, войдя в духовное, вообще перестает ощущать собственное существование, нейтрализует себя и начинает работать уже в отдаче, без каких бы то ни было личных расчетов. Он не думает: существует он или нет? есть ли ему от этого польза?

Поэтому в период подготовки мы строим общество, чтобы у каждого была возможность думать по мере сил о других и одновременно осознавать свое зло в мере того, насколько он неспособен на это — что и является внутренними определениями свойств — авханот напротив духовного. Во время подготовки на человека можно оказывать нажим, чтобы он принудительно формировал эти авханот, находясь под давлением. Этим мы ускоряем его время.

Что такое наш устав? Это режим, диктатура. Всякий входящий сюда — хотя он может здесь и не оставаться — попадает под контроль, под власть. И мы делаем это намеренно, чтобы ускорить наше развитие, увидеть, насколько мы не уподоблены духовным рамкам. Здесь в обществе мы должны принудительно устанавливать духовные рамки, духовные законы, духовные отношения между людьми — и видеть, насколько наше внутреннее желание не готово подчиняться этому принуждению, стремясь к обратному.

И тогда у каждого будет понимание того, где он находится относительно духовного, пускай еще не ощущаемого, а лишь представляемого; и у каждого человека будет топливо, у него всегда будут притязания против его состояния — состояния открытого зла — если, конечно, он действительно хочет взять на себя то, что называется оль Малхут Шамаим— иго Малхут Небес или оль Малхутквуца— власть Малхут группы.

Если же человек, находящийся здесь, не хочет взять это, или берет лишь частично, то и мера продвижения соответствующая.

Вопрос: Когда человек работает в группе, то и подъемы его, и падения — они уже для группы? Это, в сущности, вовсе и не для него?

Нет. Мы говорим, что в период подготовки, если человек продвигается, то все-таки продвигается сам. Только потом, когда он переходит в духовное, ему открывается, что вся его работа была не для себя, а для общего. Однако пока что мы не можем так себе говорить, иначе у нас не будет никакого топлива для работы. Это скрыто от нас и, что бы ты ни говорил, тебе не дадут ощутить это по-настоящему. Твой уровень не соответствует раскрытию истинного состояния, заключающегося в том, что и сейчас ты работаешь ради общества.

В конечном итоге, мы получаем меру раскрытия совершенного состояния, в котором пребываем. Нам раскрывают его в той степени, в какой мы можем его выдержать; настолько, насколько мы можем использовать это раскрытие в правильной форме. Мы постоянно находимся в подготовке сообразно тому, сколько способны выдержать — причем дело не в том, чтобы выдержать собственные страдания. Мера наших страданий выявляет, насколько мы не способны вытерпеть ту долю духовного, которая уже должна была присутствовать в нашем состоянии.

Допустим, я должен находиться сейчас на десятом уровне в духовном, а нахожусь только на третьем. Возникает разрыв в семь уровней, которые я и терплю, ощущая от них страдание. Мера моего страдания — это боль, удары, войны — неважно, что именно: так я сейчас ощущаю разницу между тем, где должен был находиться, и тем, где я есть.

Величину своих страданий я могу воспринимать двояко. Она свидетельствует о том, насколько я, с одной стороны, отстаю в своем развитии относительно духовного; а с другой стороны, насколько я не способен выдержать ту духовную ступень, на которой уже должен был находиться. Это одно и то же.

Вопрос: Если человек работает в группе и получает удовольствие, говорит ли это об уровне его продвижения, или же речь идет о клипе?

Если человек работает в группе и получает удовольствие, это очень хорошо. Мы пребываем сейчас в получении ради получения, в ло лишма: как в материальном — относительно наслаждений этого мира, так и в духовном. И мы еще обязаны достичь самого высокого уровня ло лишма.

Поэтому мне не нужно говорить себе: «Если я не пребываю в намерении ради отдачи, то не хочу ни к чему прикасаться. Не буду работать, чем меньше буду делать, тем лучше». Так, вместо того, чтобы развиваться, я постепенно приведу себя к неживому состоянию — домем: перестану есть и пить, буду сидеть на месте без движения, остановлю свои мысли, чтобы не думать, и превращусь в образцового йога. Возможно, я и почувствую что-то духовное, ведь я подавил все свое желание получать; однако ощущение это не будет иметь развития — наоборот, из него я не смогу прорасти.

Мы должны работать с группой, пользуясь всеми средствами, которые она нам предоставляет. Пусть даже во время работы с обществом я испытываю хорошие ощущения в своих сосудах получения и получаю от этого удовольствие — я должен в этом работать, я должен это использовать. Выхода нет, я должен сейчас принимать похвалы, выслушивать благодарности, тешить чувство собственного достоинства и лицезреть «замечательные результаты собственной деятельности». Прежде всего — действие, ведь намерение все равно остается ради получения. Вкладывай как можно больше — это работает.

Вопрос: А где же здесь осознание зла?

Осознание зла приходит не от твоей работы. В результате всевозможных усилий с твоей стороны — приходит свет свыше, и тогда ты осознаешь свое зло — разницу между тобой и этим светом. Осознание зла не может произойти только в плоскости этого мира. С чем хорошим ты можешь себя сравнить, чтобы осознать зло, которое в тебе? Только со светом, приходящим свыше. А приходит он благодаря усилиям: в соответствии с тем, сколько усилий с тем или иным качеством намерения ты приложил. Помнишь, ты много работал, потом получил удар и ходил здесь, как в воду опущенный, не понимая, почему это случилось. Такова духовная плата за усилия. В первый раз ощущения кошмарны, человек не понимает, что с ним происходит, он никогда такого не чувствовал.

Вопрос: Что значит, ощущать Творца, как товарища?

Я говорил о том, чтобы не ощущать Творца, как товарища, а стараться ощутить Его в той же мере, в какой ты ощущаешь товарища. Не надо ощущать Творца, как товарища. Правда, бывают и такие состояния, но мы должны стремиться не к этому.

Несмотря на то, что я ощущаю товарища отдельно от себя, я все-таки вижу, что мне стоит быть с ним и соединяться с ним, что это дает мне силы для продвижения, дает мне еще большую возможность быть мыслями в духовном. Если я связан с товарищами, я могу через них, с их помощью дольше удерживать свои мысли, свою душу чуть более направленными на духовное. В такой же форме, которая «подогревала» бы меня, я должен стараться ощущать и Творца. Пусть связь с товарищами дает мне пример того, как я могу приблизить Творца к себе. В чувства, которые ты испытываешь к товарищам, в уголки души, где ты ощущаешь, что соединен с ними, что тебе хорошо с ними, что вы вместе — введи туда и Творца, потому что это правильные чувства для ощущения Творца.

Вопрос: Как можно измерить состояния подъемов и падений в период подготовки?

Только по тому, насколько человек в состоянии абстрагироваться от личной выгоды. Это наша единственная основа, на которой мы стоим обеими ногами.

Вопрос: Почему общее состояние общества измеряется по самому низкому из его членов?

Мы сейчас совершаем забег на десять километров и должны достичь цели. В соответствии с чем мы измеряем это достижение? В соответствии с последним, кто пришел к финишу. Тогда все кли пересекает финишную черту и получает оплату. Пока последний не добежит, кли не завершено и не получает никакой оплаты. В духовном необходима полная норма. Вот почему зачет производится по самому слабому. Ничего не поделаешь, перед всеми вами стоит задача и она не будет выполнена, пока последний еще в пути. Вы можете протянуть ему руку — работать для него, помогать ему. Тот, кого тащат на носилках, тоже добирается до цели.

Вопрос: Это можно сделать посредством физической работы?

Что значит «физической»? Внутренняя работа уже по самому определению не может считаться физической. Она внутренняя. К примеру, сейчас, во время подготовки к Песаху, работая физически, «руками», человек должен стараться постоянно присоединять к этому мысль — вплоть до привнесения желания в каждое свое движение: «Я хочу это сделать! Я хочу это сделать! Я хочу это сделать!» А затем в каждое желание внести понимание того, чего я хочу добиться с его помощью. На что направлено мое желание? Ощутить Творца, быть с Ним вместе. «Я хочу, чтобы Он сдвинул мою руку». Это называется: «Конь и всадник движутся сообща», как сказано в статье «Ахор вэ-кедем цартани» — Своим скрытием и раскрытием Ты сотворил меня. 

Вопрос: В статье приводятся слова: «День дню принесет речение, и ночь ночи вынесет суждение». Что это за состояния: «речение» и «суждение»? 

Нам трудно различить, что мы получаем от подъемов, а что — от падений, поскольку состояние само по себе, а время оплаты само по себе. Возможно, что падение, полученное мной во время подъема, — это оплата. А что тогда является оплатой в падении? Ты можешь сказать — подъем: это кажется наиболее логичным. Но нет. В конечном итоге, мы получаем прибыль в оба своих келим: моха вэ-либа, в ощущении и в понимании.

Если я нахожусь в падении, это не значит, что я плохо себя чувствую и удаляюсь спать. Период падения подразумевает, что в это время, в этом состоянии я сражаюсь, чтобы все-таки быть в Святости, быть соединенным с Творцом, раскрывать Его, несмотря на то, что Он сокрыт. Ведь падение — это Его сокрытие. И тогда я получаю авханот— внутренние определения, постижения — на различные состояния, а из этих состояний — на свои желания, свою внутреннюю часть, свое внутреннее строение, на меру отношения между мной и Творцом. Именно в период падения, во тьме, я разъясняю все эти связи, все точки трения и соединения между нами. Тьма как раз и предоставляет мне такую возможность, она не притупляет моих ощущений.

Когда же я, насколько смог, понял все это, то затем, во время подъема я наполняю все эти связи, все точки трения и соединения — любовью, чувством, тем, что называется либа — сердце.

Вопрос: Как человек может избежать состояний, в которых он чувствует, как будто сражается на стороне злого начала против Творца? Как присоединить Творца к борьбе со злым началом?

Иногда мы сами не осознаем состояния, когда, пребывая в желании получать, судим себя, Творца, само состояние исходя из этого желания. И вдруг происходит скачок, раскрытие: «Да ведь я должен рассуждать совсем с другой точки зрения!» Это приходит извне. Например, слышу, что говорит мне товарищ, который находится на более высоком уровне, а, следовательно, его состояние по отношению к моему состоянию — это свет по отношению к тьме. Ведь кли, находящееся на более высокой ступени, подобно свету относительно кли, находящегося на ступени более низкой. Или же это может прийти свыше.

Вопрос: Но человек часто словно бы сражается с чем-то. Как же избежать того, чтобы сражаться не на той стороне?

Невозможно избежать ничего, если ты не получишь силы против этого состояния. Ты спрашиваешь: «Есть ли способ вытащить себя за волосы из любого состояния?» Для этого у тебя в руках должна быть внешняя сила.

Вопрос: Я спрашиваю, как человеку, вместо того, чтобы сражаться против Творца, сражаться против злого начала вместе с Творцом?

Если я вместе со злым началом против Творца, значит я сейчас Фараон. Или же я внезапно перехожу со стороны Фараона на сторону Моше…

Вопрос: Значит, я как Фараон, который как бы переходит на сторону Моше?

Не «как бы». Так это называется в рамках этого мира.

Вопрос: Значит, держаться стороны Моше, хотя это еще не тот Моше?

Почему мне должно быть это важно? Если до того, как войти в духовное, весь я пребываю в желании получать, мои разнообразные расчеты, тем не менее, остаются эгоистичными — я откладываю это в сторону. Ну и что, если они эгоистичны. Мне сейчас в своем состоянии надо как можно дальше продвинуться: в эгоизме — так в эгоизме, не имеет значения.

К тому же, в конце меня ждет наибольшее состояние «ло лишма», когда я буду стремиться к Нему так, что в системе Олам-Шана-Нефешэто называется: «Не дает мне уснуть». Что может быть более эгоистичным? Так причем тут эгоизм, если это нужно? Я обязан развивать себя, я себя развиваю. Иначе, как я уже говорил, я буду сидеть, подобно йогу, максимально нейтрализуя желание получать, то есть, эгоизм: почти не дышать, почти не есть и почти не думать. Полнейшее ничто. Пусть меня закапывают в землю на две недели, я все равно останусь жив.

Вопрос: Я думал, что в таких состояниях единственное, что может получить человек, действительно приходит извне. Может быть, ему посылают эти состояния для того, чтобы, даже зная, что ему надо, он понимал, что может получить это лишь извне: от друзей и вообще от сил, на первый взгляд, воздействующих на него снаружи. Так ли это?

Думаю, что само направление, ведущее к подобным исследованиям, нежелательно. Это не позволяет человеку заниматься хорошей стороной.

«Есть множество мыслей в сердце человека, но поднимется лишь совет Творца». Что это означает? Как он пишет на 64-й странице в «Письмах», мы должны постоянно осуществлять взаимопроникновение между собой, тем, что я делаю, и Творцом — чтобы все были вместе, в едином ощущении. Ради получения или ради отдачи — это неважно:что мне дают — то и дают. Главное, чтобы три этих фактора были вместе.

Если же я погружаюсь чуть глубже, то теряю эту точку. Речь идет о своего рода стерильности в работе. И хотя человек не отвечает за все мысли, которые в нем пробуждаются — но, несмотря на все мысли, он должен держаться именно за эту связующую точку. Это главное сейчас, в период нашей подготовки. Много работая во время Песаха, мы должны стараться удерживать вместе три этих фактора. Наша работа называется: Орхин дэ-орайта— пути Торы; я — это Исраэль; а Творец — это Тот, Кого я хочу раскрыть, с Кем я хочу установить связь посредством своей работы. И если, исходя из этого, у кого-то появляется шанс действительно что-то сделать, — пусть постарается сделать это и руками, и сердцем.

В конечном итоге, это очень просто. Есть творение, есть Творец; и творение должно стараться в каждом состоянии, которое ему посылают, устанавливать связь с Творцом. Посмотри, сколько об этом написано, сколько мыслей у тебя ежесекундно возникает, и сколько ты еще ощутишь в каждом из состояний во всем многообразии форм. Есть вещи, о которых просто нет смысла говорить — нужно выполнять и все. На вопрос, заданный сегодня, человек может получить ответ через год-два. Правда в том, что есть, множество тем, на которые не стоит говорить — каждый должен раскрыть это сам, им нет четкого разъяснения, выраженного словами. Сколько бы мы ни говорили, это не поможет. Придет какое-нибудь состояние, и все твои премудрости, то, что ты читал, знал — ничего не сработает.

В группе есть люди, пребывающие в отличном от общего состоянии. Группа проходит махсом совместно — каждый в своей мере, каждый со своим кли, но, по сути, она проходит махсом совместно. Поэтому-то она и группа, где есть иткалелут — взаимопроникновение свойств.

Что значит, пройти махсом? Это означает, что в твоих желаниях, в твоих мыслях, в твоих намерениях возникает способность быть соединенным с другими в мере авиют дэ-шореш— эгоизма нулевой стадии. Это называется пройти махсом. У меня множество желаний, и вот они приходят к состоянию, когда на них есть экран с авиют дэ-шореш — это значит, что я прошел махсом.

Что такое авиют дэ-шореш? Это означает, что я могу отменить свое «Я» и быть соединенным с другими, со всей реальностью, со всем миром в такой форме, когда я упраздняю себя и думаю о них, как зародыш. Я не могу ничего им дать, но могу присутствовать пассивно — только из-за них, только для них, чтобы использовали меня, сколько захотят. Я пассивен — это называется зародыш. Я нахожусь в группе, и у меня нет ни одной мысли о себе. Я ничего не могу сделать для них с истинным намерением ради отдачи, но я предоставляю им то, что у меня есть, чтобы они использовали мои силы, мое тело, мою душу, все, что захотят. Это и называется: находиться в авиют дэ-шореш— быть зародышем. По отношению к товарищу, группе или по отношению к Творцу — это одно и то же. Это и означает — пройти махсом.

Возможно ли, чтобы я удостоился этого в одиночку, поднялся на уровень самоупразднения, равнозначный хотя бы первой духовной ступени — в то время как группа все еще пребывает в этом мире? Нет. Каждый в той или иной степени, которую я не могу здесь оценить, также должен в этом участвовать. Неважно, сколько частей ТЭС ты изучал. Пусть одну, первую или вторую, или четверть ее — количество знаний совершенно не относится к делу. Вы увидите, что в группе малый и большой, старожил и новичок, в конечном итоге, сравняются за очень короткое время. Они будут говорить на одном языке, понимать друг друга и объединяться в свойствах без всяких различий.

Различие может быть в разуме: сколько времени требуется тебе в этом мире, чтобы наполнить себя всем тем, о чем написано. Но это никогда не определит твой духовный уровень. Поэтому группа, в конце концов, будет более-менее однородной.

В ней тоже будут различия, вытекающие из строения души каждого ее участника: бывают более «неживые», более «растительные», более «животные» или более «человеческие» свойства — но все они будут относиться к духовному. Один более активный, другой менее, но все — относительно духовного, в духовном.

Вопрос: Все равно, что коллективно открыть глаза?

Да, в той или иной степени раскрытие глаз коллективно. Иначе и быть не может, ведь речь идет о едином теле, едином механизме.

Как ты устраиваешься в этом мире? У тебя есть костюм, рубашка, ботинки — ты заплатил кому-то деньги и получил от него равный им эквивалент. Благодаря этому ты можешь жить, обеспечивать себя.

В духовном мире ты тоже получаешь от других все эти одеяния, все эти вещи — посредством того, что платишь им духовными усилиями и берешь у них духовные сосуды. Мы говорили, что духовное раскрытие происходит не в самой душе, а в том, что душа, точка собственного «Я», точка в сердце, приобретает у остальных душ, устанавливая с ними связь. Ведь все части твоей души присутствуют во всех.

Вопрос: Стоит ли слабому участнику группы прилепиться к более сильному товарищу?

Нет, работа группы должна строиться не на том, как брать пример с сильных, а на том, как поднимать слабых. Ты должен работать в своей группе, обращая внимание на общее продвижение всех ее участников и стараясь вызвать в них еще больший подъем.

Вопрос: Если я начну работать с тем, кто, по моему мнению, более слаб, то он и сам уверится в собственной слабости…

Вопрос в подходе…

Вопрос: Может быть, делать это коллективно? Как вообще поднимать общий уровень группы?

Начните. Ты думаешь, у меня есть решения для каждого возникающего у вас вопроса? У Ребе было иначе: участники группы не успели достичь нашего нынешнего состояния. Еще не было работы в такой форме. Время было не то, да и хасидское окружение сыграло свою роль. К тому же было еще окружение родственников.

Вопрос: А статьи, которые он писал?

Он писал их как бы для товарищей, для групп, однако вовсе не в соответствии с тем уровнем групп, который тогда был. Это ясно. Не было такой работы, мы совершенно не говорили о такой работе. Мы разговаривали поверхностно, совершенно не разъясняя те детали, которые всплывают сегодня. Мы просто еще не достигли этого в то время. Поэтому у тех групп нечему научиться. Можно пойти посмотреть, в каком состоянии они находятся. Правда, после смерти учителя ученики всегда претерпевают падение. Потом они приходят в себя. Прошло уже 11 лет. Но такого, конечно же, не было.

Эти статьи тогда были уже написаны, но он писал их для будущих поколений. Это практическая система, которую раньше каббалисты устно передавали ученикам. Согласно необходимости, к которой приходил ученик, он получал соответствующее направление от учителя. А о том, чего он не достигал, пока не говорили. И поскольку Ребе действительно последний из всех поколений каббалистов, он написал это так, чтобы все остальные поколения получили это, как письменную Тору. Каждый по собственной необходимости, по собственному уровню сможет увидеть в любой из этих статей точки продвижения, объяснения своего состояния. Но человек, не дошедший до этого, что сможет увидеть?

Будем надеяться, что мы еще достигнем состояния, в котором сможем в соответствии с толкованием Бааль Сулама видеть работу в трех линиях и выполнять ее; не просто говорить: «Правая, левая, средняя», но видеть в деталях, что там происходит, в частях души. Три линии… Есть, о чем говорить, если есть внутренние «авханот».

Так вот, там уровень выше, чем в этих статьях, которые являются как бы трамплином посередине, в период подготовки, а также после махсома. Не надо пренебрегать статьями Рабаша. Однако после махсома, когда человек начинает производить направленные духовные действия, то в дополнение к Талмуду Десяти Сфирот он видит, о чем писал Бааль Сулам.

Ребе, с другой стороны, обращал большее внимание на книги, которые помогают и в наше время, в нашем состоянии, перед махсомом.

Однако, если говорить о группе: я привел новых учеников, скажем, в 1983-м году. В те времена семь лет были, как сейчас два года, год. Они не достигли реализации этих вещей. Да и вообще, с его стороны даже не было посыла к этому, он не давил в этом направлении. Только поверхностное обучение с подготовкой на будущее. Возможно, в начале еще была некая надежда, что с новыми учениками все-таки можно что-то сделать; однако думаю, очень быстро стало ясно, что это непросто. Мне кажется, здесь есть вопрос санкции свыше. Я не собираюсь винить людей, они были таким же материалом, как и мы. Лучше меньше говорить…









Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх