ИЗ КНИГИ Д. СОКОЛОВА-МИТРИЧА

И Г. ЭРЛИХА “АНТИГРАБОВОЙ”{32}

Журналист “Известий” Д. Соколов-Митрич оказался одним из тех, кто внес существенный вклад в разоблачение Григория Грабового. В ходе своего журналистского расследования обращался журналист и ко мне. В книгу “Антиграбовой” вошли и записи наших бесед. Ниже представлены фрагменты книги, включающие материалы наших бесед.

Эдуард Павлович, когда вы впервые узнали, что есть такой человек — Григорий Петрович Грабовой?

В 1998 году. Как-то раз, разбирая дела всяких жуликов и мошенников, я наткнулся на Грабового. Первая информация, по которой я с ним познакомился заочно, была о том, что он будто бы участвовал в испытаниях ядерного оружия в Семипалатинске. Речь шла о том, что он якобы смастерил некий кристаллический модуль, с помощью которого можно уменьшить силу ядерного взрыва в два раза. Ну и, соответственно, если таких модулей поставить целый мешок, то можно взрыв полностью погасить. Как физик, я прекрасно понимал, что это бред собачий. Но я прочитал об этом не где-нибудь, а в “Российской газете” — официальном государственном печатном издании. Там всерьез говорилось, что теперь вопрос безопасности ядерных станций решен. А значит, я должен был предположить одно из трех: или сошел с ума я, или сошли с ума мои коллеги в Семипалатинске, или сошли с ума работники “Российской газеты”. Я не на шутку испугался. Если вся безопасность ядерной энергетики будет обеспечиваться вот такими жуликами, то мы далеко пойдем. Потому, понимая, что это какое-то безумие, я все же связался с руководителями двух наших ядерных центров — Арзамаса-16 и Челябинска-70, академиками Ю.А. Трутневым и Е.Н. Аврориным, и получил от них официальные заверения, что господин Грабовой никогда ни в каких испытаниях не участвовал и ни о каком кристаллическом модуле речь никогда не шла. Раз такое дело, я решил проверить научные регалии гражданина Грабового. Хотя и так было ясно, что все они получены в так называемых “дворовых академиях”. Официально они называются “общественными”, но сути дела это не меняет.

Расскажите поподробнее, как появляются такие академии? Как и кого они делают академиками?

Все они работают по принципу: кто заплатил — тот и академик. Вы регистрируете организацию, которая называется, например, “Международная академия молекулярной кибернетики”. Можете даже офис не снимать. Обзвоните пару сотен известных людей и предложите им абсолютно бесплатно стать академиками этой академии. Три четверти из них вас посылают, одна четверть соглашается. Ну почему бы, действительно, не стать академиком, если это вам ничего не стоит. Далее — вы высылаете им все необходимые бумажки о том, что они теперь имеют это красивое звание, а дальше начинается бизнес. Составляется список людей уже не столь известных или даже не известных вовсе, но достаточно обеспеченных. Им рассылается предложение стать академиками. Тарифы (точнее — пожертвования) прилагаются. Тщеславие — недуг, которым страдают люди независимо от возраста и статуса, поэтому многие соглашаются. А есть еще третья категория клиентов — это те, кому звание нужно не для красоты, а для бизнеса. И Грабовой — один из них. Таких общественных академий сегодня расплодилось очень много. Начиная от Российской академии естественных наук (РАЕН), которая более-менее заботится о чистоте своих рядов, но не всегда у нее это получается, и заканчивая, например, Международной академией информатизации.

Бывшая Мосгорсправка?

Точно. В списке регалий Грабового есть только одна настоящая академия. Это весьма уважаемая в научном мире Итальянская академия наук. Я связался с коллегами в Италии и выяснил, что никакого Грабового в Итальянской академии наук нет и никогда не было. То есть тут он просто соврал, став в действительности академиком какой-то академии, про которую в Италии никто даже не слышал. Результат моих изысканий по Грабовому таков: он даже не кандидат наук.

В научном мире он просто никто. Самый обычный человек с высшим образованием. В 1986 году он окончил механико-математический факультет Ташкентского государственного университета. Все остальное — фальшивки. Тем не менее, под всеми “академическими” регалиями он постоянно мелькал в СМИ и даже вел собственную передачу на ТВ-6.

Знаете, чего я не могу понять? Ведь большинство последователей Грабового — это выходцы из научного мира. В основном ученые, чья карьера оборвалась с наступлением перестройки. Понятно, что у них сломана жизнь. Понятно, что учением Грабового, которое имеет квазинаучную обертку, для них привлекательно тем, что это своего рода имитация научной деятельности. Но все же чутье ученого и здоровый скептицизм должны ведь оставаться! Во всяком случае, они не могут делать вид, что не видят разницы между настоящим академиком и липовым.

Это очень непростой вопрос. Не хочу называть фамилии, скажу лишь, что мне доводилось видеть очень крупных и успешных ученых, даже академиков, которые очень много сделали для науки, но в конце жизни впали в состояние, о котором неловко говорить. Я не знаю, как и почему это происходит, но такое случается довольно часто, иногда даже с относительно молодыми людьми. В стране сейчас три процента людей с отклонениями в психике. В науке таких людей должно быть даже больше.

За пределами России проблема лженауки стоит так же остро?

Меня как-то раз пригласили в США в Комитет по исследованиям заявлений о паранормальных явлениях. Нам бы их заботы! Они занимаются в основном разоблачением уфологов, полтергейста и т. п. Помните, в 1947 году якобы упала летающая тарелка, и в ней инопланетяне разбились? Спустя много лет на ТВ прошел сенсационный фильм. Дескать, кому-то удалось снять процесс вскрытия пришельцев. Так вот, наши американские коллеги привлекли экспертов, которые обнаружили свыше двадцати фальсификаций при создании этого фильма. Оказалось, что пленка снята вовсе не в 1947 году, а намного позже и что вообще все это инсценировка.

Вот вы, ученый, еще как-то можете отличить научную истину от подделки. А на что ориентироваться обычному обывателю? Он видит по телевидению, как вспарывают инопланетян, умные дяди и тети говорят с экрана, что да, все это было, и он верит. А если еще не верит, то потом он прочтет в серьезных газетах проплаченные публикации о том, что это действительно правда. Раз прочтет, два прочтет — и, в конце концов, поверит. И когда придет к нему кто-нибудь типа Грабового и скажет: “Давай тысячу долларов, и я тебя познакомлю с инопланетянами”, он отдаст ему эту тысячу. А что ему еще делать!

Это серьезная проблема. Вот есть такой академик Владимир Арнольд, один из самых известных в мире российских математиков. Незадолго до конца века, выступая в Ватикане на заседании папской академии наук, он сказал: “Учитывая взрывной характер всевозможных псевдонаук вроде астрологии, во многих странах в грядущем столетии вполне вероятно наступление новой эры обскурантизма, подобной средневековой. Нынешний расцвет науки может смениться необратимым спадом”. Угроза лженауки очень серьезна. Почему это происходит? Это вопрос не к физикам, а к философам, психологам. Я считаю, что это уродливое явление породила рыночная экономика вкупе со средствами массовой информации. Мораль общества потребления, вошедшего в информационный век, такова: все, что продается, имеет право на существование. Просто потому, что есть спрос. Что хотите, то и делайте, лишь бы приносило прибыль и подпитывало экономический рост. Хотите, создавайте и продавайте приборы, которые ни от чего не излечивают. Если вам удастся внушить клиентам, что они им нужны, — пусть покупают. Я присутствовал на паре конгрессов Общества скептиков (в Америке это аналог комиссии, которую я возглавляю в России) и убедился, что это беспокоит сегодня все страны мира. И особенно страшная ситуация, по всеобщему мнению, сложилась в медицине. Традиционная медицина сегодня фактически уже подавлена лжемедициной.

* * *

Г. Г РАБОВОЙ. ПЕРВЫЕ ШАГИ. РАС С Л ЕДОВАНИЕ Д. СОКОЛОВА-МИТРИЧА

Отправляемся в Узбекистан. Фирменная фишка Грабового — это авиация. Все его ученики знают, что Григорий Петрович может по одному бортовому номеру самолета, даже находясь от него за сотни километров, определить все неполадки крылатой машины. В качестве доказательства каждый последователь “второго пришествия” имеет первый том трехтомника “Практика управления. Путь спасения”. Это просто-напросто сборник документов, в которых “запротоколировано” сотрудничество Грабового с Узбекской государственной авиакомпанией. Издание снабжено пометкой: “Факты подобраны таким образом, что запоминание этих фактов оптимизирует события”. Уважающий себя последователь Грабового тратит уйму времени и сил, чтобы сотни раз перечитывая этот бред, запомнить его наизусть. Впрочем, как ни странно, документы оказались по большей части подлинными, я проверял. Но тем хуже для Грабового.

2 декабря 1991 года Узбекское управление гражданской авиации подписало договор с фирмой “Аскон”. По этому договору за услуги Грабового по разработке “эвристических методов анализа, диагностики и прогнозирования авиационных неисправностей” авиапредприятие Узбекистана заплатило 235 700 рублей (по тогдашнему курсу $ 5900). Учитывая покупательскую способность доллара в Узбекистане и объемы тамошних финансов, речь идет о довольно немалой по местным меркам сумме.

4 июля 1992 года на разработку Грабовым “нетрадиционных методов технического анализа, диагностики и прогнозирования авиационных неисправностей” Узбекское управление государственной авиации УзУГА заплатило 168 тысяч рублей ($ 1246). На этот раз Грабовой работал под прикрытием ВНПП “Прогресс”. В дальнейшем каждый новый договор Грабовой подписывает от лица новой фирмы. Постоянными остаются лишь имя директора авиапредприятия-заказчика Гани Рафикова и неуклонный рост аппетита.

Кстати, в настоящее время Рафиков проживает в ближайшем Подмосковье. Просто продав квартиру в Ташкенте, обзавестись жильем в столичном регионе невозможно. Это так, информация к размышлению.

7 января 1993 года 1 898 400 рублей ушло из авиакомпании

на “изучение влияния технических устройств воздушного суд

на на пилотов в процессе полетов для повышения безопасно

сти полетов”. Исполнитель — Грабовой. Через полгода в связи

с подорожанием расходных материалов (каких?) сумму увели

чили до 4 289 750 рублей ($ 10 287).

29 июня 1994 года авиакомпания “Узбекистон Хаво Йул-лари” (новое название УзУГА) заключила с фирмой “Рампа” (гендиректор — Грабовой) постоянный договор на работы “по экстрасенсорной диагностике самолетов, используемых для полетов президента республики Узбекистан и членов правительства”. Цена — 2 млн сом ежемесячно. Кроме того, авиапредприятие фактически брало “Рампу” на полное содержание, взяло на себя обязательство выделять ей ссуды, выступать поручителем и осуществлять совместную торгово-посредни-ческую деятельность.

Последний договор Грабового в Узбекистане был заключен 7 января 1996 года. На “лечение работников компании путем бесконтактных экстрасенсорных работ”. Деньги из расчета 2000 долларов за одного пациента в год поступали на счет в Midland bank, находящийся в Лондоне.

Финансовые документы — самое интересное в этом сборнике. Все остальное — это десятки свидетельств сотрудников авиакомпании (в основном — одних и тех же сотрудников), что действительно Грабовой проинспектировал самолеты и угадал все неполадки.

* * *

Когда я показал эти документы Круглякову, он ничуть не смутился.

Обычное дело, — ответил Кругляков.

8 смысле?

Лично для меня, когда я вижу подобные документы, встает лишь один вопрос: по невежеству это происходит или по сговору с руководством компании? Думаю, что второе. Представьте себе, вы — государственный чиновник или топ-менеджер в какой-нибудь крупной корпорации, Вы распоряжаетесь определенным бюджетом — например, на мониторинг технического состояния авиапарка, или нефтепровода, или занимаетесь геологоразведочными работами. К вам приходит Грабовой, подмигивает и говорит: “Я могу с минимальными затратами провести нужные работы и освоить ваш бюджет. Половину мне, половину вам”. Ус тоять трудно. Вы заключаете договор, в котором метод мониторинга вашего авиапарка называется каким-нибудь красивым научным названием, составляете акт проверки, а потом документально подтверждаете успешность проведенных работ. Что якобы все неполадки обнаружены правильно и устранены, хотя на самом деле никаких неполадок и не было. Вот и все…

Я тут же вспомнил, что когда Грабовой предлагал мне взятку, он обмолвился, что его фонд сейчас выполняет подряд на проверку технического состояния газопровода.

…так что с вероятностью в 99 процентов я могу сказать, что это банальное отмывание денег по сговору с руководством компании. Таких случаев очень много.

Например.

Да взять хотя бы того же господина Охатрина.

Давайте возьмем Охатрина. А кто он?

Да тоже академик каких-то академий. На самом деле кандидат технических наук. Мне он знаком с 1989 года. В смутные времена перестройки умудрился опубликовать в научном журнале статью об открытии микролептонов. Такие ляпы в серьезной научной периодике случаются крайне редко, но Охатрину повезло.

Микролептоны — это что такое?

По Охатрину, это, грубо говоря, частицы в миллион раз меньше электрона. Если бы это действительно было открытие, в научном мире тут же произошел бы фурор. А так — посмеялись и забыли. Но не тут-то было. Проходит время, и Охатрин создает некие приборы, которые надо носить на поясе, и вокруг вас возникает невидимая сферическая оболочка, которая защищает вас от всякого нехорошего воздействия. Причем этот прибор не питается из сети, не имеет батарейки — он якобы “просто работает”, питаясь святым духом. Я расследовал это жульничество. Меня пригласили на НТВ на дискуссию с Охатриным. Я согласился, Охатрин отказался. Передача все же состоялась. Я публично назвал его жуликом, который наживается на несчастьях больных людей. Приглашения в суд не последовало. Но проходит еще какое-то время, и я узнаю, что Охатрин занялся геологоразведкой.

При помощи микролептонного метода?

Разумеется. Но самое ужасное в том, что четыре региона страны — Алтайский край, Томская область, Удмуртия, четвертый регион не помню — из госбюджета выделяли на это деньги. Это было совсем недавно — в начале наступившего века. Не надо быть Грабовым, чтобы, не выходя из кабинета, установить, как действовал в этих регионах микролептонный метод Охатрина. У каждого геолога в сейфе лежит карта уже разведанных запасов. И вот представьте, я, Охатрин, прихожу к вам в кабинет и предлагаю сделку: вы мне показываете карту, а потом я делаю вид, что провожу разведку, фирма мне это оплачивает, а половину я лично вам откатываю назад. Ну, и, разумеется, клюют на это дело. Но вот что всегда подводит охатриных-грабовых — это тщеславие. Ну, занимались бы своим мелким жульничеством на родных просторах и помалкивали. Нет, им хочется славы. Один в боги полез и в президенты, а Охатрина занесло на международный уровень. Вдруг я узнаю, что в Англии появилась фирма русского происхождения под названием “ТIEL”. И эта фирма запрашивает лицензию на… только не падайте … нефтеразведку в Великобритании.

Я должен упасть, потому что в Англии нефти нет?

Ни капли. Это уже тысячу раз проверено. Именно на этом основании фирме поначалу и отказали в лицензии. Но они, настырные, начали лоббировать. В результате странной фирмой, которая хочет искать нефть там, где ее нет, заинтересовались журналисты. “Где же вы ее, — спрашивают они, — найдете, если до вас много раз искали и не нашли”. А управляющий фирмы им говорит: “Плохо искали. Вот мы умеем искать. У нас есть могучий микролептонный метод”. И при этом директор имел глупость сослаться на нобелевского лауреата Мартина Перла, который открыл тау-лептон и за это в 1995 году получил Нобелевскую премию. Дотошные английские журналисты не поленились спросить у Мартина Перла, что он может сказать про микролептоны и микролептонный метод. Тот возмутился, что за микролептоны, кто их видел, что это за бред собачий?! Зашевелились английские ученые. Раскопали статью Охатри-на в научном журнале, чуть с ума не сошли и в итоге пришли к выводу, что автор, опубликовавший статью, либо сошел с ума, либо был пьян, либо просто мошенник. Ну, а лицензия нужна фирме “ТIEL” для того, чтобы, козыряя ею, мошенничать в одной из третьих стран.

Третья страна — это Россия?

Подтверждение этому не заставило себя долго ждать. Оскандалившись в Европе, эти микролептонщики все же набрались наглости и сунулись со своим методом нефтеразведки в самые что ни на есть высшие сферы российской власти. У меня имеется копия письма президента какого-то союза каких-то ученых, адресованного тогдашнему главе правительства М. Касьянову с предложением провести нефтеразведку Каспия с помощью микролептон-ного метода. В письме сообщалось, что соответствующая фирма в состоянии разведывать в год 100 тысяч кв. км поверхности дна, цена обследования одного квадратного километра — 6 тысяч рублей. Так что узбекский опыт Грабового — это детский сад, по сравнению с некоторыми его “коллегами”.

Соколов-Митрич: В 1996 году Грабовой приехал в Россию. Сколько денег таким же образом он заработал в Москве, можно только догадываться.

Он и сейчас продолжает инспектировать самолеты, — рассказал мне президент Ассоциации летного состава России Анатолий Кочур. “С какими именно компаниями он сотрудничает — не скажу. У него свои каналы. Я не стал бы их раскрывать. А то этих людей уберут. Такие времена, знаете ли”.

Через полгода после этого разговора Анатолий Кочур умер. От рака. Он давно болел, но смог бы прожить еще пару лет, если бы не Грабовой. Когда Кочур понял, что его болезнь неизлечима, он сделал ставку на “второе пришествие”. Грабовой обнадежил, сказал, что вылечит, и дал Ко-чуру установку отказаться от всех лекарств и терапии. Тот послушался. Когда болезнь приняла необратимый характер, “второе пришествие” выставило перед пациентом “железный занавес”.

* * *

Так или иначе, доподлинно известно, что после встречи с Ратниковым{33} Грабовой не оставил попыток проникнуть в Кремль. Постоянный пропуск в здание администрации президента, который вывешен на сайте Грабового, хоть и просроченный, но подлинный. Откуда у “второго пришествия” из Казахстана этот пропуск, мне рассказал все тот же академик Эдуард Кругляков, возглавляющий комиссию Российской академии наук по борьбе с лженаукой. По его данным, Григорий Грабовой очень скоро нашел себе гораздо более серьезного, нежели Людмила Ким, покровителя.

В те годы в администрации президента работал генерал-майор Георгий Рогозин, — рассказывает Кругляков. — Он занимал пост заместителя начальника Службы безопасности Президента (СБП), был в ней вторым человеком после генерала Александра Коржакова. Этот Рогозин собирал вокруг себя всяких оккультистов, астрологов, экстрасенсов и прочих шарлатанов. Можно сказать, он был их духовным наставником и отцом. Я напомню, что в те времена Служба безопасности Президента была в расцвете своего могущества. Коржаков являлся фактически вторым человеком в стране. А Рогозин, получается, третьим. Покровительство такого человека открывало очень многие двери и помогало решить массу вопросов, в том числе и в бизнесе.

Трудно поверить, что страной управляли такие люди.

Тем не менее, это так. В те годы вообще в стране царила чудовищная вакханалия мракобесия. Стоит ли удивляться, что она проникла и в органы власти? Тогдашний главнокомандующий Военно-воздушными силами Николай Антошкин на полном серьезе консультировался с группой ясновидящих и, по их совету, брал на себя ответственность за отмену полетов. В этом он сам позже признался. А вот у меня на столе лежит запрос от старшего помощника прокурора по надзору за расследованием дел особой важности Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры. Этот прокурор занимался расследованием авиакатастрофы “Руслана” в Иркутске. В запросе черным по белому — вопрос: правда ли, что экстрасенсы и ясновидящие могут помочь в расследовании дела? С чего бы это у прокурора возник столь странный вопрос? Дело в том, что руководство следственных органов МВД и прокуратуры рекомендовало в сложных случаях привлекать экстрасенсов(!) к расследованиям. Вот такие были времена!

Я правильно понимаю, что Рогозин искренне страдал тем же недугом?

Не знаю, искренне или нет, но то, что он привлекал в Кремль всю эту публику, которая растаскивала колоссальные бюджетные средства, — это факт. И Грабовой принимал в этом участие. Насколько мне известно, они там составляли политическим лидерам гороскопы, общались с космосом на темы бюджетной политики, сверяли кадровые назначения с таблицами каббалы — и, естественно, все это не бесплатно. Я вам расскажу один случай. Ни за что бы не поверил, если бы сам не был очевидцем. К нам в Новосибирск, уже будучи президентом, приезжал Борис Ельцин. Я его водил по институту, показывал термоядерные установки, а потом, во время беседы за “круглым столом”, он вдруг спросил: “А можете ли вы добывать энергию из камня?” Я попытался ему объяснить, почему это невозможно, и услышал в ответ: “Это вы так считаете, а мне докладывали, что можно”. Понимая свою правоту, я возразил: “В таком случае, вам докладывали шарлатаны”. Ельцин явно обиделся, ситуация наэлектризовалась. В этот момент один из наших острословов выпалил: “Но ведь камень так же неисчерпаем, как и атом!” Все расхохотались, и инцидент был исчерпан. А позднее председатель Сибирского отделения РАН академик Коптюг сказал мне, что на проект по извлечению энергии из камня Ельцин выделил 120 миллионов рублей. Куда пошли эти деньги и кто докладывал Ельцину об “энергии из камня”, я не знаю. Но уверен, что эта цифра лишь маленькая толика того, что платит государство за нежелание советоваться с людьми науки. Эта проблема существует не только в России. Хорошо известно, что американцы всерьез занимались исследованиями передачи мыслей на расстоянии для связи с подводными лодками. Потом был большой скандал в конгрессе, потому что затратили на это довольно внушительные деньги. Я повторю то, что уже сказал: лично для меня, когда я узнаю о новом проекте такого рода, встает лишь один вопрос: по недомыслию это происходит или по сговору? И лично я все же склоняюсь ко второму.

Я слышал, что советская власть тоже всерьез занималась оккультными исследованиями. И в основном по линии спецслужб.

К великому стыду и сожалению, в НКВД — КГБ такого рода умельцы служили. Начиналось все еще во времена Феликса Эдмундовича. Широко известна история о том, как по поручению НКВД некто Яков Блюмкин побывал с экспедицией в Гималаях. Искал там Шамбалу и прочую дребедень. Утешает только то, что там же, с той же целью и с теми же нулевыми результатами побывала экспедиция, снаряженная немецким правительством. В том, что такой ерундой страдают столь высокопоставленные люди, большую роль всегда играли СМИ. Своими публикациями на такие темы они давали право на существование подобным сумасшедшим гипотезам. А власти, боясь остаться в стороне от новых средств управления людьми, начинали этими гипотезами интересоваться. Го с ударствами ведь управляют не ученые, а политики. Вот случай времен СССР, который мне доподлинно известен. Это было в конце шестидесятых. У нас тогда первым председателем Сибирского отделения Академии наук СССР был академик Михаил Алексеевич Лаврентьев. В те времена уже пошла мода на телепатию и прочую муть, и эта мода достигла высших сфер. Бедного Михаила Алексеевича вызвали в ЦК, выкрутили руки и потребовали, чтобы у нас в Новосибирске возник центр, который будет заниматься паранормальными явлениями. Лаврентьев, конечно, понимал, что это бред, но против ЦК устоять не мог. Скоро в Новосибирск прислали некоего Перова — руководителя работ. Лаврентьев спросил его: “Сколько вам нужно времени, чтобы продемонстрировать въявь хотя бы один телепатический эффект?” — “Три года”. Хорошо. Лаврентьев распорядился, чтобы его три года снабжали всеми необходимыми приборами, а потом будет комиссия. Прошли эти три года. Комиссию, перед которой предстал отдел этого самого Перова, возглавлял мой знакомый, академик. Три дня они участвовали в каких-то идиотских экспериментах, но в итоге признали, причем вместе с представителями противоположной стороны, что никакого эффекта нет. И таких случаев было много. Не один десяток. Особенно грешили этим в самых закрытых ведомствах — Министерстве обороны и КГБ. Причина банальна: финансирование туда лилось рекой, а контролировать обоснованность расходов в силу чрезмерной секретности было практически невозможно.

Я слышал, что в КГБ был даже целый НИИ, занимавшийся паранормальными явлениями.

Да, был. НИИ “Прогноз”. Кстати, именно в нем как раз и работал генерал Георгий Рогозин, который при Ельцине занял пост заместителя начальника Службы безопасности Президента. Институт занимался вопросами сохранения государственной тайны и госсекретов, и в рамках этих направлений исследовал экстрасенсорные возможности человека. По всей видимости, там Рогозин и подхватил слабость ко всяким магам и чародеям.

Биография генерала Рогозина не является тайной за семью печатями. Рогозин Георгий Георгиевич родился 7 августа 1942 года во Владивостоке. Окончил факультет контрразведки Высшей Краснознаменной школы (ИКШ) КГБ, после аспирантуры получил ученую степень кандидата юридических наук и был оставлен в ВКШ преподавателем. Поначалу карьера Рогозина ничем не выделяла его среди тысяч его коллег. Интерес к оккультизму чекист стал проявлять в 80-х годах, когда работал в НИИ “Прогноз”, где занимался изучением паранормальных явлений и возможностями их применения в интересах государства. В 1992-м перешел на работу в Службу безопасности Президента России. Был первым заместителем начальника СБ Президента. Занимался вопросами астрологии, телекинеза и парапсихологии. В 1994 году Рогозину присвоено звание генерал-майора. В феврале 1996 года он вошел в состав Межведомственной комиссии по защите государственной тайны. В том же году отстранен от должности первого заместителя руководителя Службы безопасности Президента. Подал в отставку. С 1997 года руководит инвестиционной компанией, связанной с МАПО “МиГ”. Числится консультантом банка “СБС-Агро”. В апреле 1998 года был назначен директором департамента стратегического планирования Элбим-банка, 1-й вице-президент Российского союза энергоэффективности.








Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх