Алексей Надточий

ЕЩЕ РАЗ К ВОПРОСУ

О ШАРЛАТАНАХ ОТ НАУКИ.

КТО БОИТСЯ АКАДЕМИКА

КРУГЛЯКОВА?{9}

Коротко на этот, им же поставленный, вопрос автор заметок ответил бы так: академика Эдуарда Павловича Круглякова боятся, опасаются или просто осторожно относятся к нему те, кто не любит ясных, простых истин, на которых держится все материальное и даже нематериальное, несмотря на бесконечную сложность всего сущего.

Это парадокс с двойным “дном”: первое — человеческая мысль, сама по себе крайне путаная и витиеватая, должна опираться в конце концов на какую-то определенность, выраженную хотя бы в виде формул и законов. И есть люди, которые прямо следуют этим законам, даже открывают новые, но они достаточно устойчивы в этом мире, потому что понимают и признают: одно непременно зависит от другого, третьего и т. д.

Но есть другие люди, которые вроде бы и признают правоту первых, но одним это скучно по причине их художественной одаренности, другие считают, что жить по правде не просто скучно, но и хлопотно, да и не разбогатеешь. Есть еще третьи, четвертые, пятые…

Один известный в Новосибирске доктор технических наук сказал мне как-то: “Несмотря на все плюсы огромной работы комиссии по борьбе с лженаукой, Кругляков мыслит и действует, как некогда отдел науки обкома КПСС: вот это белое — значит, можно и хорошо, а вот это совсем наоборот…”.

Недавно другой профессор, уже “родной”, академгород-ковский, даже опубликовал статью, где пытался доказать, что однозначность той или иной теории совсем не обязательно является конечной научной истиной. Что, впрочем, общеизвестно. Эдуард Павлович немедленно отреагировал, и была напечатана его статья, где он вроде бы камня на камне не оставил от умопостроений своего оппонента. Не знаю, как у других, но во мне живет ощущение, что это не единственный человек, который решил поспорить не просто с известным ученым, а с некой системой взглядов, нуждающихся, по его мнению, в “коррекции”.

Но нас уже давно интересует другой аспект этой проблемы. То, что шарлатанов тьма, и, несмотря на борьбу с ними не только ученых, но и правоохранительных органов, количество их только увеличивается, — это факт. И сущность шарлатанов нас тоже мало интересует, как бы они поизящнее, с помощью книг, газет, эфира ни “упаковывались”. И место шарлатану если не в тюрьме (это уж крайний случай, как с Грабовым), то где-нибудь желательно подальше от нормального общества. (Насколько мы “нормальны” сейчас вообще, это другой вопрос).

Но без общества, то есть без нас с вами, проходимцы не могут. Стимулов нет. Обман устроен как паразит: ему нужно от кого-то питаться. И мы, все вместе, в огромном количестве позволяем нас дурачить и сосать из нас кровь. Вот вопрос: почему позволяем?

ПОТОМУ ЧТО МЫ ПРОСТО ЛЮДИ

Любой человек предрасположен хоть к какой-то доле мистики. У меня, например, есть друг, прекрасный инженер, он верит в барабашек. (Нет возможности тратить время и бумагу на разъяснения терминов.) Большое искусство тоже не чурается мистического. Правда, в одном случае, как у Гоголя, мистика — лишь художественное средство для выражения своего внутреннего мира. Но нередко она становится чуть ли не самоцелью. При этом нередко сам художник, как гениальный Тарковский, верит в предначертанное. И вот этот душевный позыв лженаука использует в полную силу.

Ну как могут хорошо относиться к Круглякову Грабовой и К, если во многом благодаря упорной разоблачительной работе именно этого ученого другой “ученый” оказался на нарах?

А уж что касается души человеческой в критической ситуации, тут вообще полный морок, то есть мрак: она настолько таинственна (и это действительно так), что тяжело и безнадежно заболевшие люди с докторскими научными степенями едут к шаманам: а вдруг? Чем черт не шутит! Вот именно — черт…

Дернула однажды нелегкая и автора этих строк опубликовать ироничное интервью с одной “целительницей”, которая прогорела, как я позже узнал, на крупной торговле мясом и начала умело чеканить деньгу на другом “монетном дворе” и “лечить” ото всего сразу. Несмотря на явно насмешливый тон беседы, на журналиста посыпались десятки телефонных звонков: нет, мы тоже все понимаем, но вы адресок или телефончик дайте!

Прости меня, Господи, но позвонил и один тяжело больной уважаемый мною коллега из “стариков”. Он, разумеется, просил адресок для какой-то родственницы. Царство ему Небесное!

ТЁМЕН НАРОД?

Увы, несмотря на всю образованность, достаточно темен. (Тут важно не перепутать свет с тьмою, образование и невежество.) Помнится, сам Эдуард Павлович на одном академго-родковском мероприятии в “ученом кафе”, объясняя причину повального наступления шарлатанов от науки, объяснял его преимущественно недостаточным научным знанием, чутьем, которое все-таки основывается на основных постулатах материального устройства мира.

А вот что писал он в первом номере вестника своей комиссии “В защиту науки”. (Несмотря на название, новое издание на бумаге и в Интернете, по сути, отстаивает не только позиции настоящей науки, но и всей здравомыслящей общественности.)

«Бурный расцвет шарлатанства имеет свои причины. Это и дикий российский капитализм, у которого нет ни чести, ни совести, а лишь один чистоган. Это и остатки советского менталитета, когда большинство людей с уважением относились к словам “наука”, “ученый”, в массе своей доверяли телевидению и газетам, — а ныне средства массовой информации падки именно на лженауку. Это и мировоззренческий вакуум, образовавшийся в результате кризиса советской идеологии, вакуум, в который пестрой толпой устремились всякого рода шарлатаны, целители, “спасители” и просто мошенники в надежде “продать” потерявшим ориентацию и уверенность в себе людям ту или иную небылицу и заведомую ложь».

Сюда же академик приплюсовывает и усилившиеся в последние годы попытки российского чиновничества подмять под себя ослабевшее после “реформаторской деятельности” научное сообщество. (Попытки эти, к счастью, как показали последние события, не удались.)

Как бы то ни было, доминанта научного мышления и реалистического восприятия мира в последние два десятилетия была существенно ослаблена. И, на наш взгляд, не последнюю роль в этом сыграло явно недостаточное научное просветительство. (Рифмуется со словом правительство, но об этом Кругляков сам прекрасно писал.)

ЧТО ЧИТАЕМ И СМОТРИМ?

Занимаясь подготовкой этого материала, автор разговаривал со многими известными новосибирцами, близкими и далекими от науки людьми. Но лейтмотив один: невежество, ложь, шарлатанство от науки стали в последнее время заметно агрессивнее. Если вспомнить самые “ходовые”, “рейтинговые” телевизионные программы от “Пусть говорят” до “Невероятно, но факт”, то совершенно очевидно, что в первую очередь они не воспитывают, не взращивают научное мышление человека, а спекулируют на сенсационности “открытий чуднЫх” (с ударением на последнем слоге). Цель прозрачна, как слеза ребенка, — чистоган. Надо ли говорить, сколько внимания уделяют печатные СМИ разного рода иноземным календарям, предрекающим вашу судьбу на год или месяц, астрологическим прогнозам и прочим несуразностям? Доходит до того, что известные политики и вообще нормальные люди просто опасаются твердо заявить свою критическую позицию по отношению к подобной информации, боясь прослыть не то ретроградами, не то личностями, далекими от “народа” (выборы, рейтинги и пр.). Информация поднялась в цене очень высоко. При этом “туфтовая” стóит на рынке заметно больше.

Наука и верования — явления из разных плоскостей нашего существования. Но сегодняшний шарлатан от науки не брезгует ничем, он даже готов напялить маску проповедника и прикрыться где-нибудь купленным у окраинного “батюшки” письменным благословением. (Знаю и встречал таких.)

Беседовал недавно с писательницей Надеждой Синиченко.

— Ты помнишь, — сказала она, — что в нашей юности значили журналы “Техника молодежи”, “Знание — сила”, “Наука и жизнь”? Они, вообще-то, существуют сейчас?

Существуют, но несопоставимыми с астрологическими календарями тиражами. Умерли одна за другой научно-популярные телепередачи. И, скажем прямо, возрожденная недавно на телеканале “Россия” программа “Очевидное — невероятное” с явно ослабевшим ведущим-академиком мало что поправляет. Ночные бдения на НТВ Гордона так и не нашли равнозначной лучшей замены. Есть в эфире пока прекрасные циклы Би-би-си, и то слава Богу!

Жанр научно-популярной литературы выродился в “творения” или абсолютно циничных целителей типа небезызвестных… (смотри книжные пестрые развалы), или лукавых вроде Паоло Коэльо.

И еще одну интересную мысль подсказала мне Надежда Синиченко.

— Посмотри, как интересно они пишут! Конечно, за хорошие деньги и писать хочется хорошо. Но главное: насколько ласково, доходчиво и с изящной таинственной дымкой они объясняют сложнейшие явления мира и человеческой психики! Сначала на эту удочку клюют эмоциональные женщины, а потом такие “произведения” становятся “явлениями”. О хромосоме или нейтрино так вряд ли напишешь. Да и не пытаются…

УЧЕНЬЕ — СВЕТ…

— Очень смешное это, чисто российское понятие — “интеллигенция”! — восклицал в одном из многочисленных телешоу некий плод современной образованщины. — Во всеммире существует категория людей, занятых интеллектуальным трудом — ученые, преподаватели университетов, “белые воротнички”… А у нас, в России, видите ли, есть еще и “интеллигенция”!

Есть, существует, несмотря на желание некоторых свести на нет роль настоящей интеллигенции в сегодняшней жизни страны. Образованность? Безусловно, но плюс еще нечто весьма существенное из категории нравственных начал. Неосязаемое и плохо поддающееся определению. Тоненький слой особой духовности, что не просто отличает мыслящего человека от иного млекопитающего, но возвышает его до божественного подобия. Именно эта часть общества изначально формирует моральные ценности, на нее опирается власть, если она вконец не бессовестная. (Совесть — тоже понятие, почти не поддающееся классификации). Этот тоненький слой скребани чем-нибудь жестким — и разрушится. Материальность цивилизации Ремарк в романе “Тени в раю”, когда рассуждал о природе фашизма, сравнивал с патиной на древней бронзе. Вот она — почерневшая от времени фигурка. Налет времени ногтем можно содрать. Но он дорогого стоит. Снимешь — останется голый металл. Как-то неуютно жить среди сверкающих бронзовых, да еще отштампованных изделий.

Давно, почти век назад, ушел из России “философский пароход”. Выстояли, мучительно переболели. Были и вторая, и третья волны эмиграции. А сейчас вроде наступает не просто время возрождения, и даже не камни собираются на Родину, а многие святые материальные и духовные останки. И все-таки звон монет заглушает не только тихую музыку родных напевов, но настырно диктует, как думать, на кого равняться, что делать.

И подрастерялась наша родная интеллигенция. Наверное, так было во все времена: если трудно жить по совести, то почему я должен? Спеть, сплясать для барина? А почему бы и нет? (Заметили, что эта явно заокеанская фраза стала одной из самых ходовых в последнее время?) Почему бы и нет, черт побери!

Назвать черное белым? Почему бы и нет, если хорошо заплатят! Если хорошо заплатят, можно мистику сделать средством хорошего заработка. Другой умудряется и на самой вере заработать. Не только на вере в Бога. Можно и на аляповатом лубке, тем более что после матрешек спрос на него заметно увеличился.

Место присмиревшей, оторопевшей от наглости интеллигенции занимают люди нахрапистые, деловые, чутко улавливающие “потребности времени”. “Философский пароход” современности уплывает не просто на Запад, на этот раз — в никуда. Соглашающаяся интеллигенция — это акт вандализма наоборот.

Говорили недавно с широко мыслящим известным писателем Геннадием Прашкевичем.

— А как все-таки относиться к неправедно нажитому богатству и вообще к богатым? — спрашивал его. — Возможна ли вообще нравственность богатого?

— В первом поколении, как у нас сейчас, вряд ли. Но даже они, “новые русские” (без анекдотического смысла), уже думают о том, как будут жить их дети и внуки, и хотели бы видеть будущее российское общество и хорошо образованным, и понимающим искусство, и нравственным. То есть они беспокоятся о душе своих наследников и потомков.

Внешне согласился с Геннадием Мартовичем, но в душе как-то не очень…

На одном из зимних заседаний президиума СО РАН академик Валерий Кулешов, докладывая о работе Института экономики и организации промышленного производства над планом стратегического развития Новосибирской области, отдельной позицией выделил необходимость уже сейчас позаботиться о сфере культурных потребностей человека. По современным экономическим выкладкам получается, что хомо сапиенс все больше стремится тратить средства не только на развлечения, но и на духовное развитие личности. По недавним меркам — почти парадокс. Сфера культуры становится привлекательной для инвестиций. И спорта, кстати, тоже, как составной части культуры. Чудны твои дела, Господи! Доживем ли?

* * *

Английский философ Берроуз Данем еще в 1947 г. издал книгу “Человек против мифов” (в России вышла в переводе в 1961-м), в которой яростно боролся с мифотворчеством как с безусловным носителем зла. Жива спираль истории.

Ревнитель истинности научного знания, в чем-то даже “упертый”, упрямый академик Эдуард Кругляков иным представляется неким несгибаемым ломом. На мой взгляд, “иногда, порой и кое-где” это просто необходимо. Вчитываешься в очередное издание его книги “Ученые с большой дороги” и понимаешь: тот, кто боится его, — пусть боятся. Но этот не только ученый, но и борец, и публицист, кроме всего прочего, еще и стопроцентный, если так можно сказать, диалектик, для которого научная истина — главное прибежище подлинной духовности.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх